Помочь сайту
Поиск
Поделиться
Календарь
«  Июль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Вход на сайт

Главная » 2017 » Июль » 7 » Кубанское казачество и его атаманы. Котляревский Т.Т.
16:42
Кубанское казачество и его атаманы. Котляревский Т.Т.


Тимофей Терентьевич Котляревский

«Генерал-майор, войсковой писарь, а впоследствии войсковой атаман Черноморского казачьего войска с 2 июля 1790 года по 15 ноября 1799 года.
В то время, когда Черноморское казачество оплакивало двойную потерю войска — смерть атамана Чепеги и судьи Головатого, умерших почти одновременно, один в Екатеринодаре, а другой на Персидской границе, — в Москве, в качестве старшего от войска представителя, на коронации Императора Павла находился войсковой писарь Т.Т. Котляревский. Положение главного старшины в войске как бы само собою открыло Котляревскому доступ к атаманской булаве. В уважение к этому положению и к личным качествам Котляревского, Император Павел назначил 27 июня 1797 года последнего войсковым атаманом. Таким образом, Котляревский был первым атаманом, избранным не казаками, а назначенным свыше. Порядок, навсегда затем установившийся в Черноморском войске.
Котляревский принадлежал к числу запорожцев последней Сечи, в которую он поступил в 1760 году. После уничтожения Запорожского Коша он служил на административных должностях и в 1777 году состоял в Самарском земском правлении. В 1783 году он был в распоряжении генерал-губернатора Азовской губернии Черткова. В продолжении Турецкой войны Котляревский участвовал наравне с другими казаками во всех важнейших сражениях русских войск с турецкими — при взятии Очакова, Гаджибея, Аккермана и Бендер, под Килией, при истреблении турецкого флота под Измаилом и при штурме этой крепости. За последнее дело он произведен был в чин подполковника. В 1791 году он сражался в рядах русской армии, нанесшей несколько сильных поражений туркам за Дунаем. В 1794 году Котляревский был награжден орденом Владимира 4-й ст.
Неся военные обязанности, Т.Т. Котляревский в то же время состоял войсковым писарем. В это звание он был избран казаками еще за Бугом в 1789 году и утвержден князем Потемкиным 2 июля 1790 года. С этого времени и до 1797 года он бессменно служил войску в должности писаря, перешел в этом звании вместе с черноморцами из-за Буга на Кубань, был деятельным помощником Чепеги и Головатого и в том же звании явился представителем от войска на коронацию Императора Павла, которым, как об этом упомянуто выше, и был возведен в звание войскового атамана. Весьма возможно, что и без этого случайного обстоятельства Котляревский был бы избран самими черноморцами войсковым атаманом; но казачество, высоко ценившее свое традиционное право выбора атаманов, по-видимому, отнеслось несочувственно к назначению своего же старшины. По крайней мере это было поставлено на вид новому атаману казаками, возвратившимися с персидской границы и требовавшими от атамана удовлетворения некоторых своих претензий. Дело произошло следующим образом.
Так как возвратившимся из Персии казакам не было выдано их ближайшими начальниками жалованье, а казаки окончательно обеднели и многие не имели даже одежи, то в этих крутых обстоятельствах черноморцы, по своему старому казачьему обычаю, обратились к батьку-атаману с жалобами и просьбой о материальной помощи. Между тем, Котляревский отказался помочь казакам, сославшись на то, что виновны в этом были не они, а их прежние начальники, да и принял вообще раздраженных просителей сурово, слишком по-начальнически. Это пришлось не по сердцу старым казакам, которые хорошо еще помнили сечевые порядки. Вспыхнул бунт; на дом атамана было сделано нападение, и сам атаман избежал смерти только потому, что догадался вовремя скрыться от бунтовщиков; казаки потребовали выбора нового кошевого...
Пока одумались взбунтовавшиеся черноморцы и решили отправить к Царю депутацию с жалобами на начальство и повинною в сделанном проступке, Котляревский лично отправился в Петербург, чтобы доложить Императору о случившемся. В результате явилось следствие и суд, хотя, впрочем, граф Марков, расследовавший дело, и нашел вину казаков маловажною, объяснивши все нетактичностью казачьего начальства.
По всей вероятности, недружелюбное отношение части рядового казачества к Котляревскому было причиною того обстоятельства, что атаман, отправившись в Петербург, долго потом не возвращался в войско. В это время горцы открыли враждебные действия против казаков и причинили им немало бед. Несмотря на это, Котляревский продолжал жить в Петербурге, и лишь на бумаге громил беспорядки, господствовавшие, по его мнению, в войске. В это же время Котляревский был произведен сначала в полковники, а затем в генерал-майоры. К чести войскового атамана нужно, однако, сказать, что, живя в Петербурге, он все время деятельно хлопотал о нуждах войска. Об этой деятельности Котляревского остался один весьма важный исторический документ, бросающий некоторый свет на отношения атамана в казачеству.
По тону этого документа, написанного Котляревским в виде просьбы Государю, видно, что Котляревский не любил брататься с рядовой чернью, как это велось в Сечи; но что вместе с тем он прекрасно понимал основные начала казачьего самоуправления и необходимость гарантии этого последнего законодательным путем. Справедливо обвиняя своих предшественников в захватах войсковой земельной собственности, в стремлении подчинить общественные интересы своим личным выгодам, Котляревский в то же время просил Императора возвратить некоторые старинные права казачеству. По собственному объяснению атамана, он уничтожил беспорядки и злоупотребления, допущенные его предшественниками при пользовании землей, винной привилегией и пр., но вместе с тем он находил нужным поддержать в казачьем самоуправлении сечевой строй...
Нет сомнения, что личность Т.Т. Котляревского как-то бледнеет и стушевывается за мощными фигурами трех первых атаманов; но письменные документы в то же время свидетельствуют, что, по своим воззрениям на внутреннее упорядочение войска, Тимофей Терентьевич несомненно принадлежал к разряду первостепенных, дальновидных и глубоко понимавших лучшие стороны казачьей жизни администраторов. Быть может, вся вина, ложащаяся на Котляревского в его столкновении с казаками, заключалась в том, что на его долю выпала печальная необходимость считаться с недовольными за грехи его предшественников и второстепенных старшин. Тимофея Терентьевича можно обвинить в суровости, сухости и гордости, но во всяком случае не в честолюбии чрезмерном или в отсутствии желания сделать лучшее с его точки зрения для войска. Это он засвидетельствовал последним актом своей атаманской деятельности: чувствуя себя старым и больным, он добровольно сложил с себя высокое звание войскового атамана».

Федор Щербина, Евгений Фелицын. «Кубанское казачество и его атаманы». Издательство: Вече. Москва, 2007 г.

ПРИ КОПИРОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ ССЫЛКА НА САЙТ СТРОГО ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Категория: Из истории казачества | Просмотров: 10763 | Добавил: Admin2 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar