Категории раздела
Помочь сайту
Поиск
Поделиться
Друзья сайта
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

1920 год. В Крыму, в Польше и на Тереке Часть 2
1920 год.
В Крыму, в Польше и на Тереке
Часть 2

Назначение генерал-лейтенанта барона П. Н. Врангеля главнокомандующим Вооруженными силами Юга России совпало с активизацией боевых действий Красной армии и Войска Польского на западе Украины и Беларуссии. Так, в первых числах января 1920 года польские войска Эдварда Рыдз-Смиглы неожиданным ударом взяли Двинск. Действия поляков, в соответствии с договором, поддерживали войска С. В. Петлюры, насчитывавшие в то время около 15 тысяч человек. 6 марта польские войска начали наступление в Белоруссии, захватив Мозырь и Калиновичи.
Командующий западным фронтом Красной армии В. М. Гиттис был снят с должности, и на его место назначен М. Н. Тухачевский. Также для лучшего управления войсками южная часть Западного фронта была преобразована в Юго-Западный фронт, командующим войсками которого был назначен А. И. Егоров.
25 апреля 1920 года польские войска атаковали позиции Красной армии по всей протяженности украинской границы и к 28 апреля заняли линию Чернобыль – Казатин - Винница - румынская граница. Командующий XII- Красной армией С. А. Меженинов не рискуя вступать в бой отвел войска для перегруппировки. В эти дни поляки взяли в плен более 25 тысяч красноармейцев, захватили 2 бронепоезда, 120 орудий и 418 пулеметов.
26 апреля в Житомире Ю. К. Пилсудский выступил с обращением к украинскому народу, подтвердив его право на независимость и собственный выбор государственного устройства. С. В. Петлюра в свою очередь подчеркнул незыблемость польско-украинского союза.
7 мая в оставленный частями Красной армии Киев Вступила польская кавалерия, вскоре полякам удалось создать на левом берегу Днепра плацдарм глубиной до 15 километров.
Командующий Западным фронтом Красной армии М. Н. Тухачевский решил воспользоваться отвлечением части сил польской армии с белорусского направления и 14 мая начал наступление на позиции поляков силами 12 пехотных дивизий. Несмотря на первоначальный успех, к 27 мая наступление Красной армии захлебнулось, а 1 июня 4-я и части 1-й польских армий перешли в контрнаступление против XV-й Красной армии и к 8 июня нанесли ей тяжелое поражение. Войска Красной армии потеряли убитыми, ранеными и пленными более 12 тысяч человек.
На Юго-Западном фронте ситуация была переломлена в советскую пользу с вводом в действие переброшенной с Кавказа I-й Конной армии С. М. Буденного (16,7 тысяч сабель, 48 орудий, 6 бронепоездов и 12 самолетов). После катастрофы под Новороссийском из пленных казаков Дона, Кубани, Терека, Урала и Оренбуржья красные сформировали 4-ю конную дивизию, которую влили в Конную армию и отправили на Польский фронт.
Конная армия вышла из Майкопа 3 апреля, разгромила отряды Нестора Махно в Гуляйполе, переправилась через Днепр к северу от Екатеринослава. 26 мая после концентрации всех частей в Умани I-я Конная армия атаковала Казатин, а 5 июня С. М. Буденный нащупав слабое место в польской обороне, прорвал фронт под Самогородком и вышел в тыл польским частям, наступая на Бердичев и Житомир.
Однако, уже 27 мая 1920 года часть казаков вновь сформированной 4 дивизии, не желая воевать на стороне Красной Армии, под Уманью перешла на сторону Польши. Под Белой Церковью 31 мая фронт оставили казаки 3-й Донской бригады есаула А. И. Сальникова. Это были не последние случаи дезертирства казаков из рядов Красной армии. Так, 20 июня, на Березине на сторону Войска Польского перешел 59-й Оренбургский полк; 20 июля – 1-й Кубанский полк; 18 августа – 8-й полк полковника Г. Духопельникова; 9 сентября – полк уральцев; 17 сентября в районе Клевани – один из полков 14-й кавалерийской дивизии. Кроме групповых имели место и единичные переходы казаков на сторону поляков.
10 июня польская армия Эдварда Рыдз-Смиглы, опасаясь окружения, оставила Киев и двинулась в район Мазовии. Через два дня I-я Конная армия вступила в Киев. Попытки малочисленных войск А. И. Егорова помешать отступлению польской армии окончились неудачей.
Польские войска, перегруппировавшись, попытались перейти в контрнаступление: 1 июля они нанесли удар по фронту I-й Конной армии под Ровно, но были отброшены. Польские войска предприняли еще несколько попыток захватить город, однако 10 июля он окончательно перешел под контроль Красной армии.
На рассвете 4 июля Западный фронт М. Н. Тухачевского вновь перешел в наступление. Основной удар наносился на правом, северном фланге, на котором было достигнуто почти двукратное превосходство в людях и вооружении. Замысел операции заключался в обходе польских частей кавалерийским корпусом Г. Д. Гая и оттеснении IV-й Красной армией Белорусского фронта к литовской границе. Эта тактика принесла успех: армия Войска Польского начала быстро отходить в направлении Лиды, и, не сумев закрепиться на старой линии немецких окопов, в конце июля отступила к Бугу. За короткий период времени Красная армия продвинулась более чем на 600 километров: 10 июля поляки оставили Бобруйск, 11 июля – Минск, 14 июля взяли Вильно. 26 июля в районе Белостока части Красной армии перешли на польскую территорию и 1 августа почти без сопротивления овладели Брестом.
23 июля в Смоленске большевиками был сформирован Временный революционный комитет Польши, который должен был принять на себя всю полноту власти после взятия Варшавы и свержения Пилсудского. Об этом большевики официально объявили 1 августа 1920 года в Белостоке, где расположился Польревком. В тот же день, 1 августа, Польревком огласил «Обращение к польскому рабочему народу городов и деревень», написанное Дзержинским. В «Обращении» сообщалось о создании Польской Республики Советов, о национализации земель, отделении церкви от государства, а также содержался призыв к рабочим гнать прочь капиталистов и помещиков, занимать фабрики и заводы, создавать ревкомы в качестве органов власти. Комитет призвал солдат Войска Польского к мятежу против Пилсудского и переходу на сторону Польской Республики Советов. Польревком приступил также к формированию Польской Красной армии, однако не достиг в этом каких-либо успехов.
Создание Польревкома объяснялось серьезными надеждами советского руководства на помощь польского пролетариата и сыграло свою негативную роль в принятии решения о дальнейших действиях военным руководством.
Выйдя на польскую границу – Главное командование Красной армии оказалось перед сложным выбором, продолжить операцию или нет. Между тем, положение польских войск ухудшилось не только на белорусском, но и на украинском направлении, где вновь перешел в наступление Юго-Западный фронт под командованием А. И. Егорова. Главной целью фронта являлся захват Львова, который защищали три пехотных дивизий польской армии и украинская армия под командованием М. Омельяновича-Павленко. 9 июля XIV Красная армия взяла Проскуров, а 12 июля штурмом овладела Каменец-Подольским. 25 июля Юго-Западный фронт начал Львовскую наступательную операцию, однако овладеть Львовом так и не смог.
В этот период было замечено применение казачьих частей в Войске Польском сформированных из интернированных казаков отряда генерала Н. Э. Бредова и перешедших из рядов Красной армии. Одним из первых таких подразделений являлась бригада есаула Яковлева.
Есаул М. И. Яковлев являлся инициатором создания казачьих частей в Польше. Обосновывая формирование самостоятельных казачьих формирований в Войске Польском есаул Яковлев доказывал, что привлечение закаленных в борьбе с большевиками лишь повысит боеспособность польских войск и будет иметь пропагандистский эффект способствующий переходу казаков из Красной армии.
15 июля 1920 года Главнокомандующий Войском Польским и одновременно глава правительства Ю. Пилсудский одобрил проект формирования казачьих частей. Помимо казаков из отряда генерал-лейтенанта Н. Э. Бредова и перебежчиков из Красной армии, для их комплектования применялись интернированные в Польше бывшие воины Российской императорской армии, ранее находившиеся в германском и австрийском плену.
Есаул Яковлев, спешил вывести свою бригаду, сформированную близ польского города Калиш, на фронт первой. Казачья бригада вступила в бой в середине августа 1920 года в составе 7-й территориальной дивизии и, по данным современной исследовательницы Т. Симоновой, насчитывала 1200 человек. Советские оперативные источники оценивали численность бригады «не более 750 сабель», а состав в два кавалерийских полка: 1-й Терский и 2-й Сводный Донской.
Боевое крещение бригады Яковлева состоялось 27 августа 1920 года в сражение вошедшем в историю как «рейд Первой конной армии на Замостье». Возле Тышевец разъезды 4-й дивизии Конной армии С. М. Буденного завязали перестрелку с разъездами бригады есаула Яковлева. Казаки Яковлева стали разбрасывать листовки, в которых содержался призыв к конармейцам переходить на сторону белых и бороться против большевиков «за самостийность» Дона и Кубани. Однако в сабельном бою казаки Яковлева понесли большие потери и отступили за реку Хучва.
Выдержав у местечка Шевня еще один бой с преследовавшими их частями 11-й кавалерийской дивизии, казаки есаула Яковлева 29 августа отступили в Замостье где влились в состав защитников города. 31 августа есаул Яковлев решился пойти на рискованный маневр. Выстроив казаков на возвышенности, он заманил конармейцев из 6-й кавалерийской дивизии И. Р. Апанасенко под огонь своих пулеметов.
Тем временем, крупные польские и украинские силы, действовавшие во фланги I-й Конной армии, поставили ее под угрозу окружения. Примерно в это время пришли известия о тяжелом поражении главных сил Красной армии Западного фронта под Варшавой, что заставило командарма С. М. Буденного отдать приказ об отступлении.
Осенью 1920 года бригада есаула Яковлева присоединилась к вооруженным силам Украинской Народной республики. На украинской службе яковлевцы были объединены в Сводную казачью дивизию с еще одной казачьей бригадой, перешедшей к петлюровцам из Войска Польского – Донской бригадой есаула А. И. Сальникова.
Бригада Сальникова формировалась в городе Хрубешов близ Люблина и состояла из Донского полка войскового старшины Д. А. Попова и конной батареи есаула И. И. Говорухина. Брига насчитывала в своих рядах порядка 700 – 750- казаков и офицеров и имела на своем вооружении семь пулеметов и четыре орудия.
В составе украинских частей во время Советско-Польской войны находилась казачья часть, сформированная есаулом 42-го Донского казачьего полка М. Ф. Фроловым, из не пожелавших интернироваться казаков своего дивизиона. Из бригад Яковлева, Сальникова и Фролова в октябре 1920 года была сформирована Сводная казачья дивизия, доведенная украинскими кадровыми военнослужащими до 3 тысяч человек при артиллерийском дивизионе. Командиром дивизии был назначен М. И. Яковлев.
В конце сентября на польской территории было начато формирование российских, в том числе и казачьих частей, подчинявшихся непосредственно Главнокомандующему Русской армии генерал-лейтенанту барону П. Н. Врангелю. Договоренность об этом была достигнута между польским правительством и Врангелем и оформлена 3 октября 1920 года приказом № 3667 о создании «3-й Русской армии». Кадрами для нее должны были послужить военнослужащие генерал-лейтенанта Н. Э. Бредова, которые остались в Польше после эвакуации основной части его отряда в Крым, вывезенные на польскую территорию из Прибалтики остатки Северо-Западной армии и военнопленные красноармейцы. «С моего согласия на территории Польши моим представителем при польском правительстве генералом Махровым формируется 3-я Русская армия. Задача этой армии – борьба с коммунистами, сначала под общим руководством польского командования, а затем по соединении с Русской армией под моим непосредственным начальством. Приказываю всем русским офицерам, солдатам и казакам, как бывшим на территории Польши раньше, так и перешедшим в последнее время к полякам из красной армии, вступить в ряды 3-й Русской армии и честно бок о бок с польскими и украинскими войсками бороться против общего нашего врага, идя на соединение с войсками Крыма» - гласил приказ Главнокомандующего Русской армией. Командующим III Русской армии был назначен генерал-майор Б. С. Пермикин.
В конце сентября – начале октября 1920 года в составе III Русской армии была сформирована Сводная казачья дивизия генерала В. А. Трусова. В ее состав вошли Донской атамана Краснова казачий полк под командованием Л. Я. Духопельникова, Оренбургский, Терский и Уральский казачьи полки, Кубанский дивизион и Донская артиллерийская батарея.
Казачьи подразделения присутствовали и в Русской народной добровольческой армии Булак-Булаховича.
Казачьи части Украинской Народной республики, III Русской армии и Русской народной добровольческой армии Булак-Булаховича приняли участие в октябрьском боевом походе этих формирований на советскую территорию уже после подписания Советско-Польского перемирия. Этот поход стал последней попыткой взять реванш за поражения, понесенные Белыми армиями на Юге и Северо-Западе. Однако этот поход завершился полным провалом. Роковую роль сыграло отсутствие единства между участниками похода. После первых незначительных успехов, III Русская армия и войска Украинской Народной республики потерпели ряд серьезных поражений и были вынуждены с боями отступить обратно в Польшу. Казачьи части сражавшиеся отчаянно понесли серьезные потери. Части генерала Булак-Балаховича действовавшие на Гомель-Речица-Мозырьском направлении добились большего успеха, однако Красной армии удалось выдавить его из Белоруссии уже в ноябре 1920 года. При этом «балаховцы» оставили после себя недобрую память, отметившись многочисленными зверствами над сторонниками Советской власти и еврейским населением. Казачья бригада Яковлева в составе донских, кубанских и терских казаков, при отступлении армии Украинской Народной республики пошла в самостоятельный рейд. Но, в конце концов, 30 ноября 1920 года бригада Яковлева была интернирована вместе со всеми русскими отрядами. Часть казаков-яковлевцев помещалась в лагере в Здунской Воле, большинство – в Сосновицах.
После подписания 12 октября 1920 года перемирия между Москвой и Варшавой казаки еще в течение нескольких лет находились в лагерях на территории Польши. В них сохранялась воинская организация, поддерживалась дисциплина и порядок. Для консолидации казаков в мае 1921 года в Польше прошел чрезвычайный съезд, избравший начальником частей полковника М. Н. Гнилорыбова. Осенью 1921 года Гнилорыбов при финансировании Б. Савинковым начал издавать в Варшаве газету «Голос казачества» которую читало более 20 тысяч казаков. Тем не менее, безысходность, отсутствие перспективы на будущее привели к тому, что только в 1922 году в Россию вернулось около 1000 человек. Часть казаков уехала во Францию, Сербию и Болгарию. Оставшиеся в Польше казаки создали в Августове Волковысскую станицу (хутора Беловежский, Езерский, Бретский, Граньковский, Роский, Черная Весь).
С поражением Вооруженных сил Юга России на Северном Кавказе в начале 1920 года и повсеместным установлением Советской власти на казачьих войсковых землях, государство приступило к правовой унификации и ломке старых патриархальных устоев. Для казачества и, прежде всего Терского, окончательное установление Советской власти стало катастрофой.
С 29 февраля по 6 марта 1920 года в Москве состоялся Первый всероссийский съезд трудовых казаков, на котором присутствовало 466 делегатов: от Оренбургского войска – 169, Донского – 122, Сибирского – 79, Уральского – 21, Астраханского – 7, Семиреченского – 4, Кубанского – 2, войсковых частей – 51, иногородних – 11. От Терского войска на съезде свои представители отсутствовали. Съезд признал, что казачество – неотъемлемая часть русского народа, и основная задача трудовых казаков состоит в том, чтобы в тесном союзе с рабочим классом и крестьянством бороться за упрочение Советской власти. Делегаты постановили, что советское строительство в казачьих областях должно проводиться на основе Конституции 1918 года, а землеустройство – в соответствии с действующими положениями Советской Республики. На съезде избрали 18 представителей в состав Казачьего отдела ВЦИК, председатель которого уже являлся членом Президиума ВЦИК. Выступавший на съезде М.И. Калинин попытался объяснить делегатам, что политика расказачивания принесет казакам только благо: «Расказачивание состоит…в том, чтобы в казачьих областях были проведены железные дороги, чтобы с казачьего населения были сняты особые военные повинности».
В итоге в резолюции съезда было записано: «Казачество отнюдь не является особой народностью или нацией, а составляет неотъемлемую часть русского народа. Поэтому ни о каком отделении казачьих областей от остальной Советской России… не может быть и речи». Казачьи чины и звания ликвидировались, награды, и знаки отличия упразднялись. Решением съеза отдельные казачьи войска ликвидировались, и казаки сливались со всем народом России. В резолюции «О строительстве Советской власти в казачьих областях» съезд признал нецелесообразным существование отдельных казачьих органов власти (воисполкомов), предусмотренных декретом Совнаркома от 1 июня 1918 года. Допускалось лишь создание при местных советах казачьих секций, носивших пропагандистско-агитационный и информационный характер.
Последовавший за этим Декретом Совнаркома «О строительстве Советской власти в казачьих областях» от 25 марта 1920 года предусматривалось создание органов власти, предусмотренных Конституцией РСФСР и положением ВЦИК о сельских советах и волостных исполкомах. В соответствии с этим решением казачьи области упразднялись, территории их перераспределялись между губерниями, а казачьи станицы и хутора входили в состав губерний, на территории которых находились.
При этом в начале 1920 года Советская власть еще старалась осторожно подходить к казачьему вопросу, так как нуждалась в казачьем боевом ресурсе. В ходе наступления советских войск на Черноморском побережье Кавказа попало в плен около 34 тысяч казаков, которых временно распустили по домам, а затем им предоставили возможность «кровью искупить вину перед революцией» на войне против Польши. Прошла мобилизация в Красную Армию и в казачьих станицах.
Во время прихода частей Красной армии на Дон, Кубань и Терек массовый геноцид больше не повторялся. Первый всероссийский съезд казаков даже ходатайствовал перед ВЦИКом об амнистии к рядовым казакам, и эта просьба была удовлетворена. Однако, передышка оказалась непродолжительной, и на казачьих территориях вновь заработала машина государственного террора. Особенно тяжелая ситуация складывалась на Тереке.
8 апреля 1920 года командующий Кавказским фронтом М. Н. Тухачевский назначил Н. Ф. Гикало военным комиссаром Терской области, в тот же день организуется Кавказское бюро ЦК РКП(б). 10 апреля по приказу Реввоенсовета республики формируется Кавказская трудовая армия и Революционный совет армии труда Юго-Востока России. Вскоре был создан Северо-Кавказский военный округ, находившийся в оперативном подчинении Кавказского фронта.
В казачьей среде в это время упорно поползли слухи о том, что станицы Сунженской линии в целях землеустройства собираются переселить за Терек. И слухи эти оказались не беспочвенными. Так, в директивном разговоре по прямому проводу с председателем Терского областного ревкома В. Квиркелия, опять появившийся на Северном Кавказе Г. К. Орджоникидзе, прямо указал: «Политбюро ЦК одобрило постановление Краевого бюро о наделении горцев землей, не останавливаясь перед выселением станиц».
В марте 1920 года было принято решение о выселении 9 тысяч казаков-сунженцев из уже передаваемых ранее ингушам станиц Тарской, Аки-Юртовской и Сунженской. Выселению подлежали и семьи тех казаков, кто активно, с оружием в руках боролся за установление Советской власти в Терской области.
Как проходило «высвобождение» станиц от казаков давно хорошо известно. 27 марта 1920 года население этих станиц погнали к железнодорожному разъезду Далаково. «Тех, кто оказывал сопротивление, неспособен был идти либо пытался бежать – убивали на месте. Трупы грузили на подводы, и страшный конвой двигался дальше. Подводы «разгружали» в огромную яму, заранее уготованную неподалеку от разъезда. Туда же были сброшены тела расстрелянных уже на месте, поскольку на всех вагонов не хватало. Дворы опустошенных казачьих станиц тут же подвергались разграблению ингушами, которые устраивали резню между собой при дележе захваченного добра».
Как писал весной 1920 года в своем докладе заведующий инспекторско-консультационным отделом Северо-Кавказского ревкома А. Л. Банквицер: «В связи с предоставлением ингушам земель 3-х казачьих станиц (выселенных нами неорганизованно), настроение горцев всецело было на стороне Советской власти».
На совещании несостоявшегося Терского областного казачьего съезда в мае 1920 года в Пятигорске Г.К. Орджоникидзе на жалобы казаков о том, что их грабят чеченцы и ингуши, объяснял это следующим образом: для урегулирования взаимоотношений русского населения с горцами необходимо переселить все станицы, находящиеся вблизи поселений горцев. В ответ на это к осени в нескольких станицах вспыхнули казачьи восстания, жестоко подавляемые красными. Заработали революционные трибуналы, деятельность которых была сформулирована положением от 18 марта 1920 года, в котором предписывалось, что «определение меры репрессий Ревтрибуналом не ограничены».
Обследование станиц Сунженского отдела, проведенное штабом войск Терской группы Красной армии в июне-июле 1920 года, показало, что казачье население относится к Советской власти, мягко говоря, «недоверчиво» или «безразлично», а порой и «враждебно», что ревкому состоят из бывших атаманов и зажиточных казаков и порой имеют связь с повстанческими отрядами. В станице Михайловской был раскрыт «заговор» против местного совета, его работники – убиты. Казаки были убеждены, что будут выселены, «а власть будет передана туземцам».
29 июля 1920 года был издан приказ за № 1247 Реввоенсовета Кавказского фронта, за подписью В. А. Трифонова и В. М. Гиттиса. В приказе говорилось: «теперь всякий, поднявший оружие против Советской власти… будет рассматриваться как сознательный, закоренелый и неисправимый враг трудящихся и беспощадно будет уничтожаться, а те станицы, хутора и населенные пункты, которые оказывают содействие или дают приют изменникам и предателям дела трудящихся, будут считаться гнездами помещичьей контрреволюции беспощадно разоряться. Население казачьих областей должно знать и твердо понимать, что все оно несет ответственность за те преступления против Советской власти, которые совершаются на его территории». Реввоенсовет Кавказского фронта приказал: повстанцев с оружием в руках расстреливать немедленно на месте; жителей, которые не сдадут оружие к 15 августа 1920 года судить как за тягчайшее преступление и конфисковать все их имущество в пользу беднейшего населения. Ушедшие с повстанцами, уличенные в их укрывательстве и в содействии «бандитам» приговариваются к смертной казни. Началось разоружение станиц и аулов силами войск Кавказского фронта.
Вооруженные части окружали населенный пункт, организовывали митинг, а после «добровольной» сдачи оружия проводили повальный обыск. Тех же, кто не сдал оружие, показательно расстреливали. «Все расстрелы производились днем, - сообщал один из членов коллегии по разоружению сел Аргарон, Нагкау, Архонское, - в присутствии сходов, после чего давался еще один час для сдачи оружия».
Несколько успокоило казаков постановление ВЦИК, вышедшее в августе 1920 года, в котором говорилось, что «земельная реформа считается законченной и впредь никаких выселений в порядке земельной реформы не будет». Несмотря на это постановление, на Тереке планировался новый земельный передел, обусловленный заигрыванием представителей Советской власти с чеченцами, поднявшими против своих вчерашних союзников восстание.
Еще в результате мартовского наступления на территорию Терской области части XI Красной армии ликвидировали в горной части Чечни и Дагестана шариатскую монархию Узун-Хаджи, но уже летом 1920 года в этом регионе возникли очаги нового восстания.
7 сентября из Грузии в Дагестан перешел отряд в количестве 600 человек, возглавляемый имамом Нажмутдином Гоцинским. В подготовке вооруженного выступления против Советской власти приняли участие члены обосновавшегося в Тифлисе «Горского правительства» и «Комитета содействия горцам и терским казакам по их освобождению от большевиков». 15 сентября 1920 года Гоцинский получил из Грузии вагон мануфактуры и оружие, 8 сентября – 10 пулеметов, 30 ящиков патронов, 2 тыс. винтовок. В начале ноября 1920 года из Тифлиса на границу с Дагестаном прибыло 4 вагона с английскими винтовками, 14 подвод обмундирования для повстанцев; 12 ноября – еще 9 фургонов английского обмундирования и оружия. Имам Гоцинский призывал к созданию теократического государства и учредил «Совет из шейхов и Саид-бека» (Саид-бек – внук имама Шамиля, офицер французской армии).
«Шариатские войска горских народов» под командованием полковника М. Джафарова вскоре нанесли Красной Армии значительный урон. В октябре 1920 года в долине Аракан горцы истребили пехотное подразделение и две батареи артиллерии, спустя месяц такая же участь постигла Образцовый пехотный полк Революционной Дисциплины в Ботлихе. В январе 1921 года в Чечне восставшие окружили и уничтожили кавалерийский полк и пехотный батальон. Для подавления восстания в Чечню и Дагестан было стянуто большое количество советских войск общей численностью около 40 тысяч бойцов. Мятеж имама Гоцинского ликвидировали лишь в мае 1921 года.
Разгром Гоцинского в значительной степени осуществлен силами отдельных частей XI Красной армии, краснопартизанских отрядов, отделами ОГПУ, а также благодаря планомерной работе советских органов по закреплению достигнутых успехов. Однако Гоцинского не удалось ликвидировать, и он продолжил подпольную борьбу. В конце ноября 1923 году при содействии советских органов в селении Кахиб Гунибского округа был проведен съезд мусульман Дагестана. По результатам работы съезда приняли резолюцию, согласно которой Гоцинский объявлялся врагом «мусульман всего Дагестана, и заслуживающим самой суровой кары». В то же время ОГПУ совместно с частями Красной Армии начали одновременно сжимать кольцо вокруг Гоцинского. Его отряд с боями отошел в лесистые места горной Чечни. 5 сентября 1925 года при содействии местных жителей Нажмутдин Гоцинский арестован и 28 сентября этого же года в Ростове-на-Дону расстрелян по решению представительства ОГПУ Северо-Кавказского края.
Мятеж Гоцинского показал, как непрочны были позиции большевиков и органов Советской власти на Северном Кавказе. Для того, чтобы в дальнейшем обезопасить себя от возможных восстаний со стороны жителей горной Чечни, органы Советской власти пошли по пути уступок, что и привело к новому витку земельного передела и как следствие к восстаниям в казачьих станицах.

Список использованных источников и литературы:

1. Агафонов О. В. Казачьи войска России во втором тысячелетии. – М., 2002.
2. Антропов О. О. Астраханское казачество. На переломе эпох. – М.: Вече, 2008.
3. Ауский С. А. Казаки. Особое сословие. – СПб., 2002.
4. Белое движение. Поход от Тихого Дона до Тихого океана. – М.: «Вече», 2007.
5. Бугай Н. Ф. Казачество России: отторжение, признание, возрождение (1917 – 90-е годы). – М., 2000.
6. Бугай Н. Ф., Тонов А. М. «По решению правительства СССР…». //Депортация народов: документы и материалы. – Нальчик, 2003.
7. Бурда Э. В. Терское казачество и Российское государство XVI-XXI вв. История взаимоотношений. – М.: Изд. Надыршин А. Г., 2015.
8. Буденный С. М. Пройденный путь. Кн. 2. – М.: Военное издательство министерства обороны СССР, 1965.
9. Варшавская операция 1920. //Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. /Редколл., глав. ред. С. С. Хромов. – 2-е изд. – М.: «Советская энциклопедия», 1987.
10. Военно-исторический архив. Вып. 8. – М., 2000.
11. Возрождение Русской армии. - Константинополь, 1920.
12. Врангель П. Н. Воспоминания. - М.: Вече, 2012.
13. Газ. «Кавказский край». № 19 (307), 8-14 мая 1997.
14. Газ. «Таврический голос». № 179 (329). 11 марта 1920 г.
15. Газ. «Юг России». Севастополь, № 125, 28 августа 1920 года.
16. Гагкуев Р. Г. Белое движение на Юге России. Военное строительство, источники комплектования, социальный состав. 1917-1920 гг. – М.: Содружество «Посев», 2012.
17. Государственный архив Ростовской области (ГАРО), ф. 3758, оп. 1, д. 64.
18. ГАРФ, ф. 6689, оп. 1, д. 7.
19. ГАРФ, ф. Р-6497, оп. 1, д. 9.
20. Гражданская война и военная интервенция в СССР. (Энциклопедия).- М., 1982.
21. Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. – М., 1983.
22. Гражданская война в России: Энциклопедия катастрофы. – М.: «Сибирский цирюльник», 2010.
23. Деникин А. И. Очерки русской смуты. Книга 3. ТТ. 4, 5. Вооруженные силы Юга России. – М.: Айрис-Пресс, 2005.
24. Дневники казачьих офицеров. – М., 2004.
25. «Дон». 1990. № 7, с. 68.
26. Жупикова Е. Ф. Повстанческое движение на Северном Кавказе в 1920-1925 годах. //Академия исторических наук. Сборник трудов. Том. 1. – М., 2007.
27. Зерщиков К. Терская Гвардейская сотня в десанте на Кубань в августе 1920 г. //Терский казак. Ежемесячная информация Терской канцелярии. № 20. ноябрь 1937.
28. Какурин Н. Е., Вацетис И. И. Гражданская война. 1918-1921. – СПб.: «Полигон», 2002.
29. Киреев Ф. С. Герои и подвиги: уроженцы Осетии в Первой мировой войне. – Владикавказ: Ир, 2010.
30. Львовская операция 1920. //Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. /Редколл., глав. ред. С. С. Хромов. – 2-е изд. – М.: «Советская энциклопедия», 1987.
31. Приказ Главнокомандующего Русской армией за № 3505 от 6 (19) августа 1920 года.
32. РГВА, ф. 25931, оп. 2, д. 8.
33. РГВА, ф. 28108, оп. 1, д. 65.
34. РГВА, ф. 28108, оп. 1, д. 72.
35. РГВА, ф. 39540, оп.1, д. 45.
36. РГВА, ф. 39540, оп.1, д. 180.
37. РГВА, ф. 39457, оп.1, д. 371.
38. РГВА, ф. 40213, оп.1, д. 2200.
39. РГАСПИ, ф. 64, оп. 1, д. 251.
40. РГАСПИ, ф. 64, оп. 1, д. 252.
41. РГАСПИ, ф. 64, оп. 1, д. 247.
42. Российский Центр хранения и изучения документов новейшей истории (РЦХИДНИ), ф. 80, оп. 1, д. 72.
43. РЦХИДНИ, ф. 85, оп. 11, д. 131.
44. Симонова Т. М. Советская России (СССР) и Польша: Русские антисоветские формирования в Польше (1919-1925 гг.). – М.: Квадрига; Зебра Е, 2013.
45. Симонова Т. Ю. Черный передел: Переселение казаков с Северного Кавказа в 1918 - 1921 годах. //Родина: Российский исторический иллюстрированный журнал. N. 1/2002. – Москва: Б/и, 2002.
46. Слащев-Крымский Я. А. Белый Крым, 1920. – М.: «Вече», 2013.
47. Слюсарева С. Н. Село Гражданское. Годы и люди. – Минеральные Воды, 2005.
48. Советско-Польская война. //Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. /Редколл., глав. ред. С. С. Хромов. – 2-е изд. – М.: «Советская энциклопедия», 1987.
49. Сталин И. В. Полное собрание сочинений. Т. 4.
50. Шамбаров В. Е. Белогвардейщина. – М.: «Алгоритм», 2007.
51. Стрелянов (Калабухов) П. Н. Гвардейский Дивизион. //Галушкин Н. В., Стрелянов (Калабухов) П. Н. Собственный Е. И. В. Конвой. Гвардейский Дивизион. /Под ред. П. Н. Стрелянова (Калабухова). – М., 2008.
52. ЦГА КБР, ф. Р-78, оп. 1, д. 4.
53. ЦГА КБР, ф. Р-82, оп. 1, д. 3.
54. ЦГА КБР, ф. Р-99, оп. 1, д. 11.
55. ЦГА КБР, ф. Р-100, оп. 1, д. 22.

Кандидат исторических наук Эдуард Бурда

иллюстрации:
1. Командующий Западным фронтом РККА Михаил Николаевич Тухачевский
2. Генерал С. Н. Булак-Балахович (крайний слева) с командующим эстонской армией Йоханом Лайдонером. Фото 1920 года
Категория: Мои статьи | Добавил: burdaeduard (14.08.2018)
Просмотров: 2524 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar