Разделы
Категории раздела
Помощь сайту
Поиск
Поделиться
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Алексей Максимович Каледин Часть 1.
Алексей Максимович Каледин
Часть 1.

Атаман войска Донского, генерал от кавалерии Алексей Максимович Каледин, при жизни отличавшийся личной храбростью, умом и интеллигентностью, принадлежал к тому кругу культовых исторических деятелей России начала XX века, о которых долго, но безуспешно старались забыть в годы советской власти.
Родился Алексей Максимович 12 октября 1861 года на хуторе Каледин, станицы Усть-Хоперской области Войска Донского в старинном казачьем роду. Дед его, майор русской армии Василий Максимович Каледин, храбро сражался в казачьем корпусе Матвея Ивановича Платова против французов, и в одном из последних сражений 1812 года потерял ногу. Отец Максим Васильевич участник обороны Севастополя, дослужился до войскового старшины. Мать Алексея Максимовича – Евпраксия Васильевна – была дочерью сотника из казачьего рода Мишаревых Бурацкой станицы. Ее родственники занимали довольно высокие должности. В семье Максима и Евпраксии Калединых помимо Алексея было его два сына - старший Василий и младший Мелентий и две дочери. Все сыновья пошли по стопам своих предков и стали профессиональными военными.
Детство Алексея Максимовича прошло на хуторе. Начальное образование он получил в станичной приходской школе, которое продолжил в Усть-Медведицкой классической гимназии и завершил в Воронежской военной гимназии. Военное образование им было получено во 2-м Константиновском военном, а затем в Михайловском артиллерийском училищах Санкт-Петербурга, из которого он был выпущен в августе 1879 года в чине хорунжего в Конно-артиллерийскую батарею Забайкальского Казачьего войска, где был назначен на должность командира взвода.
7 августа 1882 года был произведен в чин сотника. Будучи молодым офицером, Алексей Максимович выделялся серьезностью в отношении к службе и строгой собранностью в исполнении своих обязанностей. При этом, по мнению современников, он был человеком скромным и не очень общительным. Негативно относился к кумовству. Сам ни к кому, ни с какими просьбами не обращался и ничьих просьб не брался выполнять, даже если это были родственники. На компромиссы не шел, «его преданность военному делу и своей профессии не знала границ». А кроме этого еще Каледин обладал неуемной тягой к новым знаниям. Эти способности помогли ему уже в 1887 году сдать вступительные экзамены и поступить в Николаевскую академию Генерального Штаба, которую он успешно окончил по 1-му разряду в 1889 году.
10 апреля 1889 года был произведен в чин подъесаула, но уже 26 сентября того же года переименован в штабс-капитаны Генерального Штаба. С 26 ноября 1889 году исполнял обязанности старшего адъютанта штаба 6-й пехотной дивизии.
21 апреля 1891 года был произведен в чин капитана. С 27 апреля 1892 года был переведен на должность обер-офицера для поручений штаба 5-го армейского корпуса, а с 12 октября назначен помощником старшего адъютанта Штаба Варшавского военного округа.
В 1895 году возвращается на родной Дон, став 14 июля старшим адъютантом Войскового Штаба, а 6 декабря производится в подполковники Генерального Штаба. Через четыре года по выслуге лет 6 декабря 1899 года был произведен в чин полковника Генерального Штаба.
В этот временной промежуток Алексей Максимович Каледин женился на гражданке франкоязычного кантона Швейцарской Конфедерации Марии Ионер – в крещении Марии Петровне. Алексей и Мария венчались 16 августа 1895 года в Новочеркасске, куда прибыли из Варшавы. К этому времени Мария Петровна была разведенной женщиной, первым мужем ее был банковский служащий по фамилии Оллендорф, по другим данным Гранжан. У супругов был единственный сын Борис, который в возрасте 11 лет во время купания в реке Тузлов утонул. Среди биографов Алексея Максимовича Каледина нет единого мнения насчет этого ребенка, был ли он рожден в браке или это был приемный ребенок, а своих детей у супругов не было. Каких либо документов подтверждающих ту или иную точку зрения до сих пор найти не удалось.
С 5 апреля 1900 года полковник Каледин исполнял обязанности штаб-офицера при Управлени64-й пехотной резервной бригады. Но уде через три года 25 июня 1903 года Алексей Максимович был назначен начальником Новочеркасского казачьего юнкерского училища, с зачислением по Донскому казачьему войску.
25 августа 1906 года полковника Калелина переводят помощником начальника Войскового Штаба Донского казачьего войска. Высочайшим приказом от 22 апреля 1907 года Алексею Максимовичу был присвоен чин генерал-майора со старшинством с 31 мая.
2 июня 1910 года состоялся переход генерал-майора Каледина на строевые должности, вооружившие его бесценным опытом, который так пригодился ему в суровых испытаниях на полях Первой мировой войны. Полтора года прокомандовав 2-й бригадой 11-й кавалерийской дивизии, в декабре 1912 года он возглавил 12-ю кавалерийскую дивизию, которую превратил в отлично подготовленное боевое соединение, одно из лучших в русской кавалерии, что и показала вскоре грянувшая война. Высочайшим указом от 14 апреля 1913 года Алексей Максимович был произведен в генерал-лейтенанты.
В Первую мировую войну Алексей Максимович Каледин вступил на Юго-Западном фронте в составе 8-й армии, в которую он вошел вместе со своей 12-й кавалерийской дивизией. Его дивизия на начальном этапе войны была самой активной боевой силой армии. Так, уже 9 августа 1914 года под Тернополем командир дивизии Каледин получил свое первое боевое крещение, проявив мужество и хладнокровие. Он твердо держал управление дивизией в своих руках, его приказы выполнялись подчиненными быстро и энергично. В отличие от многих других военачальников, по мнению Антона Ивановича Деникина, он «не посылал, а водил полки в бой».
Недаром в победных сводках Галицийской битвы 1914 года все чаще и чаще упоминалось имя начальника 12-й кавалерийской дивизии. В это время о генерале Каледине заговорила не только армия, но и вся Россия. За бои 26-30 августа под Львовом генерал-лейтенант Каледин был награжден Георгиевским оружием с надписью «За храбрость». А в октябре 1914 года за бой у реки Гнилая Липа, заслуженно получил орден Святого Георгия Победоносца IV степени.
Командующий 8-й армией генерал Алексей Алексеевич Брусилов, со временем убедившийся в боевых возможностях дивизии, стал направлять ее на самые горячие участки сражений. 12-я кавалерийская дивизия под командованием генерала Каледина проявляла самую высокую доблесть, проникая в глубокий тыл противника, выполняла крупные стратегические задачи. Тактика Алексея Максимовича заключалась в наступлении даже при задачах оборонительных.
В начале февраля 1915 года начались ожесточенные бои с австро-венгерскими войсками в Карпатах. Генерал Каледин с 12 кавалерийской дивизией находился в гуще сражений, о чем свидетельствуют воспоминания генерала Деникина, командовавшего тогда 4-й «Железной» бригадой, временно на тот момент входившей в оперативное подчинение Каледина.
«Во время… февральских боев, - писал Антон Иванович, - к нам неожиданно подъехал Каледин.
Генерал взобрался на утес и сел рядом со мной, это место было под жестоким обстрелом. Каледин спокойно беседовал с офицерами и стрелками, интересуясь действиями и нашими потерями. И это простое появление командира ободрило всех и возбудило доверие и уважение к нему.
Операция Каледина увенчалась успехом. В частности, Железная бригада овладела рядом командных высот и центром вражеских позиций – деревней Лутовиско, захватив свыше двух тысяч пленных и отбросив австрийцев за Сан».
За эти февральские бои генерал-лейтенант Алексей Максимович Каледин впоследствии был удостоен ордена Святого Георгия Победоносца III степени. В наградном приказе говорилось следующее:
«За то, что состоя начальником 12-й кавалерийской дивизии, в середине февраля 1915 года, будучи направлен во фланг противнику, теснившему наши войска от города Станиславова к Галичу и угрожает ему последнему, лично командуя дивизией и находясь под действительным огнем противника, причем 16-го февраля был ранен, энергичными действиями сломил упорное сопротивление бывшего против него противника в районе села Бендаров.
Вследствие этого главная группа противника, наступавшая к городу Галичу, угрожавшая с фланга и тыла, начала отходить к городу Станиславову…».
В ходе февральских боев Алексей Максимович был тяжело ранен и попал сначала в лазарет города Львова, а потом был эвакуирован в военный госпиталь города Киева. Пройдя курс лечения, Каледин вернулся на фронт, где 18 июня принял командование над 41-м армейским корпусом, а через несколько недель, 5 июля 1915 года возглавил 12-й армейский корпус 8-й армии.
Молчаливый и даже угрюмый командир корпуса не отличался красноречием, но его частое искреннее общение на передовой с офицерами и солдатами, порой под жестоким огнем противника, будили в душе солдат и младших офицеров уважение к нему и горячие симпатии. Начальник его штаба полковник Эрнест Георгиевич фон Валь в своих мемуарах пишет, что офицеры штаба, часто сопровождавшие генерала на передний край, где постоянно велись обстрелы, вынуждены были идти под пулями, так как командующий им никогда не кланялся. Многие штабные, в том числе и фон Валь, были этим недовольны, они не желали рисковать. Однако генерал Каледин считал, что воин не должен надолго «выходить из сферы огня». Человек слаб, склонен к страху и панике. Чтобы их преодолеть, нужна постоянная тренировка.
Во время Великого отступления Русской армии в 1915 году, корпус генерала Каледина неоднократно прорывал фронт противника, тем самым постоянно нарушая планы противника. Когда же боевые действия на Юго-Западном фронте приобрели затяжной позиционный характер, войска 12-го армейского корпуса, как и всей 8-й армии перешли к оборонительным боям.
Когда весной 1916 года Алексей Алексеевич Брусилов возглавил весь Юго-Западный фронт, и решался вопрос, кого поставить во главе 8-й армии, предназначенной играть главную роль в предстоящем прорыве, новый командующий фронтом «долго колебался», выбирая из целого ряда кандидатов, и, в конце концов, согласился с мнением Верховного главнокомандующего, императора Николая II, что никого лучше Каледина на эту роль не найти.
Долгий «поиск» генералом Брусиловым нового командующего армией был вполне понятен многим, кто знал о взаимоотношениях между двумя генералами. Алексей Максимович, будучи смелым человеком, никогда не поступался своими принципами. Поэтому с ним было трудно, особенно начальникам. Ведь он всегда имел свое мнение и его открыто высказывал. Когда генерал Брусилов приказывал атаковать, а Каледин видел, что задача не реальна, и грозит гибелью многих людей, он выступал против решения начальствующего и даже шел на прямое невыполнение приказов. Что в конечном результате выводило из себя генерала Брусилова, который был из тех командиров, которые любой ценой готовы были заплатить за победу. Именно поэтому генерал Брусилов, характеризуя Каледина как военачальника в своих мемуарах, написанных уже после смерти Алексея Максимовича, когда вся советская историография, другой в то время в стране не было, старательно чернила его, в духе времени писал: «Каледин был человеком очень скромным, чрезвычайно молчаливым и даже угрюмым, характера твердого и несколько упрямого, самостоятельного, но ума не обширного, скорее узкого – то, что называется, ходил в шорах. Военное дело знал хорошо и любил его, лично был храбр и решителен… Хорошо сражался во главе дивизии… Я назначил его командиром корпуса… И тут оказалось, что командиром корпуса он был уже второстепенным, недостаточно решительным. Стремление его все делать самому, совершенно не доверяя никому из своих помощников, приводило к тому, что он не успевал и потому многое упускал».
Несправедливость последнего утверждения генерала Брусилова в отношении Каледина опровергаются действиями Алексея Максимовича на посту командующего 8-й армией, когда та единственная из четырех предназначенных для прорыва фронта до конца исполнила приказ во время весенне-летнего наступления 1916 года.
Идея прорыва фронта всецело принадлежала командующему Юго-Западным фронтом генералу Алексею Алексеевичу Брусилову. При подготовке операции командующий фронтом решил провести по одному прорыву на фронте каждой из четырех своих армий. И хотя это распыляло силы русских армий, противник также лишался возможности своевременно перебросить резервы на направление главного удара. Главный удар на Луцк и далее на Ковель наносила сильная правофланговая 8-я армия генерала Алексея Максимовича Каледина. Вспомогательные удары наносились 11-й армией генерала Владимира Викторовича Сахарова на Броды, 7-й генерала Дмитрия Григорьевича Щербачева – на Галич, 9-й генерала Платона Алексеевича Лечицкого – на Черновицы и Коломыю. При этом командующим армиями была предоставлена свобода выбора участков прорыва.
Алексей Максимович Каледин, как человек, имеющий академическое образование, понимал, чтобы осуществить такой масштабный прорыв, нужны резервы. Поэтому на совещании, когда командующий фронтом Брусилов озвучил ход предстоящих действий, Каледин выразил сомнение в его успехе. И как показало время, оказался во многом прав. Внезапности наступления не получилось, немецкая и австрийская разведки сумели независимо друг от друга, получить сведения о готовящемся прорыве, и противник оказал большое сопротивление, преодолеть которое было невозможно. Единственной армией добившейся значительного успеха стала 8-я армия.
Генерал Каледин, как всегда, отлично все рассчитал. Начав наступление 22 мая 1916 года, 8-я армия уже к исходу следующего дня прорвала первую полосу обороны австрийской 4-й армии. Еще через два дня был взят Луцк. Австро-венгерские войска бежали к Ковелю и Владимир-Волынскому, бросая все на своем пути. Было разгромлено несколько корпусов австро-венгров, в плен взято 922 офицера, 43 628 нижних чинов. В числе трофеев числились 66 орудий, 71 миномет и 150 пулеметов. Прорыв армии Каледина достиг 80 километров по фронту и 65 в глубину. 12-й корпус 8-й армии, продвинувшись далеко на запад, взял город Куты.
Всего австро-венгерские войска, которые противостояли 8-й армии, потеряли в Луцком сражении свыше 82 тысяч человек. Потери же русской стороны составили около 33 тысяч человек убитыми и ранеными.
10 июня 1916 года донскому казаку Алексею Максимовичу Каледину присваивается чин генерала от кавалерии.
11-я и 7-я армии прорвали фронт, но контрударами противника наступление было приостановлено.
9-я армия под командованием генерала Платона Алексеевича Лечицкого прорвала фронт 7-й австро-венгерской армии, продвинулась на 50 километров, овладела штурмом хорошо укрепленный город Черновцы, взяв в плен около 50 тысяч человек, и вышла к Буковине. 3-й кавалерийский корпус генерала Федора Артуровича Келлера, проскочив еще дальше, занял город Кымпулунг.
Угроза занятия 8-й армией важнейшего центра коммуникаций города Ковеля заставило немецкое командование, принимать срочные меры, чтобы помочь своим союзникам. В кратчайшие сроки на это направление было переброшено две германские дивизии с западноевропейского театра боевых действий, две австрийские дивизии – с итальянского фронта и большое число частей с других участков Восточного фронта. Но «ковельскую дыру» было непросто закрыть. Начатый 16 июня контрудар австро-германских войск против 8-й армии не достиг успеха. Отражая контратаки подходивших частей противника, 8-я армия Каледина упорно продвигалась вперед, оттеснив к концу июля австро-германские войска в своей полосе на 70-110 километров, пока не дошла до болотистых берегов речки Стоход.

Кандидат исторических наук
Эдуард Бурда

Иллюстрации:
1. Художник -Греков М. Б. Атаман Алексей Максимович Каледин
2. Командир 12-го армейского корпуса, генерал от кавалерии Каледин А.М. Ноябрь 1915 года.
Категория: Мои статьи | Добавил: mamay69 (27.09.2021)
Просмотров: 3427 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar