Разделы
Категории раздела
Помощь сайту
Поиск
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Атаман Кубанского казачьего войска Вячеслав Григорьевич Науменко Часть 2
Атаман Кубанского казачьего войска
Вячеслав Григорьевич Науменко
Часть 2

В течение полугода генерал-майор Науменко ведет большую организационную работу по созданию Кубанской армии, что не нашло поддержки со стороны главнокомандующего генерала Деникина. Однако в сентябре 1919 года под давлением «самостийников» радикального правительства Павла Ивановича Кургановского и обострением политической борьбы между руководством Вооруженными силами юга России и проукраинской частью Кубанской Рады, он вынужден был уйти в отставку.
11 октября 1919 года генерал-майор Науменко был назначен командиром 2-го конного корпуса, сменив на этом посту генерала Сергея Георгиевича Улагая. К зиме 1920 года уже четко обозначились разложение и упадок соединений Белой армии, которая начинает откатываться к югу, а бои уже шли на территории Кубани. Тем не менее, 2-й конный корпус которым командовал генерал Науменко оставался одним из боеспособных соединений Добровольческой армии. Полковник Федор Иванович Елисеев, служивший под началом Науменко, и командовавший 1-м Лабинским полком, а затем 2-й Кубанской казачьей дивизией в своих воспоминаниях отмечал: «На правом фланге армий, 2-й Кубанский конный корпус генерала Науменко твердо держал плацдарм перед железнодорожной узловой станцией Кавказская (на линии Новороссийск – Ставрополь, Ростов – Баку); в ходе конных атак он продвинулся с корпусом на 25 верст севернее этого узла, разбив и частично взяв в плен части красных (до двух стрелковых дивизий)…». Однако успехи отдельных частей не могли изменить судьбу всего Белого движения. Исход борьбы на юге России был предрешен, к концу апреля 1920 года Добровольческая армия эвакуировалась в Крым, а казачьи части, отступавшие в направлении Сочи и Туапсе сложили оружие.
В это время между Кубанским войсковым атаманом Букретовым и Главнокомандующим бароном Врангелем произошел конфликт, в результате которого появился приказ по Кубанскому войску: «Генералам Улагаю, Науменко, Шкуро, Бабиеву и Муравьеву немедленно выехать в Крым, в распоряжение генерала Врангеля, взяв с собою верховых лошадей, вестовых казаков, с получением жалованья за два месяца вперед. Больше никто не может с ними следовать в Крым». Таким образом, Вячеслав Григорьевич сложив свои обязанности на посту командира 2-го конного корпуса, в середине апреле 1920 года оказался в Крыму.
С 27 июля по 24 августа 1920 года генерал-майор Науменко командовал 1-й кавалерийской дивизией Русской армии барона Врангеля в Крыму. В конце августа Вячеслав Григорьевич принимал участие в неудавшемся десанте генерала Улагая на Кубань, а после гибели генерала Николая Гавриловича Бабиева с 9 сентября командовал его Конной группой.
3 октября 1920 года генерал Науменко был ранен во время Заднепровской операции, сдав командование генералу Петру Владимировичу Чеснакову, был эвакуирован на лечение в Сербию. Находясь на лечении, Вячеслав Григорьевич узнал, что ушедшие в изгнание из Крыма после поражения Русской армии барона Врангеля кубанские казаки находясь на острове Лемнос, 19 ноября 1920 года избрали его своим атаманом. Об этом ему телеграфировал участник Лемносской Рады, член Кубанского войскового правительства Даниил Ермолаевич Скобцов. В этот же день в своем дневнике Науменко сделал следующую запись: «Сегодня получил телеграмму Скобцова об избрании меня атаманом. Придется согласиться, так как в такое тяжелое время отказаться нельзя. Кубанцы совсем в загоне». Прибыв в Константинополь, он 29 декабря 1920 года вступил в должность войскового атамана.
Сразу после избрания атаманом Вячеславу Григорьевичу Науменко пришлось вникать в проблемы, стоящие перед казачьей эмиграцией и искать приемлемые пути их решения. Первостепенной задачей являлась легализация и обустройство казаков в странах Западной Европы и Балканского полуострова, поиск работы, средств к существованию, адаптация к мирной жизни. Однако претворение ее в жизнь встретило определенное сопротивление как со стороны политического руководства ряда стран, так и со стороны Главнокомандующего Вооруженных Сил Юга России. Осознавая сложившуюся ситуацию и разделяя бремя ответственности за вверенные им части, атаманы Донского, Кубанского и Терского казачьих войск создают Объединенный Совет Дона, Кубани и Терека с целью координации своих действий и выработки мер по спасению своих людей. Одним из первых шагов в этом направлении был вывод казачьих частей из временных лагерей и размещение их на территории Королевства Сербии, Хорватии и Черногории, а также Болгарии, Греции, Чехословакии и последующей их легализации. Действия Войсковых атаманов казачьих войск приводят к политической конфронтации между ними и Петром Николаевичем Врангелем, так как это шло вразрез с его желаниями сохранить военную структуру и единство Белой эмиграции.
Вместе с другими войсковыми атаманами, Вячеслав Григорьевич Науменко принял деятельное участие в переселении кубанского казачества с неприветливого острова Лемнос в страны Балканского полуострова. При этом, как Войсковой атаман, так и рядовое казачество стремилось организовать свою жизнь на чужбине в соответствии со своими традициями и обычаями. Организационной ячейкой казачьего общества за рубежом становятся станицы, которые в соответствии с реалиями времени объединяли казаков в более широких административных и территориальных рамках, чем на Родине. Возникшие стихийно хутора и станицы позднее получили «Положение об управлении станицами и хуторами за границей». Кроме того, кубанские станицы, согласно постановлению Кубанской рады, могли включать в себя всех жителей Кубани - как казаков, так и не казаков.
На всем протяжении пребывания на посту Войскового атамана с 1920 по 1958 год, и после его оставления, до конца своей жизни Вячеслав Григорьевич Науменко не переставал беспокоиться как обо всем кубанском казачестве в эмиграции, так и об отдельных казаках, изыскивая для этого время, средства и возможности.
В 1920-х -1930-х годах находясь в эмиграции и проживая в Югославии, атаман Вячеслав Григорьевич Науменко служил на военный аэродром. Как атаман Кубанского казачьего войска он постоянно объезжал места компактного проживание кубанских казаков-эмигрантов. Постоянно вступал в споры и конфликты с представителями самостийных казачьих организаций.
Одним из главных забот атамана стало сохранение собиравшихся не одно столетие регалий Кубанского казачьего войска – грамот императоров о пожаловании войску земель, войсковых и полковых знамен, символов атаманской власти, а также подарков монархов. Прибыв в Белград, атаман Науменко передал Кубанские регалии на хранение в музей военного министерства, позже эти материальные и духовные ценности Кубанского казачьего войска экспонировались в одном из музеев Югославии. Таким образом, Вячеславу Григорьевичу на начальном этапе удалось сохранить регалии от растаскивания между различными политическими группировками и прямых хищений. Самыми настойчивыми претендентами на владение Войсковыми регалиями были самостийники, с которыми Вячеслав Григорьевич последовательно боролся как во время Гражданской войны, так и в эмиграции.
7 февраля 1926 года в Белграде состоялось собрание представителей 17 казачьих объединений, группирующихся вокруг Кубанского Союза. В работе собрания активное участие принял и Войсковой атаман Кубанского казачьего войска Вячеслав Григорьевич Науменко. Участники заявили, что: «…они являются горячими и искренними сторонниками идеи Зарубежного Съезда и прилагают все усилия, чтобы осуществить скорейший созыв надпартийного Съезда, построенного на здоровых национальных началах. Такой Съезд мог бы, по их убеждению, объединить в целях борьбы с большевиками широкие круги эмиграции и установить взаимное понимание и единство целей между эмиграцией и всем Русским народом, стонущим под пятой большевизма».
Рубежным периодом, как для всей казачьей эмиграции, так и для Вячеслава Григорьевича являются 1940-е годы XX века - разразившаяся в Европе вторая мировая война, и особенно нападение Германии на Советский Союз, всколыхнули всю российскую эмиграцию, в том числе и казачество. У многих вспыхнула надежда вернуться на Родину, пусть и под звуки немецких военных маршей. И как показала в дальнейшем история, казачий коллаборационизм имел достаточно мощный импульс.
Будучи Войсковым атаманом Кубанского казачьего войска, в зарубежье, и неся ответственность за судьбу кубанского казачества, Науменко так или иначе имел контакты с немецко-фашистским военным командованием. В первой половине 1944 года германское руководство перевело его в Берлин, где он работал в Главном управлении казачьих войск вермахта, созданного генералом Красновым.
В воспоминаниях дочери атамана, Наталья Вячеславовна Назаренко, мы видим: «Генерал Науменко несколько раз посещал полки 15-го Казачьего Кавалерийского Корпуса генерала Панвица, где ему всегда оказывали радушный прием со стороны казаков и командования. Также он ездил в Новогрудок, где происходили новые формирования, производимые полковником Павловым. В Берлине было открыто Главное Управление Казачьих Войск, где он сотрудничал с генералом Красновым...».
Однако совместная работа Петра Николаевича Краснова и Вячеслав Григорьевич Науменко в рамках Главного Управления Казачьих Войск длилась не долго, различное видение и оценка политической ситуации привели к разрыву их отношений. В результате чего 8 февраля 1945 года Вячеслав Григорьевич Науменко подает прошение об освобождении от должности члена Главного Управления Казачьих Войск и с этого времени присоединяется к коллаборационистскому Комитету освобождения народов России созданного генералом Андреем Андреевичем Власовым.
Что же касается сохранения Кубанских войсковых регалий то во время захвата и последующей оккупации Югославии немецко-фашистскими войсками в музей где экспонировались реликвии Кубанского казачьего войска, попала бомба, и часть драгоценных предметом было расхищено. Узнав о случившемся, Вячеслав Григорьевич обратился к управляющему всеми музеями Германии и вместе с ним осмотрел регалии. После инспекции реликвий в своем дневнике Науменко записал: «Камнем на моем сердце лежат регалии. Фактически я не смог их сохранить! Я главный виновник!».
Под конец войны Кубанские войсковые регалии были поездом отправлены из Белграда в австрийский город Виллах, а затем в Дрезден. После бомбардировки союзными английскими и американскими войсками Дрездена атаман Науменко принял решение отправить регалии в Баварский город Кемптен недалеко от Швейцарской границы. Спасением реликвий занималась группа казаков из дивизии генерала Хельмута фон Паннвица под командованием есаула Николая Григорьевича Назаренко, будущего зятя атамана Науменко. Из Кемптен 23 апреля 1945 года атаман отправил свою семью и группу казаков с регалиями в местечко Ройте, где те были помещены на временное хранение в гостинице «Крона», откуда их вошедшие американские войска 17 июня отправили в соседний монастырь.
Что же касается самого атамана Науменко, то отдав распоряжение насчет Кубанских регалий, он вместе с группой казаков направился в Северную Италию на соединение с Казачьим Станом, где в Тироле сдался американским войскам. По окончании Второй мировой войны Вячеслав Григорьевич был отпущен американским военным командованием из плена к семье в Баварский город Кемптен. С этого момента атаман все свои силы кинул на поиск Кубанских войсковых регалий. След регалий неожиданно нашелся благодаря француженке мадам Фроже, которая будучи в Ройте, обнаружила их в одном из монастырей и сообщила об этом 19 июня 1946 года атаману Науменко.
После нескольких лет описей, проверок и получения разрешений 5 августа 1949 года Кубанские войсковые регалии были вывезены из Бремена на пароходе «Хавман» в Филадельфию США. Прибыв в Бостон вместе с семьей и регалиями, Вячеслав Григорьевич по доносу лидеров вольно-казачьего движения Василия Глазкова и Ивана Безуглова, сразу же был взят под стражу по подозрению в сотрудничестве с нацистами. Расследование и процесс, где государственным обвинителем был американский адвокат Ватсон Вашборн, участник Нюрнбергского процесса, шли с 1949 по 1950 год. По окончании процесса атаман Науменко был полностью оправдан, освобожден из-под стражи и вместе с семьей получил разрешение на проживание в США.
В США Вячеславом Григорьевичем был создан Войсковой совет Кубанского казачьего войска за рубежом. Совместно с атаманом Центральной кубанской казачьей станицы в Нью-Йорке, войсковым старшиной Борисом Ивановичем Ткачевым кинули клич среди казаков-эмигрантов на сбор средств и за 20 тысяч долларов собранных на пожертвования, приобрели трехэтажный кирпичный особняк из пятнадцати комнат, который стал в 1953 году центром кубанской казачьей эмиграции – Русским домом. В нем открылся Кубанский войсковой музей, где были выставлены на всеобщее обозрение Кубанские войсковые регалии.
В 1958 году Науменко возглавлявший Кубанское казачье войско на протяжении 38 лет сложил с себя полномочия атамана, став почетным хранителем Кубанских регалий и остаток дней посвятил написанию мемуаров. Умер Вячеслав Григорьевич в доме престарелых под Нью-Йорком, принадлежащем Толстовскому фонду 30 октября 1979 года и был похоронен на кладбище Успенского женского Новодивеевского монастыря в Нанует.

Кандидат исторических наук
Эдуард Бурда

Иллюстрации:
1. Вячеслав Григорьевич Науменко. Войсковой атаман Кубанского казачьего войска в Зарубежье
2. Крейсер «Калипсо» перевозит Деникинские войска из Новороссийска в Феодосию, март 1920 года.
3. Генералы В. Науменко и М. Фостиков на острове Лемнос.
4. 3-я Уманская сотня 2-го Сводно-Кубанского полка. Сербия, 16 мая 1922 года.
5. Могила В. Науменко на кладбище Успенского женского Новодивеевского монастыря в Нануете.
Категория: Мои статьи | Добавил: mamay69 (24.11.2023)
Просмотров: 240 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0