Разделы
Категории раздела
Помощь сайту
Поиск
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Атаман Войска Донского, генерал-лейтенант Африкан Петрович Богаевский Часть 2
Атаман Войска Донского, генерал-лейтенант
Африкан Петрович Богаевский
Часть 2

С избранием Африкана Петровича Богаевского на пост Войскового атамана между Донским войском и Добровольческой армией установились тесные союзнические отношения. В самой Донской армии при атамане Богаевском были упразднены отдельные 1-я, 2-я и 3-я Донские армии, сформированные при прежнем атамане, а вместо них были созданы четыре отдельных корпуса сведенных в единую Донскую армию, командующим которой был назначен инициативный генерал-лейтенант Владимир Ильич Сидорин, до этого возглавлявший армейский штаб. Первыми командующими корпусов стали опытные генералы Николай Николаевич Алексеев, Александр Степанович Секретов, Матвей Матвеевич Иванов и Константин Константинович Мамантов. Теперь Донская армия исполняла приказы, исходившие из штаба главнокомандующего ВСЮР генерала Антона Ивановича Деникина, а ее недавняя «автономия» существовавшая при атамане Краснове, «канула в лету».
Атаману Богаевскому и командующему Донской армией генералу Сидорину удалось достаточно быстро восстановить боеспособность донских казачьих частей, насчитывавших более 50 тысяч штыков и шашек. И уже в конце марта начать наступление Донской армии к казачьим станицам поднявшим Верхне-Донское восстание. А после соединения в районе станицы Казанской в мае 1919 года Донской армии с повстанцами началось наступление на всех фронтах.
Объединение сил Донской и Добровольческой армий, усиление их вооружения за счет поставок союзников, позволили Вооруженным силам юга России за несколько месяцев занять Донбасс и такие крупные города, как Царицын, Харьков, Киев, Одессу, дойти до Воронежа и Орла, блокировать Астрахань. Однако на последний рывок на Москву, сил уже не хватило. После ожесточенных боев у Орла, Воронежа и Курска ситуация на Южном фронте резко изменилась; началось наступление Красной армии.
Атаману Африкану Петровичу Богаевскому, несмотря на все его усилия, не удалось переломить ситуацию и сдержать натиск стремительно наступающего противника. К 1 октябрю 1919 года Донская армия уменьшилась до 26 тысяч человек. Она неудачно провела против частей Красной армии бои у Ростова-на-Дону и Новочеркасска и начала отход из Области Войска Донского на Кубань.
В декабре 1919 года атаман Богаевский велел начать эвакуацию правительственных, учебных и административных учреждений, а также реликвий Дона. Сначала упаковали в специальные ящики казачьи знамена, атаманские перначи, насеки, ценные экспонаты музея истории донского казачества, донскую казну, отправив подводами и поездами на Кубань. Потом были эвакуированы Донское атаманское училище, Донские женские курсы, Донской кадетский корпус и другие войсковые учреждения.
После перенесения военных действий на территорию Дона и Кубани с новой остротой встала проблема соотношения полномочий казачьих органов власти и Главного Командования ВСЮР. Снова приобрели актуальность идеи создания структуры власти, способной объединить южнорусское казачество. Еще на заседании Кубанской Рады, 27 ноября 1919 года, была принята резолюция, провозглашавшая, что во имя единства казачества в борьбе за целостность Родины и в целях установления единообразного понимания казачьей программы и тактики, а также ради скорейшей организации южнорусской государственной власти: «Признать необходимым в кратчайший срок созывов общего съезда Кругов Дона и Терека и Кубанской Рады». Президиуму Рады совместно с представителями Донского Круга поручалось «разработать вопрос о съезде и просить Терский Войсковой Круг также принять участие в разработке вопроса о Съезде».
Инициатива Кубанской Краевой Рады была поддержана, и в конце декабря 1919 года, после завершения перевыборов Рады, был созван представительный орган с делегированными депутатами – Верховный Круг Дона, Кубани и Терека. Сам Круг был организован на основах паритетного представительства – по 50 депутатов от Донского Войскового Круга, Кубанской Краевой Рады и Терского Войскового Круга. Предполагалось, что Круг не заменит собой казачьих управленческих структур, а будет лишь выражать согласованные мнения по различным политическим, экономическим или военным вопросам. Однако, на деле Круг «провозгласил себя суверенной верховной властью над казачьими землями и принял позу Учредительного Собрания». На заседании 22 января правовой статус Круга был определен Так: «Верховный Круг Дона, Кубани и Терека является верховной властью для Дона, Кубани и Терека в отношении дел, общих для данных государственных образований». Перечень этих «общих дел» утверждал сам Верховный Круг.
Ряд депутатов от терцев, линейцев и донцов, в том числе и атаман Африкан Петрович Богаевский, командующий донской армией генерал Владимир Ильич Сидорин, Василий Акимович Харламов, Николай Михайлович Мельников, Петр Дементьевич Губарев и другие старались открыть глаза на навалившуюся беду. Но все было безуспешно – черноморцы стояли за разрыв с Добровольческой армией и за союз с Украиной, Грузией, Азербайджаном и прочими самопровозглашенными государственными новообразованиями.
Главнокомандующий ВСЮР генерал Антон Иванович Деникин, не дождавшись поддержки от казачьего Верховного Круга, собирает 25 января 1920 года на совещание в Тихорецкой атаманов, председателей правительств, Кругов и Рады и старших строевых начальников и прямо ставит перед ними вопрос о возможности дальнейшей борьбы и о сохранении единства армии и командования. Путем долгих переговоров к концу января были выработаны основные структуры Южно-Русской власти, которые предполагались создать «на основах соглашения» между Главным командованием и Верховным Кругом.
К середине февраля 1920 года было сформировано коалиционное Южно-Русское правительство. В председатели Совета министров был приглашен Донской атаман Африкан Петрович Богаевский, кандидатура которого удовлетворяла как Главное командование ВСЮР, так и большинство Круга. Но он, будучи обремененным по должности атамана войсковыми делами он вынужден был вскоре отказаться от председательствования в Совете министров, а на его место был приглашен председатель Донского Войскового правительства Николай Михайлович Мельников.
Однако заработать в полную силу, наспех сформированному Южно-Русскому правительству, не успевшему еще до конца сорганизоваться, не пришлось. В скором времени развернулись бои на подступах к Екатеринодару. Части красной армии, тесня отряды добровольцев и казаков, стремительно продвигались по Кубанской области и Ставропольской земле. 16 марта 1920 года Верховный Круг Дона, Кубани и Терека принял постановление о разрыве всех соглашений с Главнокомандующим ВСЮР. В ответ 29 марта 1920 года последовал единоличный акт Главнокомандующего об упразднении Южно-Русского правительства. А спустя неделю 4 апреля 1920 года Антон Иванович Деникин сложил с себя полномочия Главнокомандующего вооруженными силами на Юге России.
Атаман Африкан Петрович Богаевский во главе с остатками Донской армии, силы которой сократились до корпусного состава, с боями отступал до Новороссийска. Оказавшись на черноморском побережье, донские казаки были вынуждены сделать для себя выбор – или уходить в Крым, или отступить в Грузию. Но эвакуироваться из Новороссийска могли далеко не все войска, отступившие к самому берегу Черного моря. Да и меньшевистская Грузия ответила на просьбу командования ВСЮРа принять отступающие войска для дальнейшей их эвакуации в Крым полным отказом. Не видя другого выхода, деморализованные казачьи части, зажатые на Черноморском побережье Кавказа, в большинстве своем сдались в плен красным частям. Так, 2-4 мая 1920 года у Адлера капитулировали армия Кубани и 4-й Донской корпус – всего 60 тысяч человек.
В конце марта 1920 года атаман Войска Донского прибыл в Крым, где вступивший в должность главнокомандующего генерал-лейтенант барон Петр Николаевич Врангель в срочном порядке реформировал остатки Вооруженных сил юга России в Русскую армию.
Отношение эвакуированных из Новороссийска казаков к барону Врангелю было двойственное. С одной стороны, он способствовал разгону в 1919 году Кубанской Краевой Рады, с другой стороны, его жесткость и приверженность к порядку импонировали казакам. Не испортило отношение к нему казаков и то, что Врангель отдал под суд донского генерала Владимира Ильича Сидорина за то, что тот телеграфировал войсковому атаману Африкану Петровичу Богаевскому о своем решении «вывести Донскую армию из пределов Крыма и того подчинения, в котором она сейчас находится».
Отсутствие единства в политическом казачьем лагере в конечном счете позволили главнокомандующему Русской армией заключить с войсковыми атаманами тот договор, который он считал необходимым для государственного устройства России. Собрав вместе Африкана Богаевского, Василия Иваниса, Герасима Вдовенко и Николая Ляхова, барон Врангель дал им 24 часа на размышление, и, таким образом, «22 июля состоялось торжественное подписание соглашения… с атаманами и правительствами Дона, Кубани, Терека и Астрахани… в развитие соглашения от 2 (15) апреля сего года…
1. Государственным образованиям Дона, Кубани, Терека и Астрахани обеспечивается полная независимость в их внутреннем устройстве и управлении.
2. В Совете начальников управлений при Правительстве и Главнокомандующем участвуют, с правом решающего голоса по всем вопросам, председатели правительств государственных образований Дона, Кубани, Терека и Астрахани или замещающие их члены их правительств.
3. Главнокомандующему присваивается вся полнота власти над всеми вооруженными силами государственных образований… как в оперативном отношении, так и по принципиальным вопросам организации армии.
4. Все необходимые для снабжения… продовольственные и иные средства предоставляются… по особой разверстке.
5. Управление железнодорожными путями и магистральными телеграфными линиями предоставляется власти Главнокомандующего.
6. Соглашение и переговоры с иностранными правительствами, как в области политической, так и в области торговой политики осуществляются Правителем и Главнокомандующим. Если переговоры эти касаются интересов одного из государственных образований…, Правитель и Главнокомандующий предварительно входит в соглашение с подлежащим атаманом.
7. Устанавливается общая таможенная черта и единое косвенное обложение…
8. На территории договаривающихся сторон устанавливается единая денежная система…
9. По освобождении территории государственных образований… настоящее соглашение имеет быть внесено на утверждение больших войсковых Кругов и краевых Рад, но приемлет силу тотчас по его подписании.
10. Настоящее соглашение устанавливается впредь до полного окончания Гражданской войны».
Атаман Войска Донского генерал-лейтенант Африкан Петрович Богаевский оставался после этого при бароне Врангеле вплоть до ноября 1920 года. Тогда, после того как превосходящие силы войск Красной армии сломили оборону Крымского перешейка и устремились вглубь полуострова, барон Врангель издал приказ об оставлении Крыма. Организованная Главнокомандующим Русской армией эвакуация закончилась 16 ноября 1920 года и позволила спасти около 150 тысяч военных и гражданских лиц, из них около 30 тысяч казаков. Территорию России покинули и остатки последнего временного общегосударственного правительства и последних легитимных правительств казачьих войск бывшей Российской империи.
Уйдя в эмиграцию Африкану Петровичу, как и многим другим покинувшим родину, пришлось скитаться с места на место. Сначала он жил в Константинополе, затем с ноября 1921 года в столице Болгарии городе Софии, в октябре 1922 года судьба его забросила в югославский Белград. А с ноября 1923 года и до самой смерти атаман Войска Донского генерал-лейтенант Богаевский проживал в столице Франции городе Париже.
После эвакуации Русской армии из Крыма обострились отношения у барона Врангеля с донским и кубанским казачьими правительствами в изгнании. Так, в декабре 1920 года был создан «Союз возрождения казачества», который выступал за разрыв отношений с Главнокомандующим. Донской Войсковой Круг обратился к американскому правительству с просьбой принять всех казаков в качестве гражданских беженцев, что шло вразрез со стремлением барона сохранить единство армии. В ответ на это Врангель при поддержке атамана Африкана Петровича Богаевского удалил всех членов Круга из Константинополя в Болгарию. Еще более бескомпромиссно повел себя барон в отношении Кубанской Рады, которая под нажимом Главнокомандующего приняла решение избрать войсковым атаманом лояльного Врангелю генерала Вячеслава Григорьевича Науменко. Как и в период гражданской войны, не вызывали беспокойства у Главнокомандующего атаманы Терского и Астраханского казачьих войск, казаков которых свели в Терско-Астраханский полк в составе Донского корпуса.
14 января 1921 года было заключено особое соглашение между атаманами и правительствами Дона, Кубани и Терека, в котором не только провозглашалось продолжение борьбы против Советской власти «при сохранении единого командования», но и декларировалось «право устраивать жизнь своих краев на основах подлинного народоправства и здорового экономического развития». В соглашении говорилось:
1. Дон, Кубань и Терек, сохраняя неприкосновенность своих конституций, по вопросам внешних сношений, военным, финансово-экономическим и общеполитическим действуют объединено.
2. Все вопросы, указанные в п. 1, разрешаются в Объединенном совете Дона, Кубани и Терека, в состав которого входят войсковые атаманы и председатели правительства.
3. Все сношения, исходящие от Объединенного совета Дона, Кубани и Терека, производятся одним из атаманов по уполномочию совета.
4. Развитие настоящего соглашения производится путем дополнительных частных соглашений.
5. Настоящее соглашение имеет целью быть внесено на утверждение Больших Войсковых Кругов и Краевой Рады, но вступает в силу тотчас по его подписании[3].
Кажущееся единство российской эмиграции было расколото появившейся самостоятельной политической силой в лице Объединенного совета Дона, Кубани и Терека.
В феврале 1921 года новая организация получила финансовую независимость от барона Врангеля. Атаман Богаевский провел перепись казаков, и организовал Донскую ссудную кассу. Иностранные комиссары в Константинополе признали право донского атамана распоряжаться ценностями (1778 пудами серебра из запасов донской казны, а также золотом, драгоценными камнями и церковной утварью), вывезенными из России в Турцию еще в марте 1920 года. Была учреждена подотчетная Донскому Кругу «Серебряная комиссия», которая занималась реализацией ценностей для пополнения казны, расходами на содержание правительственного аппарата и оказанием помощи казакам-воинам и беженцам. Однако попытка атаманов выйти на уровень самостоятельных отношений с иностранными державами не увенчалась успехом – верховный комиссар Франции в Константинополе Пеле дал понять генералу Богаевскому, что не желает рассматривать Объединенный совет Дона, Кубани и Терека в качестве альтернативы Врангелю. Вдобавок ко всему, возникли явные противоречия между войсковыми атаманами и казаками-фронтовиками, уставшими от политиканства своих лидеров. Командиры казачьих частей в письмах войсковым атаманам высказывали недовольство политикой разрыва с Врангелем и подчеркивали, что для них барон был и остается Главнокомандующим.
В 1921 году основная масса эмигрировавших казаков Юга России сосредоточилась в Болгарии и Югославии. В декабре 1921 года Африкан Петрович своим указом узаконил объединение казаков-эмигрантов в станицы и хутора по месту проживания их на Дону, а также выборы атаманов, хуторских и станичных правлений. Также Богаевский разрешил принимать в донские хутора и станицы кубанцев, терцев и астраханцев. Для поддержания боеготовности среди казаков штаб главнокомандующего Русской армии и командование казачьих частей организовывали в новообразованных хуторах и станицах военные ячейки. Большой заслугой атамана Войска Донского явилось предостережение казаков-эмигрантов от возвращения на родину. «Выехавшие в Советскую Россию казаки подвергаются жестоким репрессиям, трагическая участь их известна!» - подчеркивал Богаевский в одном из своих выступлений.
Конкуренцию Богаевскому на тот момент составлял его предшественник на посту Донского атамана Петр Николаевич Краснов. Донской генерал обратился к барону Врангелю с просьбой оказать давление на Богаевского, чтобы тот уступил пост атамана ему, за это Краснов пообещал сформировать корпус из донских, кубанских и терских казаков для возобновления боевых действий в России весной 1922 года. Однако, барон Врангель не поддержал честолюбивые планы Краснова и тогда последний обратился к казакам с открытым письмом, призывая их под монархические знамена. Краснов потребовал от Богаевского распустить «Объединенный совет Дона, Кубани и Терека», подчинить станичных атаманов ему и открыто поддержать курс на возрождение монархии в России. На это «Объединенный совет» отверг эти требования, заявив, что право устанавливать политический строй в России принадлежит будущему Учредительному Собранию, и что казачество не может участвовать в насильственном установлении республики или монархии в России. В январе 1922 года Краснов инициировал сбор подписей за созыв Войскового круга, надеясь добиться перевыборов атамана. В феврале Войсковой круг состоялся в городе Пловдив, однако собравшиеся казаки выразили доверие своему атаману и «призвание» Краснова не состоялось. Африкан Петрович Богаевский пробыл Войсковым атаманом до самой смерти.
Перебравшись в ноябре 1923 года в Париж, атаман Войска Донского Богаевский сотрудничал с руководством Русского общевоинского союза. При его атаманском правлении была создана Донская историческая комиссия, издавшая три тома «Донской летописи», а также газеты «Казачьи Думы», «Вестник Казачьего Союза», «Родимый край» и ряд других периодических изданий.
Умер Африкан Петрович Богаевский от сердечного приступа 21 октября 1934 года в Париже и 28 октября был похоронен на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.
Для донских казаков он навсегда остался «последним атаманом, избранным на Донской земле».

Кандидат исторических наук
Эдуард Бурда

Иллюстрации:
1. Плакат восставших Верхне-Донских станиц 1919 год.
2. Конница Донской армии на параде на Соборной площади в Новочеркасске июль 1919 года.
3. Генерал Африкан Петрович Богаевский беседует с британским офицером Ангусом Кэмпбеллом.
4. Художник Греков Митрофан. «Замерзшие казаки генерала Павлова». 1927 год.
5. Правительство Юга России. Крым, Севастополь, 1920. В первом ряду, четвертый с лева Атаман Африкан Богаевский.
Категория: Мои статьи | Добавил: mamay69 (17.10.2023)
Просмотров: 174 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0