Категории раздела
Помочь сайту
Поиск
Поделиться
Друзья сайта
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Битва за Терек Январь-апрель 1919 г.
Битва за Терек
Январь-апрель 1919 г.
К 100-летию начала Братоубийственной войны

Часть 1

В январе 1919 года фронт передвинулся в пределы Терской области. «Уже поднимаются на защиту родных станиц славные Терцы и каждый день стекаются в наши ряды» - говорилась в приказе по Добровольческой армии. Словно подтверждая этот приказ, советский историк А. Ермолин отмечает, что не только «офицерско-кулацкие» круги, но и «значительна часть трудового казачества» оказалась в «стане контрреволюции».
11 января 3-й армейский корпус генерала Ляхова начал наступление на Курсавку, Ессентуки и Кисловодск. Генерал Шкуро с конным и пешим ополчением и Черкесской дивизией атаковал Ессентуки, но был встречен сильным огнем, понес большие потери и отступил. Утром 13 января он снова бросил свои войска в атаку на Ессентуки. Перебежчики указали белым хорошие цели, и огонь артиллерии поэтому был очень эффективен. Особо отмечает Шкуро терских добровольцев, которые «храбро дрались» стремились «поскорее пробиться к родным станицам». После жестокого боя Ессентуки были взяты. Мост на железной дороге на Кисловодск конница взорвала, но, как выяснилось впоследствии, неудачно. Особо Андрей Григорьевич останавливается на трофеях, которые «были невелики: всего несколько пулеметов, винтовки и человек 400 пленных».
После занятия Ессентуков, части, по словам Шкуро, «небрежничали» в несении караульной службы, а сам их начальник был «чрезвычайно утомлён» и лег спать. Под утро следующего дня бронепоезд красных прошел по мосту и начал обстрел станции, а затем высадил отряд, который быстро ее захватил. В городе началась паника, и ополченцы бросились бежать. Самому Шкуро еле удалось вырваться из города. По словам А. Г. Шкуро – «…пришлось опять занять старые позиции, - верстах в четырех от города.
Генерал Ляхов прислал в помощь Шкуро Кабардинскую и Волгскую (состоящую из терских казаков Пятигорского округа) бригады. Из близлежащих терских станиц подошли новые подкрепления.
К этому времени под напором наступающих корпуса Казановича и дивизии Шатилова на Георгиевск, красные части 1-й и 2-й дивизий начали отступление, ведя жестокие арьергардные бои.
17-18 января 1919 года генерал Ляхов овладел станцией Курсавкой. За почти месяц боев станция семь раз переходила из рук в руки. Одновременно генерал Шкуро направил Партизанский полк пополнения, обойти Ессентуки со стороны Прохладной. Опасаясь окружения, красные покинули город. В Ессентуках все учреждения перешли на старый стиль работы, вновь заработало Станичное Правление во главе с атаманом Р. А. Глуховым.
18 января Шкуро направил на Пятигорск 1-й Волгский казачий полк, который 19 января «на плечах бегущих красных, ворвался в город и овладел им». 19-21 января 1919 года части генерала Шкуро, преследуя отступающих красноармейцев, заняли остальные города Минераловодского района.
19 января 1919 года генерал-майор А. Г. Шкуро въехал с Кисловодск, где был восторженно встречен населением. «Город сильно пострадал, - писал в своих воспоминаниях А. Г. Шкуро, - много домов было разграблено, знаменитая тополевая аллея вырублена; сотни жителей изрубили и расстреляли красные палачи».
20 января Волгский полк отрезал громадную колонну обозов, отбил своих пленных и взятых в Кисловодске большевиками заложников. Было захвачено также много комиссаров и следи них председатель Кисловодского ЧК, известный своей жестокостью Александр Ге, вместе со своей кровожадной супругой, следователем ЧК Ксенией Ге.
О том, что из себя представлял освобожденный от большевиков Пятигорск впоследствии в своих воспоминаниях напишет член Войскового правительства Д. С. Писаренко: «Будто в тяжелом кошмаре протекают дни и ночи 8 и 9 января, когда я соприкоснулся с наследием красных. Я объехал лазареты и больницы, которых было несколько десятков, здания, где были советские многочисленные учреждения, Пушкинский дом, бывший Офицерский дом, гостиницы и прочее и везде застал потрясающие следы смерти и ужаса. Во всех этих зданиях, в красноармейских казармах, в брошенных частных домах, даже в бывших складах я видел одно и то же: кучами и в одиночку трупы, покрытые толстым слоем паразитов, замерзшие водопроводы, нетопленые помещения, отсутствие всякого признака ухода за больными и уборки мертвых, предсмертный бред умирающих от голода или сыпняка. Холод и бред загнал людей в шкафы, в сараи, на чердаки, в кладовые, словом, во все щели, чтобы они там умерли, и везде трупы, смрад, паразиты, предсмертные мучения, всюду живые и мертвые подряд и вперемешку, а часто и в объятиях. По-видимому, всякий уход и питание прекращены дня четыре-пять назад, и больные свыше десяти тысяч брошены на произвол судьбы. Кто был в сознании, жался к мертвым, боясь показаться живым, чтобы не добили казаки…
Собрал наспех, кто объявился в городе, врачей и бывших городских деятелей, составил санитарную комиссию, предоставил ей запасы продовольствия, лазаретного имущества, команду людей и свыше ста подвод и дал задание отделить живых от мертвых; первых накормить, обогреть и лечить, а вторых вывозить под Машук и там закапывать. И уже 9-го работа началась».
20 января генерал Ляхов приехал в Пятигорск, генерал поблагодарил А. Г. Шкуро за спасение Баталпашинской и за взятие городов Минераловодской группы и поставил новую задачу – подымать восстание в терских станицах и двигаться с ними на Владикавказ. Для выполнения этой задачи Шкуро была придана Кабардинская бригада и несколько десятков штаб и обер-офицеров из терских казаков, в качестве командного состава для будущих терских полков.
Сразу же по освобождению Минераловодского района генералом Ляховым из Особого совещания при Главнокомандующем ВСЮР был получен проект положения об образовании Минераловодской губернии. В состав этой административной единицы должны были войти города Пятигорск, Железноводск, Минеральные Воды, Пятигорск, Ессентуки, Кисловодск. Изъятие этих городов и прилегающих к ним территорий из ведения Терского казачьего войска ущемляло казачью автономию, и никакой пользы не принесло ни Терскому войску, ни Губернаторству, а лишь усугубило отношение между командованием ВСЮР и Войсковым правительством. «Выкройка была прямым ущемлением казачьей автономии, - запишет впоследствии Д. С. Писаренко, - насильственным отнятием у казачьей власти городов, включенных в границы войска не по произволу, а в силу утвержденной Временным Всероссийским правительством конституции».
Подтверждением же враждебности к казачеству Особого совещания в дальнейшем стало и учреждение Грозненского и Владикавказского градоначальств и как следствие этого изъятие «из рук войска» его собственных нефтяных месторождений. «При этом мнения войска по этим вопросам, непосредственно его ущемляющим, и не подумали выслушать, постаравшись поставить его перед совершившимся фактом». Этими действиями будущему правительству Терского казачьего войска как бы открыто намекали, что оно должно будет уступить большую часть своих прав управления Особому совещанию. Терское войсковое правительство, не успев возродиться, сразу же попало в зависимое положение от командования ВСЮР и его органа управления Особого совещания.
В освободившихся станицах Пятигорского отдела с первых дней стали «восстанавливаться казачьи сходы, выбираться атаманы, устанавливались привычные порядки, объявлялась мобилизация, казаки распределялись по возрастам и командами спешно шли в управление отдела». Пятигорский отдел первым сформировал четырехполковую Терскую дивизию на базе сводной Терско-Кубанской казачьей бригады. В дальнейшем аналогично были сформированы еще три дивизии в остальных отделах Терского казачьего войска. Уже 23 января из Пятигорска ушли первые пополнения для Волгских полков.
В это время большое значение приобрел город Георгиевск. Через него шли пути отхода Минераловодской группы красных. При его захвате, до отхода их на восток, эта группа совершенно выводилась из строя. Только небольшие части, без обозов, могли рассчитывать уйти через станицу Зольскую на Владикавказ. Учитывая это, генерал Врангель приказал генералу П. Н. Шатилову овладеть Георгиевском.
Во второй половине января части генерала Шатилова стремительно атаковали город и 21 января, после двух дней боев овладели городом. Генерал Шатилов вспоминает: «Население города встретило нас как избавителей. Ликование его было вполне искренним».
По овладении группой Минеральных Вод части Добрармии повели преследование разбитого противника двумя группами: генерала Ляхова и генерала Покровского.
Под влиянием резко ухудшившейся обстановки командарм XI-й Красной армии 18 января отдал приказ: 1-й и 2-й дивизиям отойти из района Кисловодск Минеральные Воды и занять позиции - 1-й дивизии под командованием Мироненкона линии Марьинская, Георгиевск, Курская; 2-й дивизии Пронникова в район Прохладной, «в резерв армии, где приступить к пополнению и приведению частей в порядок». Кавалерийские бригады Мозгового и Воронова в срочном порядке отводились в район станицы Государственной, остальные кавалерийские полки под командованием Г. Кочергина отводились в район Курской. Кавалерийская бригада И. Кочубея отводилась в район станицы Марьинской.
21 января 1919 года на станции Прохладной проходит совещание Северокавказского штаба обороны под председательством Г. К. Орджоникидзе. Было вынесено решение об отступлении XI Красной армии на правый берег Терека, где она должна закрепиться и совместно с горцами вести борьбу до прихода красной армии, двигающейся с севера. Но войска игнорировали этот приказ, продолжая стихийное отступление на Моздок и Кизляр.
Большевистское руководство дабы пополнить тающую на глазах армию попыталось привлечь на свою сторону и казачество. Так в формирующуюся XII-ю Красную армию помимо отрядов из Нальчика, Владикавказа и Грозного должны были войти и формирования из терских станиц. К сожалению, информацию о том, как откликнулись казаки на это мероприятие, а так же о численности этих отрядов, найти не удалось.
XII –я Красная армия должна была защищать Терскую область от наступающих войск 3-го армейского корпуса Добровольческой армии ВСЮР, так как XI-я армия отступала в направлении к Астрахани.
Что бы получить помощь от соседней XII армии, командарм XI армии М. Е. Левандовский 24 января 1919 года направил ее командующему телеграмму следующего содержания: «Ввиду критического положения настаиваем на немедленной присылке в Прохладную Ленинского или Московского полка». Одновременно с этим он отправил телеграмму в Астрахань Реввоенсовету Каспийско-Кавказского фронта, в которой указывал, что приказ о присылке полка из XII армии ею до сих пор не выполнен, и просил принять необходимые меры.
Но командование XII армии не спешило с присылкой свежего полка, поэтому 25 января 1919 года командарм XI армии предпочел куда более целесообразным оставить станцию Прохладную и выехать в Моздок.
24 января Г. К. Орджоникидзе из Владикавказа направил В. И. Ленину следующую телеграмму: «XI армии нет. Она окончательно разложилась. Противник занимает города и станицы почти без сопротивления. Ночью вопрос стоял покинуть всю Терскую область и уйти на Астрахань. Мы считаем это политическим дезертирством. Нет снарядов и патронов. Нет денег. Владикавказ, Грозный до сих пор не получали ни патронов, ни копейки денег, шесть месяцев ведем войну, покупая патроны по пяти рублей.
Владимир Ильич, сообщая Вам об этом, будьте уверены, что мы все погибнем в неравном бою, но честь своей партии не опозорим бегством. Тогда положение может быть спасено, если Вами будет переброшено сюда 15 или 20 тысяч свежих войск. Дайте патронов, снарядов, денег. Без Северного Кавказа взятие Баку и укрепление его – абсурд. Среди рабочих Грозного и Владикавказа непоколебимое решение сражаться, но не уходить. Симпатии горских народов на нашей стороне.
Дорогой Владимир Ильич, в момент смертельной опасности шлем Вам привет и ждем Вашей помощи. Орджоникидзе».
Терский народный Совет в своем обращении к народным массам области 26 января 1919 года раскрыл всю тяжесть положения. Но никакие уже обращения ни могли повлиять на настроения, царившие среди населения Терской области. Войска Добровольческой армии стремительно продвигались вглубь Терской области.
Группа генерал-лейтенанта В. П. Ляхова имела задачей овладения Прохладненским железнодорожным узлом, а группа генерала П. Н. Шатилова получили задачу выйти на сообщения противника по левому берегу реки Терек в районе Моздока и отрезать пути отхода его на Кизляр.
Самостоятельная задача была поставлена генералу Шкуро. Сводная Дивизия генерал-майора А. Г. Шкуро вместе с приданными Волгской и Кабардинской бригадами, состояла из 6 тысяч штыков и шашек, имевших на своем вооружении 9 орудий, 11 пулеметов и один аэроплан. Дивизия должна была овладеть Нальчиком и выйти на сообщения противника между Прохладной и Владикавказом.
21 января 1919 года генерал Шкуро из станицы Марьинской, где стояла его дивизия, отправил Кабардинскую бригаду под командованием ротмистра Заурбека Даутокова-Серебрякова, через селение Кармово (ныне селение Каменномостское) и Кабардинские аулы овладеть Нальчиком. 25 января Кабардинская бригада без особого труда взяла Нальчик. Революционные отряды Кабардино-Балкарии после оставления Нальчика в спешном порядке отошли в пределы Малой Кабарды.
Отход красных, начавшийся в относительном порядке, превращался под ударами белой конницы в паническое бегство. Оставив город Георгиевск, противник пытался организовать оборону при поддержке бронепоездов первоначально на реке Золька у станции Эристовской, затем – на оросительном канале Неволька у станицы Солдатской. Но усилиями пластунов и Черкесской дивизии красные были сбиты.
На рассвете 26 января выйдя к железной дороге, генерал Шкуро овладел станцией Котляревская, а вслед за этим Прохладненским железнодорожным узлом, захватив здесь весь Кисловодский совдеп, большой подвижной состав 2 бронепоезда, 4 орудия и другую добычу.
Одновременно с занятием Прохладненского железнодорожного узла Черкесская дивизия и два пластунских батальона, повернув направо от станицы Новоосетинской, вышли к Тереку около кабардинского селения Абаево. В их задачу входило: переправиться через Терек у селения Абаево и выйти в тыл советским войскам в районе селения Арик-Муртазово, а правым флангом соединиться с частями генерала Шкуро у станции Котляревская и по линии железной дороги двинуться к Владикавказу. Кабардино-Балкарские революционные отряды за день до этого разбитые на подступах к Нальчику, попытались оказать сопротивление в Малой Кабарде, но после небольших стычек у селений Абазово и Муртазово в спешке отступили в сторону Владикавказа. Но территории Нальчикского округа остались лишь незначительные силы, которые переместились в отдаленные ущелья горной Балкарии. Во главе этих отрядов стоял балкарец Ако Гемуев.
Преследуя противника, войска Деникина к 27 января вышли на линию Нальчик – Прохладная – Эдессия – Правокумское – Арзгир – Дивное.
23 января 1919 года Добровольческая армия приказом генерала А. И. Деникина преобразуется в Крымско-Азовскую армию во главе с генералом А. А. Боровским – для действий на территории Таврической губернии и Кавказскую Добровольческую армию для действий на Северном Кавказе.
Генерал-лейтенант, барон П. Н. Врангель, назначенный еще 9 января приказом Главнокомандующего ВСЮР командующим Кавказской Добровольческой армией, вступил в командование армией. В состав новой армии вошли все войска, стоявшие на фронте от селения Дивного до Нальчика. Ближайшей задачей для нее было освобождение Терской области, и выход к Каспийскому морю. Начальником штаба был назначен генерал Я. Д. Юзефович.
В тот же день 23 января 3-й армейский корпус был расформирован, а вместо него создано управление Главноначальствующего и командующего войсками Терско-Дагестанского края, на каковую должность назначался генерал В. П. Ляхов.
В письме направленном на имя генерала В. П. Ляхова главком ВСЮР генерал А. И. Деникин определил общие основания той политики, которой надлежало придерживаться главноначальствующему: «Милостивый государь, Владимир Платонович, Героическими подвигами Кавказской Добровольческой армии, в которой слились в одном беззаветном порыве славные кубанские казаки, добровольцы, терцы и горские воины, освобождается весь Северный Кавказ от власти большевиков... Вам предстоит тяжелая, по благодарная задача умиротворить Терско-Дагестанский край. Ввести начала законности и порядка. С высокой справедливостью и беспристрастием примирить интересы подчас враждующих соседних народностей. Восстановить правильную экономическую жизнь... Помочь свободному развитию местных установлений. Создать вооруженные силы для защиты очагов и для участия в борьбе за освобождение России. Наконец, вновь приобщить край к русской государственности.
От всей души желаю скорейшего прекращения междоусобий, счастья и мира многострадальному краю. Уважающий Вас А. Деникин».
Назначенный главноначальствующим и командующим войсками Терско-Дагестанского края, генерал Ляхов непосредственно подчинялся главнокомандующему Вооруженными силами Юга России, а также – Особому совещанию. При нем были назначены помощники, из которых один – по горским делам – должен был быть избран на общем горском съезде. В состав заново образованного края вошли: область войска Терского, Кабардинский, Осетинский, Ингушский, Чеченский округа; Владикавказское и Грозненское градоначальства, Кавказский Минераловодческий район, Дагестанская область. Терское войско должно было получить автономию во внутренних делах и управляться на основании законодательных постановлений, издаваемых Войсковым кругом. Войсковой круг должен был в свою очередь выбрать Войскового атамана и правительство. Дела общегосударственные разрешаются в порядке законодательства и верховного управления главнокомандующим ВСЮР, в порядке же управления подчиненного ведаются главноначальствующим Терско-Дагестанского края и иными подлежащими органами. В военном отношении Терское казачье войско и его войсковое начальство обязано было подчиняться командующему ВСЮР.
Таким образом, признавая за казаками принципиальное право автономии, генерал А. И. Деникин делал оговорку в отношении Терского войска, которое «ввиду крайней чересполосицы и необходимости примирения интересов казаков и горцев» должно было на правах автономии войти во вновь созданный Терско-Дагестанский край. Планировалось включение представителей казачества и горских народов в новые структуры областной власти. Горским же народам предоставлялось широкое самоуправление в рамках этнических границ, с выборной администрацией, невмешательством со стороны государства в вопросы религии и народного образования, но без финансирования этих программ из государственного бюджета.
Сразу же по назначению генерал-лейтенанта В. П. Ляхова в Пятигорске сорганизовалось управление главнокомандующего и главноначальствующего в Терско-Дагестанском крае, организовались национальные группы горцев, создалось управление Минераловодской губернии с генералом от инфантерии М. Р. Ерофеевым во главе, начали существование градоначальства.
Позаботился генерал Ляхов и об информационной политике во вверенном ему крае. Так официальным печатным органом для информирования населения главноначальствующим была назначена еженедельная газета – «Терско-Дагестанский вестник»: «…который взял на себя обязательство выпускать еженедельно в особом приложении официальную часть, в которой будут распубликовываться все узаконения, а также приказы, циркуляры, обязательные постановления, сыскная и розыскная статьи и прочее местных учреждений и должностных лиц всех ведомств края». В предписаниях начальнику Кавказского Минераловодского района, Владикавказскому, Петровскому и Грозненскому градоначальникам, правителям: Кабарды, Ингушетии, Осетии, Чечни и Дагестана указывалось: «выписывать указанный выше орган повременной печати, цена коему устанавливается в 20 рублей в месяц…».
Во исполнение полученных рекомендаций генерал В. П. Ляхов сразу же приступил к воссозданию казачьего управления. Так, своим приказом за № 8 от 29 января 1919 года были воссозданы должности «отдельских» атаманов. В станицах по ходу освобождения туже проходили выборные круги, на которых, как и раньше избирались атаманы и правления. В освобождавшихся отделах была проведена широкая мобилизация казаков. Согласно планам командования казаками Терского казачьего войска должны были быть сформированы 4 конные дивизии и 4 пластунские бригады. На формирование отводилось очень короткое время, так, Моздокскому отделу на формирование 2-й дивизии было отпущено всего три дня, в действительности же потребовалось около двух месяцев.

Использованные источники и литература:

1. Андреев Ю. П.. Ессентуки и Кавминводы в истории Кавказа и России. Хронологический очерк событий. - Минводы: ОАО Издательство «Кавказская здравница», 2007.
2. Ахриев И. Г. Гапур Ахриев. – Грозный: Чечено-Ингушское книжное издательство, 1967.
3. Буркин Н. Г. Октябрьская революция и Гражданская война в горных областях Северного Кавказа. – Ростов-на-Дону: Партиздат, 1933.
4. Воспоминания полковника Добровольческой армии А. Л. Писарева о взятии чеченских аулов Алхан-Юрт, Цацанг-Юрт в марте 1919 г. //Вайнахи и имперская власть: проблемы Чечни и Ингушетии во внутренней политике России и СССР (начало XIX – середина XX в.). – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН); Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцины», 2011, с. 315; Шатилов П. Н. В Добровольческой армии. // Вооруженные силы на Юге России. /Под. Ред. С. В. Волкова. – М.: ЗАО Центрполиграф, 2003.
5. Волков С. В. Трагедия русского офицерства. – М.: «Центрполиграф», 2002.
6. Волков С. В. Энциклопедия Гражданской войны. Белое движение. – СПб.: Издательский дом «Нева», М.: Издательство «ОЛМА-ПРЕСС», 2003.
7. Врангель П. Н. Воспоминания. - М.: Вече, 2012.
8. Гагкуев Р. Г. Белое движение на Юге России. Военное строительство, источники комплектования, социальный состав. 1917-1920 гг. – М.: Содружество «Посев», 2012.
9. ГАРФ, ф. Р-440, оп. 2, д. 31.
10. ГАРФ, ф. Р-445, оп. 2, д. 97.
11. ГАРФ, ф. Р-446, оп. 2, д. 22.
12. ГАРФ, ф. Р-5351, оп. 1, д. 3.
13. ГАРФ, ф. Р- 5351, оп. 1, д. 18.
14. ГАРФ, ф. Р-5881, оп. 1, д. 534.
15. Деникин А. И. Очерки русской смуты. Книга 3. ТТ. 4, 5. Вооруженные силы юга России. – М.: Айрис-Пресс, 2006.
16. Джамбулатов Р. Т. Революция и Гражданская война на Тереке. (Хасав-Юртовский и Кизлярский отдел). – Махачкала, 2012.
17. Дьяков А. З. Борьба сунженских казаков за Советскую власть в 1918-1920 годах. Воспоминания. – Грозный, 1957.
18. Ермолин А. П. Революция и казачество (1917-1920 гг.). – М.: Мысль, 1982.
19. Институт Гуманитарных Исследований при правительстве Кабардино-Балкарской Республики и отделении Российской академии наук Кабардино-Балкарской Республики, ф. 2, оп. 2, д. 47.
20. Киреев Ф. С. Герои и подвиги: уроженцы Осетии в Первой мировой войне. – Владикавказ: Ир, 2010.
21. Коренев Д. З. Революция на Тереке. – Орджоникидзе, 1967.
22. Лобанов В. Б. Белое движение на Северном Кавказе (ноябрь 1917 – май 1919 гг.). – СПб.: Полторак, 2012.
23. Мартиросиан Г. К. История Ингушетии. Материалы. – Орджоникидзе, 1933.
24. Матиев Т. Вторжение Добровольческой армии в Терскую область и причины начала антиденикинского сопротивления в Ингушетии // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2011. № 8 (14): в 4 ч. Ч. VI..
25. Орджоникидзе Г. К. Статьи и речи. Т. 1. – М., 1956.
26. Ошаев Х. Д. Комбриг Тасуй. – Грозный: Чечено-Ингушское книжное издательство, 1970.
27. Писаренко Д. С. Терское казачество: Три года революции и борьбы. 1917-1920. Материалы и воспоминания./вст. ст. и коммент. Ф. С. Киреев. – М.: Кучково поле; Военная книга, 2016.
28. Попов А. Н. Революционная Чечня в огне сражений. – Грозный: Чечено-Ингушское книжное издательство, 1973.
29. Пыльцын Ю. С. Терские казачьи части в составе Вооруженных сил Юга России и Русской армии П. Н. Врангеля (1919-1920 гг.). Диссертация магистра истории. Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцына. – Екатеринбург, 2015.
30. РГА ВМФ, ф. Р-908, оп. 1, д. 4.
31. РГВА, ф. 39540, оп. 1, д. 35.
32. РГВА, ф. 40199, оп. 1, д. 1.
33. РГВА, ф. 40201, оп. 1, д. 1.
34. РГВА, ф. 40201, оп. 1, д. 2.
35. РГВА, ф. 40201, оп. 1, д. 4 (I часть).
36. РГВА, ф. 40201, оп. 1, д. 8.
37. РГВА, ф. 40201, оп. 1, д. 12.
38. РГВА, ф. 40201, оп. 1, д. 27.
39. Сводка оперативного отдела штаба «добровольческой» армии о ходе боев за гг. Владикавказ и Грозный.//История Владикавказа (1781-1990 гг.). Сборник документов и материалов. Владикавказ: Северо-Осетинский государственный университет имени Коста Хетагурова, 1991.
40. Северо-Осетинский институт социальных и гуманитарных исследований им. В. И. Абаева Владикавказского научного центра и Республики Северная Осетия-Алания, ф. 21, оп. 1, д. 447.
41. Сухоруков В. Т. XI армия в боях на Северном Кавказе и Нижней Волге (1918-1920 гг.). – М.: Воениздат, 1961.
42. Центральный архив общественно-политической истории Москвы, ф. 8654, оп. 1, д. 712.
43. ЦГА РД, ф. Р-628, оп. 1, д. 12.
44. ЦГА РСО-А, ф. Р-2, оп. 2, д. 4.
45. ЦГА РСО-А, ф. Р-9, оп. 1, д. 10.
46. Шатилов П. Н. В Добровольческой армии. // Вооруженные силы на Юге России. /Под. Ред. С. В. Волкова. – М.: ЗАО Центрполиграф, 2003.
47. Шкуро А. Г. Записки белого партизана. /Трагедия казачества. Воспоминания Белых генералов. – М.: Молодая Гвардия АО Деловой центр, 1994.
48. Янчевский Н. Л. Гражданская борьба на Северном Кавказе. Т. 2. – Ростов-на-Дону: Севкавкнига, 1927.

Кандидат исторических наук Эдуард Бурда

Иллюстрации:
1.Главнокомандующий ВСЮР генерал-лейтенант Антон Иванович Деникин.
2.Главнокомандующий войсками Терско-Дагестанского края генерал-лейтенант Владимир Платонович Ляхов.
3. Командующий Кавказской казачьей дивизии генерал-майор Андрей Григорьевич Шкуро.

ПРИ КОПИРОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ ССЫЛКА НА САЙТ СТРОГО ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Категория: Мои статьи | Добавил: burdaeduard (06.01.2018)
Просмотров: 3195 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar