Категории раздела
Помочь сайту
Поиск
Поделиться
Друзья сайта
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Битва за Терек Январь-апрель 1919 г. Часть 4
Битва за Терек
Январь-апрель 1919 г.
К 100-летию начала Братоубийственной войны

Часть 4

Одновременно с наступлением конницы Шатилова на Грозный дивизия Шкуро и Кубанская пластунская бригада генерала Геймана двигались на Владикавказ. Назначенный Советом обороны Северного Кавказа командующим вооруженными силами Терской области Н. Ф. Гикало приказал из разрозненных отрядов создать три колонны советских войск с задачей остановить наступавшие на Владикавказ дивизии генералов Шкуро и Геймана и отбросить их к Прохладной.
Первая колонна под командованием Протопопова выступила вдоль железной дороги в направлении станция Дарг-Кох – Прохладная, но была разбита наступавшими казачьими частями генерала Геймана. Средняя колонна под командованием П. Агниева выдвинулась к станице Архонской, но уже 31 января под натиском дивизии генерала Шкуро была вынуждена повернуть обратно и с боями отойти к Владикавказу, где на его подступах организовать оборону. Левая колонна под командованием С. Тавасиева была атакована частями генерала Шкуро в районе села Христиановского. Тем самым ни одна из колонн не выполнила приказа командующего остановить продвижение частей генералов Геймана и Шкуро и отбросить их к станции Прохладной.
В самом Владикавказе агонизирующие партийные организации и Совдеп лихорадочно пытались организовать оборону города. Владикавказская городская партийная организация и осетинская окружная организация «Кермен» объявили мобилизацию коммунистов. Владикавказский Совдеп обязал состоятельные слои населения города собрать белье и теплые вещи для больных и раненых красноармейцев. Срочно ремонтировались, потрепанные в боях, бронепоезда «Варяг», «Богатырь» и «Вперед». Был произведен досрочный выпуск Владикавказской школы красных командиров и Владикавказской школы авиаторов.
Перед генералом А. Г. Шкуро стояла задача усмирить Осетию и Ингушетию. В Осетии действовала пробольшевистское движение керменистов, а ингуши, по причине вражды с терскими казаками, почти целиком стояли за большевиков одаривших последних казачьими землями. Шкуро пытался решить дело миром, предлагая после взятия Владикавказа созвать туда ингушских представителей для переговоров. Керменистам предложил очистить село Христиановское и уйти в горы, угрожая прибегнуть к репрессиям. Селение Христианское было центром керменистов. И на предложение генерала Шкуро те ответили отказом.
К этому времени войска генерала Шкуро значительно увеличились. Шкуро с разрешения генерала Ляхова, присоединил к своей сводной дивизии, только что сформированную 1-ю Терскую пластунскую бригаду генерала Г. Н. Расторгуева. Проходя по станицам Сунженского отдела, генерал сформировал 1-й, 2-й и 3-й Сунженсккие казачьи полки, ставшие в дальнейшем основой для пластунской бригады.
Еще до подхода Шкуро к селению Христиановскому оно было опоясано окопами и линиями проволочных заграждений. Отряды партии «Кермен» и значительная часть жителей селения количеством около 2 тысяч человек были готовы к отражению атак. В рядах защитников Христиановского находилась также группа казаков из станицы Николаевской во главе с И. Жайло и М. Легейдо. Обороной Христиановского руководил Реввоенсовет Осетии, созданный еще осенью 1918 года. Генерал Шкуро рассчитывал на легкую победу. Но вопреки ожиданиям встретил упорное сопротивление. 28 января 1919 года защитники Христиановского отбили первую атаку казаков генерала Шкуро. 30 января началось второе наступление с использованием артиллерии, которое также было отбито. Тогда Шкуро подверг село двухдневному обстрелу, после чего взял его штурмом. Потери с обеих сторон составили 700 человек. Многим из защитников удалось вырваться из селения и уйти в «Черный лес».
Чтобы атаковать город, нужно было сначала овладеть осетинским селением Муртазово, занятым красными ингушами, а также молоканской и большевистской Курской слободкой. Молокане активно поддерживали большевиков, вместе с ингушами грабили город и даже участвовали в расстрелах. Горожане их люто ненавидели и впоследствии жестоко отомстили сектантам. Генерал А. Г. Шкуро взял Муртазово после чрезвычайно упорного и кровопролитного боя.
Ушедшие в горы остатки Красной армии и отряды «керменистов» выбитые их селений Христиановского, Муртазово, и других уже скоро перешли к партизанским действиям. Сохранился рапорт военного коменданта селения Христиановского датированный 30 январем (12 февралем по новому стилю) 1919 года на имя начальника 1-й Кавказской казачьей дивизии: «По наведенным справкам бежавшие в ближайшие горы и леса большевики постепенно спускаются на плоскость. В моем распоряжении нет никаких сил: нет оружия, нет патронов. Между тем, если не сегодня, то завтра, несомненно, будет нападение большевиков на селение Христианское. Ими уже создав в горах отряд, приблизительно целый полк. Их разведка сегодня доходила до Магометанского селения. Ставя Вас об этом в известность, доношу, что для поддержания порядка необходимо поставить в Ардонский район сотню, а также в селение Магометанское или в селение Дигоро-Алексеевское. Означенную меру нужно привести в исполнение теперь же в противном случае дело грозит большими осложнениями. Также прошу спустить для милиции 100 бердан и соответствующее количество патронов из реквизированного в селении Христианском».
В то время как генерал Шкуро вел трехдневный бой за селение Христиановское, войска генерала Геймана разгромив отряды красноармейцев у Эльхотовских ворот, подошли к Беслану. В двухдневном бою красноармейские части были опрокинуты, и в беспорядке отступили к Владикавказу.
1 февраля 1919 года передовые части Сводной дивизии генерала А. Г. Шкуро – подошли к столице Терской области – городу Владикавказу, открыли сильный огонь и устремились вдоль железной дороги на Курскую слободку, одновременно атаковав Молоканскую слободку с юга.
1-й Владикавказский пехотный полк под командованием П. В. Огурцова контратаковал подошедшие с юга части генерала Шкуро у самого города и вынудил их остановить продвижение. Вокруг города в срочном порядке стали рытья окопы, устанавливаться проволочные заграждения.
1-2 февраля части сводной дивизии генерала А. Г. Шкуро усиленно обстреливали артиллерийским и ружейно-пулеметным огнем Курскую, Молоканскую и Владимирскую слободки.
2 февраля 1919 года Кубанские пластунские батальоны генерала А. А. Геймана подошли к ингушским селам Далакова и Кантышево. На защиту этого участка по приказу Чрезвычайного комиссара Юга России Г. К. Орджоникидзе была брошена Владикавказская школа красных командиров численностью в 180 человек под командованием Е. С. Казанского. Вместе с курсантами сражались помимо отрядов ингушей еще и рота грозненских рабочих.
Подойдя к селению Долаково, генерал Деникин, через генерала Геймана, потребовал пропустить их через ингушскую территорию к Владикавказу и Грозному. После обсуждения, ингуши ответили на ультиматум отказом, белые войска вынуждены были силой пробиваться к Владикавказу. Генерал Гейман бросил против Долакова и Кантышево Кубанскую линейную дивизию. Чтобы ликвидировать сопротивление потребовалось шесть дней упорной борьбы и ряд последовательных ударов по ингушским аулам, где местные отряды совместно с красноармейцами отчаянно защищали каждую саклю.
В отчете от 23 февраля генерал Ляхов сообщал: «Сопротивление ингушей упорное и прямо непонятное. При четырех пулях четвертую противник пускает в висок. С ними есть офицеры, красноармейцы, матросы, муллы.
4 февраля 1919 года в Базоркино был созван съезд ингушского народа, на который прибыло около 10 тысяч вооруженных ингушей. Перед собравшимися выступил Г. К. Орджоникидзе, который описал все те беды, которые ожидают ингушский народ в случае победы Деникина. На съезде разгорелась острая борьба, поскольку ингушская элита – духовенство и офицеры, пыталась уговорить народ принять ультиматум, мотивируя, что сопротивление Добровольческой армии бессмысленно. Однако малоземельные горцы, недавно получившие из рук большевиков земли терских казаков на Сунженской линии, не собирались их отдавать и решили поддержать Советскую власть с оружием в руках. Чтобы подстегнуть рвение своих ингушских союзников, Чрезвычайный комиссар Юга России Г. К. Орджоникидзе объявил о создании особой Горской советской республики.
Вот что писал Орджоникидзе в телеграмме от 7 февраля 1919 года на имя В. И. Ленина по поводу ситуации вокруг Владикавказа и в Ингушетии: «Бои вокруг города Владикавказа и в Ингушетии продолжаются 7-й день. Все ингуши, как один человек, встали на защиту Советской власти. Красная армия, Курская и Молоканская слободки героически отражают натиск контрреволюционных казачьих банд.
На съезде вооруженного ингушского народа 4 февраля по моему предложению провозглашена независимая Горская Советская Республика.
Чечня совместно с красноармейцами отражает банды вокруг города Грозного. Казаки Сунженской линии под командой товарища Дьякова твердо держатся за Советскую власть, громя артиллерией контрреволюционные станицы. Среди ингушей небывалый подъем духа. Ждем Вашей помощи для окончательного сокрушения контрреволюции на Северном Кавказе».
Задачей генерала Геймана было после занятия рада аулов взять центр Ингушетии – Назрань. Задача оказалась сложной, так как ингуши защищались отчаянно, и взятие каждого аула и хутора стоило немалой крови. Для того чтобы убедить ингушский Национальный совет прекратить сопротивление командование Кавказской Добровольческой армии отправило из станции Прохладной в Беслан два бронепоезда «Витязь» и «Единую Россию». Столь весомый аргумент помог генералу Гейману убедить ингушей в бессмысленности сопротивления, и 9 февраля ингушский Национальный совет капитулировал, сдав Назрань и приняв все условия добровольцев. Как следует из оперативной сводки: «27 января (9 февраля) к 12 часам ингушская делегация согласилась на все пункты предъявленные ей… Слобода Базоркино занята Кубанским дивизионом, туда же направлен Улагаевский батальон и 1-й Хоперский полк Партизанской бригады».
Борьбу за Владикавказ, как отмечает современный историк Владимир Лобанов, «можно совершенно очевидно определить как наиболее яркий эпизод противостояния в регионе на протяжении всего 1919 года». Сражение непрерывно продолжалось десять дней, с 1 по 11 февраля 1919 года. На стороне красных сражались «ингуши, чеченцы, часть осетин, белые части, атаковавшие город, в значительной своей части состояли из казаков, в том числе и терских».
Город упорно оборонялся силами 1-го и 2-го Владикавказских пехотных полков, Красным революционным полком, 1-м и 2-м Коммунистическими отрядами, батальоном Грозненского полка, отрядами самообороны из рабочих города и ингушами – всего около 3 тысяч бойцов, а также 12 орудий, 4 бронемашины и 1 бронепоезд. Командующим обороной города был П. Агниев.
3 февраля 1919 года части генерала А. Г. Шкуро ворвались в левобережную часть Владикавказа и заняли Кадетский корпус. Но «успех не удалось развить ввиду необыкновенного упорства противника». 6 февраля охотники из 1-го и 2-го терских пластунских батальонов взяли северное предместье Курскую слободку и завод «Алагир», а южнее города взяли Лысую гору и тем самым отрезали пути отступления по Военно-Грузинской дороге. Защитники города при помощи двух бронемашин, присланных из общего резерва, во главе с начальником боевого участка П. В. Огурцовым контратаковали казаков, выбили их из Курской слободки и отбросили за реку Терек.
В тот же день вечером казаки силою до батальона атаковали Молоканскую слободку, которую оборонял 1-й Владикавказский пехотный полк. Брошенные на ликвидацию прорыва кавалерийский эскадрон и броневики, остановили наступление казаков и отбросили их на прежние позиции.
6 февраля полковник начальник штаба 2-й Кубанской бригады Захаров рапортом доносил: «Вчера целый день шли упорные бои за левобережную часть города Владикавказа. Красные и ингуши оказали упорное сопротивление, и ворваться в город не удалось. Кадетский корпус и Лысая гора остались в руках противника, причем выяснилось, что Лысая гора обороняется ингушами, а южная часть города красноармейцами. На правом берегу реки Терека части Терской пластунской бригады с отдельным Кубанским дивизионом повели наступление от колонии Михайловской и после ожесточенного боя заняли курган «Лохматый» нанеся значительные потери противнику. К 15 часам селение Далаково почти все было в наших руках, и бой продолжался на восточной окраине селения. Терская пластунская бригада овладела колонией для малолетних преступников и ворвалась в Курскую слободку, где идет ожесточенный бой… Под Далаковым действовала наша ударная часть. Школа Красных офицеров у кладбища, что западнее Далаково была уничтожена совершенно, а также Пролетарский полк, Кабардинский полк и масса кавалерии. Оружия у ингушей много но разнообразное есть австрийские винтовки и берданки но патронов мало, что и было главной причиной их неуспеха под Далаково. Отмечается отсутствие организации окопы занимаются днем очень густо но ночью почти все расходятся. У Далаково было три орудия, но снарядов мало. Когда обозначился наш успех начали поговаривать о том, чтобы выкинуть белый флаг но не знали как к этому отнесется мулла. По словам перебежчиков за селение Кантышово сражаться не будут и уйдут в Назрань где их сосредоточиваются большие силы. Сегодня у них прошел слух, что Грозный пал и большевики отошли к Ермоловской. У большевиков имеется два бронированных поезда «Борец за свободу» и «Вперед». По сведениям поученным от осетин ингуши роют окопы на расстоянии одной версты от «Ольгинского моста» на реке Камбилеевке, охраняется ингушами».
В ночь на 7 февраля казаки вновь предприняли атаку на Курскую слободку, но были отбиты и отброшены на исходные позиции. Ночная атака на участке Владимирской слободки была более успешной. Казакам удалось ворваться в город, но контратакой резерва, прибывшего из штаба обороны, были также выбиты из города.
8 февраля утром вновь возобновились бои. Сильным атакам подверглись Курская и Молоканская слободки, но все они отбивались красноармейцами. Казакам удалось захватить Базоркинскую дорогу, и вклиниться в оборонительные позиции, заняв часть Молоканской слободки, здание кадетского корпуса и прервать движение по Военно-Грузинской дороге.
9 февраля командир бригады полковник А. Данильченко получил из штаба 1-й Кавказской казачьей дивизии от начальника штаба полковника А. М. Шифнер-Маркевич следующее распоряжение: «Ввиду полной сдачи ингушей оборона города Владикавказа значительно ослаблена. Поэтому генерал Шкуро приказал Вам немедленно, энергично, атаковать город Владикавказ с запада и юга. Об исполнении доложить».
В боях 9 февраля у обороняющих город Владикавказ красноармейцев вышли из строя две бронемашины. Город покинули три ингушские сотни. К вечеру 9 февраля кольцо осады Владикавказа стянулось еще больше. Ночью в штабе обороны города было экстренно созвано совещание командного состава. На повестку вынесен был лишь один вопрос продолжать оборону города дальше или оставить его. Большинство высказалось за продолжение сопротивления.
Для дальнейшей обороны города ночью была произведена перегруппировка войск, и к утру 10 февраля советские части располагались следующим образом:
1) боевой участок Курской слободки – начальник П. В. Огурцов: Красный полк, 2-й Коммунистический отряд и отряд Курской самообороны из рабочих, артбатарея;
2) боевой участок Владимирской слободки: батальон Грозненского полка, 1-й Коммунистический отряд и отряд Владимирской самообороны;
3) боевой участок Молоканской слободки: 1-й Владикавказский пехотный полк, Джераховская пешая сотня и отряд Молоканской самообороны, гаубичная и Грозненская артиллерийские батареи;
4) боевой участок Верхнее-Осетинской слободки: 2-й Владикавказский пехотный полк и отряд Верхнее-Осетинской самообороны;
5) боевой участок на Шолдоне: Интернациональный отряд из китайцев под командованием Пау Ти-Сана и отряд Шолдонской самообороны. Вокзал и мастерские охранял железнодорожный отряд и бронепоезд;
6) общий резерв: 2 бронемашины, 4 грузовика с пулеметами, кавалерийский эскадрон Красного полка и отряд чекистов.
10 февраля город был атакован с трех сторон – с запада, севера и востока, главный удар наносился с востока от Тарских хуторов. Одновременно казаки атаковали Владимирскую и Верхнее-Осетинскую слободки. «Сопротивление противника стало слабеть, и к 16 часам 28 января (10 февраля по новому стилю) весь Владикавказ был в наших руках», - сообщалось в сводке оперативного штаба ВСЮР. Одними из первых в город ворвались казаки незадолго до этого сформированного Сунженско-Владикавказского полка.
Командовавший обороной Владикавказа П. Агниев в 5 часов вечера отдал приказ об оставлении города. Все части Владикавказского гарнизона стали отходить сначала к Молоканской слободе, а затем в горы. Оставляя город красноармейцы взорвали бронепоезд, радиостанцию штаба обороны, пороховые склады и Атаманский дворец.
Таким образом, после 10-часового уличного боя столица Терской области город Владикавказ был взят.
Отступая из Владикавказа Красное командование, как уже было не раз, не позаботилось о своих раненых и больных бойцах. 11 февраля генералу Шкуро была подана докладная записка следующего содержания: «Кадетский корпус весь заражен тифом. В нем несколько тысяч больных красных и трупов. Санитарная администрация заявляет, воинские части располагать невозможно».
11 февраля полковник А. Данильченко, преследуя отступавшие из Владикавказа красные части, сообщал генералу Шкуро о том, что «С Сунженско-Владикавказским полком нахожусь в 3-х верстах южнее Реданта. Выслав разъезды вправо и в лево, веду переговоры с красными о сдаче их добровольно, в чем представители горной Ингушетии оказывают содействие. Красные покамест занимают позиции в одной версте южнее меня. Надеюсь на добровольную сдачу красных. О результате донесу». Но видать переговоры не увенчались успехом, потому, что 12 февраля полковник Данильченко докладывал генералу Шкуро следующее: «С вечера занято сотнями селение и станция Балта. Красные в составе около 1000 человек с двумя гаубицами, с двумя пулеметами под прикрытием двух бронированных автомобилей спешно отходят на Ларс и далее. Сотни энергично преследуют их подходя иногда близко к их броневику. Противник занимает позиции за Ларсом. Атака его возможна лишь пешими частями… Для борьбы с броневиками противника необходимо одно или два орудия… В течении дня захвачено и препровождено около сорока красных, каковые препровождены во Владикавказ».
Осетинский политический деятель Ахмед Цаликов, участник и свидетель описываемых событий, вспоминал: «В трагические январские дни 1919 года, когда деникинцы встали на пороге Владикавказа, ни один красный комиссар не остался мужественно встретить опасность лицом к лицу на передовых позициях. Комиссары разбежались, бросив город на произвол судьбы».
Одновременно с атаками на город отряды генералов Шкуро и Геймана перерезали дорогу из Владикавказа на Базоркино, где находились Г. К. Орджоникидзе, и штаб командующего вооруженными силами Терской области Н. Ф. Гикало. Ингушские отряды под командованием Х. Орцханова и Кабардинские отряды Н. Катханова предприняли атаку против белых, но восстановить связь с городом не смогли.
После взятия Владикавказа войскам Шкуро, не зная границ нового Грузинского государства, казаки вторглись в Грузию и изрубили множество большевиков. Как пишет Шкуро, «Грузинское «храброе воинство» так же бросилось бежать от казаков без оглядки. Однако, я получил телеграмму из Ставки, что войска мои перешли границу и чтобы я вернул их и сосредоточился в районе Владикавказа…». Ушедшие же в Грузию останки защитников Владикавказа во главе с П. Агниевым вскоре были разоружены войсками меньшевистской Грузии и интернированы.
За время наступательной операции, начиная с Прохладной до Владикавказа, части генералов Шкуро и Геймана захватили 7 бронепоездов, всю наличную в этом районе артиллерию красных и более 10 000 пленных.
Значительная часть Красноармейских войск перешла в Грузию, некоторые задержались в горах Ингушетии. Вместе с этими частями ушли в Ингушетию и главные руководители советской власти на Тереке: Орджоникидзе, Назаретян, Бутырин, Элердов, Ф. Махарадзе и другие.
13 февраля 1919 года XI Красная армия Касписко-Кавказского фронта была формально расформирована и ее остатки включены в состав XII армии.
Тем временем жители Владикавказа и осетины начали сводить счеты с молоканами. Ввиду того, что этот пример разлагающе действовал на войска, генерал Шкуро в короткий срок навел порядок, а воинские части вывел из города, запретив там появляться без разрешения даже офицерам. Затем Шкуро поехал на бронепоезде в Назрань, где встретился с представителями ингушей. Те обещали не воевать с Добровольческой армией, а Шкуро обещал в будущем собрать съезд, чтобы решить их конфликт с терцами.
В целях устрашения пособников большевизма белое командование применило репрессии. Ингушские селения Долаково и Кантышево, первыми оказавшие сопротивление белым частям, были сровнены с землей. Та же участь ожидала Базоркино, но затем было решено ограничиться взиманием большой контрибуции.
Красная армия Северного Кавказа, за исключением частей, еще оставшихся в долине реки Сунжи и в Чечне, прекратила свое существование, в ее отступающих по направлению к Астрахани частях свирепствовала эпидемия сыпного тифа.

Использованные источники и литература:

1. Андреев Ю. П.. Ессентуки и Кавминводы в истории Кавказа и России. Хронологический очерк событий. - Минводы: ОАО Издательство «Кавказская здравница», 2007.
2. Ахриев И. Г. Гапур Ахриев. – Грозный: Чечено-Ингушское книжное издательство, 1967.
3. Буркин Н. Г. Октябрьская революция и Гражданская война в горных областях Северного Кавказа. – Ростов-на-Дону: Партиздат, 1933.
4. Воспоминания полковника Добровольческой армии А. Л. Писарева о взятии чеченских аулов Алхан-Юрт, Цацанг-Юрт в марте 1919 г. //Вайнахи и имперская власть: проблемы Чечни и Ингушетии во внутренней политике России и СССР (начало XIX – середина XX в.). – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН); Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцины», 2011, с. 315; Шатилов П. Н. В Добровольческой армии. // Вооруженные силы на Юге России. /Под. Ред. С. В. Волкова. – М.: ЗАО Центрполиграф, 2003.
5. Волков С. В. Трагедия русского офицерства. – М.: «Центрполиграф», 2002.
6. Волков С. В. Энциклопедия Гражданской войны. Белое движение. – СПб.: Издательский дом «Нева», М.: Издательство «ОЛМА-ПРЕСС», 2003.
7. Врангель П. Н. Воспоминания. - М.: Вече, 2012.
8. Гагкуев Р. Г. Белое движение на Юге России. Военное строительство, источники комплектования, социальный состав. 1917-1920 гг. – М.: Содружество «Посев», 2012.
9. ГАРФ, ф. Р-440, оп. 2, д. 31.
10. ГАРФ, ф. Р-445, оп. 2, д. 97.
11. ГАРФ, ф. Р-446, оп. 2, д. 22.
12. ГАРФ, ф. Р-5351, оп. 1, д. 3.
13. ГАРФ, ф. Р- 5351, оп. 1, д. 18.
14. ГАРФ, ф. Р-5881, оп. 1, д. 534.
15. Деникин А. И. Очерки русской смуты. Книга 3. ТТ. 4, 5. Вооруженные силы юга России. – М.: Айрис-Пресс, 2006.
16. Джамбулатов Р. Т. Революция и Гражданская война на Тереке. (Хасав-Юртовский и Кизлярский отдел). – Махачкала, 2012.
17. Дьяков А. З. Борьба сунженских казаков за Советскую власть в 1918-1920 годах. Воспоминания. – Грозный, 1957.
18. Ермолин А. П. Революция и казачество (1917-1920 гг.). – М.: Мысль, 1982.
19. Институт Гуманитарных Исследований при правительстве Кабардино-Балкарской Республики и отделении Российской академии наук Кабардино-Балкарской Республики, ф. 2, оп. 2, д. 47.
20. Киреев Ф. С. Герои и подвиги: уроженцы Осетии в Первой мировой войне. – Владикавказ: Ир, 2010.
21. Коренев Д. З. Революция на Тереке. – Орджоникидзе, 1967.
22. Лобанов В. Б. Белое движение на Северном Кавказе (ноябрь 1917 – май 1919 гг.). – СПб.: Полторак, 2012.
23. Мартиросиан Г. К. История Ингушетии. Материалы. – Орджоникидзе, 1933.
24. Матиев Т. Вторжение Добровольческой армии в Терскую область и причины начала антиденикинского сопротивления в Ингушетии // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2011. № 8 (14): в 4 ч. Ч. VI..
25. Орджоникидзе Г. К. Статьи и речи. Т. 1. – М., 1956.
26. Ошаев Х. Д. Комбриг Тасуй. – Грозный: Чечено-Ингушское книжное издательство, 1970.
27. Писаренко Д. С. Терское казачество: Три года революции и борьбы. 1917-1920. Материалы и воспоминания./вст. ст. и коммент. Ф. С. Киреев. – М.: Кучково поле; Военная книга, 2016.
28. Попов А. Н. Революционная Чечня в огне сражений. – Грозный: Чечено-Ингушское книжное издательство, 1973.
29. Пыльцын Ю. С. Терские казачьи части в составе Вооруженных сил Юга России и Русской армии П. Н. Врангеля (1919-1920 гг.). Диссертация магистра истории. Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцына. – Екатеринбург, 2015.
30. РГА ВМФ, ф. Р-908, оп. 1, д. 4.
31. РГВА, ф. 39540, оп. 1, д. 35.
32. РГВА, ф. 40199, оп. 1, д. 1.
33. РГВА, ф. 40201, оп. 1, д. 1.
34. РГВА, ф. 40201, оп. 1, д. 2.
35. РГВА, ф. 40201, оп. 1, д. 4 (I часть).
36. РГВА, ф. 40201, оп. 1, д. 8.
37. РГВА, ф. 40201, оп. 1, д. 12.
38. РГВА, ф. 40201, оп. 1, д. 27.
39. Сводка оперативного отдела штаба «добровольческой» армии о ходе боев за гг. Владикавказ и Грозный.//История Владикавказа (1781-1990 гг.). Сборник документов и материалов. Владикавказ: Северо-Осетинский государственный университет имени Коста Хетагурова, 1991.
40. Северо-Осетинский институт социальных и гуманитарных исследований им. В. И. Абаева Владикавказского научного центра и Республики Северная Осетия-Алания, ф. 21, оп. 1, д. 447.
41. Сухоруков В. Т. XI армия в боях на Северном Кавказе и Нижней Волге (1918-1920 гг.). – М.: Воениздат, 1961.
42. Центральный архив общественно-политической истории Москвы, ф. 8654, оп. 1, д. 712.
43. ЦГА РД, ф. Р-628, оп. 1, д. 12.
44. ЦГА РСО-А, ф. Р-2, оп. 2, д. 4.
45. ЦГА РСО-А, ф. Р-9, оп. 1, д. 10.
46. Шатилов П. Н. В Добровольческой армии. // Вооруженные силы на Юге России. /Под. Ред. С. В. Волкова. – М.: ЗАО Центрполиграф, 2003.
47. Шкуро А. Г. Записки белого партизана. /Трагедия казачества. Воспоминания Белых генералов. – М.: Молодая Гвардия АО Деловой центр, 1994.
48. Янчевский Н. Л. Гражданская борьба на Северном Кавказе. Т. 2. – Ростов-на-Дону: Севкавкнига, 1927.

Кандидат исторических наук Эдуард Бурда

иллюстрации:
1. Телеграмма генерал-майора А. Г. Шкуро командующему войсками Терско-Дагестанского края генерал-лейтенанту В. П. Ляхову
2.Полковник Зимин Александр Ефимович командир 2-го Кизляро-Гребенского полка.

ПРИ КОПИРОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ ССЫЛКА НА САЙТ СТРОГО ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Категория: Мои статьи | Добавил: burdaeduard (25.01.2018)
Просмотров: 1742 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar