Категории раздела
Помочь сайту
Поиск
Поделиться
Друзья сайта
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Битва за Терек Январь-апрель 1919 г. Часть 6
Битва за Терек
Январь-апрель 1919 г.
К 100-летию начала Братоубийственной войны

Часть 6

За бой у Алхан-Юрта потери составили: убитыми казаков 43, ранено 121, офицеров убито и ранено около 10 человек. Потери противника не менее тысячи человек. В этом бою был убит командир 6-го Терского пластунского батальона полковник Муфель. А особо отличившиеся казаки даже отмечались в специальных приказах. Так войсковой старшина Н. А. Букановский, несмотря на полученное ранение, остался в строю и «довел блестящую атаку до победоносного конца». Впоследствии Николай Александрович Букановский станет полковником и командиром 1-го Горско-Моздокского полка.
В ауле Алхан-Юрт были найдены запасы продовольствия фуража, к вывозу которых было привлечено всё население ближайших аулов.
«Бой у Алхан-Юрта еще раз доказал, что представляют собой чеченцы. – запишет впоследствии А. Л. Писарев. – Они, безусловно, были серьезным противником, но в условиях партизанской войны. в правильном бою, согласно формам современной тактики, они были бессильны и обречены на гибель уже потому, что не имели артиллерии».
Вечером того же дня пластуны и артиллерия получили новый приказ двигаться к аулу Валерик. Наступление пластунов на аул носило характер демонстрации: выяснить, окажет противник сопротивление или нет. Цепи подошли к аулу уже на 1.000-1.200 шагов, но аул все молчал. Передовые цепи пластунов двигались учебным порядком как на плацу, батареи были готовы дать огонь во всякую секунду. Примерно в 4 часа утра чеченцы открыли огонь из аула. Пластунов это не остановило. К тому же сила огня противника была во много раз слабее, чем была при атаке Алхан-Юрта. Казаки передовых линий, открыв огонь навскидку, вышли «на опушку аула». Коннице немедленно отдано было распоряжение охватить аул с юго-востока и никого из аула не выпускать. Пластуны шли по аулу, предавая все огню, и подавляя сопротивление. Полковник А. Л. Писарев вспоминал, что «огонь, казалось, шел со всех сторон». К 12 часам дня аул пластунами был пройден. Пленных не было.
К вечеру пластунские части и 2-я конная батарея участвовавшие в операции по овладению Валериком, отошли в станицу Ермоловскую, а конные части в город Грозный.
После операции у аула Валерик был перерыв около недели для переговоров с чеченцами. Со всех окруженных селений стали приходить депутации с изъявлением покорности.
Генерал Ляхов в третий раз назначил чеченский съезд, пригласив присутствовать на нем и главу самопровозглашенной Горской республики П. Котцева. К назначенному дню генерал Деникин прибыл в Грозный вместе с английским представителем генералом Бриггсом. Коцев не приехал вместо него Горский совет направил «трех лиц во главе с ярким русофобом и полубольшевиком своим председателем Каплановым для переговоров с командованием». Однако делегация, узнав о событиях в Чечне, задержалась в Шали, не решаясь проехать в Грозный. Из Шали Капланов сообщил Деникину, что «никакие переговоры с отдельными племенами или селениями не имеют в глазах Горского союза никакой определенной силы». Деникин, в свою очередь, не признавая полномочий горского правительства, не собирался вести с ними переговоры о судьбе кавказских народов.
Вскоре стало известно, что переговоры, если бы они даже и состоялись, были бы бесполезны, так как инструкция, данная делегации на секретном заседании меджлиса, гласила: 1) потребовать от Добровольческой армии очищения всей территории; 2) никакого сотрудничества с армией Деникина; 3) роспуск всех мобилизованных горцев. Это по словам Деникина, было напечатано в официозе «Вестник Горской республики» от 12-16 апреля 1919 года.
11 апреля в Грозном открылся «Съезд Чеченского народа», к которому обратились Деникин и английский представитель в Закавказье генерал Ч. Бриггс. Присутствие генерала Бриггса было нужно для того, чтобы развеять у горцев иллюзии относительно английской помощи против Деникина.
По словам Деникина, в съезде участвовали представители всего Грозненского округа и пяти аулов Введенского. Они с одинаковым недоверием относились и к меджлису, и к добровольцам. Большевики вызывали у них большую симпатию, так как не мешали расправам над терскими казаками и русскими. Теперь они боялись мести и разосланная по аулам листовка с речью Коцева, в которой он заявлял, что в Терскую область будет назначен генерал-губернатор из казаков, сильно их взбудоражила. Деникин пишет, что пункт о казачьем генерал-губернаторе Коцев прибавил от себя к перечню ультимативных требований, предъявленных в феврале генералом А. А. Гейманом ингушскому народу. Ни Ляхов, ни сменивший его Эрдели не принадлежали к казачьему сословию.
Выступая перед выборными представителями чеченского народа, генерал Деникин сказал следующее: «Чтобы побеседовать с Вами и найти способ прекращения кровопролитной войны, которая сейчас ведется, я собрал Вас. Вы знаете, что большевики разрушили всю Россию, что благодаря им сейчас голод и нищета. Вы сами видели эти толпы большевиков, которые не признают ни Бога, ни закона, ни порядка.
Что бороться с большевиками, великой чести русские генералы Алексеев, Корнилов и другие создали Добровольческую армию. Добровольческая армия начала борьбу, чтобы уничтожить большевизм, завести в России порядок, дать народу свободу и мир. Мы хотели бы, чтобы всем народностям жилось хорошо, чтобы казаки не обижали чеченцев, а чеченцы – казаков. Вы знаете, что Добровольческая армия, которая в начале насчитывала 200 человек, разрослась в огромную армию, помогла Дону, освободила Кубань, Ставропольскую и Черноморскую губернии и закончила очищение всего Северного Кавказа. Придя на Кавказ и освободив его от большевизма, мы думали, что встретим здесь друзей, но вместо этого со стороны Чеченского народа мы встретили войну.
Вы понимаете, что нужно идти на север, освобождать Россию и мы не можем допустить, чтобы здесь, в тылу, оставался бы вооруженный народ, враждебный нам. Генерал-лейтенант Ляхов, предъявил чеченцам те требования, на которых возможно полное примирение. Вот вкратце то, что было им потребовано: 1) Подчиниться управлению Добровольческой армии, сохраняя внутреннее самоуправление; 2) Выдать красногвардейцев – главарей большевиков и абреков; 3) Выдать всю артиллерию и пулеметы; 4) Выдать все награбленное и увезенное в Чечню красноармейцами. Возвратить все похищенные железнодорожные материалы; 5) Доставить на ближайшие станции и в аул Алды продовольствие для войск за справедливую плату; 6) Возвратить разграбленное имущество Ново-Грозненских промыслов и назначить для их охраны 100 человек при офицере, так как чеченцы от этих промыслов будут иметь доход; 7) Возвратить жителям Грозного все свезенное в Чечню на хранение их собственное имущество. Но эти требования не были выполнены и вот вновь началось никому не нужное кровопролитие. Что же Вам надо?
Исходя из стремлений, Добровольческая армия не желает никакого угнетения, ничего от Вас не отнимает. Ваши земли будут принадлежать Вам и Ваши права на часть промыслов будут за Вами обеспечены.
Чтобы в полной мере были обеспечены интересы Вашего народа, Правителем Чечни будет лицо выбранное Вами. Правителем всех горцев будет лицо выбранное всеми горскими народностями. Помощником Главноначальствующего генерал-лейтенанта Ляхова будет также выбранное горцами лицо и при нем горский совет; они будут следить, чтобы Ваши интересы были за Вами обеспечены. Теперь я еще раз спрашиваю Вас, что Вам нужно?
Мне передали, что Чеченский народ хочет сохранить жизнь двух мулл – Сугаиб-муллы и Ибрагим-ходжи. Нам их жизнь не нужна, если народ хочет этого – пусть живут. Если Вам будет обеспечено Ваше внутреннее самоуправление – что же Вам еще нужно?
Можете ли Вы порвать с Единой Россией и жить своей самостоятельной жизнью? Если все малые народы Кавказа будут жить своей собственной жизнью и не считаться со своими соседями, кроме резни ничего не выйдет. Я последний раз задаю Вам вопрос – мир или война?
Если Вас уверяют, что у Добровольческой армии недостаточно сил, чтобы справиться с Вами и навести порядок, то это Вас обманывают люди, которые сами стремятся к власти и которые не жалеют ни Вашей крови, ни Вашего имущества, ни Ваших аулов. От всего сердца я Вам предлагаю прочный мир. Но помните, что Россия никогда не забудет тех, кто в тяжкие годы борьба с большевизмом будут бороться против нас. Я предлагаю Вам посоветоваться и через некоторое время дать ответ».
Выступивший после генерала Деникина глава Английской военной миссии в Закавказье генерал Ч. Бриггс в своем выступлении также призвал представителей чеченского народа подчиниться управлению Добровольческой армии и выполнить все условия предъявленные Главнокомандующим ВСЮР. В своем выступлении генерал Бриггс сказал: «Я послан Британским правительством как Начальник Английской военной миссии к генералу Деникину, чтобы снабжать его армию оружием, огнестрельными припасами, снаряжением и всяким военным имуществом, нужным для той борьбы, которую он ведет против большевиков.
Британское правительство не желает вмешиваться во внутренние вопросы России, но лишь помогает генералу Деникину победить большевиков. Английские войска пришли в Закавказье для наблюдения за исполнением турками условий перемирия, продиктованных им нами после того, как они были разбиты.
Британское правительство не поддерживает ту или иную политическую формацию, но лишь стремится сохранить порядок до тех пор, пока мирная конференция не разрешит всех вопросов.
Оно поддерживает генерала Деникина, так как знает его благородство, уверенно в том, что он стремится не к восстановлению старого режима, а к восстановлению порядка и созданию условий, при которых население России будет само иметь возможность устроить свои дела.
В России теперь повсеместно наблюдается склонность малых национальностей к полной независимости; обычно это выражается в ссорах с соседями. Если Вы хотите внять моему совету, то сами убедитесь, что малые национальности почти не могут жить обособленно друг от друга, у них нет естественных выходов и вся их жизнь тесно связана между собой.
Я слышал, что раньше Вы не всегда жили мирно. Советую Вам дать возможность исправить зелезную дорогу, прекратить междоусобицу и помочь Добровольческой армии и генералу Деникину всем, чем Вы можете, в его борьбе против большевиков.
Я убежден, что со своей стороны он сделает все возможное, чтобы обеспечить Вам мирную и счастливую жизнь.
Среди Вас распространяется чуждая пропаганда, не верьте ей. Сговоритесь между собою и воспользуйтесь возможностью доказать теперь же, что Вы сами можете справиться со своими внутренними делами, как мирные и преданные закону граждане».
После непродолжительного совещания представителей чеченского народа ими были приняты условия генерала А. И. Деникина и вынесено следующее постановление: «Мы, нижеподписавшиеся уполномоченные Грозненского округа и аулов Мискер-Юрт, Геремчук, Белгатой, Новые Атаги, Дуба-Юрт Введенского округа даем обещание, что уполномочившее нас население Чеченского народа обязуется: 1) Признать власть Главнокомандующего Вооруженными Силами Юга России генерал-лейтенанта А. И. Деникина; 2) Не признавать никакого другого правительства и не допускать в пределы территории подписавшихся ниже представителей власти кроме утвержденных генералом Деникиным; 3)Выразить сожаление по поводу происшедшего столкновения и выполнить условия, предъявленные Главнокомандующим; 4) Принять меры к немедленному прекращению военных действий и к установлению мирной жизни, изгнать от себя большевиков и агитаторов, возбуждающих народ против Добровольческой армии; 5) Немедленно выставить всадников для формирования Чеченской дивизии, которая будет содержаться за счет казны».
Тут же на съезде правителем Чечни и одновременно помощником главноначальствующего краем генерал-лейтенанта В. П. Ляхова горцами был избран генерал Э. Алиев, при котором действовало своеобразное правительство – Горский совет, который следил за соблюдением интересов чеченцев. Помощником правителя Чечни стал Ибрагим Чуликов.
После заявления чеченских представителей об их полной покорности и принятии всех предъявленных требований Главнокомандующий обратился к ним со следующими словами: «Я рад, что теперь есть надежда, что никому ненужная война кончится и вновь наступит мир. Но надо, чтобы Ваши слова не расходились с делом. Я же приму все меры, если Вы исполните свой долг, оградить Вас от всяких наказаний. К этому будет стремится и Ваш Правитель, Вами избранный Генерал Алиев. Присутствующий здесь Терский атаман Вас заверит, что если Вы соблюдете все условия, то ни один терский казак Вас не обидит. Дай Бог, чтобы слово Ваше было крепко. Ваш же разум подскажет Вам, что так нужно поступить. Желаю счастья, доброго здоровья Вам и Вашим семьям».
Присутствовавший на съезде Войсковой атаман генерал Г. А. Вдовенко подтвердил заявления Главнокомандущего: «Я, Терский атаман, заверяю Вас, что если Вы будете соблюдать Ваши слова, ни один терский казак не подымет на Вас руки. Мы, Терские казаки хотим жить с чеченцами в полном согласии и ищем дружбу, ибо мы на протяжении целых веков сохраняли всегда добрые отношения. Я верю, что если Вы пойдете по этому пути, мы будем дружно, как подобает соседям».
В итоге все требования командования Добровольческой армии, поставленные перед съездом, были выполнены. Представители аулов Мискер-Юрт, Геремчук, Белгатой, Новые Атаги, Дуба-Юрт, приехавшие на съезд, организовали Чеченский конный полк из своих жителей, который впоследствии был, развернут в дивизию. Эта дивизия сражалась в составе Кавказской армии. Несмотря на успех данных переговоров, значительная часть Чечни отказалась признать требования командования Добровольческой армии.
Наибольшую враждебность проявляли аулы Цоцин-Юрт и Гудермес. Так, 12 апреля на рассвете партия чеченцев до 200 человек заняла аул Гудермес и обстреляла казаков. Этим чеченцы вероломно нарушили ранее достигнутые договоренности, по которым им запрещалось занимать Гудермес без разрешения Добровольческой армии.
Против них требовалось проведение карательной экспедиции, и к середине апреля была назначена операция на аул Цоцин-Юрт. Для выполнения поставленной задачи генерал Д. П. Драценко двинул на Цоцин-Юрт – 1-ю конную дивизию, терцев, пластунов и артиллерию, кроме 3-й конной батареи, которая была направлена на фронт против Красной армии. Опасаясь подвергнуться неожиданной атаке противника со стороны Шали и Гудермеса, генерал Драценко был вынужден выдвинуть на эти направления для прикрытия значительные силы своей конницы с конно-горной батареей. С рассветом 13 апреля отряд начал движение по дороге Устар-Гордой – Шали и атакует аул с запада.
Аул представлял большое селение, имеющее вид четырехугольника. Чеченцы аула Цоцин-Юрт по всей видимости, согласно данным разведки, думали повторить оборону Алхан-Юрта и первую линию сопротивления в виде жидкой цепи постов вынесли перед аулом примерно на две версты. Но, не имея из-за рельефа местности, никаких естественных укрытий, они были вынуждены выкопать ряд небольших окопов, профили с колена, что конечно, являлось прекрасной целью для артиллерии. Меткий огонь батарей в течение получаса в буквальном смысле смел защитников первой линии обороны. Прямые попадания 48-линейных бомб в чеченские окопы производили уничтожающее действие и сильный моральный эффект. Цепи пластунов, наступающие на чеченский аул, встретили весьма слабый огонь сопротивления. В случаях, когда какой-либо окоп отстреливался особенно сильно, командиры останавливали пластунов и передавали указание целей артиллерии, батареи в свою очередь переносили огонь по указанной цели и уничтожали защитников аула. По овладении передовой линии обороны чеченцев, пластуны продолжали наступать на окраину аула, уже не встречая сопротивления. При осмотре убитых выяснилось, что вооружены они, были не только трехлинейными винтовками, но и берданками и даже старинными кремневыми ружьями, на всех телах были шашки и кинжалы, горцы, видимо, надеялись на рукопашный бой.
Было видно, что жители аула только что оставили селение. На опушке возле аула бродил скот, а из некоторых труб шел дым. Генерал Драценко заявил, что он не остановится перед уничтожением аула вместе с его жителями в случае его дальнейшего сопротивления. В это время артиллерийские батареи были передвинуты поближе к аулу, чтобы чеченцы почувствовали то, что Драценко готов довести дело до полного разгрома Цоцин-Юрта.
Как показал опыт предыдущих боев, перспектива потерять «отеческий дом» приводила горцев в шоковое состояние и лишала воли к дальнейшему сопротивлению. Пластуны уже подошедшие к окраине аула шагов на 200-300, были остановлены по распоряжению генерала Д. П. Драценко, так как тот получил некое донесение от конницы. По предположению полковника А. Л. Писарева, генерал Драценко получил изъявление покорности от Цоцин-Юрта и, возможно, соседних аулов.
После вооруженного замирения Цоцин-Юрта наступила очередь Гудермеса. Несколько дней шли переговоры с аулом Гудермес. Как оказалось, его жители намеренно затягивали переговоры, в то же самое время, укрепляя оборону аула. Поняв это, Драценко в апреле, на Страстной неделе, организовал карательную операцию против Гудермеса. Отряд, выступив из Грозного, переночевал в станице Ильинской и на следующий день появился вблизи Гудермеса, пройдя развалины сожженной станицы Кохановской. Тем самым, командование экспедиционного отряда провело "наглядную агитацию" личного состава против мятежников.
Этот аул представлял собой очень большое и богатое селение. К западу от аула находилась высота, с которой простреливались все подступы к аулу. На ней были оборудованы окопы, отвечавшие требованиям современной тогда огневой тактики: "в местах, где была вероятность флангового обстрела со стороны белогвардейцев, были построены траверзы. В общем, было видно, что постройка производилась под наблюдением офицера, отлично разбирающегося в требованиях современной тактики к инженерному искусству". Река Сунжа вышла из берегов и представляла собой бурный поток – естественное препятствие для отряда генерала Д. П. Драценко. На высоте к западу от аула чеченцы построили окопы, но не успели довести их до конца. Батареи отряда были расположены так, что брали позиции чеченцев под фланговый и перекрестный огонь. Как только пехотные цепи подошли на 1500-2000 шагов к линии чеченских позиций, последние открыли из окопов ружейную стрельбу. В этот момент батареи открыли огонь. Огонь этот «засыпал окопы чеченцев шрапнелью; последние не выдержали артиллерийского огня и, понеся тяжелые потери убитыми и ранеными, оставили окопы, рассыпавшись по высоте». Но скат высоты был обращен к наступавшим и пластуны своим пулеметным огнем «буквально выкашивала чеченцев».
В момент, когда цепи, наступающие на высоту (правый фланг боевого порядка), подходили к оставленному чеченцами окопу, левый фланг, наступающий на аул, уже ворвался в аул, и во многих точках загорелся. При поддержке артиллерии казаки очистили от чеченцев аул, который в наказание был разрушен окончательно. На другой день отряд вернулся в Грозный.
Именно об этой экспедиции генерал-лейтенант В. П. Ляхов телеграфировал генералу Драгомирову: «Операция по приведению к повиновению чеченцев прошла вторую стадию. Нами заняты Али, Алханы-Юрт, Кулар, Хадис-Юрт и Ачхой Мартан. Сегодня ночью должны быть наказаны аулы Астары, Гордой и Бердыкель. …Самый жестокий удар чеченцам был нанесен у Алхан-Юрта, после которого среди чеченцев начался раскол и ко мне начали являться депутации грозненского округа, и принимают все предъявляемые им условия». «Хотя победа давалась не легко, – отмечал в своих воспоминаниях полковник Г. Хутиев – В результате много чеченских и ингушских аулов было сожжено до основания».
По окончании активной фазы операции по войскам Грозненской группы был отдан победный приказ: «В минувших боях части войск Грозненской группы проявили стойкость и доблесть русской армии. Офицеры, добровольцы и казаки не щадили своей жизни, дабы отстоять идею единой Великой России. Испытанные в боях кубанцы и добровольцы, только что сорганизовавшиеся терцы, соперничали в лихости и храбрости. И в результате – три вражеских аула уничтожены и Чечня просит мира и на пути покорности. Все это есть результат общего единения, дисциплины и порядка. От души благодарю всех офицеров, добровольцев и казаков и особенно ближайших моих помощников: генерал-майора Хазова, полковника М. Георгиевича, полковника П. Тутова, полковника Н. Погодина и полковника Долганова.
Приказ этот прочесть во всех сотнях, ротах, батареях и в авиационном отряде».
Как свидетельствуют документы вся операция по «замирению» Чечни продолжалась 18 дней, с учетом того, что половина данного времени ушла на переговоры.
После экспедиций генерала Драценко, согласно рапорту командира 2-й Терской дивизии к генералу Ляхову, притеречные аулы «непременно желают мира и установления прежних мирных торговых отношений». Более того, подчеркивается, что притеречные чеченцы, при своей воинственности, могут стать серьезной антибольшевистской силой. Правда оговаривается, что силой этой они могут стать в том случае, если «требования от них материальных и личных сил для борьбы с большевизмом не будут чрезмерно тяжелы и в соответственной, непременно корректной форме, обращенной к их разуму, выгоде и чести».
Малая (горная) Чечня, говорится в рапорте, признает, что ей крайне не выгодна борьба с регулярной воинской, казачьей силой, особенно вооруженной артиллерией и «когда она чувствует силу, она исполнит все наши требования, кроме разве выдачи оружия и вторжения в жизнь аулов». Командир терской дивизии допускал, что изъятие оружия будет возможно, если наступит полный мир. Но в настоящее время «наличие оружия для населения равносильно праву существования».
В оперативной телеграмме говорится, что аулы Ногай-Юрт, Али-Юрт, Бено-Юрт, Верхний и Нижний Наур, которые были при большевиках враждебны к казакам «теперь нас боятся. Отношения корректные свободно посещаются базары. Молодежь аулов настроена воинственно, старики мирные, оружия очень много». Как видно из телеграммы командование Добровольческой армии на Северном Кавказе, полностью разоружить горцев не смогло. Несмотря на то, что по распоряжению каждый горский двор должен был дать винтовку с 200 патронами, револьвер системы «Наган» с 50 патронами, в конце июня 1919 г. сообщалось, что «ингуши сдают только негодное оружие, а хорошее продают на базарах по аулам».
Однако несмотря на то что открытые военные действия в Терской области прекратились, обстановка по прежнему оставалась напряженной.

Использованные источники и литература:

1. ГАРФ, ф. Р-115, оп. 1, д. 26.
2. ГАРФ, ф. Р-440, оп. 1, д. 11А
3. ГАРФ, ф. Р-440, оп. 1, д. 57.
4. ГАРФ, ф. Р-446, оп. 2, д. 31.
5. ГАРФ, ф. Р-446, оп. 2, д. 92.
6. ГАРФ, ф. 446, оп. 2, д. 114.
7. ГАРФ, ф. Р-446, оп. 2, д. 121.
8. ГАРФ, ф. Р-5351, оп. 1, д. 18.
9. ГАРФ, ф. Р-5351, оп. 1, д. 25.
10. ГАРФ, ф. Р-5851, оп. 2, д. 569.
11. ГАРФ, ф. Р-5881, оп. 1, д. 534.
12. ГАРФ, ф. Р-5881, оп. 2, д. 567.
13. ГАРФ, ф. Р-5881, оп. 2, д. 569.
14. ГАРФ, ф. Р-5956, оп. 1, д. 395.
15. РГВА, ф. 40201, оп. 1, д. 1
16. РГВА, ф. 40201, оп. 1, д. 7.
17. РГВА, ф. 40201, оп. 1, д. 11.
18. РГВА, ф. 40201, оп. 1, д. 17
19. РГВА, ф. 40201, оп. 1, д. 23.
20. РГА ВМФ, ф. Р-332, оп. 1, д. 13.
21. ЦГА РСО-А, ф. Р-8, оп. 2, д. 34.
22. Вайнахи и имперская власть: проблема Чечни и Ингушетии во внутренней политике России и СССР. (начало XIX – середина XX в.). – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН); Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина», 2011.
23. Воспоминания полковника Добровольческой армии А. Л. Писарева о взятии чеченских аулов Алхан-Юрт, Цацанг-Юрт в марте 1919 г. //Вайнахи и имперская власть: проблемы Чечни и Ингушетии во внутренней политике России и СССР (начало XIX – середина XX в.). – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН); Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцины», 2011.
24. Газ. «Грозный». № 27. 16 октября 1919 г.
25. Деникин А. И. Очерки русской смуты. Книга 3. ТТ. 4, 5. Вооруженные силы юга России. – М.: Айрис-Пресс, 2006.
26. Дзисоев В. Д. Белый и красный террор на Северном Кавказе. 1917-1918 гг. – Владикавказ: «Алания», 2000.
27. Донесение генерал-лейтенанта В. П. Ляхова А. М. Драгомирову об изменении положения в Терско-Дагестанском крае и Чечне в период с 15 марта по 15 апреля 1919 г. // Вайнахи и имперская власть: проблемы Чечни и Ингушетии во внутренней политике России и СССР (начало XIX – середина XX в.). – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН); Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина», 2011.
28. Из доклада Г. К. Орджоникидзе в Совет Народных Комиссаров «Год Гражданской войны на Кавказе». //Борьба за Советскую власть в Северной Осетии. Сборник документов и материалов. – Орджоникидзе: «Ир», 1972.
29. Из доклада генерал-майора штаба Кавказской армии Б. П. Лазарева помощнику главнокомандующего Добровольческой армией А. М. Драгомирову о положении на Северном Кавказе в 1918 году. //Вайнахи и имперская власть: проблемы Чечни и Ингушетии во внутренней политике России и СССР (начало XIX – середина XX в.). – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН); Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина», 2011.
30. Из донесения начальника штаба командующего войсками Терско-Дагестанского края Е. В. Масловского А. М. Драгомирову об изменении положения в Терско-Дагестанском крае и Чечне в период с 15 по 30 апреля 1919 г. // Вайнахи и имперская власть: проблемы Чечни и Ингушетии во внутренней политике России и СССР (начало XIX – середина XX в.). – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН); Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина», 2011.
31. Опрышко О. Л. Терские казаки: имена в истории. – Нальчик: «Эльбрус», 2012.
32. Орешин С. А. Ингушетия под «Белой» властью: особенности государственного строительства в 1919 – начале 1920 г. //Вестник РУДН, серия История России. 2015, № 2.
33. Политическая сводка штаба деникинских Терско-Дагестанских войск о подготовке восстания против деникинцев в Ингушетии. //Борьба за Советскую Власть в Чечено-Ингушетии. Сборник документов. – Грозный, 1958.
34. Полян П. М. Вайнахи в эпоху российского межвластия. 1917-1922 гг. // Вайнахи и имперская власть: проблемы Чечни и Ингушетии во внутренней политике России и СССР (начало XIX – середина XX в.). – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН); Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина», 2011.
35. Пученков А. С. Национальный вопрос в идеологии и политике южного Белого движения в годы Гражданской войны 1917-1919 гг. Автореферат диссертации кандидата исторических наук. – СПб.: Б\и, 2005.
36. Разведывательная сводка штаба деникинских Терско-Дагестанских войск об организации чеченцами в горах баз для борьбы с белогвардейцами. //Борьба за Советскую Власть в Чечено-Ингушетии. Сборник документов. – Грозный, 1958.
37. Цветков В. Ж. Белое дело в России. 1919 (формирование и эволюция политических структур Белого движения в России). – М., 2009.
38. Шатилов П. Н. В Добровольческой армии. //Второй Кубанский поход и освобождение Северного Кавказа. Составитель С. В. Волков. – М.: ЗАО Центрполиграф, 2002.

Кандидат исторических наук Эдуард Бурда

иллюстрации:
1. Командующий Красной армией на территории Терской области Гикало Николай Федорович
2. Карикатура времен Гражданской войны

ПРИ КОПИРОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ ССЫЛКА НА САЙТ СТРОГО ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Категория: Мои статьи | Добавил: burdaeduard (09.02.2018)
Просмотров: 3174 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar