Разделы
Категории раздела
Помощь сайту
Поиск
Поделиться
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Донской атаман Анатолий Назаров
Донской атаман Анатолий Назаров

Будущий Генерального Штаба генерал-майор и войсковой атаман Донского казачьего войска Анатолий Михайлович Назаров родился на хуторе Хукова станицы Филипповской Хоперского округа Области Войска Донского 12 ноября 1876 года в казачьей семье коллежского регистратора Михаила Андреевича Назарова. Его отец был учителем приходской станичной школы, поэтому начальное образование было получено юным Анатолием под непосредственным наблюдением родителя. Общее среднее и начальное военное образование он получил в престижном Донском императора Александра III кадетском корпусе.
В службу Анатолий Назаров вступил 31 августа 1894 года одновременно с поступлением в Михайловское артиллерийское училище. С окончанием училища был выпущен хорунжим со старшинством с 13 августа 1897 года в комплект Донских казачьих батарей. Позже служил в 16-й Донской казачьей батарее. За успехи по службе досрочно был произведен в сотники со старшинством с 12 августа 1899 года.
В 1903 году сотник Анатолий Михайлович Назаров окончил Николаевскую академию Генерального Штаба по 1-му разряду и был произведен в штабс-капитаны со старшинством с 23 мая 1903 года. Цензовое командование сотней отбывал в 8-м Донском казачьем полку с 28 октября 1903 года по 30 августа 1904 года.
Вскоре после окончания цензового командования выпускник академии Генерального Штаба штабс-капитан Назаров принял участие в русско-японской войне 1904-1905 годов в должности старшего адъютанта штаба 8-го армейского корпуса. В этой должности Анатолий Михайлович состоял с 3 сентября 1904 года.
За боевые отличия в русско-японской войне Анатолий Назаров был награжден орденами Святой Анны IV степени с надписью «За храбрость», Святого Станислава III степени с мечами и бантом и Святой Анны III степени с мечами и бантом, а также произведен в капитаны со старшинством с 17 апреля 1905 года.
После окончания боевых действий капитан Генерального Штаба Анатолий Назаров продолжал исполнять обязанности старшего адъютанта 8-го армейского корпуса вплоть до 28 июля 1909 года. За успехи по службе был произведен в подполковники со старшинством с 6 декабря 1908 года и награжден орденом Святого Станислава II степени.
28 июля 1909 года подполковник Генерального Штаба Назаров был прикомандирован к Одесскому военному училищу для преподавания военных наук, а с 10 августа 1911 года прикомандирован к Тифлисскому военному училищу. На преподавательской должности Анатолий Михайлович пробыл с небольшим перерывом вплоть до начала Первой мировой войны. Высочайшим приказом «За успехи по службе» Генерального Штаба подполковник Назаров был произведен в полковники со старшинством с 25 марта 1912 года.
Генерал Исаак Быкадоров, хорошо знавший Анатолия Михайловича во 2-м томе «Донской летописи» оставил ценные сведения о Назарове: «Коренастый, небольшого роста, с порывистыми движениями, в физическом отношении представлял идеал кавалериста-спортсмена. Избытком энергии и всем своим видом обращал внимание всех людей, с ним встречавшихся. Особенное впечатление производил пронзительно-внимательный взгляд его глаз: они как бы гипнотизировали и подчиняли себе волю каждого человека, разговаривающего с ним. Речь его была ясна, и хорошо построена, убедительна приводимыми фактами и всегда сопровождалась точными данными. Строгий к самому себе, он требовал от подчиненных точного выполнения службы в пределах полной справедливости. Безукоризненной кристальной честности. Очень интересовался психологией и изучал ее. Пребывание в Академии и дальнейшая служба по Генеральному Штабу оторвали его от казаков, но он никогда не терял связи с Доном».
Будучи произведенным в полковники, для ознакомления с общими требованиями управления и ведения хозяйством в казачьем полку Назаров был прикомандирован с 31 мая по 1 октября 1913 года к 1-му Полтавскому конному полку Кубанского казачьего войска.
С вступлением России в Первую мировую войну Генерального Штаба полковник Назаров с 6 августа 1914 года был назначен командиром 20-го Донского казачьего конного полка – 2-й очереди, входившего в 3-ю Донскую казачью дивизию, которая с Дона была переброшена к городу Люблину и в августе уже приняла участие в боях. «В руках Назарова полк скоро выделился, - впоследствии напишет один из очевидцев тех событий генерал Исаак Быкадоров, - как один из лучших конных полков. Полковник Назаров получал самые ответственные боевые задания, а блестящее их выполнение закрепило за ним славу беспримерного боевого начальника, как авангардов, так и арьергардов. Самообладание в бою у него исключительное, так же, и храбрость и стойкость. Никакие охваты, отходы, самые тяжелые положения не вносили в среду его подчиненных тревоги и опасений. Все знали и верили, что полковник Назаров выведет их из самого тяжелого положения. Он умел сразу разбираться в сложной боевой обстановке, быстро принимал нужное (и правильное) решение, с сознанием своей ответственности и отсутствием боязни за нее. Настойчивость и энергия в проведении принятого решения, широкая инициатива были отличительными качествами Анатолия Михайловича Назарова. У других начальников он пользовался большим престижем».
Во время боевых действий Анатолий Михайлович, не раз проявлял чудеса храбрости и самообладания. Описание всех боев, в которых ему довелось принять участие, занимает не один десяток страниц. Но наиболее яркими являются бои второй половины 1914 года. Так, в боях за город Ной Сандец в октябре-ноябре 1914 года, Генерального Штаба полковник Назаров, командуя бригадой в составе 18-го и 20-го Донских казачьих полков, сыграл решающую роль. В выписке из приказа об этом было записано следующее: «Бригада под его командованием, смелым и искусным маневром вышла во фланг и тыл противника, сломила его сопротивление и заняла город». В следующем приказе, касающемся Анатолия Михайловича, записано: «В упорном бою у Тымрака в ноябре 1914 года командир бригады полковник Назаров своими блестящими действиями не только спас положение всего корпуса (генерала Драгомирова), но и фланг Армии». В бою близ Бржостока, когда наступил критический момент, полковник Назаров лично со своим конвоем в конном строю бросился в атаку во фланг наседавшей пехоте противника, который ошибочно принял ее за атаку всей русской кавалерии и остановил свое наступление. Время было выиграно и к угрожаемому месту поспели подойти резервы.
Такие подвиги не остались незамеченные командованием. Высочайшим приказом от 6 декабря 1914 года Генерального Штаба полковник Назаров был награжден орденом Святой Анны II степени, а Высочайшим приказом от 31 января 1915 года он был награжден орденом Равноапостольного князя Владимира IV степени с мечами и бантом, и III степени с мечами. Кроме того Георгиевская Дума за весенние бои 1915 года наградила Анатолия Михайловича Георгиевским оружием с надписью «За храбрость».
При ликвидации прорыва германской конницы у города Молодечно в апреле 1915 года, полковник Назаров был тяжело ранен осколком снаряда и до февраля 1916 года находился на излечении. Высочайшим приказом от 21 октября 1915 года «За отличия в делах против неприятеля» Анатолий Михайлович Назаров был произведен в генерал-майоры со старшинством с 28 апреля 1915 года. А приказом от 6 октября 1915 года ему были пожалованы мечи к знаку ордена Святого Станислава II степени.
До конца не оправившись от ранения, Генерального Штаба генерал-майор Анатолий Михайлович Назаров Высочайшим приказом от 9 декабря 1915 года был отчислен от должности командира 20-го Донского казачьего полка и назначен в резерв чинов при штабе Петроградского округа.
Но без дела боевому генералу долго пребывать не пришлось. Вскоре 4 февраля 1916 года Высочайшим указом Назаров был назначен начальником 2-й Забайкальской казачьей бригады. Командуя забайкальскими казаками Анатолий Михайлович был Высочайше награжден 10 декабря 1916 года орденом Святого Станислава I степени.
После свершившейся в феврале 1917 года революции Генерального Штаба генерал-майор Анатолий Михайлович Назаров с 24 марта по 18 апреля командовал 8-й Донской казачьей дивизией, затем с 18 апреля по 27 августа командовал Кавказской казачьей дивизией. А с 17 августа 1917 года был назначен начальником штаба 7-го Кавказского армейского корпуса на Кавказском фронте. Однако до нового места службы ему было не суждено добраться.
В октябре 1917 года по дороге на новое место службы Генерального Штаба генерал-майор Анатолий Михайлович Назаров был удержан Войсковым атаманом Донского казачьего войска генералом от кавалерии Алексеем Максимовичем Калединым и в ноябре назначен начальником Таганрогского гарнизона.
3 декабря 1917 года генерал Назаров был назначен командующим Ростовским районом, но через 12 дней он получил от Войскового атамана новое назначение – Походного атамана Донского казачьего войска. К этому времени части Красной гвардии все упорнее стали продвигаться к Области Войска Донского, казаки-фронтовики держали «нейтралитет» и атаман Каледин дал согласие на формирование добровольческих партизанских отрядов. Кроме того в Новочеркасске стала формироваться Добровольческая армия, ставшая ядром Белого движения на юге России.
К середине января 1918 года части Красной гвардии перешли в наступление. После гибели полковника Василия Чернецова и выступления части казаков-фронтовиков на стороне большевиков стало очевидно, что удержать Область Войска Донского не удастся. Кольцо окружения с каждым днем все больше сжималось. Промышленный центр Области город Ростов-на-Дону защищала Добровольческая армия с небольшими партизанскими отрядами войскового старшины Эммануила Федоровича Семилетова и кубанского сотника Грекова – прозванного красными «Белым дьяволом». Столицу Области город Новочеркасск защищали небольшие партизанские отряды и один офицерский батальон, выделенный из Добровольческой армии. Этого явно было недостаточно и все уже прекрасно понимали, что скоро оба города большевики возьмут.
29 января от генерала Лавра Георгиевича Корнилова атаманом Алексеем Максимовичем Калединым была получена телеграмма, в которой командующий Добровольческой армией сообщал, что он не в состоянии удержать город, и вынужден увести армию из Ростова на Кубань, а также просил срочно вернуть офицерский батальон с Персиановского направления. В тот же день, сложив с себя полномочия Войскового атамана, генерал Каледин застрелился. С уходом Добровольческой армии из Ростова-на-Дону создавалось безысходное положение: Ростовское направление оборонять стало некем. С севера Красногвардейские части были уже под Персиановкой в 13 километрах от Новочеркасска.
После смерти генерала Каледина Походный атаман генерал Анатолий Михайлович Назаров стал исполнять обязанности Донского Войскового атамана. Предвидя скорое падение Новочеркасска, он искал выхода и долго отказывался от поста атамана, прося круг его не выбирать. Однако, вопреки нежеланию генерала Назарова взваливать на свои плечи тяготы атаманской власти, Малый Войсковой Круг 4 февраля 1918 года избрал его Войсковым атаманом. Пытаясь поднять упавший дух и зажечь патриотизм в казачьих сердцах, внушить сознание о необходимости борьбы Круг постановил: «1. Атаман обрекается всей полнотой власти. 2. Защищать Дон до последней капли крови. 3. Объявить «сполох» и немедленно начать формирование дружин. 4. Дружины немедленно отправить на фронт. 5. Объявить мобилизацию всех работающих на оборону. 6. Ввести смертную казнь. 7. Настаивать, чтобы Войсковой атаман Назаров исполнил долг истинного сына Тихого Дона». Атаман Назаров ответил: - «Свой долг я исполню».
Атаман и Войсковой круг призвали к оружию всех боеспособных Казаков из ближайших станиц. Собралось около трех тысяч человек, но как раз в это время Добровольческая армия, не сумев сдержать натиск превосходящих сил Красной гвардии, оставила город Ростов-на-Дону и отошла в станицу Ольгинскую. В обстановке общего неустройства пополнение не было организовано и разошлось по домам. Круг требовал постоянного присутствия атамана и искал выходы из безнадежного положения. В конце концов, было принято решение перенести заседание Круга в станицу Константиновскую, но промедлили до тех пор, пока это решение уже не было возможности осуществить.
У генерала Назарова была возможность покинуть обреченную столицу Области, когда уходил в Степной поход отряд Походного атамана Петра Харитоновича Попова. Разъезд, посланный генералом Поповым для его сопровождения к отряду, уходящему в степь, привез приказ, не ждать его и двигаться дальше.
12 февраля 1918 года казаками из состава полков № 2, 10, 27 и 44 войскового старшины Николая Матвеевича Голубова перешедшими на сторону большевиков была занята столица Войска Донского город Новочеркасск. В это время Войсковой Круг в присутствии Войскового атамана продолжал заседать в одном из залов здания Судебных Установлений. В 5 часов пополудни в зал ворвался войсковой старшина Голубов, сорвал с Войскового атамана Анатолия Михайловича Назарова генеральские погоны, арестовал его и председателя Войскового круга Евгения Андреевича Волошинова, а депутатам приказал «убираться к чертям».
Генерал Назаров прекрасно осознавал, что помилования ему не будет. Сохранилось его письмо к жене из заключения, где он подготавливает своих родных с тем, что им придется смириться с его смертью: «12. 2. камера № 10. Гауптвахта. Дорогая и глубоколюбимая жена! Я не называю тебя обычным моим ласкательным словом, так как обстановка далеко не обыкновенная. Подробности ареста ты уже, вероятно, знаешь из телеграмм. Понятно сведения эти далеко не истинны. Но истину и я не мог бы сообщить, так много нелепого. Но и в трагическом много комизма и я имел возможность смеяться. Смешнее всего было зрелище ста-двухсот человек Круга (Верховной власти), вытянувшихся в струнку перед Бонапартом XX века. Целую тебя, любимый Китулик. Целую детей. Скажи сыновьям (Андрей, Иван, Георгий – Э.Б.), что им не придется стыдиться памяти отца, а бедной Танечке придется довольствоваться воспоминанием о том, что вы закрепите в ее сознании. Передай мой привет всем знакомым».
Следом за перешедшими на сторону большевиков казаками Голубова в город прибыли части Красной гвардии под командованием Юрия Саблина и чекисты. Посланных «к чертям» войсковым старшиной Голубовым делегатов Войскового Круга арестовали, а в самом городе, где была объявлена Советская власть, начались бессудные расстрелы городской интеллигенции и офицеров.
Пребывавший одновременно с Войсковым атаманом на гауптвахте офицер Максим Константинович Бугураев впоследствии записал свои воспоминания: «В то время, как все арестованные беспокоились за свою участь; нервничали в ожидании возможного расстрела генерал Назаров был особенно спокоен. Многие из арестованных, если не все, приходили к нему. Они в его спокойствии, как бы искали сил, чтобы выдержать все возможные испытания. Искали у него утешения и помощи для себя, просили совета… Держал он себя с большим достоинством и не только с арестованными, но и с казаками караула. Первые два дня на гауптвахту приходило много, одиночками, распущенных «товарищей» солдат и матросов. Им было интересно посмотреть на генерала Назарова, Донского атамана, который, не боясь смерти, добровольно и сознательно остался на своем посту. Как-то один из таких посетителей – матрос начал ругаться. Генерал Назаров, возмущенный этим, немедленно крикнул: «Позвать ко мне начальника караула…». Матрос, услышав это, поспешил поскорее убраться с гауптвахты, опасаясь, что казаки могут с ним расправиться по-своему, «по-казачьи». К генералу немедленно явился начальник караула – урядник. Стал «смирно», взяв под козырек. Назаров, в повышенном тоне, как бы отдавая приказание, сказал ему примерно следующее: «Как вам, казакам, не стыдно! Пускаете сюда большевиков, а они здесь ругаются. Ругают и вашего выборного Атамана. Не им судить меня. Если надо – судите вы, казаки… Убрать этого мерзавца отсюда и больше эту сволочь не пускать…». Урядник все это выслушал спокойно, сказал: «Слушаюсь…» - и, повернувшись строго по уставу, опустил руку и ушел. С этого времени казаки не пускали на гауптвахту ни одного товарища. Долго нами обсуждался этот инцидент, все восхищались мужеством генерала Назарова».
В ночь на 18 февраля семерых узников Новочеркасской гауптвахты, по распоряжению местного большевистского штаба, взял красногвардейский караул, будто бы для перевода с гауптвахты в тюрьму. Всех семерых отвезли за город к Краснокутской роще. Среди них был и Анатолий Михайлович Назаров. Расстреливали красногвардейцы-шахтеры. Из них старший не умел толково распорядиться, подать команду и атаман сам командовал своим расстрелом. Спустя годы в журнале-альбоме «Белая Россия» генерал Святослав Варламович Денисов поведает о последнем нравственном подвиге атамана Назарова: «В эти тягчайшие минуты его жизни, когда была уже занесена рука смерти: на месте расстрела он снимает с шеи иконку, благословение матери, творит молитву, целует святыню, которая хранила его в дни войны, скрещивает спокойно на груди руки и подает властно и твердо команду караулу для расстрела: «Стрелять как казаки… Раз, два, три… Сволочь пли…».
В ту ночь с ним рядом было расстреляно еще шесть достойных памяти и славы казаков Славного Тихого Дона: генералы Киприан Яковлевич Усачев, Помпей Михайлович Груднев и Алексей Николаевич Исаев, Генерального Штаба полковник Николай Александрович Рот, войсковые старшины Евгений Андреевич Волошинов и Иван Иванович Тарарин.
Все казненные были впоследствии погребены на Новочеркасском городском кладбище. После освобождения Донской столице от большевиков, на месте расстрела был установлен деревянный крест, огороженный скромной оградой. На этом месте 1 сентября 1919 года состоялось торжественное освящение закладки будущего храма-памятника «Спасения Дона от ига большевиков». Однако построить храм, было не суждено, через пару месяцев на Дон вновь пришли большевики. И на этот раз уже на долгие 70 лет, и, само собой разумеется, что они сделали все, чтобы стереть с лица земли не только могилу, но и память о бесстрашном атамане Анатолии Михайловиче Назарове.

Кандидат исторических наук Эдуард Бурда

Иллюстрации:
1. Анатолий Михайлович Назаров
2. 1-я мировая война награждение отличившихся Донских казаков Георгиевскими крестами
3. Художник - Александр Юрьевич Аверьянов. Атака казаков
Категория: Мои статьи | Добавил: mamay69 (19.02.2022)
Просмотров: 5831 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar