Разделы
Категории раздела
Помощь сайту
Поиск
Поделиться
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Донской атаман Епифан Родилов
Донской атаман Епифан Родилов

Когда и где родился Епифан Иванович Родилов, а также каково его было социальное положение до того как он был избран Донским атаманом неизвестно.
Достоверно лишь известно, что он был участником освобождения Москвы от иноземных захватчиков в 1612 году, а также несколько раз с 1613 по 1630 годы избирался казаками атаманом Донским. Впервые же в официальных документах его имя, упоминается в 1613 году в жалованной грамоте царя Михаила Федоровича Войску Донскому: «От царя и великого князя Михаила Федоровича всея Руси, на Дон, в нижние и верхние юрты, атаманам и казакам Смаге Степанову и Епихе Родилову и всем атаманам и казакам и всему великому войску».
Осенью 1616 года донские казаки на созванном Кругу отстранили от атаманства, в прошлом противника царя Бориса Годунова и союзника Лжедмитрия I, Смагу Степановича Чершенского и вновь избрали войсковым атаманом Епифана Родилова.
В январе 1617 года азовские турки совместно с крымскими татарами совершили набег на казачьи зимовища, часть из которых была сожжена и разорена, в плен было взято 50 казаков, которых позже предали казни. В ответ донские казаки под предводительством атамана Епифана Ивановича Родилова разорили азовские предместья, а весной 700 казаков на стругах спустились в море, разорив селения по берегам Азовского и Черного морей, добрались до Трапезунда, где истребили посад и с богатой добычей возвратились на Дон. После чего атаман отправил гонцов в Запорожскую Сечь с целью договориться с запорожскими казаками совершить совместный поход на турецкие и крымские владения.
В том же году Епифан Родилов возглавил новый морской поход против турок. В заранее обусловленном месте к донцам присоединилось две тысячи запорожских казаков. Целью похода были выбраны поселения Анатолийского побережья Малой Азии. Однако турецкий султан отправил против донских и запорожских казаков две турецкие эскадры под командованием двух капудан-пашей с отрядами янычар на палубах османских «каторг». Казаки, настигнутые противником, нанесли полное поражение туркам. Много янычар было перебито и взято в плен. Один капудан-паша был убит в ходе боя, второй взят в плен донскими казаками, несколько каторг захвачено.
В 1618 году новый правитель Оттоманской Порты султан Осман II дабы перекрыть казакам выход в море приказал засыпать судоходную протоку Мертвый Донец, а вторую протоку заблокировать, построив на ее берегу крепость и укрепив ее гарнизоном и вооружив пушками. А в город-крепость Азов, для усиления его мощи, был отправлен из города Кафы паша с большим отрядом янычар. Русское посольство Петра Мансурова и дьяка Семена Самсонова, возвращавшегося из Константинополя в Москву, было задержано турками в Азове. При этом атаман Епифан Родилов получил из Азова извещение, что если казаки попытаются помешать засыпке Мертвого Донца и строительству на протоке Каланча крепости, турки расправятся с русским посольством. В этих условиях атаман был вынужден удержать казаков от нападений на турок. К осени 1618 года османы засыпали Мертвый Донец и закончили строительство крепости на Каланче, а русское посольство было освобождено и отправилось в Москву.
Турки, засыпав Мертвый Донец и построив крепость на Каланче, думали, что окончательно перекрыли путь казакам в море, но просчитались. Донские казаки выкопали прямой судоходный канал (ерик) выше по течению протоки Каланчи в другой рукав донского гирла, который был назван Казачьим ериком. По этому ерику донские казаки спускались в устье Дона и совершали разорительные походы вдоль турецкого и крымского побережья.
Весной 1616 года царское правительство, продолжавшее войну с Речью Посполитой, призвало донских казаков отправить на помощь Москве 5-6 тысяч конных и пеших воинов. Войско Донское откликнулось на просьбу русского царя. Двухтысячный отряд казаков под командованием походного атамана Гаврилы Стародуба осенью двинулся на помощь Москве. И хотя казачьи полки прибыли поздно и не приняли участия в военных действиях, царское правительство отправило Войску грамоту, в которой благодарило казаков за их службу.
Донские казаки продолжали борьбу против турок и крымских татар. В декабре 1619 года османы с Азова, ногайцы и крымские татары совместными усилиями взяли приступом, разорили и затем сожгли один из казачьих городков, лежащих ниже Манычского городка. В плен было взято более 100 человек. Попытки противника взять другие донские городки не имели успеха. Донские казаки, объединив свои отряды, отразили вражеское нападение. Атаман Епифан Родилов призвал казаков с Дона и его притоков совершить ответный поход на Азов.
Весной 1620 года большое количество донских казаков собралось на Круг для обсуждения плана ответного похода на Азов. На помощь донским казакам прибыло несколько сотен запорожцев. Атаман Епифан Родилов и его сторонники выступали за взятие Азова, а другая часть казаков под руководством походного атамана Василия Шалыгина предлагала совершить морской поход на османские владения. Родилов не хотел разделения казачьих сил, но сторонники морского похода настаивали на своем. На страстной неделе, наперекор воли Родилова около 1300 донцов и 400 запорожцев под командованием атаманов Сулимы, Шило и Яцко, выбрав походным атаманом Василия Шалыгина, вышли в море и устремились к берегам Оттоманской Порты. Морской поход завершился полным провалом. Казаки не смогли взять город Ризе, где османы, получив подкрепление, отразили их приступ и вынудили казаков отступить. На обратном пути казачья флотилия попала в сильный шторм и столкнулась с турецкой эскадрой. Турки одержали победу, частично потопив и рассеяв казачьи струги. Из похода смогли вернуться только около 300 донцов и 30 запорожцев.
Также неудачно закончился и сухопутный поход донцов на стойбища воинственного Казыева улуса. В ожесточенных схватках с превосходящим противником погибли почти все участники похода и на Дон смогли вернуться едва 100 казаков. Однако понесенные потери вскоре компенсировались выходцами из русских приграничных городов и казаками верховых городков. По сведениям русских служилых людей, бывших в то время на Дону, каждый день в Раздоры приплывало по 15-20 человек из верховьев реки и ее притоков.
После ухода судовой рати в морской поход к берегам Оттоманской Порты, Донской атаман Епифан Родилов, собрав казачьи полки, двинулся сушей и рекой к Азову. Имея в наличии около 4 тысяч донских казаков, он обложил османскую твердыню, но взять ее не смог. Сильнейшим огнем их приступ был отбит, и казакам пришлось удовольствоваться разорением азовского посада, ближайших окрестностей и рыбных промыслов, а так же отгоном нескольких стад скота.
Осада Азова и разорение его окрестностей, вынудили азовского пашу искать с казаками мира. Но еще слишком свежи и велики были обиды и потери, понесенные обеими сторонами. Казаки, обозленные поражением своей судовой рати и гибелью товарищей, потребовали от турок выкуп за перемирие. На что азовский паша пойти самостоятельно, без разрешения султана не решался. Для согласования этого вопроса, он отправил в Константинополь гонца с уведомлением о требованиях казаками выкупа. Из-за этого переговоры затянулись, и перемирие было заключено только в следующем 1621 году, когда султан согласился удовлетворить часть требований донских казаков. Он велел дать им в качестве выкупа за мир золото, железные котлы и рыболовные сети.
Осенью того же 1620 года, казаки сойдясь на Круг, отстранили с атаманства Епифана Родилова, обвинив его в провале весеннего морского похода под руководством походного атамана Василия Шалыгина, хотя тогда Родилов выступал против выхода в море судовой рати, и предлагал всеми силами обрушиться на Азов. Также казаки обвиняли атамана в бездействии при строительстве турками укреплений на Каланче и засыпке Мертвого Донца. Не приняв объяснений Родилова, казаки отстранили его от власти, избрав новым атаманом Исая Мартемьянова.
Несмотря на отстранение с атаманства Родилов не утратил своего влияния в Войске, и продолжал пользоваться влиянием, как на Дону, так и в Москве. Его имя продолжало упоминаться в государевых грамотах, наравне с именем Исая Мартемьянова.
В ту же осень 1620 года, Епифан Иванович Родилов возглавляет зимовую станицу в Москву, для непростых переговоров о получении очередного государева жалованья, и решения других насущных вопросов. Однако прибывшую в Москву зимовую станицу Войска Донского встретили не приветливо. Патриарх и бояре, недовольные своеволием донцов, ругали и всячески грозили казакам царским гневом и расправой. Но, в конце концов, гнев сменили на милость, прекрасно понимая значение казаков для неокрепшего еще Русского государства. Поэтому послу султана, Фоме Кантакузину, на его требование покарать воров казаков, отвечали уклончиво, и по обычаю: «казаки, есть воры, люди беглые, и государя не слушают». Возглавлявший же зимовую станицу, Епифан Родилов пробыл в Москве до весны, и вернулся на Дон с государевым жалованьем: деньгами, хлебом, порохом, свинцом, сукном и вином.
В 1622 году донские и запорожские казаки на 25 судах под командованием запорожского атамана Шило, совершили морской рейд вдоль побережья Оттоманской Порты. На обратном пути казачья флотилия была атакована османской галерной эскадрой. Во время сражения казаки потеряли 18 судов, 50 казаков были пленены и позже обезглавлены.
Через два года состоялся новый совместный поход донских и запорожских казаков на 150 стругах и чайках. Тогда казаки дошли до самого Босфора. Появление казаков в окрестностях столицы Оттоманской Порты вызвало большую панику среди турок. Чтобы не допустить прорыва к самой столице османы даже протянули через бухту Золотой рог железную цепь, сохранившуюся еще с византийских времен. Отражать нападение казачьей флотилии пришлось флоту из 500 больших и малых судов. Тогда казаки разгромили окрестности города на европейском берегу пролива Босфор, затем взяли крепость Трапезунд.
В том же 1624 году донские казаки взяли город Старый Крым (Эски-Крым).
В 1625 году донские и запорожские казаки под руководством атамана Исая Мартемьянова совершили неудачный морской поход под турецкую крепость Трапезунд. Во время морского сражения атаман Исая Мартемьянов был убит. Воспользовавшись благоприятным моментом ухода казачьей флотилии в поход, крымские татары и азовские османы совершили нападение на донские городки. Пять из них были взяты приступом и полностью разрушены. Епифан Родилов, собрав казаков из окрестных городков, нанес им поражение. Казаки гнали и истребляли неприятеля до самых стен Азова.
Собравшись в Круг, казаки решили восстановить разрушенные городки и еще больше укрепить их. Кроме этого донцы решили дождаться возвращения своих товарищей из морского похода и отомстить азовцам, взяв Азов приступом. Это, по мнению казаков, позволило бы устранить османскую угрозу Дону. Соединившись с прибывшей из похода судовой ратью и узнав о гибели атамана Мартемьянова, донские казаки созвали Круг, на котором вновь избрали своим атаманом Епифана Ивановича Родилова.
Вновь избранный Войсковым атаманом Епифан Родилов довел численность своего войска до 3000 человек и во главе его двинулся стремительным маршем к Азову, сидевшему костью в горле Войска Донского. Первый приступ гарнизону Азова удалось отбить, так как число штурмовавших едва ли превышало число оборонявшихся. Но казаки не отчаивались, воодушевленные примером своего атамана, бросившегося в числе первых на новый приступ, они вновь полезли на стены турецкой твердыни. Стремительным ударом, им удалось овладеть предместным укреплением, частью стены и угловой башней: «Около Азова городы (пригороды) пожгли и отводные башни разломаны, и были у них с азовцы бой под городом». Захватив башню, казаки стали концентрироваться в ней для последнего удара. Янычары, засевшие в подвалах башни и видя неминуемую гибель города, взорвали вместе с собой пороховой погреб, расположенный здесь же. Захваченная казаками башня взлетела на воздух, погребя под обломками множество донцов. Сам же атаман Родилов был контужен и несколько раз ранен. Забрав раненых, казаки отступили. Так удачно начавшийся штурм захлебнулся в крови.
Видя, что город не захватить, но желая взять реванш за свое поражение под стенами Азова, казаки на следующий день, рано утром, всем войском атаковали укрепление на Каланче и взяли ее, истребив гарнизон. После чего укрепление разрушили до основания, побросав камни в воду: «А на завтрее де того дни приступали к башне, что на Каланче, и тое башню взяли и наряд 9 пушек поимали, а людей, которые на той башне сидели, побили, а башню раскопали всю до основания, а камень в воду потопили, а иные пушки поимали разбиты, и они тое медь послали по убогим монастырем: на Воронеж, в Шацкой, на Лебедянь, к Святым Горам, на колокола, а все де тое меди послали 117 пуд; а были из тех монастырьков им о том челобитчики, что им взять негде».
Этот успех дал казакам возможность предпринимать морские походы, и вскоре двухтысячный отряд донских казаков, соединившись с запорожцами, стремительно прошелся по южному побережью Черного моря, захватив и разорив богатые турецкие города Трапезунд, Самсун и Синоп. Султан отправил против казаков 100-тычячное войско, двигавшееся на Багдад. В морском сражении с галерным флотом Оттоманской Порты донские казаки потеряли 500 человек, а запорожцы более 800. Возвращаясь домой, казаки завернули в Крым, предав огню и мечу город и окрестности Гезлева.
Штурм казаками Азова и их морские набеги на побережье Оттоманской Порты и Крыма резко обострили отношения московского правительства с султаном, который велел заключить под стражу царских послов, находившихся в Турции. Это событие вызвало гнев у патриарха Филарет пытавшегося создать антипольскую коалицию с османами. Под влиянием патриарха царь Михаил Федорович, отыгрался на казаках, заточив под стражу в Белозерский монастырь часть донского посольства (легковой станицы) во главе с атаманом Алексеем Старым, находившегося в Москве. Атаман Родилов, извещенный об этом государевой грамотой, был дополнительно предупрежден, что если «он и его казаки не перестанут нападать на турок и татар, ссоря тем самым государство Московское с султаном турецким, то он, великий государь, лишит их, донских казаков, своего жалованья и права на свободную и беспошлинную торговлю».
Однако это предупреждение не остановило решительного атамана Родилова, и весной 1626 года он, соединившись с отрядом запорожцев, во главе 2-тысячного войска выступил снова в поход на Азовскую крепость. Однако казаки и на этот раз не смогли взять хорошо укрепленный город-крепость, а лишь разграбили его предместья.
Одновременно с походом на Азов донские казаки совершили рейд на крымское побережье, разграбили и сожгли несколько татарских селений в окрестностях Газлева, захватив в плен несколько сотен человек и освободив много русских невольников. На обратном пути в море донцы атаковали и захватили три турецких торговых корабля.
Весной 1627 года атаман Епифан Родилов лично сам возглавил морской поход объединенного отряда донских и запорожских казаков на побережье Оттоманской Порты. Казачья флотилия внезапно появилась в окрестностях Стамбула. Казаки ворвались в бухту Золотого Рога и подожгли стоящие у причалов военные и торговые корабли турок. Высадившись на берег, казаки начали безжалостно истреблять всех мусульман и евреев, поджигая все вокруг. В турецкой столице началась невообразимая паника, население, в страхе бросились бежать из города. Корпусу янычар не сразу и с большим трудом удалось вытеснить казаков из порта и пригородов. Разграбив портовые склады, донцы и запорожцы, вернулись на Дон и Днепр с огромной добычей.
Более двух лет висела над донскими казаками государева опала. Помириться донцам с Михаилом Федоровичем помог, как ни странно, посол турецкого султана Фома Кантакузин. В конце 1627 года он появился на Дону, намереваясь следовать дальше в Москву для ведения переговоров с государем Московским и Всея Руси Михаилом Федоровичем. Епифан Родилов, оценив открывающиеся возможности, решил воспользоваться случаем и вызвался лично сопровождать турецкого посла в Москву. Дорогой атаман сумел уговорить Фому Кантакузина помочь ему и его казакам вернуть милость государя московского, за что пообещал послу щедрое вознаграждение.
Поездка Епифана Родилова в Москву увенчалась полным успехом: царь вернул из заточения в Белозерском монастыре атамана Алексея Старого и казаков его легковой станицы, сняв, таким образом, опалу в целом со всех донских казаков. В начале 1628 года атаман Родилов вернулся на Дон с царским жалованием, но по непонятным причинам был смещен, сдав атаманские полномочия Волоките Фролову, ездившему вместе с ним в Москву.
Весной 1630 года Епифан Родилов вновь был избран Донским войсковым атаманом, и уже 5 апреля во главе казачьего отряда состоявшего из 1000 донских и 500 запорожских казаков на 28 стругах и чайках предпринял поход в Керчь. Попытка взять город штурмом 28 апреля закончилась неудачей. Потеряв 100 человек убитыми и ранеными, казаки отступили. Через неделю казачьи струги вновь пристали к берегу, где казаки стали разорять татарские аулы. Татары собрались с силами и отразили казаков. Потерпев неудачу в Крыму, казачий отряд Родилова отправился к османскому побережью. Здесь вначале они разорили две греческие деревни Айсерес и Арпаты, а затем захватили и разграбили Небелу, в окрестностях Синопа, после чего вернулись на Дон.
Каков дальнейший жизненный путь прославленного Донского атамана Епифана Ивановича Родилова не известно. После 1630 года его имя в исторических документах больше не встречается.

Кандидат исторических наук
Эдуард Бурда

Иллюстрации:
1. Художник Овечкин Николай, казак с ногайкой.
2. Картина художника А.О. Орловского. Ночной бивуак.
3. Художник Георгий Крушевський. Тревога.
Категория: Мои статьи | Добавил: mamay69 (24.01.2023)
Просмотров: 116 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0