Разделы
Категории раздела
Помощь сайту
Поиск
Поделиться
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Эмигрантский гетман Войска Запорожского Филипп Орлик
Эмигрантский гетман Войска Запорожского Филипп Орлик

Будущий автор политико-правового проекта, известного как «Договоры и постановления прав и вольностей Войска Запорожского» и самопровозглашенный Гетман Филипп (Пилип) Степанович Орлик родился 21 октября 1672 года в селе Косута, Вилейского староства, Речи Посполитой. Предками Орлика были чешские дворяне, которые еще в XV веке перебрались в Польшу. Отец Филиппа – Степан католического вероисповедания погиб в битве под Хотином в декабре 1673 года во время польско-турецкой войны. Мать – Ирина, была из рода мелких шляхтичей православного вероисповедания Малаховских, владельцев небольшого имения в селе Косута.
При рождении Филипп Орлик был крещен по православному обряду. Его детские годы прошли в Великом княжестве Литовском, в родовом имении погибшего отца, где он воспитывался матерью. Первоначальное образование получил в иезуитском коллегиуме в Вильно, где преподаватели ему прививали католичество, затем продолжил образование в православной Киево-Могилянской академии, где особенно интересовался богословием и философией. В стенах академии, под влиянием талантливого наставника Стефана Яворского, который всю жизнь оставался его другом и советником, шлифовались природные способности молодого шляхтича, оттачивался его писательский талант.
В 1692 году Филипп Степанович окончил Киево-Могилянскую академию, получив прекрасное по тем временам образование. Знал в совершенстве древнегреческий и латинский языки, а также свободно разговаривал на польском, шведском, болгарском, сербском, французском, итальянском, немецком и греческом языках. Прекрасно разбирался в богословии, риторике, философии и юриспруденции.
По окончании академии Филипп Орлик стал писарем Киевской духовной консистории. В 1698 году он выгодно женился на дочери полтавского полковника Павла Семеновича Герцика, разбогатев на ее приданом. В 1702 году в семье Орликов родился сын Григорий, ставший впоследствии графом и генерал-лейтенантом французской армии.
Талантливого писаря приметил гетман Иван Степанович Мазепа, которому ранее в 1695 году Филипп Степанович написал панегирик «Алкид Российский». В данном произведении Орлик сравнивал Мазепу с орлом и восхвалял за то, что он турецкие крепости преклонил «под власть российских монархов» и отдал гидру басурманскую «в когти орла российских монархов». В этом произведении имело место обращение к античной мифологии и мифологизация реальной истории, в частности сравнение Мазепы с Алкидом, одним из имен Геракла. При этом в панегирике явственно отразилась давняя мечта православного славянства водрузить крест на Святой Софии в Константинополе.
Начав с должности писаря, в 1702 году Филипп Орлик стал старшим военным канцеляристом, управляющим делами гетманской военной канцелярии. В 1706 году новый взлет в карьере, должность генерального писаря, что позволило войти в узкий высший круг войсковой Старшины, став доверенным лицом гетмана Ивана Мазепы.
В новой должности Филипп Орлик управлял внешнеполитическими делами, выполнял дипломатические поручения. Держа в руках все нити тайной дипломатии с королем Карлом XII, Бахчисараем и Варшавой, стал одним из разработчиков и вдохновителей плана перехода на сторону шведского короля Карла XII во время Северной войны, убеждая в его правильности колеблющегося Ивана Степановича Мазепу.
После разгрома шведской армии в битве под Полтавой летом 1709 года в покаянном письме миргородскому полковнику Даниилу Апостолу, сохранившему лояльность царю Петру I, попытался добиться прощения. Однако, не получив с российской стороны ответа, вместе с гетманом Иваном Мазепой и шведским королем Карлом XII бежал на территорию Оттоманской Порты в город Бендеры.
В ту пору вместе с Мазепой в изгнании в Бендерах оказались пятьдесят представителей казачьей старшины, около пятисот казаков из левобережных полков и около четырех тысяч запорожцев. Во главе казачьей старшины стояли генеральный обозный Иван Ломиковский, генеральный бунчужный Федор Мирович, генеральный есаул Григорий Герцик, прилуцкий полковник Дмитрий Горленко и генеральный писарь Филипп Орлик.
После смерти в сентябре 1709 года бездетного гетмана Ивана Степановича Мазепы в Бендерах Филипп Орлик вступил в наследственный спор с племянником покойного Андреем Ивановичем Войнаровским. В наследственный спор вмешался шведский король Карл XII, который признал оставшееся имущество покойного гетмана частной собственностью, а не собственностью Запорожского казачества и передал все права единственному наследнику Мазепы – Войнаровскому. Однако, присудив наследство покойного гетмана племяннику, Карл XII постановил сделать Орлика новым гетманом.
5 апреля 1710 года сбежавшая на территорию Оттоманской Порты вместе с Иваном Мазепой казачья старшина избрала Филиппа Орлика «гетманом Войска Запорожского». Нелегитимность этого избрания была явно очевидна, тем более, что за полтора года до этого гетманом стал Иван Скоропадский, который в отличие от Орлика был избран старшиной, представлявшей большую часть Гетманщины, и был реальным правителем. Во время же этих выборов были провозглашены составленные Филиппом Степановичем «Договоры и постановления прав и вольностей Войска Запорожского», получившие в современной украинской историографии название «Конституция Пилипа Орлика». Документ был составлен в двух экземплярах – на западнорусском языке и на латыни и состоял из преамбулы и 16 статей. В документе постоянно чередуются названия «казачьей страны» как Войско Запорожское, Малая Русь и Украина. Территория же самого Гетманства определялась Зборовским договором 1649 года между гетманом Богданом Хмельницким и Речью Посполитой.
В данном документе провозглашая независимость Гетманщины от Речи Посполитой и Российского царства, оговаривался постоянный союз с Крымским ханством и покровительствовавшей ему Оттоманской Портой, а также провозглашался вечный протекторат Швеции над Малой Россией: «Должен также светлейший гетман после успешного окончания, дай Бог, войны просить у королевского величества шведского такого трактата, чтобы его величество и его наследники, светлейшие короли шведские, титуловались постоянными протекторатами Украины и оставались такими на самом деле для большей мощности Отчизны нашей и для сохранности ее целостности в предоставленных правах и границах».
В «Договоре» также содержался и целый ряд демократических и прогрессивных идей: ограничение власти гетмана, представительное управление, закрепление прав и свобод личности, справедливость в распределении общественных благ, поддержка социально незащищенных слоев населения и так далее. Гетман обязывался защищать все население от чрезмерных налогов и повинностей, помогать вдовам и сиротам. Дела о нанесении вреда гетману и о винах генеральной старшины рассматривал Генеральный Суд, в деятельность которого гетман не имел права вмешиваться. В целом принятый 5 апреля 1710 года документ значительно ограничивал права гетмана в пользу генеральных старшин и предусматривал создание Генеральной Рады. Все это напоминало принципы выборных конституционных монархий.
Согласно принятого документа собираться Генеральная Рада должна была на несколько дней трижды в году: на Рождество, Пасху и Покров, чтобы давать гетману советы и обсудить его инициативы. При этом Генеральная Рада должна была быть не толь совещательным органом при гетмане, но и законодательной властью. Таким образом, в «Договоре» был закреплен принцип разделения власти на законодательную, судебную и исполнительную.
Еще одним прогрессивным моментом в «Договоре» являлся принцип выборности важнейших должностей – полковников и сотников – с последующим их утверждением гетманом. Казна и государственное имущество находились в ведении Генерального подскарбия (казначея). Но при этом на содержание гетмана выделялись земли, отдельные от государственных. Однако в связи с окончательным поражением Швеции в Северной войне принятые на Раде «Договоры и постановления» никогда не вступили в силу.
Пытаясь хоть как то заполучить какую-либо реальную власть, Орлик предпринял ряд дипломатических переговоров с целью найти себе союзников, чтобы с их помощью предпринять поход в Правобережную Гетманщину. Так при поддержке Карла XII он вступает в союз с крымскими татарами и Оттоманской Портой. Вскоре между гетманом Филиппом Орликом и Крымским ханом Девлет Гераем был подписан договор об оборонительно-наступательном военном союзе. При подписании договора татары обязались при наступлении на территорию Гетманщины не брать ясыря – пленных, не грабить церквей и не совершать насилия. Шведский король в свою очередь взял на себя обязательство вести войну до тех пор, пока Гетманщина не будет освобождена от московского господства, а турки и татары обещали свою помощь в этой борьбе. Таким образом, к 1711 году образовался союз между гетманом запорожских эмигрантов Филиппом Орликом, шведским королем Карлом XII, Крымским ханом Девлет Гераем и турецким султаном Ахмедом III. Обещал прислать помощь и претендент на корону Речи Посполитой Станислав I Лещинский.
Сразу же после образования этого союза Филипп Орлик разослал на территорию Гетманщины свои письма-универсалы, в которых призывал население к восстанию против власти русского царя. Население Правобережной Гетманщины поддержало Орлика и целыми городами переходило под власть гетмана эмигранта. Филипп Орлик также направил письмо с призывом к борьбе и к гетману Левобережной Гетманщины Ивану Скоропадскому, что вызвало беспокойство российского правительства царя Петра I. Но гетман Скоропадский остался верен русскому царю.
8 ноября 1710 года турецкий султан Ахмед III, поддерживая гетмана Орлика, объявляет войну России.
Как часть общего плана в январе 1711 года Крымский хан Девлет Герай пошел с главными силами в 50 тысяч человек на Слободжанщину, имея при себе в войске и запорожских казаков. Продвигаясь по Слободжанщине, татары почти не встречали сопротивления. Небольшие гарнизоны в укрепленных городах и городках Харьковского полка не могли оказать серьезного сопротивления. Генерал Федор Владимирович Шидловский, которому была поручена оборона Слободжанщины от татар, не успел даже прибыть в Харьков.
Не дойдя до центра Слободжанщины города Харькова, хан неожиданно повернул назад к реке Самаре, где осадил две укрепленные крепости: Новосергеевскую и Новобогородицкую. Новосергеевские казаки со старшинами добровольно сдались татарам, передав тем в руки российских заложников в числе одного капитана и 80 солдат. А гарнизон Новобогородицкой крепости оказал татарам столь упорное сопротивление, что хану пришлось снять осаду.
Закрепившись в Самаре, хан уже в марте 1711 года возвратился в Крымское ханство, оставив около 1000 человек казачье-татарской стражи на Самаре и заложников в Новосергеевской крепости. Сразу же после отступления татар гетман Левобережной Гетманщины Иван Скоропадский занял этот важный форпост, при этом, не задумываясь, казнил добровольно перешедших к крымскому хану казаков и их старшин. Набег крымских татар на Слободжанщину лишил гетмана Орлика поддержки со стороны населения как самой Слободжанщины, так и Левобережной Гетманщины.
12 февраля 1711 года гетман Филипп Орлик выводит из Бендер объединенную казачье-татарскую армию, и начинает поход в Правобережную Гетманщину. Татарская часть армии состояла из Буджакской и Белгородской орд общим количеством в 20-30 тысяч человек, во главе которой стоял сын крымского хана – калга Бахти Герай. Поляки Станислава I Лещинского, союзника Карла XII, выступили под командованием Юзефа Потоцкого и старосты Галецкого. Запорожцы шли под командованием кошевого атамана Костя (Константина) Гордиенко. Вместе поляки и запорожцы имели 6-7 тысяч человек. В составе этой сводной армии входило и небольшое количество шведов. Общее руководство осуществлял сам Филипп Орлик. Некоторое время сопровождал армии и король Карл XII, после чего вновь вернулся в Бендеры.
У Рашково армия перешла с территории Оттоманской Порты в Правобережную Гетманщину и быстро начала продвигаться вперед. Еще в первой половине февраля армия разместилась в районе между Немировым, Брацлавом и Винницей. Так в окрестностях Виннице стал станом со своими татарами калга Бахти Герай а у Немирова сосредоточились запорожцы и поляки. Сопротивление объединенной союзной армии со стороны российско-казачьих сил не было: генерал Волконский и подчиненный ему генерал Видман, стоявшие на границах Молдавии, отступали без боя сначала на Каменец, а затем через Бердичев на Киев. Вторую половину февраля армия Филиппа Орлика отдыхала после быстрого перехода.
В конце февраля союзная армия продолжила свое движение по Правобережной Гетманщине в направлении на важный российский форпост – Белую Церковь. Продвигаясь вперед она не встречая никакого сопротивления, более того почти все правобережные казачьи полки, за исключением нескольких сотен Белоцерковского полка перешли в ее ряды.
Российские власти были очень обеспокоены ходом событий. Киевский губернатор князь Дмитрий Михайлович Голицын писал: «…сей бок, кроме Белоцерковского полку, весь был в измене».
Брат губернатора Михаил Михайлович Голицын, который командовал совместными казачье-российскими силами на Правобережной Гетманщине, в письме Петру I писал: «Весьма черкасы нам небезопасны, по нынешнему времени, дабы неприятелю не поддались, и так ныне в Немиров и в Бреславл от них показалось, что без, всякой противности оные замки воевод киевскому отдали, такожде и по другим деревням, которые по околичностий, Бреславля и Немирова, с доброжелательством неприятелям провиант дал, и от них не бегут».
Против полков Филиппа Орлика выступило войско под командованием генерального есаула Григория Бутовича, которое было разбито в бою под Лысянкой, сам есаул был взят в плен. Эта победа имела значительный резонанс. Правобережные города, в том числе и полковые – Богуслав и Корсунь, сдались без боя. На сторону Орлика переметнулись полковник Богуславского полка Самойло Иванович Самусь, полковник Корсунского полка – Андрей Кандыба, полковник Уманского полка – Иван Попович и полковник Каневского полка – Даниил Сытинский. Этому во многом способствовали и письма-универсалы Орлика «до воинствующего малороссийского народа» с призывом выступить против русского царя. Один из них был издан гетманом 9 марта 1711 года в Лысянке.
Универсалы Орлика имели резонанс по всей территории Правобережной Гетманщины и распространились во владения Переяславского полка включительно. Находясь под впечатлением успешных боевых маневров и перехода на его сторону казачьих начальников, Филипп Орлик сообщал королю Швеции Карлу XII, что войско выросло более чем в пять раз.
Во время продвижения союзной армии уже в районе Синявы – Рокитного в армии начались проблемы с провиантом. В связи с этим усилились реквизиции у местного населения. Вследствие этих трудностей упала дисциплина – не только татары, но и поляки стали допускать насилие над мирным населением.
Осада Белой Церкви началась 25 марта. В городе на тот момент находился небольшой гарнизон, состоящий из 500 солдат под командованием полковника Анненкова и части белоцерковских казаков полковника Танского, верных российскому царю. Сам же город был хорошо укреплен и обеспечен всем необходимым для того чтобы выдержать длительную осаду. Силы Орлика на тот момент составляли около 10 тысяч запорожцев и присоединившихся к ним правобережных казаков, а также татар и поляков.
В течении трех суток с 25 по 27 марта шла осада Белой Церкви. Несмотря на взятие самого города, гарнизон крепости успешно отражал все атаки армии Орлика. Негодование татар росла с каждым днем. Молодой и неопытный калга Бахти Герай не смог долго удержать в повиновении орду, которая требовала разрешения на взятие ясыря.
Не видя прогресса в штурме крепости, татарская орда снялась с места, и, раскинув свои отряды почти до Днепра, двинулась на юг до Буга, по пути разрушая поселения и беря полон. Филипп Орлик бросился за ними, умоляя калгу вернуться или дать ему хотя бы 10 тысяч татар для продолжения войны, но получил отказ.
Измена татар имела катастрофические последствия для всего похода: казаки Правобережной Гетманщины, которые присоединились к армии Филиппа Орлика, услышав, что татары разоряют их селения и города, берут в качестве ясыря их семьи, бросились спасать своих близких. Еще недавно многочисленная объединенная армия с каждым часом стала уменьшаться.
Вследствие катастрофического уменьшения армии пришлось снять осаду Белой Церкви и оттянуть остатки войска в Фастов. Из Фастова поляки Юзефа Потоцкого и старосты Галецкого отправились в направлении Полесья, а Филипп Орлик с остатками армии в 3 тысячи человек отошел обратно к Бендерам, откуда полтора месяца назад и начинался поход.
Российские полки князя Голицына, продвигаясь от Киева через Триполье на Белую Церковь, не успели принять участия в событиях. Только передовой отряд Волконского отбил большую партию пленных у одного из татарских отрядов.
Провал похода имел тяжелые последствия, как для самого Филиппа Орлика, так и для казачье-шведского союза против России. Репутация эмигрантского гетмана среди населения Правобережной Гетманщины была уничтожена благодаря действиям татар, надежда на поддержку со стороны Левобережной Гетманщины и Слободжанщины также была потеряна через татарский рейд хана Девлет Герая совершенный в январе.
Уже весной 1711 года русская армия под предводительством Бориса Петровича Шереметьева начала движение в направлении междуречья Днестра и Прута, начав Прутский поход 1711 года.
И хотя Филипп Орлик и запорожские казаки кошевого атамана Костя Гордиенко также участвовали в качестве вспомогательных войск на стороне Оттоманской Порты в Прутской кампании в июле 1711 года, неудача похода в Правобережную Гетманщину внесла раскол между ними. Кошевой Кость Гордиенко тоже провозгласил себя «гетманом», увел за собой запорожцев и основал новую Алешковскую Сечь под протекторатом Крымского хана, которую возглавлял до 1728 года. С Орликом осталось небольшое число лично ему преданных казаков, да и тех вскоре после подписания между Россией и Оттоманской Портой 23 июля 1711 года Прутского мирного договора гетман по приказу Карла XII отправил в Польшу на войну за интересы Лещинского, где они были почти полностью перебиты.
В 1712 году Филипп Орлик составил «Свод прав Украины» и «Манифест к европейским правительствам». В этот период он пытался получить покровительство турецкого султана и налаживал контакты с польским королем Августом II Сильным, которому предлагал свои услуги как наместника в польской Правобережной Гетманщине. С польским королем договориться не удалось, а турецкий султан хоть и издал указ о своем «вечном правлении над казаками» но дальше этого формального шага не пошел. В конечном итоге Орлик остался со шведским королем Карлом XII, который даже стал крестным отцом новорожденного сына Орлика Якова и обещал выдать крестнику 20 тысяч талеров после возвращения в Швецию.
В 1714 году Филипп Орлик вместе с Карлом XII переехал в Швецию, где прожил общей сложностью шесть лет тщетно пытаясь получить из шведской казны хоть какие-то деньги за реальные и мнимые долги. В 1720 году, уже после смерти Карла XII, часть его финансовых требований была удовлетворена при условии, что он покинет Швецию.
С 1720 года Филипп Орлик жил в Священной Римской империи, называя себя «вождем казачьей нации» и пытаясь повлиять на создание антироссийской коалиции европейских монархов. После окончания Северной войны и подписания Ништадского мирного договора в 1721 году Орлик тщетно пытался помириться с Петром I. Российская сторона согласилась его амнистировать и разрешила въезд, однако поскольку прежние владения Филиппа Степановича возврату не подлежали, такой вариант его не устроил.
В 1722 году он объявился в турецком Хотине, и предложил свои услуги султану. Турецкие сановники приняли его весьма холодно и довольно долго продержали без ответа в унизительных бытовых условиях, сначала в Хотине, затем в Македонии. С помощью французских дипломатов Орлик поселился в Салониках, где прожил до 1734 года под надзором турецких властей. Отсюда он обращался к различным европейским правительствам с проектами военных действий против России, убеждая в своем авторитете среди запорожских казаков, и обещая, что под его знамена станет 100-тысячное войско.
Во время войны за польское наследство французы, противостоявшие России и желавшие посадить в Варшаве своего ставленника, решили воспользоваться услугами Филиппа Орлика. Французская дипломатия устроила его освобождение из-под турецкого надзора в Салониках и перевезла в Бессарабию, поближе к российской границе. Его снабдили деньгами и дали возможность вступить в контакт с запорожцами. Однако вскоре выяснилось, что «гетман» не обладает каким-либо авторитетом и что ощутимых помыслов об «освобождении от московского ярма» в Гетманщине нет. Окончательно разочаровавшись в политической ценности Орлика, турки определили его в свиту трансильванского князя Йозефа Ракоци, который также находился в Оттоманской Порте на положении политэмигранта.
Еще раз о Филиппе Степановиче вспомнили шведы во время русско-шведской войны 1741-1743 годов, которая протекала для них крайне неудачно. Они ходатайствовали перед правительством Оттоманской Порты, чтобы Орлика перевезли поближе к российской границе. Однако его попытки организовать восстание в Гетманщине оказались столь же бесплодными, как и в предыдущий раз. Переживая от своего бессилия и позора, Филипп Степанович Орлик подорвал здоровье и умер в Яссах в 1742 году.

Кандидат исторических наук
Эдуард Бурда

Иллюстрации:
1. Филипп Орлик. Художник О. Полтавец-Гуйда.
2. Переправа Карла XII через Днепр. Художник Николай Дмитриев-Оренбургский.
3. Йозеф Брандт. Стража над Днепром.
Категория: Мои статьи | Добавил: mamay69 (15.01.2023)
Просмотров: 154 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0