Разделы
Категории раздела
Помощь сайту
Поиск
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Есаул Артамон Лазаревич Чернов
Есаул Артамон Лазаревич Чернов

До недавнего времени все, что было известно о Артамоне Лазаревиче Чернове, было известно благодаря историографу Кавказской войны Василию Александровичу Потто. Но обнаруженные в РГВИА документы внесли существенные дополнения в биографию этого однозначно незаурядного человека.
Родился Артамон Лазаревич в 1774 году в станице Калиновской Моздокского полка в старинной старообрядческой казачьей семье. Поступив на службу простым казаком, он в силу своих способностей сумел дослужиться до чина есаула.
С самого начала своей службы в 1791 году он уже был известен своей беспримерной храбростью. Принимая участие в многочисленных боях и походах, как на самом Кавказе, так и за Кавказом в период русско-персидской войны, он сумел обратить на себя внимание и, уже в 1894 году был произведен в чин пятидесятника. За участия в многочисленных военных экспедициях был награжден 3-мя золотыми медалями.
Находясь почти постоянно в боях, за все время службы Чернов был ранен всего один раз, пулей в левую руку. Это обстоятельство позволило сослуживцам говорить о Артамоне Лазаревиче, что он знахарь и с помощью «черной силы» умеет заговаривать вражеские пули.
В 1805 году, спустя четырнадцать лет беспорочной службы в низших чинах Чернов был произведен в первый офицерский чин хорунжего. Через три года последовало новое производство в чин сотника. Вскоре к полученным чинам прибавилось два ордена Святого Владимира 4-й степени и Святой Анны 3-й степени.
С производством в чин сотника в 1808 году Чернов был назначен командиром 2-й конно-артиллерийской казачьей роты. В 1810 году сотник Артамон Лазаревич получил новое назначение командира одной из сотен Моздокского казачьего полка. Когда точно произошло производство его в чин есаула доподлинно неизвестно, но к моменту экспедиции генерала Алексея Петровича Ермолова в Чечню в 1818 году, Артамон Лазаречич значился в этом чине.
Как писал Василий Александрович Потто – «В его послужном списке было немало прекрасных, истинно героических дел, но в деятельности есаула Чернова было немало и темных сторон. Он вероятно, держался мнения: где бы ни совершать необыкновенные дела, лишь бы их совершать. С одинаковой охотой он подвергал себя смертельной опасности и среди русских, и среди чеченцев, смотря по обстоятельствам, лишь бы не быть без того «спинного холодка», который вызывает близость смерти».
Особо прославился есаул Чернов освобождением из плена русских людей, вероятно, необычная трудность подобных предприятий именно и привлекла его отважную душу. Чтобы добиться своего, он пускал в ход и открытую силу, и хитрость, и, наконец, деньги, нередко свои собственные.
К сожалению, все подвиги Артамона Лазаревича навсегда остались в прошлом, со временем исчезли бесследно драгоценные исторические материалы. Но даже те фрагменты, дошедшие до наших дней, позволяют представить масштаб личности этого человека:
В 1804 году Чернов пробирается в горы и освобождает из плена майора Каскамбе и подпоручика Полетаеву.
С 1807 по 1810 год он освободил из плена 43 человека, «жертвуя на то своей собственностью и подвергая свою жизнь очевидной опасности».
В 1810 году Артамон Лазаревич переселил из неприступных гор на равнину триста осетинских семейств. В том же 1810 году удерживает с помощью верных себе людей семисотенную партию чеченцев, следовавшую в поддержку поднявших восстание кабардинцев.
И это далеко не весь список его деяний.
Он был, действительно, и герой, и вор, и конокрад, он и чуму распространял, перетаскивая из-за Терека зачумленные бурки, он и табуны отбивал у ногайцев, и просто так из одного удальства ходил с русскими на чеченцев и с чеченцами на русских.
Достоверно известно, что в Чечне Чернов был своим человеком, все овраги, балки и лесные тропы в Чечне он знал не хуже своих станичных улиц.
По своему знанию местности, быта и характера чеченцев, Чернов был незаменимым человеком. Когда атаман Гребенского казачьего Войска Федор Савельевич Зачетов и начальник левого фланга Кавказской линии генерал Николай Васильевич Греков предложили есаула Чернова на должность чеченского пристава, Проконсул Кавказа Алексей Петрович Ермолов удивленно ответил им: «Чернов? Да он же – мошенник». На что ему возразили: «Для таких мошенников, как чеченцы, и нужен именно такой мошенник, как Чернов, изведавший до тонкости все их проделки, владевший их языком едва ли лучше, чем собственным, и имевший за Тереком множество и кунаков и кровомстителей».
Получив должность пристава Чернов с рвением взялся за новое для него дело не проявляя жалости даже по отношению к своим бывшим «затеречным приятелям». «Все знавшие Чернова говорили, - писал Василий Александрович Потто, - что он был непомерно строг: за одну попытку к грабежу он налагал на чеченцев громадные штрафы, вконец разорившие семьи, а сопротивлявшихся закапывал в землю по пояс».
Однажды исчез один из членов влиятельной фамилии Турловых, - кадий Магома. Куда он делся – неизвестно, но чеченцы утверждали, что Чернов приказал зарыть его живого в могилу за одну только попытку сказать в мечети возмутительную речь.
Магома Турлов занимался укрывательством и покровительством «всякому хищничеству». Слух о расправе с ним Чернова выставил его невинной жертвой и мучеником. Слухи эти дошли даже до императора, что в свою очередь вызвало неприятную для генерала Ермолова переписку.
Как и все подобные люди, Чернов гремел по Кавказу, главным образом, своими делами, представлявшими странную смесь добра и зла. В Чечне он был и знаменит, и страшен, и ненавистен в одно и то же время. «Страх перед ним был так велик, что он свободно разъезжал по Чечне в сопровождении только одного, такого же отпетого, как сам, казака-вестового. Чеченцы, видевшие в нем что-то сверхъестественное, считали его ведуном, знавшимся с нечистой силой, и не только боялись его тронуть, но даже избегали с ним встречи».
Однако долго побыть в должности пристава есаулу Чернову не пришлось. Согласно архивным данным, спустя два года, в самом начале января 1825 года на 51 году жизни Артамон Лазаревич внезапно умер от скоротечной простудной чахотки, которую он мог подхватить в одной из поездок по Чечне. «Смерть его была большой потерей для русских. – Писал генерал Василий Александрович Потто. – Наступали тогда смутные времена, в которых могли бы сослужить добрую службу его опытность и короткое знание чеченцев».
В станице Калиновской после смерти Чернова осталась его жена Прасковья Фоминична и дочь Марфа 1793 года рождения.

Кандидат исторических наук
Эдуард Бурда

Иллюстрации:
1. Художник Франц Алексеевич Рубо. Казак на коне.
2. Художник Григорий Григорьевич Гагарин. Казачий кордон.
3. Художник Маслов Олек Сергеевич Генерал Ермолов.
4. Художник Георг Коррадини. Типы немирных Чеченцев.
5. Франц Алексеевич Рубо. Казачий рейд на аул.
Категория: Мои статьи | Добавил: mamay69 (07.04.2024)
Просмотров: 102 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0