Разделы
Категории раздела
Помощь сайту
Поиск
Поделиться
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Феликс Антонович Круковский
Феликс Антонович Круковский

Наказной атаман Кавказского Линейного казачьего войска Феликс Антонович Круковский не являлся казаком по крови, ему суждено было им стать по духу. И казаки и даже горцы слагали песни о мужестве и бесстрашии казачьего атамана. А Кавказский наместник князь Михаил Семенович Воронцов в рапорте военному министру после гибели Круковского писал: «Если бы выбрать из войска тысячу лучших людей, и у каждого из этих людей взять его лучшие достоинства и качества, то и тогда сумма их не перевесила бы этих качеств, которыми обладал покойный атаман, совершенно незаменимый для кавказского казачества».
Родился будущий Наказной атаман в Гродненской губернии в католической семье польского шляхтича герба Корвин в 1804 году. Сведения о детстве и юности Феликса Антоновича Круковского очень скудны, до нас дошел лишь тот факт, что был он воспитанником иезуитского коллегиума, что, безусловно, наложило отпечаток на характер и привычки будущего военачальника. По воспоминаниям современников, Круковский отличался скромностью, почти замкнутостью, в быту придерживался аскезы и никогда не гнался за роскошью материальными благами. Некоторым этот высокий черноволосый человек с длинными усами и пышными бакенбардами казался слишком молчаливым, сухим и замкнутым. На самом деле генерал был добрым и сострадательным человеком. Своим обращением с подчиненными умел он затронуть тонкие струны казачьей души, отыскать нужные слова, совершить трогательные поступки. «Он не терпел встреч и проводов, поставленных торжественно, - писал исследователь кубанского казачества Ф. А. Щербина, - был прост в обращении, воздержан в пище и питье и чужд был всяких личных выгод. Часто он помогал беднякам и людям нуждающимся, но делал это так, чтобы не видели другие, и строго-настрого приказывал никому об этом не рассказывать».
Несмотря на то, что родители видели его будущее в служении церкви, еще у иезуитов юный Феликс Антонович увлекся чтением книг по военной истории и мечтал о военной карьере. И это неслучайно. Ведь его прадед в рядах двенадцати казачьих полков, с которыми храбрый король Ян III Собеский обрушился на турок в 1683 году под стенами Вены, прославил свой род, покрыв его нетленной славой. Возможно, именно этот факт и послужил тому, что в возрасте 17 лет 8 сентября 1821 года он поступил на службу унтер-офицером в лейб-гвардию Подольский кирасирский полк.
В 1823 году Феликс Антонович был произведен в 1-й офицерский чин – корнета. В 1829 году в чине поручика он был переведен в Татарский уланский полк. В составе данного полка в 1831 году Круковский принял участие в усмирении польского восстания, участвуя в боях у Лива, в Микробродах, под Минском и у селения Крынки. Он был и исполнительным офицером, все, что ему вменялось в обязанности, выполнял педантично и с полной отдачей своих сил. Сражаясь под польской Прагой, на Граховских полях и под Калушином он снискал свою первую боевую награду – орден Святой Анны III степени с бантом.
По расформировании Татарского уланского полка в 1833 году, будучи уже в чине капитана был переведен в Рижский драгунский полк, где был поставлен командовать эскадроном.
В 1837 году судьбе было угодно забросить Феликса Антоновича Круковского на Северный Кавказ, он получает чин майора с назначением в Кавказское Линейное казачье войско командиром дивизиона. С этого времени вся его дальнейшая жизнь будет связана с Кавказом. Вскоре он становится приписным казаком. Новая служба в корне отличалась от прежней в уланских и драгунских полках, так как она требовала постоянной боевой готовности. В те годы Кавказская война приобрела самый ожесточенный характер, который характеризовался с распространением мюридизма - одного из суфистских течений в исламе и возвышением созданного имамом Шамилем государства имамата. В 1839 году Круковский был переведен в Моздок, где принял под командование Горский казачий полк Кавказского Линейного войска. Для 35-летнего офицера началось время беспрерывных боевых походов.
С 1839 по 1846 год он почти не слезает с коня. В декабре 1839 года участвует в военной экспедиции генерал-майора Александра Павловича Пулло в Большую и Малую Чечню.
В 1840 году под начальством генерал-майора Ивана Михайловича Лабынцева полковник Круковский во главе своего Горского казачьего полка принял участие в усмирении чеченцев. Во время боевых действий полка в районе чеченских аулов Чемулго и Шеналук ему удалось разбить превосходящие силы противника, за что он был награжден орденом Святого равноапостольного князя Владимира IV степени. В том же году в бою на реке Фортанге Феликс Антонович получил тяжелое пулевое ранение в шею навылет с повреждением гортани. Однако тяжелая рана не помешала ему продолжить боевые походы до конца операции.
В октябре 1841 года Круковский со своим Горским казачьим полком участвовал в боевых действиях в отряде генерал-адъютанта Павла Христофоровича Граббе на реке Валерик и Шалажа, у аулов Шалажи, Магома-Ирзо, Терча-Юрт, в рукопашных схватках в Бакаевском и Гойтинском лесах. После победных боев в этих местах отряд генерал-адъютанта Грабе направился на восток и участвовал в подавлении мятежа, руководимого искуснейшим наибом имама Шамиля Ахверды-Магома. В этом походе приведены к перемирию аулы Белгатой, Шали, Майортуп, Автуры и другие по течению Аргуна. В следующем году выполнял задачу по охране от нападений «немирных» мюридов Шамиля территорий по верхнему течению рек Терек и Малой Кабарды, то есть земель «мирных» осетин и кабардинцев, все время, имея стычки с горцами. В этом же 1842 году Феликс Антонович был произведен в подполковники.
Командование Отдельного Кавказского корпуса высоко оценило тактическое искусство полкового командира, и в конце 1842 года Круковский был назначен командиром Хоперского казачьего полка, переселенного в верховья Кубани еще в последней четверти XVIII века, и располагался на правом фланге Кавказской линии. Здесь так же, как и на Тереке, было неспокойно. Отряды кабардинцев и черкесов неоднократно предпринимали набеги на казачьи станицы Карантинную (Суворовскую), Бекешевскую, Бургустанскую, Беломечетскую, Невинномысскую и другие.
С этим Хоперским казачьим полком Феликс Антонович совершил один из главных своих подвигов. В ночь на 2 мая 1843 года, когда на станицу Бекешевскую обрушилась двухтысячная партия горцев, большая часть которых состояла из панцирных всадников, подполковник Круковский с четырьмя сотнями хоперцев прискакал на выручку, проделав в темную, дождливую весеннюю ночь порядка сорока верст.
Станица в это время отчаянно защищалась стариками, женщинами и малолетками. Неприятель бросился на горстку казаков Круковского и, по словам историка Кавказской войны Ивана Диомидовича Попко, «готов был задавить его своим многолюдством».
Феликс Антонович бился в окружении больше двух часов, а когда к нему и окруженной станице подоспела помощь, и горцы начали отступать, он преследовал их еще несколько десятков верст и «навел на них такую непонятную панику, что эти люди неробкого десятка, лихие закубанские наездники, сами помогали своему поражению» и тем спас город Пятигорск от разорения. Чин полковника и орден Святого Георгия Победоносца IV степени были наградой Круковскому за этот подвиг, молва о котором прошла по всему Кавказу, и сделало его имя славным даже среди горцев, которые стали слагать о нем песни.
1844-1845 годы ознаменовались для полковника Круковского строительством Надеждинского укрепления на реке Кефар.
По приказу князя Михаила Семеновича Воронцова полковник Феликс Антонович Круковский 7 августа 1845 года был назначен командиром прославленного Нижегородского драгунского полка. За короткое время драгуны этого полка принимали участие во многих сражениях. Благодаря умелому руководству нового командира полка они не знали поражений, и вскоре их стали называть «лихими нижегородцами».
Боевые действия в Гоцтинских и Гехинских лесах, на берегу реки Мартана, под Гергебилем, Салтами, Ахты и Мискинджи закрепили боевую репутацию Круковского. А заботы его по устройству полка на новой его стоянке в Чир-Юрте – репутацию отличного администратора. За боевые успехи в этих операциях Феликс Антонович был награжден орденом Святой Анны II степени с императорской короной.
6 декабря 1848 года Феликс Антонович Круковский был произведен в генерал-майоры, а 8 февраля 1849 года после смерти генерал-лейтенанта Степана Степановича Николаева назначен наказным атаманом Кавказского Линейного казачьего войска. Достичь этой должности ему помог не случай, не везение, не стечение обстоятельств или покровительство высокопоставленных особ, а исключительно только мужество, храбрость, стойкость, предусмотрительность, умелое руководство военными действиями, постоянная забота о своих подчиненных способствовали его продвижению по службе.
На посту атамана Кавказского Линейного войска отличные боевые и административные качества Круковского проявились в полной мере и заслужили ему благоговейную любовь казаков. В его простом образе жизни «по-казачьи», в простой казачьей одежде они видели уважение к своим обычаям, к ним самим. Так, будучи католиком, Феликс Антонович каждое воскресенье вместе с казаками ходил в православную церковь.
Свободное от походов время Круковский посвящал устройству войскового быта казаков: осматривал новые станицы, инспектировал полки, причем, по словам Ивана Диомидовича Попко, делал такие смотры врасплох, «не пропускал осмотреть засеянное поле и скошенный луг, сворачивал в сторону, чтоб взглянуть поближе на станичное стадо, и если в станице встречал хату неприглядную… заходил в нее и спрашивал хозяина о житье-бытье. Чаще, разумеется, представлялась ему хозяйка с ребятишками мал-мала меньше. На вопрос: «Где же хозяин?» следовал ответ: «Да в сотне… вот уже беспременно четвертый годочек». Атаман находил, что кормилец слишком уж там замешкался и предлагал станичным старикам послать ему смену, что исполнялось беспрепятственно…».
Посты кордонной линии Круковский «объезжал всегда верхом и в сопровождении одного, а много – двух казаков. В самых опасных местах… он не брал конвоя». Столь же бесстрашным атаман был в сражениях, проявляя поразительное спокойствие и хладнокровие, и даже в самых крайних ситуациях предпочитал не спасаться бегством, а «спешиться и драться не на живот – на смерть».
В 1849–1851 года генерал-майор Круковский в качестве начальника конного отряда участвует в боях с «немирными» горцами за Кубанью, на реке Белой и в Чечне в экспедициях под общим командованием генералов Николая Степановича Завадовского и Петра Петровича Нестерова.
В 1850 году цесаревич Александр Николаевич, Верховный атаман казачьих войск, посетил Кавказ, где детально ознакомился с обустройством казачьих поселений Кавказской линии. В этой поездке его сопровождал наказной атаман Кавказского Линейного казачьего войска Феликс Антонович Круковский. Перед отъездом в Санкт-Петербург будущий император пожаловал генералу свою шашку работы Геурка. Эта шашка хранилась в коллекции войсковых регалий Терского казачьего войска во Владикавказе.
20 ноября 1850 года за боевые отличия, проявленные в боевых экспедициях в период 1848-1849 годов, генерал-майор Круковский был награжден орденом Святого Станислава I степени. 25 марта 1851 года Феликсу Антоновичу был пожалован орден Святой Анны I степени.
В январе 1852 года наказной атаман Кавказского Линейного казачьего войска Феликс Антонович Круковский выступил с отрядом князя Александра Ивановича Барятинского в свою последнюю экспедицию к верховьям реки Гойты.
18 января 1852 года авангардная колонна под командованием генерал-майора Круковского подошла к лесным хуторам близ аула Дуба и укрепления Урус-Мартан. Казаки были посланы вперед и были остановлены завалами. Завалы преграждали путь к аулу Шаухал, единственному из всех гойтенских хуторов, который оказался сильно укреплен. Выбив стрелков-чеченцев, засевших за завалами, казаки-линейцы ворвались в аул, который уже никто не защищал, и рассыпались по нему.
Круковский, в сопровождении конвоя из двадцати казаков-линейцев и майора Полозова, поскакал к только что взятому аулу. Он остановился на площади у мечети, приказав трубачу играть сигнал сбора. В это время из ближайшего строения грянули выстрелы. Приметный по форме генерал был смертельно ранен несколькими пулями. Конвой пришел в замешательство. Почти сразу же из ближайшего оврага выскочили в большом числе чеченцы, которые ударили в шашки, окружив конвойных казаков. В короткой рукопашной схватке почти все казаки конвоя генерала погибли, в живых остался лишь один раненый казак, которого горцы не успели ни добить, ни раздеть. На шум боя в аул прискакали нижегородские драгуны. Там они нашли тело своего бывшего командира, раздетого донага. Оружие Круковского – шашка, кинжал и карманные лепажевские пистолеты, ордена и золотые часы, все досталось неприятелю. Впоследствии князь Александр Иванович Барятинский выкупил у чеченцев ордена Феликса Антоновича. Из оружия, принадлежавшего атаману, ему удалось выкупить только лепажевские пистолеты; с шашкой и кинжалом «храброго русского наиба» Шамиль ни за какие деньги не пожелал расстаться.
Тело Феликса Антоновича Круковского, согласно его завещанию, было перевезено в станицу Екатериноградскую, где он жил несколько лет, и предано земле с подобающими атаману почестями в ограде местного собора.
В 1902 году, в 50-ю годовщину гибели генерал-майора Круковского, его имя, как вечного полкового шефа, было по Высочайшему повелению императора Николая II присвоено 1-му Горско-Моздокскому казачьему полку Терского казачьего войска. Этот казачий полк являлся гордостью терского войска. Он имел Георгиевское знамя с надписью «За военные подвиги против непокорных горцев», восемь Георгиевских серебряных труб «За отличие в Турецкую войну 1877 и 1878 годов», а Знаки отличия за Крымскую войну 1853-1856 годов носили на своих папахах казаки первой сотни этого полка.
По инициативе наказного атамана Терского казачьего войска генерала от кавалерии Сергея Евлампиевича Толстова, на месте гибели Круковского поставлен был большой чугунный крест на пьедестале из белого камня, обтесанного в виде пирамиды. До наших дней этот памятник не сохранился, как не сохранился и надгробный памятник наказному атаману. При установлении Советской власти в Терской области в начале 1920-х годов памятник на могиле генерал-майора Феликса Антоновича Круковского был разрушен, а сама могила была вскрыта на предмет изъятия ценностей, которых в могиле не было обнаружено…

Кандидат исторических наук Эдуард Бурда

Иллюстрации:
1. Круковский Феликс Антонович
2. Франц Алексеевич Рубо - Бивак казаков
Категория: Мои статьи | Добавил: mamay69 (03.06.2022)
Просмотров: 2345 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar