Разделы
Категории раздела
Помощь сайту
Поиск
Поделиться
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Генерал Лазарь Федорович Бичерахов, последний солдат империи Часть 1
Генерал Лазарь Федорович Бичерахов, последний солдат империи
Часть 1

Он продолжал воевать с внешним врагом даже тогда, когда другие уже воевали друг с другом в Гражданской войне.

Будущий генерал Лазарь Федорович Бичерахов происходил из казаков-осетин уроженцев станицы Ново-Осетинской Моздокского отдела Терского казачьего войска. Появление казаков-осетин было связано с возникновение крепости, а затем и города Моздока в 1763 году. Со дня появления первых осетин в городе их стали привлекать к воинской службе. В 1804 году в 25 километрах от города возникло осетинское селение Черноярское, а в 1811 году в 22 километрах от города селение Ново-Осетинское оба заселенные осетинами в основном из Дигорского ущелья.
Черноярцы вместе с ново-осетинцами выполняли важные задачи по защите города Моздока во время кровопролитной Кавказской войны, участвовали в походах русских войск в горные районы Кавказа. В 1825 году, по распоряжения командующего Отдельным Кавказским корпусом генерала Алексея Петровича Ермолова, села Ново-Осетинское и Черноярское были удостоены высокой чести называться станицами и войти в состав Кавказского линейного казачьего войска. Всего в осетинских станицах проживало более 70 фамилий. Одной из таких осетинских фамилий и была – Бычераховы.
Родился же Лазарь Бичерахов 15 ноября 1882 года в станице Ново-Осетинской в семье вахмистра Собственного Его Императорского Величества конвоя Федора Бичерахова. Отслужив, его отец не стал возвращаться на родину, а вызвав семью к себе, остался в столице, где открыл маленький магазин кавказского оружия, специально для чинов императорского конвоя.
В столице прошли детские и юношеские годы Лазаря Федоровича. Когда пришло время учиться, он был определен в интернат 1-го Реального училища в Санкт-Петербурге, считавшегося в то время привилегированным учебным заведением. По воспоминаниям современников, он считался хорошим товарищем и отличался большой физической силой, но никогда не злоупотреблял ею. Характер был у него добродушный, но «иногда а его глазах загорались опасные огоньки, когда его выводили из терпения». Большими успехами в учебе он не отличался, особенно по математике, но, окончив училище, он поступил в Алексеевское пехотное военное училище в Москве.
В 1905 году был выпущен из военного училища по первому разряду с присвоением звания хорунжего. Службу проходил в 1-м Горско-Моздокском казачьем генерала Круковского полку Терского казачьего войска 1-й Кавказской казачьей дивизии. В мирное время полк дислоцировался в местечке Ольты Карской области. Через некоторое время Бичерахов сдал экзамен в Николаевскую академию Генерального Штаба, но по каким-то причинам не поступил туда, а вернулся обратно в полк.
Служба Лазаря Бичерахова в Горско-Моздокском полку совпала с революционными событиями в Персии получившими название Конституционной революции. Тогда в результате протеста аристократии, духовенства и интеллигенции в Персии Мозафереддин-шах был вынужден принять конституцию в октябре 1906 года и создать парламент – меджлис. В январе 1907 года на престол, после смерти отца, взошел Мухаммед Али-шах. При вступлении на престол он обещал соблюдать конституцию, дарованную его отцом в 1906 году, чего, однако, не выполнил. 24 июня 1908 года Мухаммед Али-шах совершил переворот, с помощью Персидской казачьей бригады разогнав меджлис. В том же году в Тавризе началось восстание против власти шаха. В январе 1919 года сторонники конституции, поддержанные бахтиарскими ханами, стремившимися к укреплению своего влияния, захватили власть в Исфахане. Началось восстание в Гиляне. В Бушире, Бендер-Аббасе и некоторых других городах и районах Ирана к власти пришли противники шаха. После неудачной попытки прорваться в город Тавриз в феврале шахские войска осадили его. Вскоре в обложенном со всех сторон шахскими войсками городе Тавризе начался голод. В том же феврале 1909 года кочевники – шахсевены начали грабить в окрестностях города Ардебиля жителей селений, которые являлись российскими подданными.
Для защиты российских подданных в Персию был направлен контингент войск, в числе которых были и казаки 1-го Горско-Моздокского казачьего генерала Круковского полка. Воевать пришлось серьезно.
Лазарь Бичерахов отличилась в той Персидской экспедиции. Так, 27 октября 1911 года сотник Бичерахов со своими казаками сопроводил в город Урмию состоящего при российской православной Урмийской миссии иеромонаха Григория. На обратном пути 4 ноября в двадцати верстах от Хоя конвой подвергся ружейному обстрелу кочевников, число которых превышало сотню всадников. Они занимали горный кряж, нависший над дорогой. Маленький казачий отряд, спешившись, вступил в перестрелку с противником в пять раз превышающим по численности и медленно стал продвигаться вперед по направлению к Хое. Во время этого боя Лазарь Федорович трижды был ранен: в левую ногу – выше колена навылет, в грудь на вылет, и в правую ногу. На память о том бое осталась пожизненная хромота и сохнущая рука.
Не в состоянии двигаться, но и не потеряв сознания, Бичерахов продолжал командовать своими казаками. Приказав двум казакам прорваться через кочевников и дать знать командиру дивизиона в Хое о попавшем в засаду казачьем конвое. Казаки сумели прорваться к дивизиону.
Есаул Владимир Константинович Гапузов, получив известие о нападении на конвой, немедленно поспешил к месту схватки. Прибыв на место боя, и рассеяв кочевников, командир дивизиона «нашел команду в образцовом порядке». Вскоре об этом неравном бое близ города Хоя командир 1-го Горско-Моздокского полка полковник Тигран Данилович Арютинов доложил вышестоящему начальству. Отчаянная смелость и боевая удача обеспечили сотнику Бичерахову заслуженную славу. Будучи тяжело раненым, он был эвакуирован через Баку в Санкт-Петербург и помещен для операции в военный госпиталь лейб-гвардии Конного полка.
Выйдя из госпиталя инвалидом, он вновь вернулся в свой полк, но прослужив еще какое-то время, был вынужден подать в отставку. Высочайшим приказом от 5 августа 1914 года сотник Лазарь Бичерахов был уволен со службы в чине подъесаула и с назначением пенсии. Однако в этот период уже началась Первая мировая война и уже через месяц 12 сентября Высочайшим приказом был возвращен на службу и определен во 2-й Горско-Моздокский казачий полк 1-й Терской льготной казачьей дивизии, командиром которой был назначен генерал-майор Тигран Данилович Арютинов. В полку подъесаул Бичерахов получил под свое начальство 2 сотню полка, с которой провоевал до мая 1915 года.
Прибыв на театр боевых действий, 1-я Терская льготная казачья дивизия вошла в состав Днестровского отряда 8-й Русской армии генерала Алексея Алексеевича Брусилова, замыкавшего левый фланг Юго-Западного фронта против австро-венгерских войск. Здесь войска противника под ударами 8-й армии отступали к Галичу.
1-я Терская льготная казачья дивизия, перейдя Карпатские горы, вступила на территорию Венгрии. Но неудачи на других фронтах вынудили войска приостановить наступление, и 23 сентября 1914 года дивизия оставила город Мармарош-Сигет и с боями стала отступать. К началу октября фронт подошел к Черновцам. В январе 1915 года терские казаки участвовали в Карпатской операции.
За период Карпатских боев Лазарь Федорович Бичерахов был произведен в есаулы и награжден орденами Святой Анны III и II степеней и Святого Станислава III степени.
Некоторое время спустя с мая 1915 года Лазарь Федорович был переведен в Кавказскую Туземную конную дивизию, где находился в распоряжении ее начальника Великого князя Михаила Александровича. Высочайшим приказом от 29 сентября 1915 года «За отличия в делах против неприятеля» Лазарь Бичерахов был произведен из есаулов в войсковые старшины со старшинством с 19 января 1915 года.
5 января 1916 года войсковой старшина Лазарь Федорович Бичерахов был переведен в 1-й Горско-Моздокский казачий генерала Круковского полк, который входил в 1-й Кавказский Экспедиционный кавалерийский корпус генерала Николая Николаевича Баратова находившийся в Персии. Перед корпусом стояла задача предотвратить ввод туда турецких войск и вступления Персии в войну против Российской империи. С 7 июня 1916 года Бичерахов занимал должность помощника командира полка. За участие в военных операциях в Месопотамии Бичерахов был награжден орденом Святого равноапостольного князя Владимира IV степени.
Осенью 1916 года войсковому старшине Бичерахову было поручено сформировать мобильный партизанский отряд для самостоятельных рейдовых действий на коммуникациях противника, «ночных поисков, непрестанного тревожения тыла противника и добывания языков». В начале августа 1917 года численность партизанского отряда к этому времени достигала 30 офицеров и до 1000 казаков при нескольких орудиях, пулеметах и транспорте, что значительно превышало штат обычного казачьего полка, приближаясь к бригаде. У отряда даже был свой боевой значок – знамя, на котором был изображен медведь, вставший на задние лапы и девиз: «Никто не тронет нас безнаказанно».
Одной из самых значимых побед партизанского отряда войскового старшины Бичерахова было пленение у города Касри-Ширин 25 октября 1917 года, 2500 натасканных германскими и турецкими инструкторами жандармов, действовавших в интересах пронемецких персидских племенных вождей.
28 ноября 1917 года до 1-го Кавказского экспедиционного кавалерийского корпуса дошли декреты новой власти. Войсковой старшина Лазарь Федорович Бичерахов тут же написал своему командиру генералу Николаю Николаевичу Баратову по поводу Декрета о мире следующее: «Я решил: 1) остаться на фронте; 2) продолжать воевать; 3) не участвовать в перемирии; 4) считать все переговоры предательскими… Это решение мое, и я один отвечу за него перед Россией».
В ответной телеграмме генерал Баратов написал всего два слова: «Молодец, Бичерахов»!
К этому времени революционное влияние стало сказываться и вдали от столицы. Экспедиционный корпус некогда сплоченный и дисциплинированный стал разлагаться. Отряд Лазаря Бичерахова оставался тогда самым боеспособным и дисциплинированным. Как отмечали в мемуарах очевидцы, дисциплина держалась благодаря личной преданности командиру. Об отношении к Лазарю Федоровичу красноречиво свидетельствуют детали: офицеры подавали друг другу при приветствии левую руку – у Бичерахова правая рука работала плохо. Все поголовно обзавелись тростями – хромавший командир пользовался ею по необходимости и даже применял как оружие.
Как самый боеспособный в Экспедиционном корпусе, партизанский отряд Бичерахова обеспечивал в 1918 году эвакуацию из Персии в Баку корпусного имущества – «более ста тысяч пудов русского народного добра», по выражению командира отряда. В этот период Лазарь Федорович заключил временный союз с англичанами. Великобритания была обеспокоена потерей инициативы в Закавказье: ее противник – Германия, только что захватила Грузию. Английское командование согласилось финансировать отряд Бичерахова, который получил деньги на обеспечение охраны небольшого подразделения генерала Лионеля Денстервиля, состоящего из авантюристов и наемников из Канады, Южной Африки, Австралии и даже Новой Зеландии – в его распоряжении имелись лишь 12 офицеров, два писаря и 41 шофер на сорока автомобилях и одном броневике. А охранять было от кого – мятежные по отношению к шаху разбойники Кучук-хана привычные к разбойному промыслу нападали на всех, кого можно было пограбить, в том числе и на обозы Экспедиционного корпуса. По соглашению сторон, партизанский отряд Бичерахова продолжал боевые действия против протурецких и пронемецких формирований в Южном Прикаспии; в свою очередь британская миссия в Персии обеспечивала расходы на боевые операции и жалование казакам.
12 июня 1918 года личной храбростью и тактическим умением Лазаря Бичерахова была добыта победа над несколькими тысячами гилянцев Кучук-хана под руководством германского майора фон Пахена за Менджильский мост, при сопровождении англичан до Энзели навстречу крупным силам англичан. Он постоянно находился во главе своих войск, лично своей тростниковой тростью разогнал передовой пикет дженгелийцев, вооруженных пулеметом, а затем организовал наступление с трех направлений на ключевое предмостное укрепление персов. Не выдержав давления, противник побежал, и Менджильский мост – неодолимое препятствие, на котором, как казалось Кучук-хану, будет достаточно одной демонстрации силы, - был взят почти без потерь. Благодаря этой победе небольшой отряд генерала Лионеля Денстервиля смог соединиться с частями 14-го гусарского полка при восьми бронеавтомобилях и тысячи штыков Гентского пехотного полка с артиллерийской батареей, следовавший на пятистах «фордах».
Вскоре партизанский отряд Лазаря Федоровича Бичерахова прибыл в Энзели и стал готовиться к эвакуации. Отряд насчитывал около 3 тысяч человек и состоял из Запорожской, Горско-Моздокской, Кубанской, Уманской, Линейно-Хоперской, Пограничной Осетинской сотен, Кубанской казачьей конно-горной батареи, 1-й конно-горной батареи, пулеметной команды, 1-й и 2-й конных радиостанций, лазарета и автомобильной команды. Объединенный отряд генерала Денстервиля остался в гилянской столице Реште, в нескольких десятках километров от моря, решив дождаться новой партии английских войск и заодно закрепиться в этом регионе.
Перед самой эвакуацией из Персии Лазарь Бичерахов заключил соглашение с Бакинскими комиссарами, которые пытаясь спасти положение, приняли его предложение о помощи в борьбе против наступающих на Баку войск Кавказской исламской армии под турецким командованием. 5 июля 1918 года партизанский отряд Бичерахова через порт Энзели морем прибыл в Алят. Степан Шаумян, глава Бакинского Совета народных комиссаров и Всероссийского Совнаркома докладывал лично Владимиру Ленину об удаче – привлечении на свою сторону Бичерахова! Отряд так был нужен Советам, что Шаумян запретил вести в нем революционную агитацию, с помощью которой большевики разлагали воинские подразделения.
На бакинцев бичераховцы произвели большое впечатление. «На упитанных с лоснящейся шерстью лошадях сидели казаки в мерлушковых шапках, - вспоминал ветеран Кавказской Красной армии, в последующем – член-корреспондент АН СССР Василий Семенович Емельянов. – На их спины спускались башлыки… Держались казаки обособленно, вели себя высокомерно. Превосходной экипировкой и вооружением бичераховцы резко выделялись от наших солдат, одетых и вооруженных чем попало».
7 июля 1918 года партизанский отряд Бичерахова был направлен на фронт. Казаки заняли правый фланг обороны Баку. В этот период в состав отряда входили: Запорожская, Горско-Моздокская, Кубанская, Уманская, Линейно-Хоперская, Пограничная, Осетинская сотни, Кубанская казачья конно-горная батарея, 1-я конно-горная батарея, пулеметная команда, 1-я и 2-я конные радиостанции, лазарет, автомобильная команда. Всего порядка 3 тысяч бойцов. В усиление отряду были назначены 2 пехотных батальона. Сам Лазарь Федорович был назначен командующим войсками под общим руководством комиссара по военным и морским делам Бакинского Совета народных комиссаров Григория Николаевича Корганова. Однако отряд красногвардейцев Григория Константиновича Петрова Лазарю Бичерахову не подчинялся, между большевиками, армянами и казаками возник разброд. В этот период Бичерахов в своем письме брату Георгию Федоровичу писал: «Красной армии нет, все это пустой звук. До моего прихода, говорят было около 6000 человек, но при появлении регулярных турецких войск они все разбежались. Сейчас имеется красноармейцев около 2000, но все это сидит в вагонах и при малейшем появлении противника бежит. Номеров батальонов у них много, но солдат нет. Правда, очень много комиссаров».
Степан Шаумян сообщал в Царицын Иосифу Виссарионовичу Сталину: «7 июля на Кюрдамирском фронте противник перешел в наступление, стараясь охватить Кюрдамир, но после 12-часового боя был отброшен, причем понес большие потери. В бою участвовал бичераховский отряд, броневики. Наши потери невелики».
Несколько недель партизанский отряд продержался на своих позициях и 30 июля 1918 года, брошенный красными и армянскими частями в окружении. Осознав бесперспективность военных действий против турецких и союзных им азербайджанских войск Кавказской исламской армии Бичерахов, ушел со своим отрядом сначала к станции Баладжары, а затем еще дальне на север в Дагестан, где занял город Порт-Петровск, тем самым оголив северный участок фронта. «Я отказался от командования армией дезертиров и трусов» - написал он брату Георгию Федоровичу Бичерахову.
Однако вступив в Дагестан, Бичерахов был встречен большевиками крайне враждебно. Авангард его партизанского отряда был разоружен красными, офицеры арестованы. В результате развернувшихся боевых действий Бичерахов одержал победу над красноармейскими частями Временного Дагестанского областного исполкома под командованием Магомет-Али Дахадаева и захватил города Дербент и Порт-Петровск. Русский гарнизон даже занял Темир-Хан-Шуру. В это время в Темир-Хан-Шуре стояли части князя Нухбека Тарковского – временного диктатора Дагестана, и как только русский гарнизон занял город, сразу же начались переговоры с Бичераховым по вопросу об организации власти в Дагестане. В ходе переговоров было достигнуто следующее соглашение:
1. Лазарь Бичерахов сохраняет за собой город Порт-Петровск, железную дорогу и море;
2. Остальная часть Дагестана передается в управление Тарковскому на правах диктатора;
3. Тарковский обязуется признать над собой власть России, когда царящая в ней анархия будет ликвидирована, и в ней установится законная власть;
4. Бичерахов обязуется не вмешиваться во внутренние дела Дагестана;
5. Тарковский обязуется не только не предпринимать враждебных шагов против отряда Бичерахова, но даже предотвратить возможные со стороны населения враждебные выступления;
6. Тарковский обязуется оказывать содействие отряду Бичерахова в деле продовольствия и снаряжения и в частности передать отряду предметы воинского снаряжения, находящегося в Темир-Хан-Шуре на складах Продовольственного Комитета. Впоследствии содержимое складов военного ведомства было взято Лазарем Бичераховым самовольно.
Однако вскоре по мере укрепления своих позиций в Дагестане Лазарь Бичерахов пренебрег многими пунктами достигнутого соглашения с Тарковским. Протест же последнего со ссылкой на соглашение был вежливо отклонен с разъяснением, что «Бичерахов является представителем Центральной Государственной власти, а Тарковский лишь местный правитель». Князю Тарковскому ничего не оставалось, как признать над собой диктат Бичерахова.
Во время отхода в Дагестан к отряду стали присоединятся разрозненные небольшие отряды красноармейцев и армян. За короткое время партизанский отряд возрос уже в несколько раз и к сентябрю 1918 года превратился в довольно крупное воинское формирование с большими огненными запасами, с транспортом, с броневиками и авиацией. Вскоре войска Лазаря Бичерахова были реорганизованы в Кавказскую армию, оборонявшую Порт-Петровск от частей Кавказской исламской армии, отрядов дагестанских и чеченских повстанцев. Диктатура Центрокаспия, контролирующая Баку, объявила Бичерахова командующим войсками фронта и передала в его распоряжение Каспийскую флотилию, состоявшую из 9 кораблей. Его власть признали русские повстанцы Мугани и закаспийские антисоветские силы. В свою очередь Лазарь Федорович Бичерахов признал над собой власть Уфимской директории – объявившей себя Высшей властью в России.
Временным Всероссийским правительством Лазарь Федорович Бичерахов был произведен в генерал-майоры и назначен «командующим русскими силами в Прикаспийском крае и в освобожденных им от большевиков районах». Его полномочия и чин генерала затем подтвердил Верховный правитель России адмирал Александр Васильевич Колчак. Также знание генерал-майора британских войск было присвоено Бичерахову и английским военным командованием за помощь в Персии.
Тем временем в Терской области вспыхнуло восстание терских казаков. В июне 1918 года Казачье-крестьянский съезд советов в Моздоке избрал социалиста Георгия Бичерахова, родного брата Лазаря Федоровича, председателем Временного народного правительства Терского края. Терцы выступили под лозунгом «За Советы без большевиков». Поводом послужило решение III Съезда народов Терека, проходившего с 22 по 29 мая 1918 года в городе Грозном, о выселении из 4 станиц казаков Сунженского отдела и передаче их земель – более 35 тысяч десятин, «верным советской власти» горцам. Кроме этого решения, несмотря на протесты со стороны казаков и осетин, на Тереке стал «апробироваться опыт» работы Большевиков с казачеством Дона и Кубани, где Красные комиссары, руководствуясь ноябрьским 1917 года Декретом об уничтожении сословий и гражданских чинов, посылали в казачьи станицы красноармейские отряды, «которые грабили и расправлялись с недовольными новой властью». Станичные же земли и имущество, отобранные у терских казаков в нарушение Декрета «О земле», раздавались горцам «за поддержку и верное служение советам». Все это находило горячую поддержку у инициатора рассказачивания на Северном Кавказе – чрезвычайного комиссара Юга России Серго Орджоникидзе.
Так, на IV Съезде народов Терека, открывшемся во Владикавказе 23 июля 1918 года, казачья фракция и правые социалисты потребовали ликвидации большевистских совдепов. Прибывший на съезд чрезвычайный комиссар Юга России Серго Орджоникидзе вел себя подчеркнуто агрессивно, допускал грубые нападки на казаков, открыто призывая к войне, заявлял: «Мне все равно, все ли казачество принимает участие в контрреволюционном мятеже или только часть его».

Кандидат исторических наук
Эдуард Бурда
Категория: Мои статьи | Добавил: mamay69 (23.08.2021)
Просмотров: 4193 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar