Разделы
Категории раздела
Помощь сайту
Поиск
Поделиться
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Генерал Лазарь Федорович Бичерахов, последний солдат империи Часть 2
Генерал Лазарь Федорович Бичерахов, последний солдат империи
Часть 2

Благодаря деятельности чрезвычайного комиссара Юга России и других комиссаров области к началу июля 1918 года восстание распространилось почти по всем казачьим станицам Терека. К августу на всей Терской области уже сформировалось восемь фронтов: Бургустанский, Прохладненский, Курской, Котляревский, Владикавказский, Сунженский, Грозненский и Кизлярский. В этих условиях Георгий Бичерахов просил брата прислать на Терек в помощь войскам хотя бы 2-3 тысячи бойцов. Ведь красные части на всей территории Терского казачьего войска поддерживали и всячески провоцировали горцев на ведение боевых действий против казаков и постоянно наращивали свою численность – на Кавказ из Астрахани прибывали отряды латышей и другие части, во Владикавказе был организован особый отряд китайских головорезов Пау-Ти Сана – особо «отметившийся» при подавлении восстания. Горцами были сожжены несколько станиц в Сунженском и Кизлярском отделах, совершались еженощные налеты на города и станицы. Вставшие в полном составе на сторону большевиков «ландскнехты революции» - ингуши, не раз спасали красных комиссаров и в том числе Орджоникидзе от расправы.
И хотя Лазарь Федорович Бичерахов и был категорическим противником Гражданской войны, и не хотел принимать, чью либо сторону, за что ему доставалось и от красных и от белых. Но не помочь терским казакам и своему брату он не мог. И восставшие терские казаки получили от него оружие, боеприпасы, деньги и людей. Он даже организовал строительство 80-километровой железной дороги для подвоза боеприпасов.
Став командующим Кавказской армией Бичерахов смог оказывать помощь не только восставшим терским казакам, но и отрядам полковника Андрея Григорьевича Шкуро, кабардинскому отряду ротмистра Заурбека Даутокова-Серебрякова, армянским войскам генерала Озаняна Торосовича Андраника, распределяя между ними оружие, оставшееся от Кавказского экспедиционного кавалерийского корпуса генерала Николая Баратова. Оказывая материальную помощь многим, Лазарь Федорович не забывал и про своих бойцов, которым платил содержание гораздо больше, чем в деникинских Вооруженных силах юга России, и больше, чем в Красной армии. При этом бухгалтерия в отряде была налажена отлично, расходы контролировались, и средства экономили.
В сентябре 1918 года генерал Бичерахов организовал и возглавил правительство Кавказско-Каспийского союза, в состав которого вошли девять представителей: двое от Терского Казачье-Крестьянского правительства, двое от Закаспийского исполнительного комитета, двое от Мугани и Ленкорани и по одному от городов Порт-Петровска, Дербента и Армянского национального совета. Общими политическими целями нового государственного образования были объявлены: восстановление российской государственности и воссоединение разрозненных областей «Российской демократической республики»; продолжение борьбы с германо-турецкой агрессией в согласии с союзниками; наведение порядка и водворение законности на основах существовавших до 25 октября 1917 года.
А для начала нужно было выдворить турок из Баку. Позже Лазарь Федорович сформулировал это так: «Судьбе было угодно, чтобы маленькая народившаяся Кавказская армия и Каспийский флот продолжали свое жертвенное участие в Великой войне на много месяцев дольше, чем остальная русская армия…». Но выдавить турецкие войска наспех собранной Кавказской армии было не под силу.
После взятия Баку турки смогли начать переброску в Дагестан более крупных сил. Каждый день турецкие части по железной дороге перебрасывались из Баку в направление Дербента. И хотя о всех перемещениях турецких воинских эшелонов через русских железнодорожных служащих тут же узнавал представитель Бичерахова ротмистр Василий Григорьевич Воскресенский, противодействовать этому у Лазаря Федоровича не было сил, часть его армии в этот момент участвовала в штурме Кизляра.
К началу активной фазы боевых действий турки сформировали в Дагестане дивизию из горцев. К походу в Дагестан были привлечены и азербайджанские войска. Кроме того почуяв добычу на помощь объединенным силам Кавказской исламской армии подошел из Чечни шейх Али Митаев с 2-тысячным отрядом мюридов.
6 октября 4 тысячи турок, усиленные отрядами даргинцев, сформированными исламским деятелем Али Акушинским, заняли Дербент, а 12 октября в город прибыл глава Горского правительства Тапа Чермоев, провозгласивший создание в Дагестане Горской республики. К концу октября 1918 года в Дагестан была переброшена 15-я турецкая пехотная дивизия под командованием Юсуфа Иззет-паши.
В том же октябре 1918 года турецкие генералы Нури-паша и Юсуф Иззет-паша формально уволились из османской армии, заняв должности главнокомандующих вооруженными силами Азербайджана и Северного Кавказа. Также поступили и многие из находившихся в их подчинении офицеров и солдат, заключившие с указанными республиками военные контракты.
Кавказская армия генерала Лазаря Бичерахова к октябрю насчитывала в своем составе: 29952 человека, 6193 лошади, 22 пулемета, 107 орудий, 8 бронеавтомобилей, 2 бронированных поезда, поезд-батарею и вспомогательный поезд, 73 автомобиля, авиационный дивизион, 9 вооруженных судов, 8 радиостанций. В Порт-Петровске Кавказская армия была развернута до 9 батальонов, 8 батарей и 6 сотен казаков с техническими командами. Значительный контингент в армии составляли бывшие красноармейцы и части из местных формирований в основном армян, привлеченных высоким жалованием, и не имевших военного опыта. Ядром армии по-прежнему была испытанная еще в Персии казачья конница: Запорожская, Уманская, Кубанская, Горско-Моздокская, Линейно-Хоперская сотни. В ее состав был включен и 3-й Муганский эскадрон. Численный состав казачьих сотен был неодинаков: в Кубанской – 80 человек, в Уманской – 134, в Горско-Моздокской – 165 человек.
Активное привлечение в войска бывших красноармейцев иногда оборачивалось катастрофой. Так, укомплектованный сдавшимися в плен в Дагестане красноармейцами отряд есаула Константина Михайловича Слесарева, переброшенный для помощи восставшим терским казакам под Кизляр в октябре 1918 года, во время боев в большинстве своем перешел на сторону противника.
В первой половине октября части Лазаря Бичерахова под началом командующего полевыми войсками полковника Бориса Владимировича Никитина начали тяжелые оборонительные бои при поддержке кораблей Каспийской эстрады ротмистра Воскресенского.
Полупартизанская тактика частей генерала Бичерахова позволила отбросить противника к Дербенту и провести наступательную операцию у Мамедкалы. В сражении 13 октября орудия канонерок «Карс» и «Ардаган», а также орудия полевой и тяжелой артиллерии из приморской долины перекрестным огнем подавили батареи турок. Три батальона атаковали позиции противника в предгорье, а казаки совершили глубокий фланговый охват, пройдя по горам. Турецкий фронт был прорван. Генерал Иззет-паша, отступивший к Дербенту, прислал парламентера, но полковник Борис Владимирович Никитин продолжил наступление.
Передвинув тяжелую артиллерию от Мамедкалы к разъезду Огни, русские артиллеристы огнем орудий снесли часть окопов передовой линии турок, и Иззет-паше самому пришлось останавливать турецкую пехоту у Дербента.
На следующий день Иззет-паша направил парламентеров к Лазарю Бичерахову, со словами: «Кто вы такие? России уже нет и никогда не будет. Отойдите на север, за Кубань».
Бичерахов отверг это требование, но сил для обороны было недостаточно. Отряд полковника Никитина отступал на север с тяжелыми арьергардными боями. Под Каякентом арьергард был окружен турецкой пехотой, а артиллерия противника заняла позицию у него в тылу, к северу от станции. Внезапным ударом в тыл русским удалось прорвать окружение и отступить на север.
Под Буйнаком для прикрытия отступления по одноколейной дороге, один за другим, были пущены три блиндированных поезда, два из которых со стрельбой влетели через наступавшую турецкую пехоту на занятую противником станцию, а затем, расстроив ряды противника, при поддержке третьего поезда и полевой артиллерии, сумели вырваться на север, за буйнакский виадук.
Тем не менее, остановить превосходящие силы турок войска Бичерахова не могли, и 23 октября генерал Юсуф Иззет-паша занял Темир-Хан-Шуру, после чего развернул наступление на Порт-Петровск по двум направлениям – со стороны Дербента и с запада. 4 ноября турецкие и Кавказские исламские войска начали наступление по всему фронту.
В кровопролитном сражении 4-5 ноября 1918 года на западном горном секторе обороны – высотах Тарки-Тау – части генерала Лазаря Бичерахова после третьей контратаки остановили противника, а утром 5-го прорвали его фронт в направлении на Кизил-Агач. Остановить контратаку бичераховцев помог только подход чеченского отряда шейха Али Митаева.
Штаб полевых войск полковника Бориса Никитина на высоте Тарки-Тау располагался в развалинах крепости Терки. Противник с большим количеством пулеметов и при поддержке полевой артиллерии, бившей с закрытых позиций, упорно контратаковал. Бичераховцы в течении суток при поддержке двух пулеметов и четырех конно-горных орудий, бивших картечью, отбивали атаки противника. Гаубицы, расположенные на южном отроге горного кряжа, накрывали бомбами расположения противника. Канонерки «Карс» и «Ардаган» из дальнобойных 120-милимитровых орудий сильно потрепали главные резервы Юсуфа Иззет-паши на Кизил-Агачском подступе.
В разгар сражения на рейд Порт-Петровска прибыли вооруженные пароходы английской Каспийской флотилии, и с «Президента Крюгера» к туркам была направлена делегация из русского, английского и французского офицеров. Они потребовали объяснений, на каком основании Турция продолжает вести боевые действия после заключения 30 октября 1918 года Мудросского перемирия? Генерал Юсуф Иззет-паша ответил, что его войска состоят на службе у азербайджанского и горского правительств и никакого отношения к Турции не имеют. Переговоры ни к чему не привели, и корабли покинули Порт-Петровский рейд. Но и турки новых атак на город тоже после этого не предпринимали.
Генерал Лазарь Бичерахов прекрасно понимал, что удержать город в случае повторной атаки своими силами он не сможет, и, получив 6 ноября от английского генерала Уильяма Томсона предложение участвовать в новой оккупации Баку, принял решение свернуть военные операции в Дагестане и Кизляре и эвакуироваться. Терское казачье восстание, которому он пытался помочь, штурмуя Кизляр, потерпело поражение, а взятие Баку должно было отрезать турецкие войска в Дагестане и привести к их капитуляции. На 57 кораблей погрузили армию, 3 тысячи раненых и больных из каспийских портов, всего, вместе с беженцами, главным образом, армянами из Еревана и Баку, было эвакуировано около 60 тысяч человек.
Два вооруженных парохода прикрывали эвакуацию, вступив у Старотеречной пристани в сражение с четырьмя кораблями красных пришедшими из Астрахани, и потопив один из них. С большим трудом Бичерахову удалось успешно закончить эвакуацию, высадив беженцев и войска за островом Сара у Ленкорани.
8 ноября 1918 года части генерала Юсуф Иззет-паши вошли в оставленный бичераховцами Порт-Петровск.
17 ноября между Горским правительством и генералом Юсуф Иззет-пашой был подписан договор, по которому турецкие войска оставались в Дагестане. Турецкая армия снабжалась за счет контрибуций взимаемых с населения. Особенно тяжелыми поборами были обложены жители Казикумухского округа, наиболее рьяно поддерживавшие советскую власть: с них потребовали 150 тысяч рублей золотом. В случае сопротивления аулы отдавались на трехдневное разграбление, а за убийство турецкого аскера было приказано расстрелять трех горцев.
Для организации дагестанской армии турки открыли в Ахты школу младших командиров, и объявили военный набор – по одному бойцу с каждых десяти дворов. У дагестанцев эти распоряжения восторга не вызвали, и некоторые аулы турецкая жандармерия брала с боя, а в Доргели, Нижний Дженгутай и Кадар турок вообще не пустили. В результате вместо пехотной и кавалерийской дивизий едва удалось набрать два полка.
Князь Нухбек Тарковский формально сложил полномочия диктатора и стал военным министром Горского правительства, при этом фактически продолжал управлять Дагестаном, но теперь уже под турецким протекторатом, а правительство Тапы Чермоева никто всерьез не воспринимал, ни турки, ни дагестанцы.
17 ноября союзные войска заняли Баку. Англичане потребовали вывода из Дагестана частей генерала Иззет-паши. Горское правительство пыталось оставить часть турецких войск, изменив их «национальный статус», однако британское командование запретило это. К концу ноября турки покинули Дагестан. Часть отряда генерала Лазаря Бичерахова 30 ноября по железной дороге снова прибыла в Порт-Петровск, а в декабре англичане направили туда полковника Альфреда Роулинсона с небольшим отрядом.
С поражением германо-турецкого блока в Первой мировой войне британцы отказались снабжать и финансировать русские формирования в Закавказье. Генерал Лазарь Бичерахов был вынужден распустить большую часть своих войск, оставив только ядро армии. На первых порах он даже пытался восстановить русские государственные и военные структуры в Баку и оказывал помощь русским силам самообороны Мугани, но азербайджанские власти поддерживаемые Великобританией, захватывали военное имущество передаваемое частям самообороны. Национально ориентированный генерал стал мешать не только горским националистам и азербайджанцам, но и британцам.
14 января 1919 года на совместном заседании штаба Кавказской армии, представителей Добровольческой армии и союзного командования генерал-майор Лазарь Федорович Бичерахов подал в отставку с должности Главнокомандующего Кавказской армии и Каспийского флота. Командование войсками было передано генералу Добровольческой армии Михаилу Алексеевичу Пржевальскому. Каспийское правительство по настоянию британцев было распущено. Отряд казаков Лазаря Бичерахова был переведен в Батум, откуда в апреле 1919 года переброшен на Кубань и расформирован.
Должность в Вооруженных силах юга России генерал-майор Лазарь Федорович Бичерахов, известный своими республиканскими взглядами, не получил и в 1919 году эмигрировал в Великобританию, где требовал от английских высокопоставленных лиц выполнить их нравственный долг – вознаградить чинов его отряда за понесенные жертвы. Такая помощь была обещана английским командованием еще в Мессопотамии. Не получив никакой помощи он переселился во Францию где вынужден был искать работу. Первое время занимался разведением и экспортом червей для рыбной воли в ту же Великобританию, потом работал поваром у земляка-осетина в маленьком шоферском ресторане. С 1928 года проживал в Германии.
Во время Второй мировой войны некоторые эмигрантские белогвардейские и горские круги пытались вовлечь его в борьбу на стороне нацистской Германии. Однако, ознакомившись с программными документами создаваемого Комитета освобождения народов России, Лазарь Бичерахов их раскритиковал. Поняв что привлечь старого генерала на свою сторону не получится, руководство КОНР оставила Бичерахова в покое.
В конце Второй мировой войны Лазарь Федорович перебрался на юг, к Альпам. Там он попал к американцам. Но советским властям его не выдали, и после почти двух лет разбирательств был отпущен. Последние годы своей жизни, полуслепой генерал Бичерахов, находясь в большой нужде, провел в доме престарелых в баварском городке Дорнштадт недалека от Ульма. Скончался Лазарь Федорович 22 июля 1952 года на 70-м году жизни.
Лазарь Федорович Бичерахов вошел в историю как последний солдат Российской империи не прекративший воевать с противником и после подписания большевиками унизительного Брестского мира.

Кандидат исторических наук
Эдуард Бурда

Иллюстрация:
1. Генерал-майор Лазарь Федорович Бичерахов с женой и офицерами штаба
Категория: Мои статьи | Добавил: mamay69 (03.09.2021)
Просмотров: 4107 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar