Разделы
Категории раздела
Помощь сайту
Поиск
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Генерал-лейтенант Михаил Архипович Фостиков
Генерал-лейтенант Михаил Архипович Фостиков

Будущий создатель «Армии Возрождения России» Михаил Архипович Фостиков родился 25 августа 1886 года в станице Баталпашинской Кубанского казачьего войска в незнатной казачьей семье. Получив начальное образование в станичном начальном училище, он продолжил свое обучение в Ставропольском реальном училище, по окончании которого поступил в Алексеевское юнкерское училище.
По окончании военного училища по 1-му разряду Фостиков был выпущен 15 июня 1908 года в 1-й Лабинский казачий полк с производством в хорунжие, со старшинством с 14 июня 1907 года. Высочайшим приказом от 5 октября 1911 года по выслуге лет был произведен в чин сотника со старшинством с 14 июня 1911 года.
В 1912 году сотник Фостиков в составе 1-го Лабинского казачьего полка участвовал в Шахсевенской экспедиции в Персии. Во время боя 6 апреля казачьей сотни Михаила Архиповича с 2 тысячами шахсеван, когда к ночи в сотне осталось по 10-15 патронов на человека, Михаил Архипович сумел вывести из окружения 80 казаков через единственное еще не занятое врагом ущелье. Ночью, в кромешной тьме, подвязав травой копыта лошадям и обмотав шашки, чтобы они не стучали о стремена, он первым отправляется по узкой и опасной тропе и вместе со всем отрядом благополучно избегает неминуемой гибели. А утром, пополнив боезапас и дождавшись подкрепления, отважный сотник принимает участие в штурме неприятельской крепости Киранда.
За участие в Шахсевенской экспедиции сотник Михаил Архипович Фостиков был награжден орденом Святой Анны III степени.
Перед началом Первой мировой войны сотник Фостиков занимал должность полкового адъютанта, и постоянно находился при штабе полка. 1-й Лабинский казачий полк в то время временно находился на территории Персии.
С началом Первой мировой войны находившаяся в «фарватере» германской политики турецкое правительство 2 августа 1914 года заключило секретное соглашение с Германией и приступило к всеобщей мобилизации, фактически передав в распоряжение германского генерального штаба все вооруженные силы Турции. При этом наиболее ретивые пантюркисты стремились, опираясь на австро-германский союз, свести старые счеты с Россией, захватить Кавказ и Крым, мечтали объединить под главенством Турции все мусульманские народы, включая «долины Волги и Камы» с татарским населением.
Обеспокоенные турецкими военными приготовлениями командование Русской императорской армии стало подтягивать воинские части, находящиеся в Закавказской области к границам с Турцией. Так в сентябре 1914 года сотни 1-го Лабинского казачьего полка были переброшены в Эривань, а в октябре в Игдырь, где полк вошел в состав 2-й Кавказской казачьей дивизии, включенной в Эриванский отряд.
16-17 октября 1914 года турецкий военный флот без объявления войны напал на черноморские порты России. В ответ на это 20 октября 1914 года Россия объявила войну Турции. Образовался русско-турецкий Закавказский фронт, который отвлек значительные силы русских войск от борьбы с Германией и Австро-Венгрией.
После объявления войны казаки 1-го Лабинского казачьего полка в составе 2-й Кавказской казачьей дивизии были выдвинуты на перевал Клич-Гядук, где принял бой с превосходящими силами курдов. За этот бой сотник Фостиков был награжден орденом Святой Анны IV степени.
С 1915 года сотник Фостиков командир 3-й сотни 4-го Сводно-Кубанского полка Сводной кубанской казачьей дивизии. Высочайшим приказом от 1 августа Михаил Архипович был произведен в подъесаулы, а за боевые отличия в кампании 1915 года был награжден орденами Святого Станислава III степени с мечами и бантом, Святого Станислава II степени с мечами и Святой Анны II степени с мечами.
С октября 1915 года подъесаул Фостиков в составе Экспедиционного кавалерийского корпуса находился в Персии. За боевые отличия в Персии в 1916 году был награжден орденом Святого Равноапостольного князя Владимира IV степени и Персидским орденом Льва и Солнца III степени.
Революционные события февраля 1917 года Михаил Архипович поначалу, как и большинство казачьих офицеров, хоть и воспринял без особого восторга, но и сопротивление явного им не оказывал, а продолжал честно исполнять свой воинский долг. Тот хаос, что начал твориться в армии с марта хоть постепенно и добрался до Экспедиционного корпуса в Персии, все же не имел катастрофического разрушительного воздействия на казачьи части, как это было на других фронтах Первой мировой войны. Что же касается самого Фостикова, то согласно выписке из послужного списка, за боевые отличия решением казачьего комитета он был удостоен награждения солдатскими Георгиевскими крестами IV и III степеней.
В середине 1917 года подъесаул Михаил Архипович Фостиков был направлен на ускоренные курсы в Военную академию. Однако, окончить полный курс обучения ему было не суждено, как гласит выписка из постановления конференции Академии от 25 февраля 1918 года «окончил младший курс и был переведен на старший курс».
В том же революционном 1917 году Фостиков «За боевые отличия» приказом по армии от 20 сентября был произведен в есаулы со старшинством с 14 октября 1916 года, а через месяц приказом от 30 октября был произведен в войсковые старшины, со старшинством с 15 августа 1917 года.
В конце 1917 года в чине войскового старшины Фостиков вернулся на Кубань со Сводной Кубанской казачьей дивизией. Вернувшись в родную станицу, Михаил Архипович сразу же окунулся в водоворот событий неминуемо подталкивающий казаков к участию в разгорающейся на Дону Гражданской войне. Так к середине апреля 1918 года на всей территории Кубанской области установилась Советская власть, которая широко развернула «социалистическое строительство». Мероприятия Советских властей в основном поддерживались иногородним крестьянством и рабочими, но при этом неоднозначно воспринимались казачьим населением. В первую очередь это касалось земельной политики. Созданные новые структуры власти – станичные земельные комитеты для привлечения на свою сторону беднейшего крестьянства приступили к изъятию у казаков, части земельных паев с передачей их крестьянам. Против недовольных казачьих станиц власти все более открыто стали применять репрессии. В некоторых станицах местные ревкомы, как правило, состоявшие из пришлого населения, начали разоружать казаков. Усиливали недовольство казаков и многочисленные хлебные реквизиции, предпринимавшиеся для снабжения городского населения и для вывоза хлеба в центральные губернии России. Осложняли ситуацию также отряды различных политических оттенков и просто мародерские группы, занимавшиеся грабежом.
В результате непродуманной политики Советской власти на Кубани по отношению к казакам стали восстания казаков, в марте – апреле 1918 года вспыхнувшие во многих отделах Северо-Кавказской Советской республики. Особенно крупные из восстаний прокатились в Лабинском, Баталпашинском, Майкопском и Кавказском отделах Кубанской области.
В Баталпашинском отделе в мае-июне 1918 года Андрею Григорьевичу Шкуро удалось создать повстанческий отряд, насчитывавший свыше трех тысяч кубанских и терских казаков и горцев. К нему присоединился сформированный Михаилом Архиповичем Фостиковым 1-й Кубанский казачий полк.
К началу июля части Шкуро вышли на территорию Ставропольской губернии. Одной из наиболее нашумевших их операций стало занятие без боя города Ставрополя, после чего произошло слияние с Добровольческой армией генерала Антона Ивановича Деникина.
После соединения с Добровольческой армией войсковой старшина Фостиков с 6 июля 1918 года поступил в распоряжение начальника 2-й Кубанской казачьей дивизии полковника Сергея Георгиевича Улагая. За боевые заслуги, проявленные в боях за Ставрополь, приказом по армии от 27 сентября 1918 года Михаил Архипович был произведен в полковники и назначен командиром бригады 2-й Кубанской казачьей дивизии.
После реорганизации Добровольческой армии в Вооруженные силы юга России полковник Фостиков вместе со свой бригадой был придан 1-й конной дивизии генерала Павла Николаевича Шатилова. Сама же дивизия вошла в Кавказскую Добровольческую армию генерала, барона Петра Николаевича Врангеля.
Весной 1919 года во время операции в районе реки Маныч, завершившейся разгромом 30-тысячной 10-й Красной армии особенно отличилась 1-я конная дивизия генерала Шатилова.
За сражение 6 мая на Маныче и взятии станицы Великокняжеской, в которую полковник Фостиков вошел первым, за что был представлен бароном Врангелем в генерал-майоры. 20 мая Петр Николаевич в своей телеграмме на имя главнокомандующего ВСЮР генерала Деникина отмечает: «Блестящей атакой кубанцев под начальством полковника Фостикова разбита и рассеяна конница Думенко. Вновь ходатайствую о производстве полковника Фостикова, уже представленного за атаку под Великокняжеской, в генерал-майоры».
Приказом по ВСЮР от 5 июня 1919 года по представлению генерала Врангеля Фостиков был произведен в генерал-майоры. Вслед за представлением последовало назначение начальником 2-й Кубанской казачьей дивизии, входившей во 2-й Кубанский корпус генерала Улагая.
В течение всего лета 1919 года, генерал-майор Фостиков командуя дивизией, участвовал в кровопролитных боях за город Царицын, где 9 сентября, имея всего 1500 шашек, он бросается на 10-тысячную группу красноармейцев и наголову разбивает ее. «Смелым и Бог помогает!» - часто говаривал Михаил Архипович. За четыре дня жестоких сражений с 9 по 13 сентября был четырежды ранен, причем последний раз тяжело. Всего же за гражданскую войну он был ранен и контужен более 10 раз.
Находясь на лечении, он успевает обвенчаться с сестрой милосердия Верой Владимировной - вчерашней выпускницей гимназии - и снова возвращается в строй. Уже после оставления России, проживая в Королевстве Сербов, Хорватов и Словенцев у четы Фостиковых родятся два сына – Георгий и Борис.
После того как осенью конный корпус генерала Улагая был переброшен из Кавказской армии в Добровольческую армию, генерал-майор Фостиков участвовал во всех боях во время отступления в районе Харькова и в Донецком бассейне.
В октябре 1919 года в силу больших потерь Кубанский конный корпус генерала Улагая был сведен в бригаду, командование которой принял Фостиков. В декабре после тяжелых боев на Донбассе бригада соединилась с 4-м Донским корпусом в районе Ровенки, но уже в январе 1920 года после восстановления 2-го Кубанского корпуса под командованием генерала Вячеслава Григорьевича Науменко, генерал Фостиков продолжил командовать 2-й Кубанской казачьей дивизией.
9 февраля 1920 года у села Красная Поляна, Ставропольской губернии, Михаил Архипович был тяжело ранен и 11 февраля эвакуирован в Армавир, оттуда не долечившись, уходит за отступающими частями в Карачай на реку Теберда, где на время останавливается в Преображенском монастыре. Здесь Фостиков оказался отрезанным от Кубанской армии, отошедшей на Черноморское побережье.
В апреле 1920 года с уходом Добровольческой армии с Кубани, без старших начальников, отозванных в Крым, большая часть Кубанской армии капитулировала под Адлером – Сочи. Узнав об этом, Фостиков решил остаться на Кубани и продолжить борьбу.
Обосновавшись в станице Бекешевской, генерал-майор Фостиков собирает в единый кулак скрывающихся в лесах казаков и формирует из них «Армию возрождения России». В первом отряде, положившем начало Хоперскому полку, на начальном этапе насчитывалось всего 98 человек. Из Верхнетебердинского аула генерал связывается с предгорными станицами, посылает воззвания вглубь Кубанской области и провозглашает борьбу за Учредительное собрание, твердую власть на местах, прекращение насилия, искоренение грабежей.
К 18 июню 1920 года под командованием Фостикова собралось около пятисот человек. В состав этой пока еще маленькой армии вошли: 1-й Хоперский полк при пяти пулеметах, 1-й Лабинский полк при двух пулеметах, Терский отряд и Кубанский пластунский батальон. В новообразованной армии была введена строгая дисциплина.
Первый бой частям Красной армии Фостиков дал 4 июля 1920 года между станицами Красногорской и Кардоникской. Два полка Красной армии были наголову разбиты, добычей казаков стали 10 пулеметов и 400 винтовок.
За короткое время после первого боя под знамя борьбы за свободную Россию встали, по разным оценкам от 9 до 12 и более тысяч человек. Весь горный район: станицы Кардоникская, Зеленчукская, Сторожевая и Преградная переходят под его власть. В освобожденных от частей Красной армии станицах выбираются атаманы и назначаются коменданты.
Большевицкое руководство 34-й дивизии РККА и председателя ревкома, узнав о повстанцах, арестовывают в станице Баталпашинской все семейство Фостиковых: его бабку, отца, сестру с шестью детьми и еще нескольких родственников. На ультимативное требование сдаться генерал ответил, что сдаваться не собирается, а в случае насилия к семьям и родственникам казаков «при занятии станиц никого из советских служащих с семьями не пощадим». 22 июля 1920 года всех заложников расстреляли, включая малолетних детей. Это печальное известие пришло к Михаилу Архиповичу тремя днями позже, когда 24 июля повстанцами была взята станица Беломечетская. Тогда во время боя в станице было изрублено 200 бойцов коммунистического эскадрона 9-й Красной армии, взят в плен батальон в 550 человек, 4200 снарядов для трехдюймовых полевых пушек, 5 миллионом патронов и 110 подвод с грузом.
Через два дня 26 июля 1920 года восставшие освободили станицу Передовую, захватив 22 пулемета и 10 орудий. Потери красных составили 600 человек убитыми и 300 ранеными, а 1200 бойцов попали в плен. Потери повстанцев в той жестокой сече было 6 убитых и 42 раненых.
6 августа повстанцами Фостикова с боями были взяты станицы Вознесенская, Каладжинская и Зассовская, мост на реке Большой Зеленчук. У Эрмаконовского на левом берегу Лабы, у станиц Ярославской и Костромской было изрублено много красноармейцев, пытавшихся оказать казакам сопротивление. Последней крупной победой стало взятие станицы Владимирской 7 августа.
Используя транспортные возможности Армавиро-Туапсинской железной дороги, командование РККА начинает стягивать серьезные силы для нанесения ответного контрудара: четыре пехотные дивизии, многочисленные конные соединения, полк курсантов, 17-ть орудий, 5-ть броневиков и даже несколько аэропланов. Красные не жалели ни снарядов ни патронов, в частях же повстанцев положение с боеприпасами было очень тяжелое и кое-где оставалось по 10-15 патронов на бойца. В такой ситуации генерал Фостиков принял решение пройти через горы в Грузию для последующей эвакуации в Крым, с тем, чтобы уже в рядах армии Врангеля продолжить борьбу.
Отражая по пути следования атаки преследовавших его отрядов, он покоряет перевал по левую сторону реки Бзыбь и оказывается на территории «независимой Абхазии», откуда посылает сообщение генералу Врангелю с просьбой об отправлении судов. Однако грузинские власти всячески препятствуют свободному проходу войск и в то же время ведут тайные переговоры с командованием Красной армии о выдаче не только самого отряда, но и мирных беженцев. За голову генерала комиссары обещают местным властям 10 миллионов рублей и последние принимают эти условия. Именно с этой целью представители грузинского командования частично разоружают казаков, оставив офицерам только личное оружие, и расставляют вокруг них посты, одновременно пропуская на свою территорию части и соединения Красной
армии.
Несмотря на это, бойцы Фостикова не допускают неприятеля к морю и успешно отражают его многочисленные атаки. Благодаря вовремя высланным из Крыма кораблям с вооружением и решительным действиям казаков, удается молниеносно разоружить грузинскую стражу, и под прикрытием огня организованно разместить на судах пятитысячный вооруженный отряд казаков вместе с беженцами.
Утром 8 октября 1920 года караван из транспортных судов «Дон», «Ялта», «Крым» с болиндером (баржа, усиленная броневыми листами), несколькими катерами и подводной лодкой «Утка», шедшей в боевом охранении, благополучно достигает берегов Феодосии. Сложная операция была проведена настолько умело, что никто серьезно не пострадал, если не считать двух легко раненных бойцов.
Отмечая боевые заслуги Михаила Архиповича Фостикова, командующий Русской армией генерал-лейтенант барон Петр Николаевич Врангель приказом от 4 октября 1920 года наградил его орденом Святого Николая Чудотворца II степени, а приказом от 17 октября 1920 года произвел в чин генерал-лейтенанта и назначил начальником Черноморско-Кубанского отряда.
Во второй половине октября 1920 года, не успевшие закончить формирование и перевооружение, части генерал-лейтенанта Фостикова были брошены на фронт и заняли оборону на берегу Сивашского залива. После того, как оборона была прорвана частями Красной армии, части Черноморско-Кубанского отряда отошли с боями в Феодосию, где 15-16 ноября 1920 года были погружены на транспортные суда «Владимир» и «Дон».
После исхода Русской армии барона Врангеля из Крыма, все перевезенные на остров Лемнос кубанские казачьи части были сведены в один Кубанский корпус, командиром которого был назначен генерал-лейтенант Фостиков. На следующий год с острова Лемнос Кубанский казачий корпус был перевезен в Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев, где корпус был переформирован в дивизию, командиром которой до 12 июня 1921 года оставался Михаил Архипович, после чего он сдал командование и с этого времени жил в Белграде как частное лицо.
В эмиграции Фостиков зарабатывал на жизнь, работая учителем в сербских школах. Когда началась Вторая мировая война, он отказался сотрудничать с нацистами. По окончании войны он также продолжал проживать в ставшей для него второй родиной Сербии. Умер кубанский казак, генерал-майор Михаил Архипович Фостиков в одной из больниц Белграда 29 июля 1966 года на 80-м году жизни.

Кандидат исторических наук
Эдуард Бурда

Иллюстрации:
1. Михаил Архипович Фостиков.
2. Казаки в Персии.
3. Первая мировая война. Открытка. Казак на коне в атаке на Германию.
4. Казаки на отдыхе.
5. Генерал-лейтенант Михаил Архипович Фостиков на острове Лемнос.
Категория: Мои статьи | Добавил: mamay69 (14.12.2023)
Просмотров: 230 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0