Разделы
Категории раздела
Помощь сайту
Поиск
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Генерал-майор Григорий Дмитриевич Иловайский 9-й
Генерал-майор Григорий Дмитриевич Иловайский 9-й

Герои Отечественной войны 1812 года

Родился будущий герой Отечественной войны 1812 года Григорий Дмитриевич Иловайский 23 сентября 1778 года в семье наказного атамана Донского казачьего войска, генерала от кавалерии Дмитрия Ивановича Иловайского и его супруги Евдокии Тимофеевне Грековой.
5 января 1787 года в возрасте 8,5 лет Григорий Дмитриевич по традиции казачьих старшинских родов был записан на службу рядовым казаком. На следующий год 15 мая 1788 года он был произведен в казачий офицерский чин сотника. В том же году 11-летний сотник получил свое боевое крещение, приняв участие в Русско-турецкой войне 1787-1791 года. Попав на театр военных действий в совсем еще юном возрасте, он в составе донских казачьих полков присутствовал при взятии Очаковской крепости, был в сражении под Каушанами, Бендерами, Килией и Измаилом. За штурм Измаила он был награжден своей первой боевой наградой золотым офицерским крестом «За Измаил». Шел тогда Иловайскому 9-му всего тринадцатый год.
В возрасте 23 лет Григорий Иловайский 9-й имел уже чин секунд-майора и командовал Донским казачьим полком, носившим его имя. Со своим полком он по воле императора Павла I принял участие в Индийском походе в 1801 году. В самом конце февраля казаки Донского казачьего войска выступили в поход, но уже в середине марта дойдя до верховьев Иргиза, были остановлены и получили приказ вернуться на Дон, связано это было с убийством заговорщиками императора Павла I и воцарением Александра I, тут, же отменившего авантюрное предприятие своего предшественника.
Следующей войной в послужном списке Григория Дмитриевича Иловайского 9-го стала Русско-прусско-французская война 1806-1807 годов. С самого начала военных действий его полк нес охрану на передовых постах по рекам Висле и Одеру. Затем 3 февраля 1807 года полк Иловайского 9-го принял участие в сражении при Аленштейне.
Перед самым большим и кровопролитным сражением той войны при Прейсиш-Эйлау, будучи отряжен в местечко Гогенштейн, был со всех сторон окружен неприятелем, но ночью 7 февраля 1807 года успел с боем пробиться сквозь французскую пехотную часть и примкнуть к отряду генерала Михаила Богдановича Барклая-де-Толи.
Во время самого сражения при Прейсиш-Эйлау Григорий Иловайский 9-й был ранен пулей в правый бок навылет, но в армейском строю остался окончания боя. Почти четыре месяца понадобилось армиям противоборствующих сторон, чтобы прийти в себя после этого сражения, не принесшего ни одной из сторон ожидаемой победы.
По выздоровлении Иловайский 9-й участвовал в сражении 23-28 мая при Гуттштадте, в преследовании неприятеля до реки Пассарги и в сражении 29 мая при Гейльсберге. Его полк не раз отмечался в приказах по действующей армии.
За доблесть, проявленную в ходе русско-прусско-французской войны, Григорий Иловайский 9-й Высочайшим указом был удостоен ордена Святого Равноапостольного князя Владимира IV степени с бантом и награжден Золотой саблей с надписью «За храбрость». Также он был награжден прусским орденом «Pour le Merite» (За заслуги).
После окончания активных боевых действий и заключения между Францией и Россией мирного Тильзитского договора Григорий Дмитриевич Иловайский 9-й вернулся на Дон и продолжил действительную службу командиром полка своего имени. Однако через год вновь отправился на театр боевых действий против войск Австрии на так называемую «Странную войну».
Связанный с 1807 года союзом с Наполеоном Бонапартом, император Александр I должен был принять участие в войне с Австрией. Но Российская империя в то же самое время вела войны со Швецией и Турцией. Вступление России в войну оттягивалось, но когда в мае 1809 года возникла угроза захвата австрийской приграничной территории в Галиции поляками, а Наполеон потребовал поддержки, император Александр I решился вступить в войну.
3 июня 1809 года три русские дивизии перешли реку Буг и вступили на территорию Варшавского герцогства с целью содействия полякам. Началась так называемая «Странная война». Русские войска продвигались как можно медленнее, избегали серьезного столкновения с австрийцами. Правительство императора Александра I никоим образом не была заинтересована в разгроме Австрии, которая в русской внешнеполитической концепции всегда оставалась важным противовесом Франции. Австрийские и российские командиры часто переписывались между собой и в целом договорились не ввязываться в бои. В общем, с обоюдного согласия разыгрывалась пародия на военные действия.
Русские войска, без какого либо кровопролития «захватили» Седлец, Люблин, а затем стали продвигаться к австрийской границе.
14 июня 1809 года русские войска заняли Янов к югу от Люблина.
15 июня 1809 года у Заржеце и Писницы, австрийцы атаковали казачьи пикеты, оттеснив их, а затем и подошедших к ним гусар южнее Янова, но опознав русских, тот час же отошли. У казаков был убит 1 человек, и 3 ранено.
21 июня 1809 года начали наступление на Лемберг (Львов) и Ярославль, и 29 июня заняли их.
25 июня русские уланы атаковали 700 австрийцев. Было взято в плен 1 офицер и 40 нижних чинов, русские потеряли 3 человек пленными.
У Подгуржи 14 июля 1809 года русские войска атаковали отходящих из Кракова к югу австрийцев и воспрепятствовали разрушению моста. Русские потери: 2 убитых казака, 2 раненых – полковник и казачий сотник.
15 июля 1809 года совместно с польскими частями русские войска заняли Краков.
Узнав о подобных эпизодах, Наполеон Бонапарт пришел в негодование и квалифицировал эти факты как «предательское поведение!». В результате у французского императора возникли обоснованные подозрения в саботаже войны со стороны русских.
Однако уже в скором времени война закончилась, и согласно заключенному 14 октября 1809 года Шенбруннскому миру Россия получила от Австрии Тарнополь с округом и населением в 400 тысяч человек. А с 12 ноября того же 1809 года русские войска начали выход с территории Австрийской империи.
По окончанию этой «Странной войны» Григорий Дмитриевич Иловайский 9-й Высочайшим указом от 11 января 1810 года произведен в армейский чин – полковника. В том же году по его прошению он был уволен в отставку.
Вторжение Великой армии французского императора Наполеона Бонапарта на территорию Российской империи в июне 1812 года и в связи с этим начало Отечественной войны застало Иловайского 9-го на Дону. Выполняя поручения Войскового атамана Матвея Ивановича Платова, Григорий Дмитриевич активно занимался формированием полков всеобщего Донского ополчения в 1-м Донском округе. Вместе с этими полками он и прибыл в Тарутинский лагерь Главной действующей армии. Начиная с этого времени, полк Иловайского 9-го, как говорится, не выходили из боев.
Одной из славных страниц в истории Отечественной войны 1812 года, прославившее имя Григория Дмитриевича Иловайского 9-го стало сражение под Медынью в Калужской губернии. Здесь состоялся тяжелый бой между казаками и Польским корпусом Великой армии генерала Юзефа Антония Понятовского. Так, выведя Великую армии из Москвы Наполеон Бонапарт решил пробиться к Калуге с ее большими запасами продовольствия, фуражом и теплыми квартирами. Но после неудачного для себя Малоярославского сражения он предпринимает еще одну попытку – пройти на Калугу окружным путем, через Медынь. Командующему польскими частями Юзефу Понятовскому был срочно послан приказ проверить дороги на Можайск и Медынь.
Князь Юзеф Понятовский выслал на эту дорогу для разведки корпусной авангард под командованием генерала Шарля Лефевра-Денуэтта в составе четырех полков: 4-го и 5-го конно-егерских, 12-го уланского под общим командованием генерала Тадеуша Тышкевича и 15-го пехотного полка под командованием капитана Мацевича Рыбинского при пяти орудиях 2-й роты конно-артиллерийского полка. В общем количестве 1200 человек. Атаман Матвей Иванович Платов, командир летучего казачьего корпуса, своевременно узнал об этом и выслал к Медыни бригаду под общим командованием полковника Василия Андреевича Быхалова 1-го. В бригаду входили донские казачьи полки Быхалова 1-го, Григория Дмитриевича Иловайского 9-го, Тимофея Дмитриевича Иловайского 11-го и небольшого отряда самообороны состоявшего из крестьян окрестных сел. Общее количество объединенного отряда, так же состояло примерно в 1200 человек. Оценив условия местности, казаки сумели использовать защитную роль леса, скрывшего от противника действительное количество и расположение казачьих сил.
Бой под Медынью произошел 13 октября 1812 года. Полки полковников Иловайского 9-го и Иловайского 11-го укрылись в лесу, по обеим сторонам дороги, а полк Быхалова 1-го стал ложно отступать в сторону Медыни, увлекая за собой неприятеля. Те, не ожидая встретить сколько-нибудь серьезной опасности на этом направлении, вступили на лесную дорогу. Вдруг лес ожил. С обеих сторон на дорогу с гиканьем и свистом выскочили казаки. Удар из засады оказался силен и внезапен: польский 5-й конно-егерский полк, отступая, наскочил на свою артиллерию и лишил ее возможности вести огонь по атакующим казакам. Завязалась рукопашная схватка. В это время полковник Быхалов 1-й, подошедший почти к самой Медыни, повернул со своим полком и отрядом самообороны обратно и тоже обрушился на неприятеля.
Казаки, ведя неотступное преследование неприятеля, с ходу захватили все пять его орудий, изготовленные для стрельбы. Они сразу же развернули пушки в обратную сторону и начали палить по отступавшим полякам. В той схватке в плен попал наполеоновский кавалерийский генерал Тадеуш Тышкевич. «Все бывшие в этом деле офицеры – вспоминал участвовавший в бою под Медынью польский офицер К. Колачковский, - соглашались с тем, что они никогда не видели так слепо и отважно нападавших казаков и, если бы не два батальона 15-го пехотного полка никто из нашей кавалерии не ушел бы живым из этой стычки…».
Начавшийся около 11 часов бой, завершился лишь с наступлением темноты. В том бою авангард Польского корпуса потерял, кроме всей своей артиллерии, около 500 человек убитыми, среди которых были полковник и два капитана. В плен были взяты, помимо бригадного генерала Тышкевича, подполковник Любовицкий, штабной доктор, два офицера и семьдесят рядовых, а также весь обоз с продовольствием и вещами. К тому же исход боя оказал деморализующее влияние на будущего маршала Франции князя Юзефа Понятовского.
Дело под Медынью состоялось в тот день, когда две армии — Великая армия французского императора Наполеона Бонапарта и Русская армия генерал-фельдмаршала Михаила Голенищева-Кутузова еще стояли друг против друга после крупнейшего сражения под Малоярославцем. Сразу же после поражения Польского корпуса император Наполеон решил, что дорога через Медынь плотно прикрыта противником, и приказал своим войскам возвратиться на разоренную Старую Смоленскую дорогу и по ней отступать на запад.
В память того славного для Донского казачьего войска в Медыни в 1854 году на личные средства городского головы Рябцева был воздвигнут красивый обелиск с образом святых Павла и Попилы. Разрушенный в ходе Великой Отечественной войны 1941–1945 годов, обелиск был восстановлен в прежнем виде в 1988 году.
Полковой же командир Григорий Иловайский 9-й в этом бою добыл себе славу. После победы под Медынью он вступил со своим полком в состав «летучего» отряда, одного из самых прославленных казачьих военачальников 1812 года генерал-адъютанта графа Василия Васильевича Орлова-Денисова, и принял активное участие в партизанском движении.
Следующим блистательным делом полковника Иловайского стал бой у смоленской деревни Ляхово Ельнинского уезда Смоленской губернии на Старом Смоленском тракте. Так во время отступления Наполеона Бонапарта к Смоленску бригада генерала Жан-Пьера Ожеро остановилась в Ляхове. Партизанские отряды Дениса Давыдова, Александра Сеславина и Александра Фигнера, действовавшие южнее Смоленскойдороги, 24 октября соединились в селе Дубасицы и, узнав о расположении вблизи отряда противника численностью около 1600 человек, решили атаковать его. Однако, соотношение сил было не в пользу партизан, общее количество которых составляло около 1300 человек. По этой причине они обратились за помощью к следовавшему на Ельню генерал-адъютанту Василию Орлову-Денисову, командиру летучего партизанского отряда, имевшем в своем распоряжении 6 казачьих полков, Нежинский драгунский полк и 4 орудия донской конной артиллерии, общим числом около 2000 человек. Утром 28 октября Орлов-Денисов присоединился со своим отрядом к партизанам и принял на себя командование объединенными силами. Было решено немедленно провести атаку на деревню Ляхово.
Спешив казаков, Денис Давыдов повел наступление с севера, а частью сил закрыл дорогу из Ляхово в Язвино. Александр Сеславин расположился правее Давыдова. Генерал Василий Орлов-Денисов стал на правом фланге, держа под наблюдением дорогу из Ляхово в Долгомостье. Александр Фигнер был в резерве. Попытки французов атаковать правый фланг русских не увенчались успехом. В это время на помощь Жан-Пьеру Ожеро из Долгомостья было направлено 2000 французских кирасир. Но они были атакованы генералом Орловым-Денисовым и рассеяны. Безвыходное положение заставило отряд генерала Ожеро в составе 1 генерала, 60 офицеров и 1500 солдат сдаться в плен. Интересную оценку этому событию впоследствии дал адъютант Наполеона Бонапарта, маркиз Арман де Коленкур: «…Император рассчитывал на корпус Барагэ д'Илье, недавно прибывший из Франции; он дал ему приказ занять позиции на дороге в Ельню; но авангард Барагэ д'Илье занял невыгодную позицию в Ляхове; им командовал генерал Ожеро, который плохо произвел разведку и еще хуже расположил свои войска… Неприятель, следивший за Ожеро и, кроме того, осведомленный крестьянами, увидел, что он не принимает мер охраны и воспользовался этим; генерал Ожеро со своими войсками численностью свыше 2 тысяч человек, сдался русскому авангарду, более половины которого он сам взял бы в плен, если бы только вспомнил, какое имя он носит. Эта неудача была для нас несчастьем во многих отношениях. Она не только лишила нас необходимого подкрепления свежими войсками и устроенных в этом месте складов, но и ободрила неприятеля, который несмотря на бедствия и лишения, испытываемые нашими ослабевшими солдатами, еще не привык к таким успехам». Разгневанный Наполеон приказал расформировать дивизию, в которую входила эта бригада.
После этого казаки Иловайского 9-го в составе летучего отряда генерал-адъютанта Василия Орлова-Денисова участвовали в сражении 3 ноября под Красным на Смоленщине против французской императорской гвардии, но без особых потерь для французов. Участник того боя Денис Васильевич Давыдов в своих воспоминаниях так описал этот бой: «…Я как теперь вижу графа Орлова-Денисова, гарцующего у самой колонны на рыжем коне своем, окруженного моими ахтырскими гусарами и ординарцами лейб-гвардии казацкого полка. Полковники, офицеры, урядники, многие простые казаки бросались к самому фронту, - но все было тщетно! Колонны валили одна за другою, отгоняя нас ружейными выстрелами, и смеялись над нашим вокруг них безуспешным рыцарством. В течение дня сего мы еще взяли одного генерала, множество обозов и пленных до семисот человек; но гвардия с Наполеоном прошла посреди толпы казаков наших, как стопушечный корабль между рыбачьими лодками».
Затем полковник Григорий Иловайский 9-й с полком своего имени участвовал в истреблении в лесу у Борисова двух неприятельских отрядов, следовавших из Могилева 6 ноября; в бою под Оршей 7 ноября; был в делах при местечке Вилейке 4 декабря и Вильне 11 декабря 1812 года.
Высочайшим указом императора Александра I от 26 марта 1813 года «В воздаяние ревностной службы и отличия в сражениях с французами с 13 октября 1812 года по 4 января 1813 года» был награжден орденом Святого Георгия Победоносца
Полковник Григорий Дмитриевич Иловайский 9-й участвовал также и в заграничном походе русской армии. Так в компании 1813 года он находился при блокаде приморской крепости Данцига на балтийских берегах Пруссии.
За отличие по службе Высочайшим указом императора Александра I от 18 июля 1813 года Григорий Дмитриевич Иловайский 9-й был произведен в генерал-майором, со старшинством с 22 октября 1812 года.
После возвращения из заграничного похода на Дон, Григорий Дмитриевич в 1816 году женился на Марфе Аркадьевне Исаевой, в браке с которой у них родилось четыре сына: Дмитрий, Николай, Александр, Иван и семь дочерей: Евдокия, Александра, Елизавета, Надежда, Екатерина, Лидия и Мария.
Через два года генерал-майор Иловайский 9-й был уволен от действительной службы и был назначен непременным членом Войсковой канцелярии Донского казачьего войска. Окончательно же вышел в отставку Григорий Дмитриевич только в 1827 году. После отставки проживал в своем имении у Миуского Лимана.
Скончался герой Отечественной войны 1812 года Григорий Дмитриевич Иловайский 9-й 17 июля 1847 года и был похоронен в Святогорской Успенской пустыни Изюмского уезда Харьковской губернии, у входа в пещерную церковь.

Кандидат исторических наук
Эдуард Бурда

Иллюстрации:
1. Портрет Григория Дмитриевича Иловайского мастерской Джорджа Доу. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж.
2. Крест «За взятие Измаила», лицевая сторона и оборотная сторона.
3. Петер фон Гесс. Сражение под Малоярославцем.
4. Битва при Вязьме, 3 ноября 1812 года, картина Питера фон Гесса.
5. Казаки в Германии - развлекаются с женщинами (1813). Художник Георг-Эммануэль Опиц.
Категория: Мои статьи | Добавил: mamay69 (12.06.2023)
Просмотров: 2953 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0