Разделы
Категории раздела
Помощь сайту
Поиск
Поделиться
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Генерал Николай Павлович Слепцов Часть 2
Генерал Николай Павлович Слепцов
Часть 2

Неподалеку к югу, среди горных ущелий и дремучих лесов, располагались чеченские аулы. И само собой разумеется, горцы не желали мириться с потерей богатых земель. Михаил Густович Нейман, полковой адъютант Слепцова, позже запишет в своих воспоминаниях: «Первое время поселения тревоги были беспрерывные – иногда на день несколько. Не успели казаки отбиться от одной партии, как вестовая пушка призывает их в другое место. А между тем, под грохот этих тревог, надо было продолжать самое важное дело – нужно было селиться и строиться, обрабатывать поля, пасти стада, косить сено».
Первою была основана станица Троицкая, на месте бывшего укрепления Волынского. Станица расположилась на левом берегу реки Сунжи, в 18 верстах от укрепления Назрановского, его гарнизон составляли крепостная артиллерия и 7-й линейный батальон. Одновременно с Троицкой станицей строились Михайловская и Сунженская, которая предназначалась для штаб-квартиры полка. За боевые отличия в ходе защиты строящихся станиц Слепцов 12 августа 1845 года был награжден орденом Святого равноапостольного князя Владимира IV степени.
Именно в эту пору проявились все лучшие душевные и военные качества Николая Павловича Слепцова. Казаки очень скоро узнали широту души и щедрость своего командира. Он на свои собственные средства выкупал попавших в плен казаков, помогал вдовам и сиротам погибших подчиненных. Не будучи казаком от рождения, он прекрасно понял особенности натуры и мировоззрения казаков, став для них истинным атаманом, разделяя с ними горе и радость, не отказываясь присутствовать на свадьбах и похоронах. Кроме того, Слепцов стал многим родившимся в тот период в станицах строящийся Сунженской линии, крестным отцом.
Николай Павлович очень любил гостей и специально для приезжих построил дом, где даже было специальное помещение для кунаков-горцев с имеющимися молитвенными ковриками, потому что, будучи глубоко верующим человеком, уважал и религиозные чувства других людей, в том числе и исповедующих магометанство. Горцы называвшие его на свой манер «Сипсо», уважали в нем храбрость и благородство. Он всегда отпускал попавших в плен женщин, детей и стариков. Категорически запрещал во время экспедиций нападать на мирных жителей.
К 21 ноября 1845 года все три станицы новой Сунженской линии были заселены и казаки вновь образованного полка приступили к активному участию в боевых операциях. С этого момента Слепцов проводит почти шесть лет в беспрерывных сражениях в Малой Чечне. Он неустрашимо вел обожавших его подчиненных в сражения, умело используя скрытые переходы и стремительные атаки для полного разгрома врага при минимальных собственных потерях. Действуя с постоянным напором, он шаг за шагом сумел покорить племена Галашковское, Карабулакское и Армтинское. «Каждый удар Слепцова, - отмечалось в его биографии, - попадал прямо в цель и колебал власть Шамиля и веру в его могущество». Так, в 1845 году Николай Павлович действовал с Назрановским отрядом генерал-майора Петра Петровича Нестерова и за штурм 5 июня аула Шаудень-Шари был произведен 3 января 1846 года в подполковники. Во время нашествия имама Шамиля на Большую Кабарду в апреле-мае 1846 года, Слепцов своими решительными действиями во многом способствовал тому, что лидер мятежных горцев вынужден был повернуть обратно. За боевые отличия проявленные в ходе боевых экспедиций 1846 года Николай Павлович был награжден орденом Святой Анны II степени.
Вся зима 1847 года прошла в постоянных стычках с горцами. 30 апреля 1847 года Слепцова назначают начальником всей Верхне-Сунженской линии. Через несколько дней 4 мая Николай Павлович одержал победу над горцами на берегу реки Асу, за что 25 мая был произведен в полковники и награжден Золотой саблей с надписью «За храбрость».
К середине октября 1847 года в станице Сунженской сосредоточилось десять рот Тенгинского и Навагинского пехотных полков, 1,5 сотни Донского № 19 полка, одну сотню Кавказского, одну Горского и пять сотен Сунженского линейных казачьих полков, 2 орудия Донской конно-казачьей № 2 батареи и 2 орудия 11-й гарнизонной бригады. С этими силами Николай Павлович Слепцов произвел нападение на враждебные аулы Карабулаков, чьи нападения более всего беспокоили Сунженскую линию. За боевые отличия проявленные в этой экспедиции он был 5 сентября 1849 года награжден орденом Святого равноапостольного князя Владимира III степени. За две недели до этого его Сунженский линейный казачий полк был награжден почетным знаменем «За отличные подвиги при покорении Малой Чечни в 1848 году».
Успешные действия наших войск в Малой Чечне упрочили безопасность Владикавказского округа и Военно-Грузинской дороги; но к юго-востоку оставалось еще Галашевское ущелье с крайне беспокойным и опасным населением. Прорывы их на Сунженскую линию требовали наказания, и для «укрощения горцев» необходимо было в это ущелье проложить путь. Достижение этой цели главнокомандующим было поручено начальнику Владикавказского округа генерал-майору Михаилу Сергеевичу Ильинскому, а Николай Павлович Слепцов был назначен тому в помощь. С 5 на 6 ноября 1849 года он с отрядом пехоты и казаков Сунженского линейного полка произвел смелую рекогносцировку путей, ведущих в Галашевское ущелье. Затем 23-го ноября совершил быстрое и смелое движение от станицы Сунженской на соединение с главным отрядом к реке Футону, причем прошел, более 60 километров за 20 часов и участвовал в истреблении Арштинских хуторов и в поражении на реке Футон неприятеля, атакованного с двух сторон. Генерал-майор Михаил Сергеевич Ильинский в донесении об этом деле отзывался с особенною похвалой о Слепцове.
За храбрость, проявленную во время блестяще выполненной экспедиции Николай Павлович Слепцов был 19 января 1850 года награжден орденом Святого Георгия Победоносца IV степени.
Такие успехи и связанные с ними карьерные повышения не могли не вызвать зависти. Сам Николай Павлович с горечью писал в письмах о доносах, которые должны были опорочить его имя. Но неизменная поддержка и заступничество Слепцова кавказским наместником князем Михаилом Семеновичем Воронцовым не позволило интриганам и завистникам, каким либо образом навредить талантливому молодому военачальнику.
Одновременно с блестяще проводимыми экспедициями и победами казаки Сунженской линии продолжали укреплять обустройство Сунженского линейного полка. В 1847 году были возведены еще две станицы Ассиновская и Магомет-Юртовская. В планах Слепцова было задумано строительство еще двух станиц.
В 1850 году Слепцов провел несколько удачных военных действий против немирных горцев, в том числе и один из главных своих подвигов – штурм Шалинского окопа. В реальности это была тянувшаяся 4,5 километра цепи мощных укреплений из щебня и утрамбованной земли с амбразурами для ружей и двумя башнями для пушек, прикрывавшая путь к одному из крупнейших чеченских селений – аулу Шали. В апреле 1850 года это укрепление уже захватывали русские войска под командованием генерал-майора Викентия Михайловича Козловского. Но этот налет, стоивший значительных потерь для взявших штурмом окоп русских войск, оказался бесцельным, так как после ухода отряда генерала Козловского, он вновь был занят горцами, восстановившими его в первоначальном виде. В августе князи Михаил Семенович Воронцов начал широкомасштабное наступление в Чечне. Для обеспечения его успеха было необходимо вначале захватить Шалинский окоп. Сделать это вызвался Николай Павлович Слепцов со своими казаками. Он сумел совершить быстрый и скрытный обходной маневр и стремительно атаковал защищавший укрепление горский гарнизон под командованием нескольких наибов Шамиля. Горцы не смогли организовать упорное сопротивление и предпочли бежать. Победа сунженских казаков была достигнута с минимальными потерями, в ходе штурма погибло 3 казака. За столь значительный успех Николай Павлович Слепцов в возрасте неполных 35 лет был произведен в чин генерал-майора, с оставлением начальником Верхнее-Сунженской линии.
«…Сухощавый, стройный человек, среднего роста, с южным породистым типом лица: короткие слегка курчавые черные волосы с заметною проседью, большие черные огненные глаза и привлекательная улыбка. Во всей фигуре его было что-то пылко-воинственное, но не это выделяло его из обстановки, а нечто иное, глубокое и серьезное, просвечивало из тайников его души. Что-то напоминало в нем рыцаря, смолоду давшего строгий обет и посветившего всю свою жизнь на его выполнение», - такие воспоминания о молодом кавказском генерале оставил один из современников.
Среди казаков же популярность генерала Слепцова была столь велика, что еще при жизни о нем был написан целый цикл песен, получивших название «слепцовских».
Летом 1851 года генерал-майор Николай Павлович Слепцов отправился в поход против самого воинственного и непокорного из чеченских племен – гехинцев. Сам генерал в своем донесении описывает их следующим образом: «Жители нагорной Малой Чечни, известные под одним названием гехинцев, упрямейшие и злейшие из всего чеченского населения, многолюдно гнездящегося в горах по ущельям рек Малой Чечни вместе с абреками и беглыми разных племен, постоянно обнаруживали себя особенно враждебным к нам расположением и вероломством, даже против своих соплеменных, ныне покорных. Не раз, обещая покорность правительству, они в тоже время скрытно усиливались колебать покорившихся нам карабулак, галашевцев и живущих на плоскости чеченцев».
Отряд смог пройти только семь верст под непрерывными атаками горцев, после чего был вынужден отойти. Сам Слепцов в это время был ранен пулей в ребро. Однако, несмотря на отступление отряда, бой произвел огромное впечатление на гехинцев и соседние племена. Так, Николай Павлович в своем рапорте отмечал, что «…виден глубокий упадок духа гехинцев и всех нагорных чеченцев Малой Чечни, которые думали устоять против нас, опираясь на убежища свои в непреступных ущельях; семейства их считают теперь единственным своим безопасным убежищем покровительство русского правительства и уже начинают искать его». За гехинскую экспедицию Слепцов был 17 июля 1851 года награжден орденом Святого Станислава I степени.
В первых числах декабря генерал Слепцов, стоявший со своим отрядом на левом берегу реки Гехи, получил сообщение от лазутчиков, что по приказу имама Шамиля, наиб Дуба с большим отрядом и одной пушкой идет, чтобы напасть на лагерь. Слепцов решил атаковать первым. 10 декабря 1851 года произошел бой, ставший последним в жизни Николая Павловича Слепцова. Рассеяв авангардную группу чеченцев, казаки задержались перед наспех устроенными горцами завалами. Слепцов отдел приказ о вызове пехоты для их штурма, но в этот момент его настигла горская пуля, смертельно ранив. Его осмотрел врач, но ничего сделать не смог. Через несколько минут любимец казаков, герой Кавказской войны умер. До последнего вздоха Николай Павлович беспокоился о ходе боя.
Горе было всеобщим. Вот как о нем вспоминали сами казаки: «Рыдал весь полк. Войсковой старшина с тремя сотнями людей повез тело в Ачхой, потом в станицу Ассиновскую и далее в станицу Сунженскую, исполняя волю покойного «Желаю быть неразлучно с моими сунженцами».
В ауле Ачхой тело героя было положено в гроб, обитый черным бархатом с серебром. Жители станицы Ассинской вышли на полпути встречать тело погибшего генерала, основателя этой станицы. Шествие приближалось к Сунженской. Женщины громко рыдали и всю дорогу траурной процессии устилали своими платками и шалями. Кругом стоял неописуемый стон. Родная станица, рыдая, укоряла полк не сумевший сберечь жизнь дорогого батюшки».
Легенды казаков рассказывали о том, что сунженцы три дня оплакивали смерть своего атамана и по их требованию генерал был похоронен в станице Сунженской 14 декабря 1851 года в одежде своего казачьего полка, а не общевойсковом парадном генеральском мундире. «Пусть положат его в сырую землю в нашей одежде», - говорили казаки. За колесницей, везшей тело генерала, траурная процессия несла полковое знамя, и вели белого коня, на котором народный герой был убит. «Имя его, воспетое в казачьих песнях, не будет забыто потомством; он сделался любимым героем сказаний и легенд этого края», – отмечал современник.
На могиле генерала жителями Слепцовской станицы был возведен довольно оригинальный памятник, выполненный в стиле казачьих братских могил. Он был, по отчету наказного атамана Терской области, сооружен в начале 50-х годов XIX века. Склеп, в котором покоилось тело генерала, был выложен из булыжных камней. Он служил постаментом для оригинального монумента: над довольно высоким, в человеческий рост надгробием вместо привычного имперского обелиска возвышался обломок скалы округлой формы. Памятник, по описанию современников, был «подобием холма, на вершине которого помещен огромных размеров камень, вывезенный из Назрани; наверху его водружен крест из ядер «вестовых пушек», кругом поставлена железная решетка. На камне скромная надпись: «Николай Слепцов. 1851 г.». В 1918 году во время Терского казачьего антибольшевистского восстания дабы сломить волю повстанцев красноармейцы специально из артиллерии били по кладбищу станицы Слепцовской. Во время этого обстрела был разрушен постамент-склеп памятника.
Заслуги Николая Павловича Слепцова были отмечены и императором. Так, уже 29 декабря 1851 года по распоряжению Николая I Сунженская станица, где был погребен прах генерала, была переименована в Слепцовскую. Власти также запретили брату генерала переносить прах погибшего героя в его родовое именье, считая, что Николай Павлович Слепцов должен служить империи и ее основной опоре на Кавказе – казакам и после своей смерти. Отказывая родственникам погибшего, кавказский наместник отмечал, что «тело покойного не должно быть увезено с Сунжи, тем более что генерал Слепцов сам желал быть там похороненным; сверх того, это произвело бы уныние между населением Сунженского полка».
Приказом от 28 мая 1852 года имя Слепцова было внесено на мраморную доску, находящуюся в церкви Школы гвардейских подпрапорщиков и юнкеров. 44-й Нижегородский драгунский полк, где некоторое время служил Слепцов, поместил в своем офицерском собрании его портрет.
В память был назван также источник в станице Михайловской. А в 1901 года указом императора Николая II имя генерала Слепцова было присвоено 1-му Сунженско-Владикавказскому казачьему полку Терского казачьего войска.
В 2004 году бюст генералу Николаю Павловичу Слепцову был открыт на его родине в городе Пензе на территории школы № 46, которая носит его имя.

Кандидат исторических наук Эдуард Бурда

Иллюстрации:
1. Гагарин Г.Г., Портрет офицера Линейного казачьего войска, XIX в.
2. Франц Алексеевич Рубо - Казачий рейд на аул.
3. Франц Алексеевич Рубо - Смерть генерал-майора Слепцова.
4. Памятник в городе Пензе Генерал-майору Николаю Павловичу Слепцову.
Категория: Мои статьи | Добавил: mamay69 (17.05.2022)
Просмотров: 2455 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar