Разделы
Категории раздела
Помощь сайту
Поиск
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Герой Кубанского казачьего войска, генерал-лейтенант Сергей Георгиевич Улагай Часть 2
Герой Кубанского казачьего войска, генерал-лейтенант
Сергей Георгиевич Улагай
Часть 2

В июле 1918 года, вернувшись в строй, принял от Андрея Григорьевича Шкуро командование 2-ой Кубанской казачьей бригадой, затем переформировал ее во 2-ю Кубанскую казачью дивизию. В конце августа 2-я Кубанская казачья дивизия под его командованием нанесла поражение Красной армии в районе Благодатного, что помогло окружить Ставрополь с севера. В ноябре 1918 года Улагай был произведен в генерал-майоры.
Со 2-й Кубанской казачьей дивизией генерал-майор Улагай активно участвовал в освобождении от частей Красной армии Кубанской и Терской областей. Так, в декабре 1918 года дивизия Улагаяв составе 1-го Конного корпуса генерал-лейтенанта, барона Петра Николаевича Врангеля, овладела городом Святой Крест. Затем дивизия внесла серьезный вклад в разгром 11-й Красной армии во время Северо-Кавказской операции Вооруженных Сил Юга России.
В начале 1919 года дивизия генерала Улагая была перевормирована во 2-й Кубанский корпус, в составе 2-й, 3-й Кубанских дивизий и 3-й Кубанской пластунской бригады. С марта 1919 года генерал-майор Сергей Георгиевич Улагай - командир 2-го Кубанского казачьего корпуса. Кубанской радой был награжден Крестом спасения Кубани 1-й степени. Весной 1919 года в районе железнодорожной станции Ремонтная к северу от реки Маныч, генерал Улагай разгромил корпус Бориса Мокеевича Думенко. В начале мая 1919 года успешно участвовал в сражении под Великокняжеской. В июне-августе командовал конной группой Кавказской армии под Царицыном, был произведен в генерал-лейтенанты.
В боях под городом Царицыным Сергей Георгиевич сыграл решающую роль во взятии города и его обороне частями Кавказской армии генерал-лейтенанта, барона Петра Николаевича Врангеля. Участвовал в наступлении на город Камышин. В конце октября 1919 года отказался от командования 2-м Кубанским корпусом и сдал его генералу Вячеславу Григорьевичу Науменко.
В декабре 1919 года новым командующим Добровольческой армии ВСЮР генерал-лейтенантом, бароном Врангелем, генерал-лейтенант Улагай был поставлен во главе объединенной конной группы из донских и кубанских конных частей вместо генерала Константина Константиновича Мамонтова. Однако генерал Улагай, убедившись в низкой боеспособности подчиненных ему частей, отказался от командования в пользу полковника Михаила Архиповича Фостикова.
В конце декабря 1919 года в Екатеринодаре Сергей Георгиевич Улагай заболел тифом. До конца еще не оправившись от болезни, 29 февраля 1920 года он принял от генерал-лейтенанта Андрея Григорьевича Шкуро командование над Кубанской армией Вооруженных Сил Юга России. Так, в приказе главнокомандующего говорилось: «По Казачьим Войскам: назначается состоящий в резерве при штабе Главнокомандующего Вооруженными Силами на Юге России генерал-лейтенант Улагай - Командующим Кубанской армией. Командующий Кубанской армией генерал-лейтенант Шкуро откомандировывается в мое распоряжение с сохранением содержания по последней должности».
22 марта 1920 года генерал-лейтенант Сергей Георгиевич Улагай был вызван генералом Антоном Ивановичем Деникиным в Крым для участия в Военном совете, собранном для выбора нового Главнокомандующего. Им был выбран генерал-лейтенант, барон Петр Николаевич Врангель. Вернувшись к Кубанской армии на Черноморское побережье 10 апреля в Сочи Улагай сдал командование Кубанской армией кубанскому атаману Николаю Адриановичу Букретову, и был зачислен в распоряжение Главнокомандующего генерала Врангеля.
В августе 1920 года генерал-лейтенант Сергей Георгиевич Улагай руководил десантной операцией частей Русской армии из Крыма на Кубань. Эта операция вошла в историю Гражданской войны под названием «Улагаевского десанта». Высаженный в августе из Крыма на кубанское побережье Азовского и Черного морей десант имел целью поднять восстание кубанского казачества, свергнуть Советскую власть и, расширив социальную и экономическую базу Русской армии генерала Врангеля, образовать на Кубани новый антисоветский фронт.
По плану генерала Врангеля, намечалось высадить десант в 3 пунктах. Группу Улагая в количестве 8,1 тысячи штыков и сабель при 17 орудиях, 243 пулеметах, 3 бронеавтомобилях и 3 самолетах - в районе Ахтари (Приморско-Ахтарск). Отряд генерала Александра Николаевича Черепова в составе 1,5 тысяч штыков, 2 орудий, 15 пулеметах между Анапой и Новороссийском. Отряд генерала Петра Григорьевича Харламова в составе 2,9 тысяч штыков и сабель при 6 орудиях и 25 пулеметах - на Таманском полуострове. Группы имели общую задачу: наступая на Екатеринодар и Майкоп, пополнить войска за счет кубанского казачества, а затем совместно с бело-зеленой «армией возрождения России» генерала Михаила Архиповича Фостикова, действовавшей в предгорьях Кавказа и насчитывавшего в своих рядах около 15 тысяч человек при 5 орудиях и 60 пулететах, занять всю Кубань. Побережье Азовского и Черного морей обороняли войска 9-й Красной армии под командованием Михаила Карловича Левандовского, в количестве 24,1 тысяч штыков и сабель при 133 орудиях и 550 пулеметах, но они были разбросаны от границ Грузии до Ростова и большей частью действовали против армии Фостикова. В районе высадки группы Улагая оборонялись всего две роты в количестве 500 человек.
14 августа ночью группа Улагая заняла Ахтари. Подтянутая в район высадки советская 1-я Кубанская кавалерийская дивизия, усиленная 2 бронепоездами и 2 бронеавтомобилями, не смогла остановить наступление десантного отряда на станицу Тимашевскую. К исходу 19 августа десант Улагая захватил плацдарм 90 километров по фронту и 80 километров в глубину. 17 августа западнее Новороссийска высадился десант генерала Черепова. Создалась угроза Екатеринодару. В захваченном районе Улагай развернул мобилизацию кубанского казачества, но его основная часть отказалась вступить в белую армию. Темп наступления был замедлен. Командование 9-й Красной армии сосредоточило против группы Улагая 3 стрелковые дивизии, 4 кавалерийских. и 1 стрелковую бригады. 21-22 августа части Красной армии перешли в наступление и вскоре освободили Тимашевскую. Азовская военная флотилия в ночь на 24 августа заминировала выходы из Приморско-Ахтарска и высадила в районе Ахтарского маяка морской десант который создал угрозу тылу группы Улагая. Боясь окружения, Улагай отошел в район Ачуева, ближе к Тамани, где в ночь на 24 августа высадился отряд генерала Харламова. 24-31 августа ударами Красной армии с трех сторон - с северо-запада, востока и юга - группа Улагая была оттеснена к Ачуеву. Важную роль в этом сыграли морской и речной десанты добровольцев под командованием Епифана Иовича Ковтюха и комиссара Дмитрия Андреевича Фурманова насчитывавшие в своем составе около 600 штыков и сабель при 4 орудиях и 15 пулеметах. Которые скрытно спустившись на 3 пароходах и 4 баржах по рекам Кубань и Протока, ударили в тыл Улагая в районе станицы Ново-Нижестеблиевская. 1 сентября первые пароходы и баржи с войсками десанта и примкнувшими к нему казаками вышли в море в направлении Керчи. К середине 2 сентября десант генерала Харламова был также эвакуирован.
К 7 сентября из Ачуева завершилась и эвакуация главных сил генерал-лейтенанта Сергея Георгиевича Улагая, которая прошла в полном порядке: несмотря на сильный шторм, разрушивший пристань, было вывезено все – и личный состав, и лошади, и артиллерия, и даже броневики.
Главной причиной провала операции является то, что вопреки первоначальному плану стремительного наступления, не оглядываясь на тылы, на Екатеринодар руководство десантом, Улагай и Драценко, в решающий момент наступление остановило для перегруппировки войск, и эта задержка позволила командование Красной армией подтянуть резервы, создать численное преимущество и блокировать части Улагая.
Единственным положительным результатом операции для белых было значительное пополнение Русской армии генерала барона Врангеля людьми и лошадьми. Несмотря на жестокие потери среди казаков, а также у пехоты и юнкеров, десант вернулся в удвоенном составе – к эвакуировавшимся обратно в Крым частям присоединилось около 10 тысяч кубанских казаков. Десантные отряды с Кубани привезли и 6 тысяч лошадей, что дало возможность существенно усилить конницу.
Оценивая десантную операцию генерала Улагая, генерал барон Врангель возлагал вину за ее неблагополучный исход не только на командующего десантом, но в том числе и на самого себя: «Кубанская операция закончилась неудачей. Прижатые к морю на небольшом клочке русской земли, мы вынуждены были продолжать борьбу против врага, имевшего за собой необъятные пространства России. Наши силы таяли с каждым днем. Последние средства иссякли… Невольно сотни раз задавал я себе вопрос, не я ли виновник происшедшего. Все ли было предусмотрено, верен ли был расчет…. Не приостановись генерал Улагай, двигайся он далее, не оглядываясь на базу, через два дня Екатеринодар бы пал и северная Кубань была бы очищена… Но вместе с тем, в происшедшем была значительная часть и моей вины. Я знал генерала Улагая, знал и положительные и отрицательные свойства его. Назначив ему начальником штаба неизвестного мне генерала Драценко, я должен был сам вникнуть в подробности разработки и подготовки операции. Я поручил это генералу Шатилову, который сам будучи очень занят, уделил этому недостаточно времени. Я жестоко винил себя, не находя себе оправдания».
По окончанию войсковой операции, в сентябре 1920 года, Улагай был отстранен от командования войсками, после чего подал рапорт об отставке. После прорыва Красной армии через Перекоп в ноябре 1920 года Сергей Георгиевич в составе Русской армии был эвакуирован из Крыма в Турцию.
В 1921-1922 годах, находясь в Константинополе вместе с генералом Шкуро, разрабатывал план еще одного десанта на Кубань, для этой цели отправил несколько диверсионно-разведывательных групп и отказался от планов десанта лишь в 1923 году. Так, в донесениях советской разведки осени 1922 года Сергей Георгиевич Улагай упоминается как возможный глава повстанческой армии на Кавказе.
Упоминается в донесениях советской разведки Улагай и как один из глав Горского активного монархического центра осенью 1923 года: «Горский активный монархический центр. Председателем союза состоит генерал Габаев, секретарем и товарищем председателя князь Бекович-Черкасский. В комитет входят генералы Улагай и султан Келег-Гирей. Политическая работа ведется довольно интенсивно. Посылаются люди со специальными заданиями по агитации и разведке. Комитет держит связь с представительством Высшего Монархического Совета и союзом Возрождения - в Константинополе. Переотправка людей производится через передаточный французский пункт Ризе, а оттуда дальше в Россию. Средства Комитет получает от французов. Комитет является сторонником Николая Николаевича, которого регулярно оповещает о своей работе. Пользуясь общностью религии, комитет имеет связи с правящей партией в Турции, и зондирует почву относительно координирования работы среди мусульман-горцев Кавказа. Французы пытались толкнуть комитет на путь террористических актов в России, но последний в лице Бековича-Черкасского категорически отказался от такого рода работы. Комитет завязал сношения и с фашистами, но от совместной работы, впредь до получения директивы Николая Николаевича, отказался. С Врангелем отношения натянутые. Причина размолвки - личные отношения Врангеля и генерала Улагая ...».
Прекращение помощи Антанты беженским казакам привело к необходимости отъезда Улагая из Турции в Югославское королевство, в котором пробыл не долго, и уже в 1925 году переехал во Францию.
Прибыв во Францию, Сергей Георгиевич поселился вместе с супругой Еленой Георгиевной и ее сыном от первого брака в Марселе. Известно, что генерал находился в постоянной переписке с видными деятелями казачьего Зарубежья, состоял в Кубанской станице, был активным монархистом и сотрудничал с Высшим монархическим советом. Одно время Улагай с созданной им казачьей цирковой труппой верховых наездников гастролировал по Европе и Америке, чем зарабатывал на жизнь. Супруга по специальности врач-дантист занималась частной врачебной практикой.
Никаких сведений о сотрудничестве Улагая с немцами во время Второй Мировой войны не имеется, равно как и сведений о его сотрудничестве с французским Сопротивлением.
В 1940-х годах Сергей Георгиевич пишет книгу «Воспоминания казачьего офицера 1912 – 1918 гг.», рукопись которой отдает Кубанскому атаману Вячеславу Григорьевичу Науменко. В полном объеме книга так и не увидела свет, сейчас ее рукопись хранится в Государственном архиве Краснодарского края.
Умер кубанский казак, генерал-лейтенант Сергей Георгиевич Улагай 29 апреля 1944 года в Марселе, где и был погребен, о чем было сообщено в эмигрантской газете «Казачья лава», № 10, за 15 июня 1944 года, а 22 января 1949 года его прах, после отпевания отцом Борисом (Старком), был перезахоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Кандидат исторических наук
Эдуард Бурда

Иллюстрации:
1. Карандашный портрет-набросок генерала С.Г. Улагая в кубанской казачьей форме.
2. Командующий Русской армией П. Н. Врангель в Крыму.
3. Офицеры и юнкера Константиновского военного училища участники десанта на Кубань.
4. Группа Кубанских казаков в эмиграции. Начало 1920-х годов. Фотография взята из открытых источников.
5. Могила Сергея Георгиевича Улагая.
Категория: Мои статьи | Добавил: mamay69 (21.10.2023)
Просмотров: 262 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0