Разделы
Категории раздела
Помощь сайту
Поиск
Поделиться
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Гетман Иван Евстафьевич Выговский Часть 1.
Гетман Иван Евстафьевич Выговский
Часть 1.

Гетман Войска Запорожского Иван Евстафьевич Выговский вошел в историю как родоначальник такого явления на территории Гетманщины как «Руина», когда огромная территория погрузилась на десятилетия в пучину интриг, предательства и кровопролития. Своими интригами, доносами и предательствами он во многом превзошел своего будущего последователя Гетмана Ивана Мазепу. И, так же как и его последователь, он окончил свои дни столь же печально. Но такова участь всех кто встает на скользкую дорогу измены.
Родился Иван Евстафьевич в начале XVII века в местечке Гоголев Киевского воеводства Речи Посполитой в семье православного шляхтича. Его отец служил у митрополита Киевского Петра Могилы – известного церковного и культурного деятеля Юго-Западной Руси и Молдавии.
О юности Ивана Выговского достоверных сведений дошедших до наших дней практически не дошло. Известно лишь то, что он окончил Киево-Братский коллегиум, в совершенстве владел церковнославянским, польским и латинским языками, являлся умелым каллиграфом. Позднее уже достигнув высокого положения, он выступал как покровитель этого коллегиума.
В конце 1620-х годов он женился в первый раз, об этом браге почти ничего не известно. От этого брака у него была дочь Марьяна, которая вышла замуж за православного шляхтича Михаила Гунашевского – автора известной Львовской летописи. Овдовев, Выговский женился второй раз в 1656 году на Елене Стеткевич – дочери русского шляхтича Богдана Стеткевича – отдного из покровителей Кмево-Могилянского коллегиума, основателя Кутеинского православного монастыря, который имел поместья в Оршанском повете. Благодаря этому браку Иван Евстафьевич вошел в родственные связи с рядом известных в Речи Посполитой русских и польских княжеских и шляхетских родов, например, с князьями Соломирецкими и Глинскими.
Свою военную карьеру Иван Выговский начал «товарищем» в кварцяном (от польского kwarciane – то есть четвертое, существующее на четвертую часть доходов с королевских имений) войске Речи Посполитой, из которого складывался костяк польской армии. В годы правления короля Владислава IV он отличился в борьбе с турецко- татарско-нагайской агрессией.
В 1638 году Иван Евстафьевич стал писарем при Яцеке Шемберкове – комиссаре Речи Посполитой над реестровым Войском Запорожским. Тогда же Выговский познакомился и вошел в тесный контакт с Богданом Хмельницким, в бытность последнего генеральным писарем Войска Запорожского.
На начало восстания Богдана Хмельницкого и перерастанием его в национально-освободительную войну Выговский был ротмистром кварцяного войска и в составе авангарда армии Речи Посполитой под командованием Стефана Потоцкого, принимал участие в битве на Желтых Водах. В решающий момент боя 16 мая 1648 года около Княжих Байраков он попал в плен к союзникам казаков крымским татарам Тугай-бея. Так как денег на выкуп у него не было, оставалось одно – бежать. В течение короткого времени им было предпринято три попытки побега. После третьей попытки его приковали к пушке. Пленного спас сам Богдан Хмельницкий, который выкупил его у хана Исляма III Гирея за коня. После чего Выговский присягнул гетману.
Будучи широко образованным, Иван Евстафьевич вскоре стал личным писарем гетмана и сопровождал Богдана Хмельницкого в победном походе 1648 года. Блестяще исполняя должность личного писаря гетмана, Выговский быстро завоевал авторитет и сделал в дальнейшем блестящую карьеру. Так, во время осады Львова Хмельницкий послал Выговского с дипломатическим поручением к трансильванскому князю Дьердю (Юрию) II Ракоци, о чем упоминал сам гетман в своем письме в том же 1648 году. Это было первое казачье посольство в Трансильванию. Союз между Войском Запорожским и Трансильванским княжеством будет заключен спустя шесть лет в 1656 году.
После тяжелейшего поражения поляков от войск Богдана Хмельницкого и его союзника Крымского хана Исляма III Гирея под городом Зборов в августе 1649 года был подписан Зборовский мирный договор, который подготовил Выговский. В том же 1649 году Иван Евстафьевич вместе с гетманом стал главным составителем «Реестра Войска Запорожского 1649 - начала 1650 года» - документа, который стал основой как для дальнейших взаимоотношений с Польским королем, так и для внутренней организации Войска, распространившего свою власть на приграничные земли самой Гетманщины и воеводства Речи Посполитой. Также Иван Евстафьевич совместно с Богданом Хмельницким, а то и единолично с согласия гетмана, написал и издал несколько «универсалов», то есть государственных законов и указов. С этого момента Выговский становится уже не личным писарем гетмана, а Генеральным писарем Войска Запорожского.
За короткое время созданная Выговским Генеральная канцелярия стала мощным и высокоэффективным управленческим аппаратом, по своей сути объединившей в одних руках Министерство Внутренних и Иностранных дел. Генеральная канцелярия стала тем самым генератором, который согласно воле гетмана и для пользы Войска Запорожского приводил в движение многочисленные механизмы государственной машины. Сюда приходила военно-политическая информация о положении в Гетманщине и из зарубежных государств, здесь принимались и отсюда отправлялись многочисленные посольства, согласовывались важные решения, которые вместе с военными победами определяли судьбу запорожского казачества. Чтобы создать такой мощный государственный аппарат и управлять им был необходим огромный талант администратора и политика, которым, безусловно, обладал Иван Евстафьевич.
Влияние Генеральной канцелярии и управлявшего ею генерального писаря усилиями Выговского было поднято на второй уровень после гетмана, и не случайно западные источники называют с этого момента генеральных писарей – канцлерами. Для исполнения дипломатических миссий Генеральная канцелярия привлекала иностранцев, например, грека Ивана Мануйлова и серба Василия Данилова.
Есть основания считать, что именно Выговский сыграл одну из ведущих ролей в формировании разведки и контрразведки Войска Запорожского. Еще в начале 1649 года Корсунский полковник Войска Запорожского Максим Нестеренко послал в Польшу из Переяслава 2000 разведчиков. Но позднее управление этими делами переходит к Генеральному писарю Выговскому, который ввел в практику вербовку иностранных агентов. Так среди таких агентов был татарский толмач Великого визиря Сефер Кази-аги, который во время сепаратных польско-крымских переговоров под Каменец-Подольским в декабре 1653 года передал генеральному писарю информацию об их содержании. Также агентом Выговского в Стамбуле был серб Николай Маркевич, посланный писарем в Оттоманскую Порту в конце 1653 года. Таким же агентом был и грек Теодозий Томкевич – львовский купец и мещанин, который принимал участие и в дипломатических контактах правительства Речи Посполитой и Швеции в 1658 году. Привлекал Выговский к таким миссиям и своего отца и братьев, а также своих слуг и челядь.
Именно благодаря Выговскому была создана широкая агентурная сеть, которая оповещала гетмана про все важное, что происходило не только в Гетманщине, но и в Польше, Литве, Чехии, Моравии, Силезии, Австрии, Оттоманской Порте, Крымском ханстве, придунайских государствах и Русском царстве. Эта сеть казачьей разведки была настолько развитой, что даже через 25 лет звучали жалобы польских вельмож на то, что казаки знают про все планы короля.
После военных кампаний 1648-1649 годов генеральный писарь Войска Запорожского Выговский принял участие в походе 1650 года, который завершился взятием столицы Молдавского княжества – города Ясс. По условиям капитуляции правитель Молдавии Василий Лупу должен был отдать свою дочь Розанду замуж за старшего сына гетмана – Тимоша Хмельницкого. Свадьба состоялась в 1652 году, и свадебный эскорт в Молдавию возглавил Иван Выговский.
В 1651 году Иван Евстафьевич принял участие в битве у волынского села Берестечко, когда войско Хмельницкого потерпело поражение, причем именно его с гетманом насильно забрал с поля боя Крымский хан Ислям III Гирей. Позже отпущенный ханом, Выговский принял энергичные меры для мобилизации дополнительных войск и разгромил под Паволочью орду, которая возвращалась в Крым, с взятым ясырем. Решительные действия генерального писаря Войска Запорожского вынудили ордынцев ускорить возобновление союза с казаками. Он сыграл важную роль также в организации обороны Белой Церкви, и подписании нового мирного договора 28 ноября 1651 года, который также был подготовлен Генеральной канцелярией.
В следующем 1652 году казачья армия взяла убедительный реванш над поляками за поражение под Берестечком, и в этой битве принял участие также Выговский. В 1653 году Иван Евстафьевич сыграл активную роль в победных боях под Жванцем, но измена Крымского хана не дала и тут возможности окончательно разгромить войска Речи Посполитой. Для Богдана Хмельницкого 1653 год стал годом личной трагедии, его старший сын Тимош, на которого гетман возлагал надежды погиб в Молдавии. Гетман на какое то время потерял интерес к чему либо и вся полнота власти легла на плечи генерального писаря.
Выговский был одним из самых горячих сторонников союза с Русским царством, который был заключен в 1654 году. После чего правительство царя Алексея Федоровича оказало помощь Войску Запорожскому боровшемуся против национально-религиозного угнетения католической Речи Посполитой. Русская армия совместно с запорожскими казаками очистили от польской шляхты и католической церкви почти всю западную Русь и вторглись в Польшу и Литву: пали Люблин, Вильно, угроза нависла и над самой Варшавой. Причем генеральный писарь Выговский в 1655 году принял самое активное участие в боевых действиях в Дрожепольской битве, в октябрьском походе на Львов и в ноябрьской битве под Озерной.
В это время Швеция, воспользовавшись разгромом Польши русскими войсками, захватила Варшаву, Краков, ряд других польских городов. Речь Посполитая оказалась на краю гибели, и ее хронисты прозвали это время годами «потопа». Генеральный писарь Войска Запорожского Выговский активно проводил дипломатическую деятельность и внес значительный вклад в создание мощной антипольской коалиции.
Правительство царя Алексея Михайловича в свою очередь меньше всего стремилось к победе над Польшей, обеспокоенная усилением Швеции и потому заключила с Речью Посполитой перемирие, которое та использовала не только против шведов, но и против русских.
Богдан Хмельницкий предчувствуя скорую смерть, хотел передать гетманство своему единственному оставшемуся в живых сыну Юрию. Казачья старшина не возражала этому решению, и после смерти гетмана формально исполнила его волю: на состоявшейся 26 августа 1657 года Чигиринской Раде старшина возложила гетманские обязанности на генерального писаря Ивана Выговского, но только до достижения Юрием полнолетия. На последовавшей затем 21 октября 1657 года Корсунской раде Иван Выговской также был выбран временным гетманом. В отписке царю Алексею Михайловичу Выговский уверял, что он «от того уряду отговаривался», «де того и не хотел, да не мог де ослушаться войска». На самом деле Иван Евстафьевич сам стремился к власти, и это стремление привело к расколу казачьего общества.
Проезжавший по территории Гетманщины в декабре 1657 года греческий митрополит Колоссийский Михаил впоследствии рассказывал, что «гетмана Ивана Выговского заднепровские черкасы любят. А которые по сю сторону Днепра, и те де черкасы и вся чернь ево не любят, а опасаютца того, что он поляк, и чтоб де у него с поляки какова совету не было». Противоречивая личность нового гетмана вызвала сильную оппозицию. Не «природный казак», а купленный у татар за лошадь «лях», женатый на дочери польского магната, вызывал недоверие и откровенную неприязнь среди многих ближайших сподвижников Богдана Хмельницкого.

Кандидат исторических наук
Эдуард Бурда

Иллюстрации:
1. Иван Евстафьевич Выговский
2. Николай Ивасюк. Въезд Богдана Хмельницкого в Киев. 1892–1932.
3. Худ. Йозеф Брандт Стычка казаков с татарами.
Категория: Мои статьи | Добавил: mamay69 (20.11.2022)
Просмотров: 73 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar