Разделы
Категории раздела
Помощь сайту
Поиск
Поделиться
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Гетман Мазепа Часть 2
Гетман Мазепа
Часть 2

Предательство всегда остается предательством,
по каким бы мотивам оно ни совершалось.

Благодаря доверию Петра I Иван Мазепа стал одним из богатейших людей России. В его личном владении находились около 100 тысяч малороссийских и 20 тысяч российских крестьян. Гетман стремился максимально ограничить права крестьян, продлить барщину и увеличить подати, но при этом добивался царских преференций для своего ближайшего окружения. Те казачьи должности, которые ранее были выборными, стали наследуемыми. Мазепа активно содействовал торговли как внутри своих владений, так и с соседними землями – Правобережьем, Крымом, Слободжанщиной, центральными районами Российского государства, стимулировал развитие промышленности. Все это приносило ему немалый доход.
Выпускник варшавского Иезуитского коллегиума, Мазепа стараясь показать свою «верность православию», расчетливо жертвовал часть своих огромных доходов на содержание, ремонт и строительство культовых сооружений. Так Иван Степанович спонсировал капитальную реконструкцию Софийского собора, Успенского собора Киево-Печерской лавры, церквей Выдубицкого и Михайловского монастырей, строительству Софийской колокольни и множества других церквей и монастырей по всей Гетманщине. Особой опеки со стороны гетмана удостоилась и Киево-Могилянская академия, для которой Мазепа не скупился, построив новые корпуса и увеличив количество обучавшихся до 2 тысяч.
Хитрый политик и дипломат, ловкий льстец и царедворец, Мазепа умело завоевывал себе симпатии и устанавливал нужные связи. «Никто не мог лучше, чем Мазепа, обворожить нужного человека и привлечь его на свою сторону» - писал об Иване Степановиче его ближайший сподвижник, Филипп Орлик.
Начиная с 1689 года в Москву из Малороссии стали поступать доносы на гетмана Мазепу, в которых говорилось о его алчности, казнокрадстве, вымогательствах и взяточничестве. Молодой государь доносам отказывался верить; доносчиков наказывали, а доверие царя к гетману только возрастало.
Такое небывалое доверие Петра I к Мазепе, сделало гетмана объектом ненависти не только со стороны казачьей старшины, но и окружения молодого царя. Известно, что Александр Данилович Меньшиков люто ненавидел Мазепу и интриговал против него. В 1700 году Мазепа стал вторым кавалером недавно учрежденного ордена Святого апостола Андрея Первозванного. Столь высокую награду гетман получил 8 февраля лично из рук царя. В ближайшие после этого годы доверие царя к Ивану Степановичу только возросло.
С началом Северной войны 1700–1721 годов гетман Иван Степанович Мазепа по царскому повелению обеспечивал содержание гарнизонов и фортификационные работы в крепостях Левобережной и Правобережной Украины. Его полки действовали на вспомогательных театрах военных действий: под Псковом, на Волыни, в Галиции и Белоруссии.
В июле 1704 года Мазепа обвинил правобережного фастовского (белоцерковского) полковника Семена Палия, известного борца против Речи Посполитой в измене Петру I и в стремлении изменить порядок украинской жизни в пользу казачьей голытьбы и черни. Истинной причиной была боязнь гетманом конкуренции со стороны очень популярно на Правобережье полковника. Палий был арестован и около года содержался в тюрьме Батуринской крепости, затем был отправлен в Москву. В 1705 году по приказу царя Петра I Семен Палий был сослан в Тобольск.
В ходе Северной войне 1706 год был годом политических и военных неудач Российского государства. Так, 2 февраля шведы нанесли сокрушительное поражение саксонской армии, а 13 сентября союзник Петра I, саксонский курфюрст и король Речи Посполитой Август II был вынужден отказаться от престола в пользу сторонника шведов Станислава Лещинского, и разорвал союз в Россией. Несмотря на победу в сражении при Калище 18 октября 1706 года, Россия осталась в войне со Швецией в одиночестве.
В этих обстоятельствах, Мазепа, известный своей хитростью решил сделать ставку на шведского короля Карла XII, решив, что его королевству уже обеспечена победа над Москвой и армией царя Петра I. Гетман вступил в тайные переговоры с новым польским королем Станиславом Лещинским. Точная дата начала переговоров Мазепы с Лещинским неизвестна, но 17 сентября 1707 года Мазепа открылся своему генеральному писарю и особо приближенному Филиппу Орлику.
Параллельно с готовившимся предательством гетман оказался замешенным в еще одной нелицеприятной истории. 65-летний Мазепа воспылал страстью к своей 16-летней крестнице Матрене, дочери генерального судьи Василия Леонтьевич Кочубея. Один из наиболее могущественных и богатых людей в стране вскружил девушке голову. Она оставила отчий дом, переехала к гетману и стала его любовницей. А такого рода отношения в то время считались разновидностью инцеста, и мягко говоря, крайне негативно воспринимались церковью.
Однако, в определенный момент Мазепе эта история оказалась выгодна. Дело в том, что в 1707-1708 годах царю Петру I начали приходить письма от представителей казачьей старшины, докладывавших об измене Мазепы, - среди авторов был и отец Матрены – Василий Кочубей. Так, в конце августа 1707 года генеральный судья послал с Севским иеромонахом Никанором донос на Мазепу. Никанор прибыл в Москву 17 сентября 1707 года, но его донесение было признано ложным в свете хорошо известной личной неприязнью между Кочубеем и Мазепой из-за дочери генерального судьи.
В январе 1708 года Василий Кочубей послал Петра Янценка (Яковлева) со словесным известием об измене Мазепы. Яковлев явился к духовнику царя – благовещенскому протопопу, который представил его царевичу Алексею Петровичу. Царь опять счел донос и передал дело Мазепы на рассмотрение комиссии, в состав которой входили люди, благоволившие к гетману: Гавриил Иванович Головкин и Петр Павлович Шафиров.
Вскоре генеральный судья Василий Кочубей и доносивший на гетмана полтавский полковник Иван Иванович Искра были арестованы и отправлены на допрос в Витебск. Руководили допросами все те же Гавриил Головкин и Петр Шафиров. Во время пыток Кочубей и Искра сознались, что оговорили гетмана по злобе. После этого они были, как «лжедоносчики» приговорены к смертной казни. Для исполнения приговора были отправлены в село Борщаговку возле города Белая Церковь. Повторным допросом руководил генеральный писарь Филипп Орлик. 14 июля (по другим данным – 15 июля) 1708 года Василий Кочубей и Иван Искра были обезглавлены. Что стало с Матреной Кочубей после казни ее отца не известно.
Что касается гетмана, то напуганный этими доносами, Мазепа после благополучного для него исхода следственного дела еще энергичнее повел переговоры со Станиславом Лещинским и Карлом XII, закончившиеся заключением с ними тайных договоров. Иван Мазепа предоставлял шведам для зимних квартир укрепленные пункты в Северщине, обязывался доставлять провиант, склонить на сторону шведского короля Карла XII запорожских и донских казаков и даже калмыцкого хана Аюку.
Осенью 1708 года царь Петр I пригласил гетмана Мазепу присоединиться со своими казачьими полками к русским войскам под Стародубом. Иван Степанович медлил, ссылаясь на свои болезни и вспыхивающие на территории Гетманщины вооруженные выступления вызванные движением шведской армии Карла XII на юг. В то же время он совещался со старшинами, примкнувшими к нему, и вел переговоры с Карлом XII. Тогда князь Александр Данилович Меньшиков решил навестить якобы больного Мазепу.
Опасаясь разоблачения, Мазепа 25 октября 1708 года, прихватив с собой гетманскую казну, бежал с левого берега Десны к Карлу XII, стоявшему лагерем на юго-востоке от Новгорода-Северского, в Горках. В лагерь шведского короля гетман с 1500 верными ему казаками прибыл 29 октября 1708 года и сразу же написал письмо к стародубскому полковнику Ивану Ильичу Скоропадскому, разъясняя причины своего перехода и приглашая старшину и казаков последовать его примеру.
Карлу XII Мазепа обещал зимовку в городе Батурине – резиденции гетмана. Там гетманом были собраны значительные запасы провианта и артиллерии, имелся хорошо подготовленный и преданный Мазепе гарнизон, состоявший из сердюков (казаков наемных пехотных полков Э.Б.), которым руководили полковник Дмитрий Васильевич Чечель и есаул Кенигсек. Планам Мазепы и Карла XII помешали войска под командованием Александра Даниловича Меньшикова при содействии казаков прилуцкого полковника Ивана Яремовича Носа на три дня опередившие авангард Карла XII, и 31 октября 1708 года осадивших а 2 ноября 1708 года взявших крепость и все припасы в ней. Батурин был полностью разорен, а гарнизон севрюков уничтожен. Во время этих событий, по разным бездоказательным оценкам современных украинских исследователей погибло от 5 до 15 тысяч военного и мирного населения Батурина. Однако, согласно универсалу избранного по указу Петра гетманом Ивана Скоропадского от 8 декабря 1708 года и обнародованного 10 декабря 1708 года, кроме вооруженных защитников крепости, мирное население почти не пострадало: «… однако же що о жонах и детях, огвалтованю Паниен и о ином, що написано во изменничом Универале, то самая есть неправда, гдыж не тылко тые не имеючие в руках оружия, але большая часть з Сердюков и з городовых войсковых людей, в Батурине бывших, на потом пощажены и свободою в домы, по указу Царского Пресветлого Величества, от князя, Его Милости, Меньшикова, отпущены…». Комендант Батурина полковник Дмитрий Васильевич Чечель бежавший было из крепости, вскоре был схвачен и доставлен князем Александром Меньшиковым к Петру I в Глухов, где и был по приказу царя казнен.
Вместо обильных припасов, которые Мазепа собрал в Батурине, шведская армия нашла там пепелище. Все что не смогли забрать с собой полки Александра Меньшикова и Ивана Носа, было уничтожено огнем. Для полуголодной шведской армии оставался только один путь – все дальше на юг, в еще не разоренные войной районы, где можно было в достаточном для армии количестве отбирать продовольствие у населения.
6 ноября 1708 царь Петр I в Глухове на собранной казачьей Раде повелел избрать нового гетмана. Согласно желанию царя, гетманом был избран стародубский Полковник Иван Ильич Скоропадский.
12 ноября 1708 года в Троицком соборе Глухова в присутствии Петра I митрополит Киевский, Галицкий и Малыя России Иоасаф (Кроковский), в сослужении других архиереев: архиепископа Черниговского и Новгород-Северского Иоанна (Максимовича) и епископа Переяславского Захарии (Корниловича) совершил литургию и молебен, после чего «предал вечному проклятию Мазепу и его приверженцев».
После молебна и проклятия изменника и клятвопреступника в Глухове была совершена символическая казнь бывшего гетмана, которая описывается следующим образом: «вынесли на площадь набитую чучелу Мазепы. Прочитан приговор о преступлении и казни его; разорваны князем Меньшиковым и графом Головкиным жалованные ему грамоты на гетманский уряд, чин действительного тайного советника и орден святого апостола Андрея Первозванного и снята с чучелы лента. Потом бросили палачу сие изображение изменника; все попирали оное ногами, и палач тащил чучелу на веревке по улицам и площадям городским до места казни, где и повесил».
Одновременно в тот же день 12 ноября 1708 года в Успенском соборе Москвы в присутствии царевича Алексея Петровича Местоблюститель Московского Патриаршего престола митрополит Рязанский и Муромский Стефан (Яворский) в сослужении собора архиереев совершил благодарственный молебен в связи с избранием в гетманы Скоропадского, после чего обратился к сослужащим архиереям: «Мы, собранные во имя Господа Иисуса Христа, и имеющие подобно святым апостолам, от самого Бога власть взятии и решити, аще кого свяжем на земли, связан будет и на небеси, возгласим: изменник Мазепа, за крестопреступление и за измену к великому государю, буди анафема!». Кроме того, по поручению Петра I, специально для гетмана Ивана Мазепы был изготовлен пятикилограммовый серебряный Орден Иуды.
Тем временем шведский король Карл XII начал продвижение по территории Гетманщины. В начале января 1709 года после штурма шведы взяли город Веприк. Захваченных в городе казаков шведы отдали Мазепе, который приказал посадить их в ямы и заморил голодом. После взятия Веприка шведы еще захватили и разграбили города Зеньков, Опошню и Лебедин и их окрестности.
В конце января Карл XII предпринял поход в Слобожанщину, в результате которого еще десятки сел и городов были уничтожены. Только в Терейской слободе шведами было убито более 1000 жителей. В феврале 1709 года шведы сожгли Коломак. Такие действия шведов спровоцировали начало партизанской войны, которая и без того усложнило положение шведской армии.
27 марта 1709 года в Великих Будищах гетманом Войска Запорожского Иваном Мазепой, королем Швеции Карлом XII и примкнувшим к ним кошевым атаманом Запорожской Сечи Константином Гордиенко был подписан договор о совместной борьбе против русского царя Петра I. Благодаря этому договору к шведам присоединилась часть запорожского войска в количестве до 7000 человек. По договору территория Гетманщины провозглашалась «на вечные времена свободной от всякого чужого посягательства», шведский король Карл XII давал обязательство не заключать мира с Петром I без выполнения союзных обязательств.
8 апреля 1709 года Карл XII заключил с Мазепой формальный договор, в котором в частности, даровал Ивану Степановичу пожизненное звание «законный князь Украины». Мазепа в свою очередь, среди прочего, передавал шведскому королю «на время войны и опасностей» города Стародуб, Малин, Батурин, Полтаву и Гадяч.
Сразу же после перехода запорожских казаков в лагерь шведского короля Карла XII они стали совершать атаки на русские гарнизоны, которые были расположены в пределах Запорожской Сечи. И хотя в большинстве стычек запорожцы потерпели поражение от царских войск, было принято решение раз и навсегда отбить охоту к подобным действиям со стороны казаков. С этой целью царь Петр I отдал приказание князю Александру Даниловичу Меньшикову двинуть из Киева в Чертомлыкскую Сечь три полка русских войск под командованием полковника Петра Иванович Яковлева с тем, чтобы «истребить все гнездо бунтовщиков до основания».
В первых числах мая 1709 года войска полковника Яковлева сели на суда в Киеве и спустились вниз по Днепру. У Переволочны они встретили несколько тысяч запорожцев, и Яковлев послал к ним парламентеров с требованием, чтобы «вины свои великому государю принести»; но запорожские казаки и их полковник Зинец отказались повиноваться и, соединившись с переволочинскими жителями, вышли на бой. Полковник Яковлев отдал приказ штурмовать крепость. В итоге, после отчаянного сопротивления и больших потерь с той и другой стороны, Переволочна была взята и сожжена до основания.
У укрепленных городков Старый Кодак и Каменный Затон полковник Яковлев встретил такое же сопротивление. «Замерзело воровство у всех», - выражался полковник в своем донесении Александру Меньшикову. 11 мая 1709 года русские полки подошли к самой Сечи. Здесь опять начались переговоры и увещевания покориться воле государя; запорожцы на первых порах даже «обнаружили склонность к тому, чтобы принести покаяние», но это оказалось только хитростью. Они тянули время, так как новый кошевой атаман Сечи Петр Сорочинский поехал в Крым за помощью. Узнав об этом, полковник Яковлев решил взять Сечь штурмом.
14 мая солдаты сели в лодки – так как по другому штурмовать расположенную на острове посередине Днепра Сечь не представляло возможности. Первый штурм закончился неудачно, было убито до 300 солдат, много офицеров было ранено. Взятые казаками пленные были подвергнуты истязаниям и смерти. Но в тот же день вдали показалось какое то войско; запорожцы подумали, что к ним на помощь идут крымские татары, и вышли на вылазку, но жестоко обманулись. То пришли на помощь к полковнику Яковлеву драгуны от генерала князя Григория Семеновича Волконского вместе чегиринским полковником Игнатием Ивановичем Галаганом, который прекрасно знал местность вокруг Сечи и ее укрепления. Увидав свою ошибку, запорожцы пришли в замешательство. Осаждающие устремились на них, ворвались на Сечь и овладели ею.
После жестокой схватки были взяты в плен войсковой судья, 26 куренных атаманов, 2 монаха, 250 человек простых казаков, 160 женщин и детей. Яковлев приказал заковать пятерых знатнейших из пленников, которых торжественно казнили впоследствии. Прочих 156 человек атаманов и казаков казнить на месте «по достоинству», причем несколько человек были повешены на плотах, а сами плоты пущены были вниз по Днепру на страх другим. Все пушки и военные принадлежности были описаны и взяты. Яковлев, исполняя царский указ, сжег все курени и всякое строение в Сечи. Князь Александр Данилович Меньшиков доносил царю Петру I: «Знатнейших воров велел я удержать, а прочих казнить, и над Сечею прежний указ исполнить, также и все их места разорить, дабы оное изменническое гнездо весьма выкоренить».
Петр I, получивши известие о разорении Сечи, издал манифест ко всем малороссам, в котором изложил вины запорожцев, их коварство, с какими они в последнее время старались обмануть русское правительство, прикидываясь покорными, и в то же время вели вредные для России сношения с неприятелями. Далее царь оповещал, что запорожцы сами виновны в своей погибели и приказывал отлавливать казаков сбежавших во время штурма из Сечи и доставлять полковникам и сотникам для отсылки на расправу. Тем же из них кто добровольно сами явятся с повинной и принесут раскаяние, обещалась пощада.
Объявленная царем амнистия способствовала тому, что ряды гетмана Мазепы существенно сократились. Запорожские казаки, стали оставлять лагерь шведской армии. В итоге у Ивана Мазепы, обещавшего привести к Карлу XII все 50-тысячное казачье войско, осталось всего около трех тысяч человек. Это были запорожцы, казацкая старшина, пеший полк сердюков — личной гетманской охраны. Все остальные казачьи полки Гетманщины подтвердили верность русскому государю. Так изменивший клятве Мазепа лишился поддержки малороссиян — казачества, крестьянства и горожан.
Те же казаки, которые примкнули к Мазепе, не участвовали в решающем Полтавском сражении, хотя и находились на поле битвы.
После сокрушительного поражения шведских войск 27 июня 1709 года в битве под Полтавой Карл XII и Мазепа бежали на юг к Днепру, переправились у Переволочны, где чуть не были захвачены русскими войсками, и прибыли в Бендеры.
Оттоманская Порта отказалась выдать гетмана Мазепу русским властям. Хотя царский посланник в Стамбуле Петр Андреевич Толстой был готов потратить на эти цели 300 000 ефимков, которые предлагал великому турецкому визирю за содействие в выдаче бывшего гетмана.
Поражение шведского войска и полное крушение собственных надежд и амбиций подорвали здоровье бывшего гетмана. Умер Иван Степанович Мазепа 22 сентября 1709 года в Бендерах. По распоряжению племянника Войнаровского тело его было перевезено в Галац и там с большой пышностью похоронено в церкви Святого Георгия. А учрежденный Петром I специально для него серебряный пятикилограммовый «Орден Иуды» так и остался неврученным.
В современной Украине Президентом В. А Ющенко была 26 марта 2009 года учреждена особая государственная награда «Крест Ивана Мазепы». Согласно статуту награды она предназначалась для награждения «за значительный вклад в возрождение национального культурно-художественного, духовного, архитектурного, военно-исторического наследия, заслуги в государственно-созидательной, дипломатической, гуманистической, научной, просветительской и благотворительной деятельности».

Кандидат исторических наук
Эдуард Бурда

Иллюстрации:
1. Портрет И. Мазепы, который считается наиболее достоверным изображением гетмана, хранился в Галиции в с. Подгорцы в замке князей Сангушко.
2. Художник А Батов. Взятие Батурина 1708.
3. Художник Александр Коцебу. Эпизод из Полтавской битвы. Эскиз.
4. Карл XII и гетман Мазепа после Полтавской битвы. Художник Густав Олаф Цедерстрем, 1933 год.
Категория: Мои статьи | Добавил: mamay69 (09.01.2023)
Просмотров: 255 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0