Разделы
Категории раздела
Помощь сайту
Поиск
Поделиться
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Иван Дмитриевич Каторжный
Иван Дмитриевич Каторжный

В историю донского казачества атаман Иван Дмитриевич Каторжный вошёл как отважный воин и мореход, не раз водивший в походы по Черноморью казачьи лодочные флотилии. С его именем связано и знаменитое «Азовское сидение» 1637–1642 годов, одна из самых славных страниц боевой летописи Донского казачьего войска.
О происхождении и времени рождения Ивана Дмитриевича Каторжного ничего неизвестно. Существует лишь несколько предположений о его фамилии-прозвище: первое - он получил это прозвище потому, что захватил с казаками не один десяток каторг – гребных военных судов турок; второе - потому, что ему самому пришлось томиться на одной из них в числе гребцов-невольников; и третье – он был сыном казака, бывшего в плену у турок гребцом на каторге.
Совсем недавно закончилась изнурительная и кровавая Смута, Российское государство постепенно начало восстанавливаться, но именно в это время на ее южных границах все более агрессивно стал себя вести ненасытный хищник Оттоманская Порта. В этот нелегкий период для Москвы не ее защиту в очередной раз встали донские казаки. Их лодочные флотилии год от года показывались на виду таких турецких крепостей, как Азов и Анапа, держа в страхе местные гарнизоны османов.
Во второй половине 20-х годов XVII века казаки стали совершать и длительные походы вдоль побережья Черного моря, доходя до берегов турецкой Анатолии. Так, весной1624 года казаки совершили набег на Кафу(Феодосию). А уже в июле пошли в более амбициозный рейд на Царьград. Тем более, что время было более чем удачным, флот османов бороздил морские просторы вдали от столицы и город было нечем прикрыть от вторжения с севера. В море вышла флотилия из 150 казачьих стругов донцов и запорожцев, на каждом судне было порядка 50 человек. Особенностью стругов было то, что нос и корма у них были одинаково заострены, что давало большую маневренность в бою с более крупными кораблями противника. 21 июля 1624 года жители Стамбула на горизонте увидели полторы сотни судов, движущихся под парусами к столице. Первый удар принял европейский берег Босфора, на котором казачье войско численностью около 8-и тысяч человек сокрушало все на своем пути. Константинополь готовился к осаде, турки даже использовали византийскую цепь, перекрыв ей вход судов в городскую бухту, в срочном порядке формировались и вооружались отряды ополчения, которые насчитывали более 10 тысяч человек. Но казачьи атаманы всегда предпочитали беречь своих воинов, ведь захват Стамбула на короткое время не давал никаких выгод казачьему войску. Огнем и мечем, казаки прошли по окрестностям города, разоряя его предместья, а затем, загрузив награбленным струги, взяли курс на Дон, до которого беспрепятственно добрались.
Большой морской поход донцы совершили и в 1628 году под предводительством Ивана Каторжного. Во время этого похода казаки не только дошли до берегов Анатолии, но и у портового города Трапезунда они встретились в морском сражении с турецким парусным флотом, после чего вернулись на Дон с богатой добычей.
Весной следующего 1629 года донская флотилия во главе с атаманом Волокитой Фроловым, решила немного «пощипать» сателлита Оттоманской Порты Крымское ханство. Прорвавшись к берегам Крыма, казаки разорили окрестности Карасу-Базара и Бахчисарая. После этого казаки решили продолжить начатый поход и повернули к берегам Румелии. Но в районе города Сихополя их настигла сильная турецкая эскадра. Казаки вытащили свои струги на берег и укрылись за стенами строящегося греческого монастыря. Втечение восьми дней казаки отражали атаки турок пока им на помощь не пришли запорожцы на восьмидесяти стругах. Турецкий флот вынужден был ретироваться.
В следующем году казачья флотилия опустошила несколько небольших городов в трех днях пути от Царьграда и пригороды Трапезунда, при этом освободив много русских и западноевропейских невольников. На Дон казаки вернулись с богатой добычей.
Но Москва не желала осложнения отношений с Оттоманской Портой. Однако эти набеги, резко обострили взаимоотношения Москвы с Турцией. А государевы послы, находящиеся в Крыму, едва не заплатили жизнями за казачью лихость.
Натянутые отношения между Москвой и донскими казаками постепенно переросли во враждебные отношения со стороны царских властей. Так, Михаил Федорович велел заточить по разным городам казаков донского посольства во главе с атаманом Наумом Васильевым, казнив некоторых из них. На Дон же был послан дворянин Иван Карамышев, с грамотою, в которой царь казакам под страхом отлучения от церкви приказывал соединиться с турками и идти воевать против Польши и Литвы!
Прибыв в Черкаск, Иван Карамышев 27 августа 1630 года зачитал грамоту и в грозном возбуждении добавил, что он перевешает зачинщиков набегов, а остальных казаков с помощью ногайцев изгонит с Дона. Исход столь феерического выступления оказался печален для посланца Москвы. Донские казаки отрубили ему голову. Затем опомнившись, начали сочинять оправдательное письмо государю. В нем они особо подчеркивали, что «Иван Карамышев… нас, холопей твоих, своим злохитрством и умышленьем без винной вины хотел казнить и вешать и в воду сажать, и кнутьями бить и ножами резать, а сверх того Иван Карамышеву чал с крымскими и ногайскими людьми ссылатца, чтоб нас, холопей твоих, всех побить и до конца погубить и разорить, и искоренить и городки наши без отстатку пожечь, чтоб… донских атаманови казаков… на дону и по заполью везде имя казачье не именовалось… Но благий, всещедрый, человеколюбивый Бог…Христос объевил нам то злоумышление Ивана Карамышева, что он, без твоего, государева, указу нас, холопей твоих, умыслил всех на Дону побить и городки наши пожечь, и мы,… видя его, Иваново, над собою злоухищренье, от горести душ своих, за его великую неправду, того Ивана Карамышева обезглавили».
Далее в грамоте своей казаки от совместного с турками похода против поляков и литовцев отказались, мотивируя это тем, что они «прирожденные православные крестьяне, мимо своей крестьянской веры и мимо твоего российского московского государства в басурманскую землю турским пашам на помощь, на литовскую землю идти не хотим, потому что истинная православная крестьянская вера турчанам неприятна, давно они хотят нашу крестьянскую веру попрати и разорить, а свою басурманскую веру утвердить,… а другая статья мы тебе, государю, послужим с туркими людьми под Литвою, хотя и поисканье учиним, а слава будет турского Мурат-салтана и турских людей, а не твоя, государь, и не нас холопейтвоих…».
Однако никакие покаянные отписки и объяснения казакам не помогли, царь разорвал с ними всякие связи, лишив своего ежегодного жалования.
Именно в это трудное время для донских казаков атаманом был избран Иван Дмитриевич Каторжный.
В 1633 году атаману Каторжному удалось добиться от Московского правительства значительного смягчения опалы донских казаков, послав четыре сотни донцов «на государеву службу под Смоленск», причем атаману удалось освободить из ссылки и заточения казаков посольства Наума Васильева, отправив их также к Смоленску «кровью заглаживать вины свои». Кроме того, разгромив на реке Быстрой отряд крымцев и ногайцев, шедших на «украинские города», Иван Каторжный не преминул тут же известить об этом государя, послав в Москву «легковую станицу».
Все эти умелые действия Ивана Каторжного закончились тем, что царь Михаил Федорович простил казаков за убийство своего посла Ивана Карамышева, прислав им милостивую грамоту и жалование.
В том же 1633 году вспыхнуло восстание ногайцев «Казыевых улусов», находившихся в московском подданстве. Это могло бы дать атаману Ивану Каторжному возможность еще надежнее закрепить расположение царя к казакам.
Во главе сильного отряда донских казаков атаман двинулся на Куму, где должно было произойти соединение с государевыми воеводами. Но по пути Каторжный погромил кочевья астраханских татар, хоть и считавшихся «мирными», но, тем не менее, постоянно совершавших набеги на пограничные русские земли. Казаками в кочевье было освобождено большое число русских пленников и захвачена богатая добыча. Нагруженные добычей казаки вернулись на Дон. Соединения с царскими войсками не произошло.
Правительство Михаила Федоровича через Посольский приказ гневно осудило эту акцию казаков Ивана Каторжного, и атаману пришлось возвратить астраханским татарам захваченную добычу, а пленных татар отправить в указанные государевыми подьячими порубежные города. Честно выполнив этот приказ, Каторжный получил государево жалованье на всех казаков. При этом в грамоте царя Михаила Федоровича, прибывшей из Москвы вместе с жалованьем был строжайший запрет на казачьи набеги на турецкие и татарские владения.
Почти два года удавалось атаману Ивану Каторжному сдерживать донских казаков от нападений на крымцев и азовцев, казаки лишь сражались в эти годы с ногайцами. Тяготившиеся этим «строжайшим царским запретом» донские казаки мелкими партиями уходили на Каспийское море поживиться во владениях персидского шаха под Дербентом и Баку.
В 1635 году крымские татары, науськанные азовскими турками учинили разорение казачьих городков Нижний, Черкасский и Манычский, тем самым нарушив двухлетнее перемирие. Донские казаки ответили опустошительным набегом на крымские берега и города и города Анатолии. На этот раз войсковой атаман Иван Каторжный не сдерживал мстительного порыва казаков, да и царское правительство Михаила Федоровича особого неудовольствия по этому поводу не высказало.
Год спустя одна из орд Больших Ногаев, незадолго перед этим разорвавшая отношение с Москвой, вновь решила вернуться в подданство к Российскому государю, прислав к войсковому атаману Ивану Каторжному просьбу помочь им в борьбе против той части ногайцев, которая не желала переходить в подданство Московского государя. Каторжный и походный атаман Михаил Татаринов, взяв на всякий случай для надежности у ногайцев знатных заложников, 5 октября 1636 года во главе отряда казаков и пяти тысяч союзников-ногайцев двинулись к Темрюку.
В самом начале сражения «союзники» ногайцы неожиданно для атаманов Ивана Каторжного и Михаила Татаринова переметнулись на сторону противника, резко осложнив положение донских казаков. Однако Иван Дмитриевич Каторжный продолжал бой, длившийся практически без перерыва четверо суток и завершившийся полной капитуляцией ногайцев. Они заявили о признании верховной власти Московского государя, попросив казаков вернуть заложников, что и было сделано по приказу атамана Каторжного.
На обратном пути, возвращаясь на Дон, 25 октября недалеко от Мертвого Донца столкнулись с сильным войском крымского царевича, шедшего из Керчи. Недалеко от возвышенного места, именуемого Пятью Караулами, крымские татары напали на казаков, рассчитывая на поддержку единоверцев ногайцев. Разгорелся бой во время которого ногайцы, в очередной раз, за исключением мурз, родственники которых находились у казаков в качестве заложников, переметнулись на сторону татар. Пересев на струги, казаки по Мертвому Донцу прорвались на Дон и далее к своим городкам за подмогой. Крымский царевич, недовольный тем, что упустил казаков, укрепился на Темернике.
В ночь на 14 ноября Иван Дмитриевич Каторжный, успевший пополнить свой отряд свежими силами, напал на лагерь царевича, рассчитывая внезапностью достичь победы и пленить одного из наследников Крымского хана. Однако царевич не стал дожидаться чем окончится бой и бежал с большей частью своего войска в сторону Крыма. С ним подались и ногайские мурзы, оставив своих заложников в руках Ивана Каторжного. Преследовать отступившего противника казаки не стали.
Спустя несколько дней в 20-х числах ноября 1636 года войсковой атаман Иван Каторжный во главе зимовой станицы, состоявшей из 36 казаков, отправился в Москву с вестями о положении дел на неспокойном юге. Дорога была тяжелой и опасной. У Теплого Колодезя три сотни крымских татар напали на малочисленный отряд Каторжного, рассчитывая быстро и без потерь покончить с ним. Но атаману удалось успешно отбиться, оторвавшись от татар. На реке Деркул ему вторично пришлось отражать татарский натиск: на сей раз на него напало две сотни крымцев. И снова казаки вышли из боя победителями. Третий раз татары рискнули попытать счастья в открытом поле между реками Айдар и Явсюг. И опять казаки отбили атаку.
В этих схватках в очередной раз проявилось тактическое мастерство войскового атамана Ивана Каторжного, не потерявшего ни одного человека в тяжелейших схватках с численно превосходящим противником. В Москву Иван Дмитриевич привез четверых пленников, захваченных в этих степных схватках по пути к столице Российского государства.
Прибыв в Москву атаман Иван Каторжный подал царю Михаилу Федоровичу челобитную к которой в частности говорилось: «В прошлом 1636 году твоего жалованья, государь, не было, и мы помираем голодною смертию, наги, босы и голодны, взять, кроме твоей государевой милости, негде…. Многие орды на нас похваляются, хотят под наши казачьи городки войной приходить, и наши нижние городки разорить, а у нас свинцу, ядер и зелья нет… В окраинных городках целовальники стали брать пошлины с казаков…».
С посольской задачей Иван Каторжный справился успешно: на Дон были доставлены и денежное жалованье, и, самое главное, воинские припасы: «зелье» (порох) 100 пудов, свинец – 150 пудов, селитру и серу, ядра для разнокалиберных казачьих пушек.
Так случилось, но в отсутствие Ивана Каторжного, казаки решили воспользоваться тем, что большая часть турецких войск сконцентрированных в округе ушла на войну с Персией, и захватить крупнейший турецкий город-крепость Азов, который мешал флотилиям казаков свободно выходить из Дона в Азовское море.
Что касается самого Ивана Каторжного, то он всю зиму 1636-1637 годов пробыл в Москве и только весной двинулся на Дон. В пути он узнал, что донские казаки в союзе с запорожцами двинулись на осаду Азова и что у них теперь новый войсковой атаман – Михаил Татаринов.
Уязвленный неожиданной отставкой, Иван Каторжный все же отправился под Азов, где принял самое активное участие во взятии и последующей обороне этого города-крепости от огромной султанской армии.
После добровольного оставления разрушенной Азовской крепости в 1642 году донские казаки вновь избрали Каторжного своим войсковым атаманом. Это был один из тяжелейших периодов в истории донского казачества, когда речь шла о самом существовании войска Донского. В ответ на захват казаками Азова, превосходящим силам турок и татар, несмотря на героическое сопротивление казаков, удалось «сбить с куреней все Войско», разорив до основания Монастырский и Черкасский городки.
С большим трудом укрепившись в Раздорском городке, Иван Дмитриевич Каторжный сумел отбить несколько атак, предпринятых турками и татарами во главе с Режеп-пашой. Однако больше держаться не было сил, и атаман отправил в Москву легковую станицу с просьбой прислать на помощь казакам «государевых людей…, чтоб нам, бедным и беспомощным, было кем против твоих государевых супостатов стоять и противитца». Но Московский «государь» не спешил с помощью, и атаман Каторжный стал подумывать о переселении казаков на Яик. Вскоре правда донским казакам удалось отбить и укрепиться в Черкасском городке и стабилизировать свое положение.
А поскольку царь Московский не слал своего войска на помощь, атаман Иван Каторжный кинул клич всем вольным людям идти на Дон и пополнять собой ряды донских казаков. Московское правительство, извещенное об этом, тут же отреагировало на это и прислало на дон, в Черкасск, дворянина Данилу Мясного с приказом следить за тем, чтоб атаман не принимал, в казаки «беглых холопей». Атаман Каторжный, возмущенный этим, поколотил царского посланника и, отобрав у него грамоту Посольского приказа, заявил, что наказ сей ложный и он ему не подчинится, а как принимал, так и будет принимать всех пришедших на вольную землю донскую.
В дальнейшие годы Иван Каторжный еще не раз вплоть до 1647 года избирался казаками своим войсковым атаманом.
Что стало с Иваном Дмитриевичем после последнего избрания в атаманы не известно.

Кандидат исторических наук Эдуард Бурда

Иллюстрации:
1. Художник - Овечкин Н. В. Донской казак
2. Сипахи турецкого султана. неизвестный художник
3. Художник Йозеф Брандт. Ловля на аркан.
Категория: Мои статьи | Добавил: mamay69 (13.04.2022)
Просмотров: 3909 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar