Категории раздела
Помочь сайту
Поиск
Поделиться
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Кабарда во время Терского казачьего восстания в августе-октябре 1918 года. Часть 2
Кабарда во время Терского казачьего восстания
в августе-октябре 1918 года.

Часть 2

Советские историки подчеркивали, что реально решения V съезда были на руку противникам советской власти, а потому считали «нейтралитет» прикрытием контрреволюционного антисоветского курса. И все же большевистское руководство Терской республики избегало прямого военного подавления Нальчикского окружного народного Совета. Для него важнее было локализовать национальное движение в округах, не дать ему перерасти в открытое вооруженное выступление и объединиться с силами восставшего казачества, а последних умиротворить и не дать им соединиться с иностранными интервентами и белогвардейцами. В этом была заинтересована и центральная советская власть, которая будучи занята борьбой с иностранными интервентами и внутренней контрреволюцией на обширной территории страны, естественно, предпочитала иметь на Северном Кавказе не восставший тыл, а хотя бы маленький советский оазис в лице Терской республики.
Большевики стремились восстановить свои позиции, опираясь на внутренние силы в Кабарде. Еще в августе 1918 года Назиру Катханову во Владикавказе дали поручение и большие полномочия – вернуться в Большую Кабарду, создать отряд из бедноты и двинуться в Нальчик с лозунгом: «Да здравствует Советская власть и шариат!». При удачном исходе миссии Катханова сразу достигались две цели: 1) вооруженные силы Терской республики не отвлекались от главной задачи – от борьбы с «восставшим контрреволюционным казачеством»; 2) движение в Кабарде и Балкарии приобретало внутренний характер, и антисоветское движение под национальными лозунгами теряло почву.
Таким образом, благородная идея нейтралитета расползалась по швам, не выдерживая проверки практикой. Три реальных политических лидера: Таусултан Шакманов, Заурбек Даутоков-Серебряков и Назир Катханов, имевших схожие на первый взгляд цели, - шли к достижению их разными путями и имели различную поддержку в массах.
Во второй половине сентября 1918 года Катханов во главе небольшого отряда русских и кабардинских красноармейцев прибыл в район селений Уруха и Лескена и начал вербовать всадников-добровольцев в свой отряд. Вскоре его отряд превратился во внушительную силу и достиг численности в 1500 всадников. В помощь ему был отправлен и небольшой отряд из осетин-керменистов под командованием С. Тавасиева. Популярность Катханова была столь велика, что от Каголкина, где объединились кабардинцы и осетины, до Нальчика силы отряда возросли в десять раз и достигали численностью до 4000 всадников.
С прибытием осетинского отряда в Кабарду был создан ревком из пяти человек: Н. Катханов – председатель, Е. Полунин, М. Темиржанов, С. Тавасиев и Т. Созаев - для похода на Нальчик.
Выступление отряда Н. Катханова заставило руководителей Кабардинского национального Совета более четко определить свою позицию. В целях «осведомления Совета о событиях, происходящих на границах округа», они выделили из свой среды двух представителей – И. Коздохова и Х. Куныжева. Первый поддерживал связь между «национальным Советом» и Даутоковым-Серебряковым, постоянно курсируя и между Нальчиком и Баксан, а второй, находясь в районе Лескена, то есть на границе Кабарды с Осетией, сообщал Совету о «возможных событиях» со стороны Владикавказа, откуда они ожидали появление советских войск. Тогда же был послан полковник Б. С. Мамышев для создания вооруженного отряда и поддержания «контакта с Осетинским национальным Советом».
19 сентября 1918 года Т. Шакманов разослал сельским комиссарам срочную депешу: «Кабардинский духовный Совет, Кабардинский национальный Совет и окружной народный Совет протестует против выступления отдельных аулов против станиц Александровской, Змейской и других казачьих поселений. Кабардинский народ на двух последних съездах объявил строгий нейтралитет… Всякий, кто подстрекает общество к выступлению, будет привлекаться к военно-революционному суду».
В предписании сельским комиссарам указывалось, что «агитацию Катханова Советы считают провокационной и предлагают немедленный его арест для привлечения его к суду, как идущего вразрез с интересами кабардинского народа». После «обмена мнениями», Совет постановил: «…для обсуждения политического момента и перевыборов членов окружного народного Совета созвать окружной съезд. Известить Серебрякова, что съезд назначен на 28 сентября 1918 года».
Но уже 25 сентября 1918 года Н. Катханов со своим кабардинским отрядом и осетинской сотней не прибегая к кровопролитию, вступил в Нальчик. На экстренном совместном заседании Нальчикского окружного, Духовного и Кабардинского национального Советов Назир Катханов потребовал передачи всех дел по округу Военно-революционному Шариатскому Совету, тем самым, отстранив Таусултана Шакманова и его сторонников от руководства округом.
В тот же день, был образован новый орган власти в Нальчикском округе – «Военно-Шариатский Революционный Совет» во главе с М. Темиржановым. Его создание докладчик по этому вопросу большевик Е. Полунин, накануне избранный на пост комиссара Нальчикского округа, мотивировал «необходимостью в интересах дела и населения».
«Военно-Шариатский Революционный Совет» был исключительным, специфическим явлением кабардино-балкарской действительности периода гражданской войны. Аналогичный орган власти не был создан ни в одном другом национальном районе Северного Кавказа. Именно в силу своей уникальности он представляет особый интерес. Создавая новый, до сей поры не известный в истории России и Северного Кавказа орган власти, Н. Катханов был убежден, что Советская власть и шариат (свод исламских канонов), вполне совместимые вещи. Вера в Бога, - считал он, - совершенно не мешает Советской власти, более того, такое сочетание вдохновляло бы трудовые массы на борьбу с контрреволюцией. С построением социализма, - полагал Катханов, - настанет свобода вероисповедания. Это, по его мнению, означало обеспечение равенства религий, обучение детей шариату, а также введение советских шариатских судов. Принципы ВКП(б) и шариата идентичны, - говорил он. Назира Катханова прозвали «красным шариатистом».
«Военно-Шариатский Революционный совет» сохранил все отделы, имевшиеся при окружном народном Совете, а также восстановил шариатский суд и Военно-революционный трибунал. В то же время он ликвидировал «Кабардинский национальный Совет», созданный Шакмановым.
«Военно-Шариатский Революционный Совет» обратился к населению со специальным воззванием, разоблачающим деятельность Даутокова-Серебрякова. В воззвании, напечатанном на русском и арабском языках, говорилось: «Серебряков обманным образом уверяет мусульманское население, что по шариату надлежит уничтожить иногороднее (русское) население округа, в то время как это не соответствует шариату. Выступление же Серебрякова является на самом деле не религиозным, а контрреволюционным».
Одним из первых мероприятий «Военно-Шариатского Революционного Совета» было восстановление в силе всех основных решений Нальчикского окружного народного Совета (первого состава) по земельному, рабочему, национальному и другим вопросам, отмененных национальным Советом.
«Военно-Шариатский Революционный Совет» не мыслил своей деятельности без конкретной, широкой поддержки советских войск, боровшихся против восставшего казачества. Поэтому по прошествии нескольких дней после взятия Нальчика основные его вооруженные силы – кабардинский Шариатский революционный полк во главе с Н. А. Катхановым, осетинская сотня С. Тавасиева и пулеметный взвод Д. Н. Видяйкина – ушли в Пятигорск на соединение с частями Красной Армии. По долине Баксана объединенный отряд поднялся вверх до селения Гунделен, оттуда – горными дорогами дошли до Кармова (ныне – селение Каменномостское Э. Б.). Из Кармова через Зольские пастбища за ночь они дошли до Пятигорска.
В Пятигорске, у здания гостиницы «Бристоль», кабардинский отряд встретил председатель ЦИК Северо-Кавказской Советской Республики А. И. Рубин. В своей речи Н. А. Катханов отметил, что «он счастлив приветствовать в лице товарища Рубина Центральный Исполнительный Комитет Северного Кавказа и что кабардинский трудовой народ прислал этот отряд для защиты Советской власти, за которую готов отдать свою жизнь».
В ответной речи А. И. Рубин сказал: «Мы шлем горячий привет трудовым кабардинцам, мы приветствуем в их лице свободный народ, который привык жить свободно и который не отдаст своей свободы и всего того, что дала Великая Октябрьская революция».
Северо-Кавказский ЦИК решил объединить Шариатский полк с I внеочередной дивизией XI армии, которая находилась в это время в тяжелом положении. Это объединение получило название I Ударной Шариатской Советской колонны, в состав которой входили: Дербентский стрелковый полк, 1-й крестьянский полк, Черноморский народный полк, Таганрокский пехотный полк, Нальчикский кавалерийский полк, Первый революционный кавалерийский Кубанский полк, Первый Шариатский кавалерийский полк, Терский кавалерийский полк, артиллерийский дивизион, гаубичный дивизион, конвойный эскадрон, контрольная рота. Кроме того, при штабе колонны имелись патронные мастерские, которые изготовляли в день до 17 тысяч патронов. Интернациональным был и командный состав шариатской колонны. Командиром ее был назначен кубанский казак Г. И. Мироненко, комиссаром – русский Н. С. Никифоров. Горскими частями, входившими в состав Советской Шариатской Колонны командовал кабардинец Н. А. Катханов. Командиром над осетинами-керменистами был С. Тавасиев.
Части Шариатской колонны дислоцировались в Пятигорске, станице Горячеводской и поселке Свобода. С первых дней своего создания Шариатская колонна участвовала в боях с отрядами полковника А. Г. Шкуро в районе Минеральных вод, Кисловодска, Ессентуков.
Уход основных революционных сил во главе с Н. А. Катхановым в Пятигорск поставил «Военно-Шариатский Революционный Совет» в затруднительное положение. Нальчикский гарнизон, состоявший из одного батальона пехоты (400-450 человек) и порядка 300 всадников, не мог обеспечить надежной защиты всего округа, а формирование новых отрядов требовало времени и средств. После ухода отряда Катханова Заурбек Даутоков-Серебряков захватил несколько районов Большой Кабарды и направился к окружному центру.
Отряд Заурбека Даутокова-Серебрякова - «Свободная Кабарда», выступивший на Нальчик в то время уже состоял из: трех конных сотен кабардинцев; дивизиона пластунов состоявшего из казаков станиц Новопавловской и Старопавловской; одной батареи из двух орудий и пулеметной команды. Начальником пулеметной команды был Терский казак - сотник Александр Колесников.
Готовясь к походу на Нальчик, отряд З. Даутокова-Серебрякова позаимствовал у добровольческих отрядов полковника Шкуро некоторое отличие. Оно состояло в белой ленте пересекавшей наискосок папаху. «Это отличие тотчас привилось почти во всех отрядах конницы, - писал в своих воспоминаниях К. Чхеидзе, - воевавших на Тереке против большевиков. Казаки носили ленту без полумесяца и звезды. Отличие это на Тереке было особенно необходимо, так как обе сражающиеся стороны носили одинаковые костюмы; и на этой почве происходили частые и, порою, кровавые недоразумения. Позже и большевицкие отряды стали носить такую же ленту, но красного цвета. Отряд Заурбека одел на папахи зеленые ленты; на них кабардинские женщины вышили золотом полумесяц и звезду».
В Нальчике узнали о наступлении отряда Заурбека Доутокава-Серебрякова 5 октября 1918 года. Руководство Военно-шариатского революционного Совета и Большевистской партии решили нанести контрудар, и, не дожидаясь приближения Даутокова-Серебрякова, сами выступили ему навстречу.
«Со стороны большевиков защищать Нальчик силами, не превосходящими в 2-3 раза силы наступающих, было безумием; и даже предательством со стороны вождей, пославших «красных бойцов» умирать; - писал впоследствии участник похода на Нальчик К. Чхеидзе, - они же сами благополучно бежали в горную Осетию, к керменистам». В бою погибла почти половина Нальчикской организации РКП(б), в том числе комиссар Нальчика Мажид Кудашев, член окружного народного Совета Шамиль Варквасов и другие.
6 октября на реке Баксан между селениями Куденетово и Тамбиево произошло сражение за слободу Нальчик. Бой длился в течение всего дня. В 10 часов вечера преследуя отступавших красноармейцев, 3-я сотня под командованием поручика Павла Захарова и пулеметная команда сотника Колесникова ворвалась в столицу Кабардинского округа.
Утром 7 октября 1918 года состоялся торжественный въезд отряда Даутокова-Серебрякова в столицу Кабарды. На поляне перед слободой отряд встречали члены Национального Совета, представители старшин, духовенства, слободского управления и представители от национальных групп населения. После приветственных речей отряд вступил в слободу и по главной улице проследовал к Атажукинскому саду. «Кажется все нальчане сгрудились в это утро на свой главной улице. – писал К. Чхеидзе – Из окон свешивались ковры, цветные платки; сыпался дождь цветов. Радостные крики не умолкали. Откуда-то появился оркестр».
На поляне перед Атажукинским садом отряд выстроился в каррэ. Даутоков-Серебряков обратился к населению Нальчика на русском и кабардинском языках. В своем выступлении он напомнил о ходе революционных событий, поведал историю создания отряда и его задачи.
На состоявшемся 7 октября 1918 года заседании президиума Нальчикского окружного Народного Совета Таусултан Шакманов выразил благодарность Серебрякову «за восстановление чести и самостоятельности» Кабарды и Балкарии. Далее по докладу председателя окружного Совета было принято постановление: «Ввиду того, что военный штаб Красной Армии, присоединившись к движению Катханова и разогнав окружной народный Совет, выступил против воли кабардинского народа в контакте с незначительной частью населения округа и пришлыми осетинами, признать Красную Армию вне защиты кабардинского народа».
Выступая на заседании окружного народного Совета Заурбек Даутоков-Серебряков, указал на «раскол среди кабардинского народа», на необходимость преодолеть этот раскол не только с помощью оружия, но и «путем пропаганды среди населения Нальчикского округа тех идей, которые легли в основу деятельности партии «Свободная Кабарда».
Тогда же на свет появилась скрепленная подписями Даутокова-Серебрякова и Шакманова специальное воззвание «к кабардинцам и горцам катхановского отряда». В нем говорилось: «Объявить всадникам катхановского отряда – кабардинцам и горцам и самому Назиру Катханову о полной неприкосновенности их личности, если они осознают свою вину перед кабардинским народом и возвратятся на родину к родным очагам. В противном случае Назир Катханов и его всадники будут объявлены врагами народа, а их имущество будет конфисковано в пользу кабардинских сумм. Всадникам же осетинам из катхановского отряда будет дан беспрепятственный пропуск через территорию Кабарды, если они также откажутся от своей задачи». Но кабардинцы кахановского отряда в это время уже во всю сражались на стороне противоположного лагеря.
Одним из первых своих постановлений окружной Совет на своем заседании «ввиду разобщенности от центра» объявил Нальчикский округ «автономной единицей». Тут же на заседании было принято, что основные вопросы жизни края будут обсуждаться на объединенных заседаниях восстановленных в правах окружного, духовного и кабардинского национального Советов.
В предписании направленном сельским Советам и комиссарам селений от 8 октября 1918 года говорилось: «Несколько дней тому назад вооруженный отряд под предводительством Назира Катханова силой сместил и лишил власти избранников последнего Нальчикского окружного съезда – Нальчикский окружной Народный Совет, Кабардинский духовный совет и Кабардинский национальный Совет.
Ныне вновь восстановленные в своих правах названные Советы предлагают немедленно оповестить граждан вверенного вам селения, что до предстоящего в близком будущем созыва чрезвычайного народного съезда граждан Нальчикского округа всем надлежит точно и немедленно исполнять распоряжения, исходящие от законных представителей народной власти – Нальчикского окружного Совета, духовного совета и Кабардинского национального Совета, и отнюдь не исполнять распоряжения бывшего Военно-шариатского революционного Совета и его представителей».
Заурбек Даутоков-Серебряков понимал, что самым важным делом после взятия Нальчика есть дело замирения края. Для этой цели нужно было очистить округ от красноармейцев, прекратить бесчинства и разбои. В короткий срок задача эта была выполнена всюду, за исключением Малой Кабарды, которая была отрезана от Большой Кабарды казачьей чересполосицей, и соседствующая с Ингушетией, жила своею, не особенно благополучной жизнью.
Многочисленные депутации различных селений Большой и Малой Кабарды и пяти горских обществ с просьбами закончить умиротворение края - в соединении с предыдущими соображениями привели к мысли объявить мобилизацию кабардинцев. Предполагалось, что на первое время, помимо уже существующего четырехсотенного полка достаточно будет сформировать еще один полк, и тем самым, превратить отряд в полнокровную кавалерийскую бригаду. Для привлечения добровольцев во все районы Большой Кабарды были разосланы оповещения о мобилизации.
Охотников записаться в формируемую Кабардинскую бригаду было предостаточно, и уже к 20-м числам октября был сформирован 2-й Кабардинский конный полк. Командиром 1-го полка был назначен полковник Мудар Кайсынович Анзоров, командиром 2-го полка стал казак Кубанского казачьего войска полковник Василий Данилович Гамалий. Помощником командира 1-го Кабардинского конного полка был назначен войсковой старшина Кубанского казачьего войска Онуфриев, помощником командира 2-го полка стал ротмистр Северского драгунского полка С. А. Турпаев. Начальником формируемой Кабардинской конной бригады был назначен Генерального Штаба капитан Семенюк. Начальником Нальчикского гарнизона был избран проживавший в то время в слободе полковник П. К. Рыбальченко.
18 октября 1918 года окружной Совет, обсудив доклад председателя Шакманова, постановил обратиться к казачье-крестьянскому правительству в Моздоке с просьбой одолжить еще один миллион рублей «для содержания кабардинских вооруженных сил и поддержания власти на местах». С этой целью были делегированы к казачье-крестьянскому правительству начальник конного Кабардинского полка З. Даутоков-Серебряков и члены Совета Т. Шакманов, И. Деров и Заветаев.
19 октября окружной Совет отменил постановление «Военно-Шариатского Революционного Совета» от 1 октября 1918 года «О воспрещении вывоза из пределов Нальчикского округа хлеба, зерна, муки и всяких пищевых продуктов, а также мелкого и крупного скота» и удовлетворил «желание членов продовольственного отдела завязать сношения с продовольственными организациями Моздока и устраивать товарообмен».
Таким образом, были разрешены три важнейших вопроса – о власти (автономия), вооруженных силах и продовольствии.
Предпринятые Заурбеком Даутоковым-Серебряковым меры по обеспечению безопасности и национального суверенитета еще больше укрепили его популярность, не только среди жителей слободы Нальчик, но и всего округа. Об уважении и широкой известности Заурбека Даутокова-Серебрякова в Кабарде красноречиво говорит и такой интересный факт. Осенью 1918 года в семье жителя селения Наурузово (Исламей) Мурата Кажарова родился самый младший шестой сын. Родители дали ребенку имя – Серебряков.
20 октября в Нальчик с целью ознакомления с проделанной национальным советом работы прибыли члены Моздокского Казачье-Крестьянского правительства полковник Тихон Рымарь, Владимир Кот и Петр Цирульников. «Делегация приветствует, - говорится в их заявлении, сделанном на заседании Нальчикского окружного Совета, - окружной и национальный Советы и кабардинский народ, которые после насилия большевиков стали снова свободными, и зовет кабардинцев на совместную борьбу с большевиками».
Начальник Моздокской линии полковник Т. Рымарь, вспоминая про сражение у Прохладной в июле 1918 года, говорил, что тогда кабардинцы и казаки напрасно пролили много крови, а доблестный генерал Мистулов, который тогда был тяжело ранен, до сих пор находится на излечении. Посетовав на то, что зачастую «кабардинцы идут против своих братьев-казаков» он, тем не менее, призвал к созданию единого блока для борьбы против большевиков.
В целом, представители Казачье-Крестьянского Совета наглядно убедились в тех значительных переменах, которые произошли в Нальчикском округе с приходом туда отряда Заурбека Даутокова-Серебрякова.
К концу октября усилиями Заурбека Даутокова-Серебрякова при поддержке национального Совета в Нальчикском округе была сформирована цельная полнокровная кавалерийская бригада в составе двух полков, пулеметной команды и артиллерийского дивизиона при 2-х орудиях. В начале ноября 1918 года Кабардинская конная бригада Заурбека Даутокова-Серебрякова приняла участие в одном из последних боев Терского казачьего восстания у станицы Марьинской.

Источники и литература

ГАРФ, ф. 3718, оп. 2, д. 29.
ЦДНИ КБР, ф. 25, оп. 1, д.. 47.
ЦГА КБР, ф. Р-197, оп. 1, д. 38.
ЦГА КБР, ф. Р-198, оп. 1, д. 8.
ЦГА КБР, ф. Р-198, оп. 1, д. 2.
Протоколы заседаний IV съезда народов Нальчикского округа 6-8 августа 1918 года.
Протоколы заседаний 2-й сессии IV съезда народов Нальчикского округа 14-16 августа 1918 года.
Документы по истории борьбы за советскую власть и образование автономии Кабардино-Балкарии (1917-1922). – Нальчик, 1983.
Орджоникидзе Г. К. Статьи и речи. Т. 1. – М., 1956.
Калмыков Б. Э. Статьи и речи. – Нальчик, 1983.
Боевые годы. Воспоминания участников Великой Октябрьской Социалистической революции и Гражданской войны на Ставрополье. – Ставрополь, 1957.
Воспоминания участников Октябрьской революции и Гражданской войны в Кабардино-Балкарии. – Нальчик, 1981.
История многовекового содружества. К 450-летию союза и единения народов Кабардино-Балкарии с Россией. – Нальчик, 2007.
Опрышко О. Л. Бывают странные сближения. – Нальчик, 1993.
Ткаченко О. О. Кабардинская конная дивизия. Из истории белого движения. К 90-летию начала Гражданской войны на территории Кабардино-Балкарии. //Архивы и общество. № 7. – Нальчик, 2007.
Улигов У. А. Социалистическая революция и гражданская война в Кабарде и Балкарии и создание национальной государственности Кабардинского и Балкарского народов (1917-1937 гг.). – Нальчик, 1979.
Чхеидзе К. А. Генерал Заур-Бек Даутоков-Серебряков. Гражданская война в Кабарде. – Нальчик, 2008.
Щербаков М. Ф. Большевики и борьба с ними Терского казачества. //Памяти годовщины восстания Терского казачества 23 июня 1918 г. – 23 июня 1919 г. – Пятигорск, 1919.

Кандидат исторических наук Эдуард Бурда
Категория: Мои статьи | Добавил: burdaeduard (03.06.2017)
Просмотров: 3414 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar