Категории раздела
Помочь сайту
Поиск
Поделиться
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Кабарда во время Терского казачьего восстания в августе-октябре 1918 года. Честь 1
Кабарда во время Терского казачьего восстания
в августе-октябре 1918 года.

Часть 1

Терское казачье восстание – одно из крупнейших казачьих восстаний периода Гражданской войны охватившей всю территорию Терской области. Столь грандиозного восстания в этот период не наблюдалось ни в одном казачьем войске.
Существенную помощь восставшему казачеству в период Терского восстания оказала Кабарда. Наиболее кульминационный момент истории гражданской войны в Терской области связан с объявлением в августе 1918 года Нальчикским народным Советом политики нейтралитета. Так, к середине лета 1918 года резко меняется расстановка сил в Нальчикском окружном народном Совете. Возрастает влияние в нем Таусултана Шакманова, образованного юриста, входившего ранее в состав Терского областного гражданского исполнительного комитета – высшего органа Временного правительства на Тереке. Формально подтверждая свою приверженность советской власти, Нальчикский окружной народный Совет все чаще пытается изолировать Кабарду от разворачивающейся Гражданской войны.
Когда Пятигорский Совдеп обратился с просьбой об оказании помощи против восставших казачьих станиц, Совет постановил: «Предложить всем селениям округа быть готовыми выступить в защиту советской власти по призыву окружного Совета, всех же, самочинно выступивших, Совет объявляет изменниками народа и ответственность за их выступления возлагает на жителей селений, в которых они проживают».
В это время лидеры большевиков Терской республики делали всевозможные попытки умиротворения казаков. После провала переговоров мирной делегации посланной от имени очередного IV съезда народов Терека в Моздок, казакам была объявлена война, которая и так уже шла в течении месяца в Терской области.
Кабардино-Балкарская фракция (в составе 76 человек во главе с Б. Э. Калмыковым и М. А. Энеевым) на IV съезде по всем вопросам поддержала фракцию возглавляемую большевиками. Но характерно, что, выступая на съезде уже после провала переговоров с казаками, один из представителей Кабарды Т. Ахохов заявил, что кабардинцы желают, чтобы был заключен мир с казаками и была послана еще одна делегация.
Обстановка в самом Нальчикском округе в это время была так накалена, что комиссар округа А. И. Сахаров, являвшийся членом Терского областного народного Совета и делегатом IV народного съезда, не смог даже выехать во Владикавказ.
26 июля Нальчикский окружной народный Совет, заседавший под председательством А. И. Сахарова, постановил «ввиду обострившихся среди населения округа трений на земельной почве» созвать IV окружной народный съезд на 4 августа 1918 года. Но Сахарову не пришлось участвовать в его работе. В ночь с 30 на 31 июля он был убит корнетом Кабардинского конного полка Вано Церетели в своем гостиничном номере в Нальчике.
После убийства Сахарова в Нальчике было объявлено военное положение и создан штаб охраны народной власти. По решению Совнаркома Терской республики в Малую Кабарду прибыли Б. Калмыков и Ю. Фигантнер которые в короткий срок создали большой кавалерийский отряд из кабардинцев. Отряд получил задание действовать в районе станиц Змейской, Александровской, Котляревской, Пришибской, Екатериноградской, чтобы не дать восставшему казачеству возможности сосредоточить силы против Владикавказа. Этому отряду успешно противостояли казачьи сотни самообороны Котляревского боевого участка под командованием войскового старшины А. К. Негоднова и сотни полковника Я. В. Хабаева.
IV окружной народный съезд в Нальчике открылся не 4-го, как было решено окружным народным Советом, а 6 августа 1918 года. На съезд прибыли делегаты только от 46 селений Большой Кабарды и Балкарии. Малая Кабарда была отрезана от остальной части Нальчикского округа восставшими казачьими станицами, образовавшими Котляревский боевой участок, протянувшийся от станицы Екатериноградской до станицы Змейской. В повестке дня были земельные вопросы, а также вопросы о ходе мирных переговоров IV областного съезда с казаками, выборы комиссара Нальчикского округа и его помощника; выборы окружного народного Совета; текущие дела и др.
Обсудив положение, создавшееся в Терской области в связи с выступлением казачества против советской власти, съезд постановил послать в штаб Красной Армии и в казачий штаб делегацию для выяснения причин кровопролития, с просьбой о прекращении Гражданской войны и с предупреждением, что кабардинцы и балкарцы не вмешиваются в эту войну.
Такое решение вполне удовлетворяло восставших казаков, ибо им давали понять: действуйте как можно смелее против большевиков, а мы вам не будем мешать.
Пост комиссара Нальчикского округа занял Бекмурза Карачаев, который до революции был начальником 3-го участка Нальчикского округа, а при Временном правительстве исполнял должность обер-офицера Терской охранной стражи по Нальчикскому округу. Впоследствии Б. Карачаев занял пост служащего администрации правителя Кабарды Т. Бековича-Черкасского по гражданской части. Таусултан Шакманов был избран председателем Нальчикского окружного народного Совета и возглавлял его президиум.
Члены нового состава окружного народного Совета в большинстве были выходцами из местной интеллигенции. Эти люди в значительной мере повлияли на решения IV и V народных съездов: о принятии нейтралитета в Гражданской войне, создании Кабардинского национального Совета, формировании национального полка, признании незаконными действий Чрезвычайной земельной комиссии по отмежеванию кабардинских земель.
Большевики, напротив, пытались втянуть Кабарду и Балкарию в борьбу с восставшими против советской власти казаками. Еще в июле 1918 года на заседании окружного Совета комиссар Нальчикского округа А. Сахаров говорил, что «…несмотря на все усилия Большая Кабарда не выступает в защиту Советской власти и даже, несмотря на то, что кабардинцы признали себя сторонниками Советской власти и на словах постоянно обещают этой власти поддержку». Тогда Совету удалось преодолеть противодействия национальных сил и добиться выполнения решения о формировании отрядов всадников для отправки на фронт, а сельским администрациям разрешил реквизировать у уклоняющихся от призыва лошадей и седла.
На участии Кабарды в подавлении казачье-крестьянского восстания настаивал также Военный комиссар Нальчикского округа А. П. Крутов. Он передал просьбу Владикавказского Совдепа о помощи. В районе станицы Ардонской были сосредоточены казачьи части, предназначенные для поддержки восставших во Владикавказе. Нальчикскому окружному Совету предлагалось отрядами, имевшимися в его распоряжении, «атаковать одну из станиц – Змейскую или Александровскую», и тем самым отвлечь на себя некоторую часть восставших войск и этим облегчить положение Владикавказа.
А. Крутов, как военный комиссар, знавший, какими силами располагает Нальчикский округ, считал возможным не только выполнить эту просьбу, но и «дать помощь А. М. Беленковичу», действовавшему со своими войсками между Георгиевском и Прохладной.
8 августа 1918 года, на третий день работы окружного съезда, стало известно о взятии казаками центра Терской республики, Владикавказа, и об аресте некоторых ответственных работников Совнаркома. Окружной съезд после долгих дебатов постановил: а) ввиду важности этого вопроса обсудить его в селениях и продолжить работу съезда с 12 августа; б) назначить военным комиссаром Темиркана Хурзанова и возложить на него отзыв всадников, посланных на фронт, и держать их в резерве до особого распоряжения съезда, так как, по заявлению военного комиссара Крутова, все эти всадники вызваны для охраны территории округа.
Это решение, помимо всего прочего, было направлено на то, чтобы выиграть время, посмотреть, как закончатся события во Владикавказе, а затем действовать сообразно с обстановкой. А она была крайне неопределенной.
14 августа работа IV окружного съезда возобновилась. На нем присутствовали делегаты уже от 54 селений. Был избран и новый президиум съезда во главе с эфенди Машуковым, но съезд формально назвал себя 2-й сессией IV съезда. По настоянию руководителей Совета съезд поручил «комиссии из духовных лиц сообщить на вечернем заседании, как смотрит шариат на вопрос о войне и мире». На вечернем заседании председатель съезда Хажибара Машуков доложил делегатам, что «комиссия духовных лиц, собравшись, пришла к заключению – по отношению к войне и миру держать нейтралитет».
На вопрос, почему Большая Кабарда и Балкария должны объявить нейтралитет, тогда как другие народности Терека, в том числе и Малая Кабарда, борются с «казачьей контрреволюцией», руководители съезда отвечали: «Нас и так мало, нам нечего ввязываться в братоубийственную гражданскую войну, мы должны сохранить свое физическое существование». Но в действительности суть заключалась в другом. Дело в том, что кабардинцы, после казачества, землей были обеспечены намного лучше, чем другие горские народы, и лишь немногим уступали казачеству. Решение земельного вопроса по советской программе в корне подрывало основу, на которой зиждилось благополучие основной массы кабардинского народа. Именно этот факт в 1921 году стал одним из поводов отделения Кабардинской области из состава Горской АССР в самостоятельную автономию. А в 1918 году стремление отстоять свои земельные привилегии объединяло и казаков и часть кабардинского народа в один лагерь борьбы против Советской власти.
Постановление, принятое съездом, гласило: признать советскую власть как единственную, отвечающую интересам трудового народа округа; временно держать нейтралитет – до выяснения причин, вызвавших войну; избрать делегацию из 12 человек (6 кабардинцев, 3 балкарца и 3 русских), поручить ей отправиться в штаб советских войск и узнать там положение дела, а если обстоятельства позволят, то одной части делегатов поехать в казачий штаб с сообщением о решениях съезда.
Такое решение Совета вызвало возмущение у активного сторонника Советской власти Н. А. Катханова, мечтавшего построить в Кабарде справедливое общество, основанное на нормах шариата. На заседании окружного Совета он сказал, что «в то время, когда другие мусульманские народы обливаются кровью в борьбе с казачеством, кабардинским народом объявлен нейтралитет, что не должно быть по шариату …если кабардинцы не выступят на защиту Советской власти и против казачества, то будут объявлены изменниками народного дела».
Отражением того факта, что перед лицом Гражданской войны на первый план выступают задачи национальной консолидации и национального самосохранения, стало принятое 16 августа 1918 года решение создать Кабардинский национальный Совет, правомочный в разрешении всех чисто кабардинских дел. В него были включены все кабардинцы, входящие в состав Нальчикского окружного народного Совета. Помимо прочего, решено было возложить на Кабардинский национальный Совет изыскание средств и способов формирования Кабардинского полка, а также его высшего командования. Съезд также обратился к лицам, почему-либо не проживающим дома и спасающимся от преследования власти, немедленно вернуться домой. Это последнее решение было, по сути, объявлением «амнистии» для противников советской власти.
18 августа 1918 года поднявшие восстание казаки были изгнаны из Владикавказа, и IV областной народный съезд возобновил свою работу. Съезд предоставил правительству Терской республики чрезвычайные полномочия для беспощадного подавления казачьего восстания всеми наличными силами.
В это время отряды красноармейцев, сформированные на территории Нальчикского округа, сражались на разных боевых участках. Так в боях у Котляревского железнодорожного моста, на территории Малой Кабарды и в Дарьяльском ущелье сражался Баксанский отряд Красной армии, возглавляемый опытным командиром Д. С. Иванченко. В кровопролитных одиннадцатидневных сражениях на улицах Владикавказа бились бойцы Нальчикской коммунистической роты во главе с Г. Маруда. Конный полк в тысячу всадников, сформированный в Малой Кабарде Б. Калмыковым, Х. Карашаевым, Х. Бесланеевым и другими, блокируя правый берег Терека от Моздока до Эльхотово, не давал возможности восставшим станицам Моздокского отдела подбросить подкрепление своим частям, осаждавшим Владикавказ.
Но Нальчикский окружной народный Совет продолжал настаивать на нейтралитете. Так 23 августа на требование Чрезвычайного штаба в Пятигорске отправить на фронт отряды кабардинцев и балкарцев Нальчикский Совет ответил, что «отряды из кабардинцев и горцев Нальчикского округа, находящиеся на группах Минеральных Вод, набранные для несения внутренней охраны, должны соблюдать строгий нейтралитет… для предотвращения гражданской войны».
В эти же дни в Кабарде заявила о себе еще одна военно-политическая сила. Казачий штаб-ротмистр кабардинского происхождения Заурбек Даутоков-Серебряков обосновал свой штаб в станице Солдатской и стал созывать к себе всех недовольных советской властью. Вооруженный отряд Серебрякова носил название «Отряд свободы» и первоначально состоял в основном из сослуживцев по Кабардинскому конному полку, связанных со своим командиром общими боевыми воспоминаниями по первой мировой войне. В течении нескольких дней Заурбек Даутоков-Серебряков составил программу, выражающую идеологическую и политическую сторону организовываемого им движения, связывавшую идею этнотерриториального суверенитета с созданием национального войска и вооружением каждого кабардинца. 2 сентября 1918 года программа Заурбека Даутокова-Серебрякова была опубликована в Моздоке в следующем виде:
«Чего мы добиваемся в Кабарде?
Программа Кабардинской революционной партии «Свободная Кабарда»:
1. Кабарда должна устраивать свою жизнь на основах самоопределения, без угрозы штыков.
2. Все граждане в Кабарде имеют право собирать сходки и устраивать митинги.
3. Кроме Окружного Народного Совета Кабарда должна иметь национальный кабардинский совет для дел чисто кабардинских.
4. Национальный Совет Кабарды должен работать в контакте с другими Советами.
5. Красная армия из Кабардинцев, Балкарцев и Русских должна быть распущена. Оружие отобрано.
6. Кабарда должна иметь национальное войско из людей честных, не ворующих, по жеребьевке, без различия сословия. Оно должно защищать территорию Кабарды, прекратить увеличившееся воровство и грабежи и быть силой в руках национального Совета.
7. Все русские села, хутора и слобода Нальчик должны быть разоружены – Оружие им должно быть оставлено только в количестве необходимом для самообороны. Это оружие должно быть в ведении комиссаров самообороны на учете и выдаваться очередным. Всеми сельскими обществами должна быть выдана подписка, что впредь они самолично обязуются не выступать ни на чьей стороне без согласия кабардинского народа. Жизнь и имущество иногородних должны защищаться всей Кабардой. Всякое усиление вооружения в слободе и селах тайным образом будет рассматриваться партией как враждебный акт против Кабарды, привыкшей ко всем относиться братски.
8. Никто не имеет права на кабардинской земле отбирать оружие у кабардинца и самочинно арестовывать без приказания национального совета.
9. Раздел земли, выборная народная власть, сельские Советы и комиссары остаются; в селениях, где таковые причиняли обществу вред, они должны быть переизбраны.
10. Партия «Свободная Кабарда» выступает, главным образом, в защиту темного, неграмотного, запуганного простого народа, незнающего всех своих прав, полученных свободой. Князья и дворяне, которые желают народу блага, обязаны присоединится к нам. Тех же из них, кто вздумает становиться нам поперек дороги, партия объявит врагами Кабарды и предаст их беспощадному народному суду.
11. Партия «Свободная Кабарда», святая задача которой заключается в доставлении народу действительной свободы, затоптанной ногами авантюристов, будет до конца бороться с врагами народа, с оружием в руках.
12. Партия «Свободная Кабарда» считает необходимым легальное существование партии, дабы стоять на страже полученных свобод, помогать простому народу и всегда быть готовым с оружием в руках выступить против всяких выступлений контрреволюционного характера.
13. Да здравствует свободный кабардинский народ! Долой угнетателей, долой диктатуру штыков! Все идите к нам в «Отряд Свободы». Председатель партии Заурбек Даутоков-Серебряков. 20 августа (дата по старому стилю Э. Б.) 1918 года. Станица Солдатская».
Самым оригинальным пунктом программы надо считать 12-й пункт, именно: одновременное создание политической партии и воинского отряда. В официальных бумагах Заурбек Даутоков-Серебряков именовался председателем партии и начальником отряда «Свободная Кабарда». Каждый, вступающий в партию, вступал и в отряд. И обратно: каждый воин, офицер или всадник являлся членом партии. Дальнейший ход событий сильно видоизменяет все движение. Политическая партия «Свободная Кабарда» перестала существовать, осталась лишь боевая единица - кабардинское воинское соединение, входящее на общих основаниях в состав Вооруженных Сил на Юге России.
Один из участников антибольшевистского движения в Кабарде Константин Чхеизде, бывший личным адъютантом Серебрякова оставил следующие подробное воспоминание о формирующемся отряде: «Всадники, собиравшиеся в отряде Заурбека, принадлежали к различным слоям кабардинского народа. Первыми стали прибывать старослужащие Кабардинского полка и кабардей-ворки (дворяне II класса). Религиозно и национально настроенные селяне посылали своих сыновей. Потом стали прибывать офицеры Кабардинского полка: русские и кабардинцы. Дальше - офицеры других частей, живших в Нальчике. Князья и балкарцы вступили в отряд позже... Отряд занимался усиленной муштровкой. Создавалась строевая часть опытным начальником. Кабардинцы, как конники, чрезвычайно годный элемент». Через полковника Л. Ф. Бичерахова англичанами З. Даутокову-Серебрякову был передан 1 миллион рублей, которые привез из Баку ротмистр Ю. Н. Волошинов.
К концу августа небольшой вновь сформированный отряд Заурбека Даутокова-Серебрякова перешел в наступление. Первый удар был направлен на Баксан. Баксан являлся центром Кабарды и от него был прямой путь до Нальчика. Расстановка сил была следующая: в Баксане располагался красноармейский отряд численностью до 300 штыков, сформированный в основном из бывших солдат-фронтовиков; у Заурбека Даутокова-Серебрякова отряд в это время еда достигал 100 всадников. Бой оказался скоротечным. Красноармейцы понесли большие потери: часть отряда была уничтожена, часть разоружена и часть спаслась бегством. В качестве трофеев Серебрякову достались 2 пулемета, 4 бомбомета и большое количество винтовок.
В следующем бою под станицей Зольской в отряде «Свободная Кабарда» сражались уже две сотни всадников. Сильным фланговым движением всадники З. Даутокова-Серебрякова поддержали казаков полковника В. К. Агоева и, как говорили сами казаки, решили исход боя.
После Зольского боя на фронте наступило относительное затишье. Отряд отошел для отдыха, обучения и пополнения сил в станицу Прохладную - откуда по истечению нескольких недель был переброшен под станицу Марьинскую.
Таким образом, появление на границе с Кабардой отряда Даутокова-Серебрякова било по политике «нейтралитета» Нальчикского окружного народного Совета. Перед V окружным народным съездом, который проходил в Нальчике 9-12 сентября 1918 года, встали очень непростые политические вопросы. Так, в первый день своей работы съезд обсудил доклад председателя окружного Совета и председателя съезда Таусултана Шакманова «О событиях на Баксане и о мерах, принимаемых окружным народным Советом, а также Кабардинским национальным Советом в связи с появлением в округе Серебрякова с его отрядом». Съезд постановил послать к Серебрякову для переговоров делегацию из шести человек: четырех кабардинцев, одного балкарца и одного русского.
Главным вопросом повестки дня был текущий политический момент, а его съезд собирался решить в зависимости от результатов переговоров с Даутоковым-Серебряковым. Поэтому до возвращения делегации съезд занялся выяснением общей политической обстановки на Тереке и в Нальчикском округе. С этой целью он заслушал руководителей тех делегаций, которые были направлены решением предыдущего IV окружного съезда во Владикавказ и Моздок – «в штабы враждующих сторон для информационной цели». Главный докладчик по этому вопросу. Паго Тамбиев, передал «заверение» Георгия Бичерахова в том, что «казачество признает советскую власть, готово подчиниться всем ее распоряжением и требует только одного – роспуска Красной Армии».
12 сентября делегация, отправленная к Даутокову-Серебрякову, возвратилась в Нальчик. С докладом о результатах переговоров выступил ее руководитель Алибек Кармов. Сказав, что встреча делегации с Серебряковым произошла в селении Тамбиево II (Алтуд), он передал съезду его пожелание «перед докладом о поездке делегации прочесть программу его партии, а затем приступить к докладу и прениям». Текст программы был оглашен перед делегатами. Против нее на съезде открыто не выступил никто.
Была создана духовная комиссия в составе Алихана Шогенова, Касима Шогенцукова, Хажибара Машукова, Фока Шогова, Алихана Чочоева и Зулкарнея Аппаева. Духовная комиссия должна была подготовить резолюцию по ситуации сложившейся в Терской области и Нальчикском округе.
На вечернем заседании съезда 12 сентября 1918 года слово попросил нарочный из Малой Кабарды, только что прибывший в Нальчик, преодолев казачьи кордоны. Рассказав об обстановке в Малой Кабарде, он сообщил, что «военный штаб советских войск, расположенный в сел. Астемирово, где находится и военный комиссар Терской республики, заинтересованный в открытии дороги между Нальчиком и Владикавказом, задался целью добиться последнего силой и надеется, что Большая Кабарда и Балкария, стоя на платформе Советской власти, помогут ему в этом, и предлагает в 3-дневный срок дать определенный ответ».
Не обсудив этого сообщения, было решено огласить резолюцию по политическому моменту, выработанную духовной комиссией «на основании шариата»: «1. По отношению к враждующим сторонам в области держать нейтралитет и по мере сил стараться сохранить последний. 2. Вернуть всех кабардинцев, находящихся в рядах армий обеих враждующих сторон. 3. Для сохранения нейтралитета немедленно создать реальную воинскую силу. 4. По отношению к отряду Серебрякова: предложить Серебрякову влиться вместе со своим отрядом в формируемый Кабардинский полк, поступающий в полное распоряжение Кабардинского национального Совета».
Руководители съезда прекрасно знали, что на стороне советских войск против восставших казаков сражались Мало-Кабардинский конный полк, Нальчикская коммунистическая рота и Баксанский пеший отряд, насчитывавший более двух тысяч бойцов. Протаскивая на съезде постановление «вернуть всех кабардинцев, находящихся в рядах обеих враждующих сторон», они сознательно хотели ослабить советские войска.
Вопрос о выступлении отряда Заурбека Даутокова-Серебрякова съезд передал на разрешение Духовного отдела окружного Народного Совета.
Пока заседала духовная комиссия, съезд рассмотрел ряд других вопросов. В частности, он принял решения, направленные на укрепление связей с Осетинским Национальным Советом; с которым был уже установлен контакт; утвердил сумму обложения населения для расходов на формирование кабардинского конного полка, освободил от должности военного комиссара Нальчикского округа А. П. Крутова и избрал на этот пост генерал-майора К. Н. Хагондокова, дав ему в помощники капитана Ибрагима Урусбиева и присяжного поверенного Магомета Абукова.
На поставленный военным комиссаром Крутовым вопрос, что ему предпринять с находящимся в его распоряжении отрядом Красной армии в связи с объявлением Нальчикским округом нейтралитета и формированием национальных частей, съездом был дан следующий ответ: «пребывание Красной армии на территории округа съезду желательно; съезд дает полную гарантию, что никаких насильственных мероприятий к обезоруживанию и тому подобному по отношению к Красной армии допущено не будет».

Кандидат исторических наук Эдуард Бурда
Категория: Мои статьи | Добавил: burdaeduard (03.06.2017)
Просмотров: 3873 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar