Разделы
Категории раздела
Помощь сайту
Поиск
Поделиться
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Казачий вожак, сподвижник Степана Разина - Василий Ус
Казачий вожак, сподвижник Степана Разина - Василий Ус

О Василии Родионовиче Усе известно, что он происходил из «домовитых» казаков Донского войска. Родился в конце 20-х годов XVII века. Рано познал военную науку. Участвовал в русско-польской войне 1654-1667 годов.
Во время войны с Польшей в 1655-1656 годах Василий Ус был атаманом отряда донских казаков, зимовавших на царской службе в Могилеве. Командовал отрядом казаков в русско-шведской войне 1656-1661 года.
В июне 1664 года был атаманом отряда донских казаков в количестве 387 человек вышедших в Тулу для участия в военных действиях против Речи Посполитой. Длительное пребывание на войне закалило Василия Уса, обогатило его жизненный опыт, помогло уверовать в силу вооруженного народа.
В 1665-1666 годах в некоторых районах Дона был неурожай, который вызвал бедственное положение казаков этого края, а в отдельных частях даже голод. Кроме того, после принятия Соборного уложения 1649 года окончательно сформировалось крепостное право, которое осложняло положение крестьянства. Отдельные помещики пытались по максимуму использовать крепостной труд, увеличивая повинности. Находясь в сложном финансовом положении, донские казаки решили отправиться в Москву для того, чтобы быть официально принятыми на службу к царю, а значит получить от государства спасительное жалование. Своим атаманом они выбрали Василия Уса.
В мае 1666 года, как только по рекам Хопру, Иловле и Столбовой спало половодье и потеплело, они направились на север, держа путь на Воронеж.
Вслед за первыми 500 казаками к Василию Усу присоединились плывшие на судах 200-300 человек и еще 20 человек пришли с Хопра. Всего под командованием Василия Уса, по официальным сведениям, оказалось 700-800 вооруженных казаков. Если учесть, что на Дону без его притоков в 27 городках на тот момент, по официальной статистике, проживало 1245 казаков, то эта цифра кажется значительной. Помимо родовых казаков в войске Василия Родионовича было много людей, бежавших на Дон недавно и не являющихся коренными казаками.
10 июня 1666 года донцы подошли к Воронежу. Основанная еще в 1586 году Воронежская крепость стояла на обрывистом, высоком берегу реки Воронеж. С ее деревянных башен на многие версты вокруг были видны донские дали. Крепость состояла из двух стен – посадской и острожной, высотой до 8 метров. Крепость была обеспечена разнообразным огнестрельным оружием, в том числе 15 пушками. Гарнизон достигал 15000 человек. Это была сильная крепость Белгородской сторожевой черты.
Воронежский воевода Василий Уваров, подозревая подошедших к городу казаков Василия Уса в бунтовских намерениях, преградил им дальнейший путь на север.
Атаман Василий Ус и есаул Иван Хорошов на переговорах в съезжей избе в Воронеже с воеводой просили пропустить к царю в Москву депутацию из шести своих людей. Вскоре выбранная делегация во главе с Евдокимом Якимовым выехала в Москву, и уже 22 июня челобитная от казаков было подано царю в столице. В челобитной Верховские казаки смиренно просили включить их в состав армии, послать на войну с поляками и выдать жалованье. Однако в этот период русско-польская война уже оканчивалась, и пополнения в армии более не требовались. Ответ царского правительства был вполне предсказуем и не застал себя долго ждать. 26 июня в Воронеж пришло предписание немедленно вернуть отряд Василия Уса на Дон. В приписке было добавлено, чтобы казаки шли обратно «тихо», не сманивая к себе на Дон служивых людей. О выполнении этого распоряжения просили прислать ответ вместе с «иными нашими делы». Таким образом, в Москве сначала не придали особого значения этому казачьему походу. А зря!
В тот же день в лагере под Воронежем был собран казачий круг, на котором казаки решили не подчиняться распоряжению царя и двигаться дальше, к Москве. Несмотря на угрозы Воеводы Василия Уварова казаки снялись с лагеря и продолжили свое движение на север. По пути к ним примкнули беглые солдаты, крестьяне и холопы с юга страны. Донские казаки радушно принимали всех, кто готов был разделить с ними трудности пути. Мятежное движение стало быстро разрастаться, охватив не только Сколинский, Дедиловский, Крапивенский, Каширский, Серпуховский и Соловской уезды. Дворяне жаловались в Приказ тайных дел: «…и люди-де и крестьяня их и до стальные от них бегут, видя их самовольное воровство».
Присоединение беглых крестьян и холопов к донским казакам вскоре придало походу за жалованьем характер открытого антифеодального выступления.
В восьми верстах от Тулы, на Упской гати, на берегу реки Упы, казаки разбили лагерь. Все вопросы в лагере решал казачий круг. Он выбирал есаулов, назначал десятских и сотников, следил за сторожевыми постами, производил суд, намечал направление маршрутов, утверждал документы, отправляемые в Москву. Здесь же зачитывались присланные в лагерь грамоты от царя, воевод, и приказов. Круг руководил и заготовкой припасов. Круг строго предписывал брать их только в помещичьих имениях, и не разорять крестьянские дворы.
Со всех сторон на Упскую гать пробирались беглые люди, бродившие в приокских далях, прятавшиеся в лесах. Упский лагерь стал пристанищем для всех обездоленных и недовольных. Казаки охотно принимали пришельцев. Тех, кто имел оружие сразу «принимали» в казаки и распределяли по десяткам и сотням. Количество пришельцев увеличивалось с каждым днем. В официальных документах к середине июля называли цифру в 1500 человек, а к концу месяца – уже 8 тысяч.
Все более разраставшееся войско казаков и беглых людей надо было кормить. Обнищавшие и голодные крепостные крестьяне вместе с казаками Василия Уса грабили барские усадьбы. Особенно страдали усадьбы бояр и приказного люда. Помещики с женами и детьми, спасаясь, бежали со своих имений из Венева, Дедилова, Каширы с реки Соловы, в тульский кремль. А их холопы и крестьяне шли Упский лагерь к Василию Усу и брались в войско.
Тульский воевода И. Ивашкин пытался завязать переговоры с Василием Усом и приглашал его выборных в Тулу, однако атаман, от каких либо переговоров с властями отказался.
Царское правительство Алексея Михайловича, обеспокоенное продвижением войска атамана Василия Уса и расширением крестьянского бунта, поспешно снарядило карательную экспедицию против казачьих отрядов. Главным воеводой царской рати был назначен полковой воевода князь Юрий Никитич Барятинский, отличившийся во во время русско-польской войны.
По приезду в Тулу воевода князь Юрий Долгорукий должен был вступить в переговоры с мятежниками, раздать жалованье 700 казакам, но потребовать от них выдать беглых и вернуться на Дон. Князь должен был посулить Василию Усу, что его донцам в Воронеже выдадут «корм» и дадут суда для плавания по Дону. 700 казаков могли свободно идти на Дон, однако царь настаивал на выдаче остальных мятежников, которые «сбежали из полков же и из городов, и боярских холопей и крестьян».
Вину при этом за поход Василия Уса правительство возложило на недавних беглецов из центральных уездов в Донскую область, которые «которые пришли ныне з Дону без ево, великого государя, указу, самовольством, и свою братью, беглых служилых людей и холопий, и слуг боярских и жон их и детей, к себе ныне позывали, и с ними уездных людей разоряли, и грабили, и всякое насильство чинили».
При этом царь Алексей Михайлович вновь отказался принять на службу казачий отряд Василия Уса.
В июле 1666 года царские войска под командованием князя Юрия Никитича Барятинского прибыли в Тулу, туда же стали прибывать отряды окрестного поместного ополчения. Воевода побоялся напрямую вступить в переговоры с казаками в их лагере и отправил к ним своего парламентера. Василий Ус уклонился от переговоров.
В связи с приходом войска воеводы Юрия Барятинского в казачьем лагере был созван круг, на котором было принято решение послать к царю в Москву новую «станицу» из 14-ти наиболее уважаемых казаков во главе с Василием Усам. Здесь же была составлена челобитная, в которой казаки просили царя принять их «на службу, где ты великий государь, укажешь», и выдавать регулярно жалованье и продовольствие на всех находившихся в лагере, то есть с учетом вновь прибывших. При этом казаки уверяли, что никаких насилий и грабежей нигде по пути не чинили и беглых к себе не принимали.
14 июля 1666 года Василий Ус во главе казачьей делегации приехал в Москву, чтобы подать через Разрядный приказ царю челобитную. Царское правительство предложило Василию Усу отправиться в Тулу на переговоры с князем Юрием Барятинским.
24 июля 1666 года Василий Ус несколькими товарищами из казачьей «станицы» выехали из Москвы в ставку князя Барятинского в сопровождении сына боярского Степана Ярышкина. Но во время ночевки под Серпуховым они ускакали от Степана Ярышкина, и на следующий день прибыли в лагерь на реке Упе. Здесь Василий Ус выступил перед войском своих приверженцев, сказав, что царь не хочет с ними замиряться, и намерен действовать против них только силой. Для безопасности казачий стан был переведен на реку Уперту, правый приток Упы.
От переговоров с князем Юрием Барятинским Василий Ус отказался и пригрозил казнить его посланника, если тот еще раз появится в стане казаков.
26 июля в Тулу для разведки был послан отряд из 15 человек под командованием уроженца Тулы Игнатия Чашкина. Получив сведения от разведчиков о концентрации в Туле больших сил царской армии, атаман Василий Родионович Ус отказался от похода на Москву и решил вернуться со своими казаками на Дон, минуя Воронеж и другие крупные города.
Для более безопасного движения Василий Ус разделил свое войско на три группы которые должны были пробираться на Дон разными путями: первая – по Лебедянской дороге, вторая – на Елец по Воронежской, третья – к Белгороду, степью. На рассвете 28 июля казаки снялись с лагеря и двинулись в путь. Отряды правительственных войск, посланные в погоню, благоразумно не стали настигать казаков.
Спешно уходя от преследования царских войск, некоторые казаки опасались, что им на Дону от войсковой старшины за ослушания и бунт пощады не будет. Не на шутку напуганная Москва требовала крови. Из Посольского приказа, ведавшего делами Войска Донского, к атаманам и казакам одна за другой следовали грамоты с требованием наказать Василия Уса и Верховых казаков за самовольный поход к Москве. В царских грамотах правительство требовало переписать всех беглых, оказавшихся в отряде Василия Уса, и выслать их обратно. Отныне на Дону держать беглых помещичьих холопов запрещалось. В случае невыдачи беглых царь грозил послать за ними своих ратных людей из Тулы, Белгорода и других окраинных городов. Однако Москва была занята подходившей к концу войной с Речью Посполитой, и по этой причине царское правительство не успело осуществить все свои угрозы.
На Дону по требованию царского правительства Василий Ус должен был подвергнуться «по решению Войскового круга» наказанию. Избранный в 1666 году войсковым атаманом Михаил Самаренин с ревность попытался исполнить наказ Москвы. Однако лидер восстания Верховых казаков скрылся и избежал наказания.
Ездивший с отпиской в Москву в том же году от имени Войска Донского атаман Михаил Самаренин заверял о строгом наказании мятежных казаков Василия Уса и полной покорности донских казаков русскому царю.
Где скрывался, и чем занимался Василий Родионович Ус после того как в августе 1666 года был вынужден скрываться не известно. Но уже летом 1668 года он стал собирать новый казачий отряд из «голытьбы» на реке Лиске, между Черкасском и Пятиизбянским городком, и к нему примкнуло 300 человек. Когда же он отправился к Волге, чтобы соединиться с отрядом Степана Разина, его остановили домовитые казаки, ехавшие из Москвы, и убедили повернуть на запад. Позднее этот отряд был включен в полк белгородского воеводы, князя Григория Григорьевича Ромодановского. В грамоте, присланной вслед за тем из Посольского приказа донскому атаману Михаилу Самаренину, царь отблагодарил домовитых казаков за то, что они постарались «самовольных людей от воровства унимать и на злые дела их не пускать».
Василий Ус был опытным, прошедшим шведскую и польскую войны казачьим командиром, человеком искушенным, закаленным в жизненных невзгодах. Попав в 1666 году в царские «ослушники», он не оставил намерения найти правды и справедливости, даже если потребуется для этого взяться за оружие. И не случайно, что следующие вехи его жизни тесно переплелись с повстанческим движением Степана Тимофеевича Разина. Трудности нового похода разделила с Василием Родионовичем и его жена Алена. Бросив на Дону все имущество, она отправилась вслед за своим мужем.
Имя Василия Уса было настолько известно на Дону, что в новом походе он сразу же стал правой рукой Степана Разина. Признав старшинство Разина сразу и безоговорочно, он поверил, как и многие, в его военную удачу и счастливую звезду.
Когда весной 1670 года войско Степана Разина вышло с Дона и берегом и водой двинулось к Царицыну, Василий Ус командовал разинской флотилией. Подступив к городу, он начал переговоры с его жителями и довольно быстро нашел общий язык с посадскими людьми Царицына. По его настоянию они сбили замок с крепостных ворот и впустили повстанцев в город.
Во время наступления на Черный Яр возглавлял повстанческое войско, шедшее берегом Волги, командовал одним из отрядов при взятии Астрахани 22-24 июня 1670 года.
После ухода повстанческого войска под командованием Степана Разина вверх по Волге Василий Родионович Ус был оставлен в городе атаманом. Его помощниками здесь были оставлены атаманы Федор Шелудяк и Иван Терской, люди испытанные в ратном деле и пользовавшиеся доверием Степана Разина. Совместно с ними он обеспечивал коммуникации и тыл повстанцев.
Василий Ус власть в городе держал крепко, «баловать» никому не давал, и когда стал пошаливать пришедший с Дона атаман А. Каторжный, после первых жалоб горожан, донец сразу же был посажен под замок. Василий Ус даже стал регистрировать браки горожан, скрепляя акты городской печатью.
Когда в Астрахани в октябре 1670 года стало известно о поражении повстанческих войск от царских воевод в битве под Симбирском, навстречу раненому Степану Разину, возвращавшемуся вниз по Волге, атаман Василий Ус отправил из Астрахани небольшой отряд людей, который должен был оберегать его и проводить на Дон.
В начале мая 1671 года атаман Федор Шелудяк, ближайший помощник Василия Уса, выступивший в поход из Царицына на Симбирск, отправил в Астрахань 500 казаков под командованием Степана Кочановского. Вместе с Кочановским Федор Шелудяк передал Василию Усу, что по дороге к Симбирску он получил сведения о враждебных действиях астраханского митрополита Иосифа, его сношениях с царским правительством и воеводами окрестных городов, с Доном и Тереком.
11 мая 1671 года Василий Ус созвал казачий круг, куда был призван и митрополит Иосиф. Сам Василий Ус провел его допрос, который подтвердил факт получения царских грамот митрополитом. Митрополит во время допроса упорно повторял: «Я и вам говорю, чтоб-де и вы от воровства отстали и великому государю вины свои принесли». Астраханцы обвинили митрополита во лжи, лицемерии, ханжестве и измене. Круг вынес митрополиту Иосифу смертный приговор, который был приведен в исполнение тотчас же. Митрополит астраханский и Терский Иосиф был сброшен с башни Астраханского кремля.
Казнь митрополита Иосифа не была единичной мерой, она сопровождалась новым всплеском террора против уцелевших во время июньского штурма Астрахани дворян, детей боярских, подьячих, купцов и духовенства, а также, тех, кто считал сопротивление царским войскам бесполезным. Среди казненных был и оставленный Степаном Разиным в живых второй воевода Астрахани князь Семен Иванович Львов.
Летом 1671 года атаман Василий Родионович Ус скончался от тяжелой кожной болезни. Как сообщалось в правительственных грамотах «злой смертью скончашася … черви изъели». Смерть вырвала из повстанческих рядов почти одновременно двух наиболее выдающихся руководителей Степана Разина и Василия Уса.
После смерти Василия Уса восставшие удерживали Астрахань еще в течение почти пяти месяцев до конца ноября 1671 года.

Кандидат исторических наук
Эдуард Бурда

Иллюстрация:
1. Иоганн Готтлиб Георги. Донской казак
Категория: Мои статьи | Добавил: mamay69 (31.07.2021)
Просмотров: 4926 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar