Разделы
Категории раздела
Помощь сайту
Поиск
Поделиться
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Казак-первопроходец Атласов Владимир Васильевич
Казак-первопроходец Атласов Владимир Васильевич

Отцом Владимира Васильевича Атласова был якутский казак, в прошлом крестьянин Северо-Двинского края, переселившийся в середине XVII столетия в Сибирь. В Якутске Василий Атласов обзавелся семьей и поступил на государеву службу став казаком.
Точная дата рождения Владимира Васильевича Атласова неизвестна, но на казачьей службе в Иркутске он числился уже с 1672 года.
Ко времени начала службы рядового казака Владимира Атласова уже Иван Москвитин нашел путь к Охотскому морю, завершились мытарства Семена Дежнева, Федора Попова и Герасима Анкундинова, походы «государевых людей» Василия Пояркова да Ерофея Хабарова по Амуру, а другие русские землепроходцы нанесли на «чертеж» Камчатку. Об этих местах было уже кое-что известно – например, тот факт, что не оставившие своих имен отчаянные казаки, пересев с коней на струги, ходили в «Камчатский залив» охотиться на китов и моржей. Более того, на чертеже Сибири, составленном Петром Годуновым, к 1673 году уже была обозначена и Камчатка. Однако, настоящее открытие Камчатки суждено будет совершить именно Владимир Атласов.
К 1682 году уже дослужившись до десятника Владимир Атласов, собирал «государев ясак» с коренного населения в бассейнах рек Алдан, Уда, Тагир, Амгунь и дальше – по рекам Индигирка, Колыма, Анадырь. Владимир Васильевич характеризовался современниками как человек большой силы воли, предприимчивый и любознательный, смелый и при этом жестокий. Все эти качества позволили ему не только продвигаться по службе, но заводить врагов.
В 1695 году Владимир Атласов дослужившись до пятидесятника, был назначен приказчиком всего «Анадырского захребетного края» и для исполнения своих новых обязанностей – отправился с сотней казаков в Анадырский острог. На следующий 1696 год он с Анадыря послал для разведывания Камчатки экспедиционный отряд, состоящий из шестнадцати казаков, нескольких промышленников и сорока юкагиров, чтобы принять в российское подданство население на берегах реки Камчатка и взять с них ясак. Во главе отряда был поставлен ретивый и инициативный казак Лука Морозко-Старицын. Экспедиционный отряд проник в глубину полуострова и дошел до реки Тигиль, впадающей в Охотское море. Здесь он увидел первый камчадальский поселок. Когда жители поселка отказались давать ясак, Морозко применил силу, после чего дальше не пошел «из-за малолюдства служилых людей» и вернулся в Анадырский острог.
Разведав через Луку Морозко-Старицина о Камчатке, Владимир Атласов известил о том якутского воеводу и, не откладывая дела на завтра, сам стал готовиться к экспедиции. Поход был организован за его личные деньги. Воевода дал в помощь служивых людей из Якутского и Анадырского острогов с огнестрельным оружием и огневыми припасами. В начале 1697 года на оленях он выступил в поход с отрядом, состоявшим из 125 человек состоявшим из казаков и юкагиров.
Пройдя по восточному берегу Пенжинской губы до устья одной из рек, впадающих в Олюторский залив Берингова моря, Атласов обложил ясаком местных коряков. Группу во главе с Морозко-Старицыным атаман послал на юг вдоль Тихоокеанского берега Камчатки, а сам вернулся на западный берег и стал тоже спускаться к югу.
На реке Палане в отряде Владимира Васильевича вспыхнул мятеж. Часть ясачных юкагиров входивших в отряд, внезапно напала на казаков. В ходе схватки восемь казаков оказались убитыми и ранеными. Сам Атласов получил шесть ран. Экспедиции пришлось бы совсем худо, если бы на помощь с восточного берега не пришел со своими людьми Лука Морозко-Старицын.
Соединившись, отряд на стругах, изготовленных своими руками, двинулся вверх по Тигилю до Срединного хребта, перевалил его и проник на реку Камчатку в районе Ключевой Сопки. Здесь отряд Владимира Атласова впервые встретился с камчадалами, и на свет появилась следующее описание: «Одежду носят соболью, и лисью, и оленью, а пушат то платье собаками. А юрты у них зимние земляные, а летние на столбах вышиною от земли сажени три, намощено досками и покрыто еловым корьем, а ходят в те юрты по лестницам. И юрты от юрт поблизку, а в одном месте юрт ста по два и по три и по четыре. А питаются рыбою и зверем; а едят рыбу сырую, мерзлую. А в зиму рыбу запасают сырую: кладут в ямы и засыпают землею, и та рыба изноет. И тое рыбу вынимая, кладут в колоды, наливают водою размешивают, и пьют. А от тое рыбы исходит смрадный дух… А ружья у них – луки усовые китовые, стрелы каменные и костяные, а железа у них не родится».
По пути следования хитростью или прямым насилием с местных жителей собирали ясак. В устье реки Крестовой Атласов распорядился поставить деревянный крест с надписью: «7205 году, июля 18 дня, поставил сей крест пятидесятник Володимер Атласов с товарищи 65 человек».
К большому удивлению казаков, долина реки Камчатки оказалась довольно густо заселенной. В ряде мест встречались поселения по 200-300 юрт. Долина нижней камчатки в то время была заселена столь густо, что расстояние от одного поселения до другого не превышало и версты. Из этого наблюдения Атласова слкдует, что население в низовьях Камчатки составляло около 25 тысяч человек. Казачий пятидесятник, как и ранее, «призывал» живших здесь камчадалов «под высокую государеву руку». Успеху экспедиции способствовало одно немаловажное обстоятельство: «Туземцы, жившие по среднему течению Камчатки, добровольно покорились Атласову, согласились платить ясак и просили у него помощи против своих сородичей, живших по нижнему течению реки».
Описывая Камчатку, Владимир Атласов не забывал сообщать и географические ее особенности: «А от устья идти верх по Камчатке-реке неделю, есть гора – подобна Хлебному скирду, велика и гораздо высока, а другая близ ее ж – подобна сенному стогу и высока гораздо: из нее днем идет дым, а ночью искры и зарево». Так были описаны два крупнейших вулкана Камчатки – Ключевской Сопке и Толбачике, а также вообще об огнедышащих горах полуострова.
После присоединения к Московскому царству камчадалов, живших на среднем течении реки Камчатки, и взятия с них ясака, поход едва не прервался. Так, описав низовья реки Камчатки, Атласов вернулся к месту начала плавания, и здесь выяснилось, что коряки угнали всех оленей отряда. Посланная разведка обнаружила следы похитителей, ведущие через Срединный хребет. Отряд начал преследовать угонщиков и настиг их у самого Охотского моря. «И бились день и ночь, и… их коряков человек ста с полторы убили, и олени отбили, и тем питались. А иные коряки разбежались по лесам». Снова повернув на юг, Владимир Атласов шесть недель шел вдоль западного берега Камчатки, собирая с камчадалов ясак «ласкою и приветом».
На реке Иче было основано зимовье. Там служилые люди потребовали от своего начальника возвращения назад, говоря ему: «Пороху и свинцу нет, служить не с чем».
Не дойдя всего 100 километров от южной оконечности Камчатки, Владимиру Атласову пришлось подчиниться, поскольку в противном случае отряд мог взбунтоваться и выйти у него из подчинения. Вернувшись затем в Верхнекамчатский острог и оставив там своих людей, Атласов отправился в Анадырский острог, куда он прибыл 2 июля 1698 года с 15 русскими служивыми людьми и с 4 юкагирами. Несмотря на большие людские потери, первый Камчатский поход закончился большой удачей.
В 1700 году казачий пятидесятник прибыл с собранным ясаком в город Якутск, а оттуда был отправлен воеводой в далекую Москву с грузом ясачной пушнины на огромную по тому времени сумму около 560 рублей серебром.
В московском Сибирском приказе первопроходца приняли с ожидаемым почетом. Помимо ясака он представил подробные сведения о Камчатке, описание ее природы и населения, некоторые сведения о Курильских островах и Японии. Последние были взяты отчасти у японца Денбея, потерпевшего в штормовом море кораблекрушение, выброшенного на незнакомый берег и жившего среди камчадалов. Японца Владимир Атласов так же привез с собой в Москву. Впоследствии «Апонского государства татарин именем Денбей» в бумагах Приказа артиллерии стал служить переводчиком.
С Владимиром Атласовым лично беседовал молодой царь Петр I Алексеевич. Казачий пятидесятник за сделанные им географические открытия был щедро награжден деньгами и товарами на общую сумму в 200 рублей.
Но это были еще не все оказанные ему почести. 17 февраля 1701 года Владимир Васильевич Атласов назначается якутским казачьим головой. В царском указе о том говорилось следующее:
«…Быть в Якутске казачьим головой… с годовым окладом в 10 рублей, 7 четвертями ржи и овса, и 3 пудами соли».
Сибирский приказ повелел Атласову и якутскому воеводе организовать еще одну экспедицию на «перспективную ясачными землицами» Камчатку. Впрочем, это было и желанием нового якутского казачьего головы, поэтому он охотно согласился на все сделанные ему в Москве предложения. Владимир Атласов, со своей стороны, предлагал: «…Набрать 100 служилых людей, отпустить ему полковое знамя, 100 добрых пищалей, 4 медных пушечки (в 3–4 пуда), 500 железных ядер, 10 пудов пороха, 5 пудов фитиля и 10 пудов свинца».
Сверх всего этого в Сибирском приказе ему было отпущено «на подарки» камчатским инородцам разных, разумеется, не самых дорогих товаров.
Однако, второй Камчатский поход состоялся с большим опозданием по вине самого Атласова. Дело состояло в следующем. Его на обратном пути уличили вместе с набранными им для экспедиции казаками в разбойном деле. На реке Ангаре 29 августа 1701 года Атласов напал на дощаник (судно) купца Добрынина и отобрал у него китайские шелковые ткани на огромную сумму в 16 тысяч 662 рубля. При этом купеческого приказчика казаки едва не «посадили в воду», то есть не утопили. Китайские шелковые материи Атласов щедрой рукой разделил между своими путниками.
Крутой нрав казачьего головы, его жесткий стиль руководства и прежде нравились далеко не всем подчиненным. Были и завистники и откровенные недруги. Поэтому время от времени начальство получало на «Володимерку Атласова» доносы, в том числе и ложные. И если раньше якутский воевода смотрел на это сквозь пальцы, то случай с разбойным вынуждал назначить расследование. Завелось громкое уголовное дело о разбое на большой речной дороге. «Володимер в грабленых животах запирался» и потому был посажен царским воеводой в Якутске в тюрьму. После пытки у него было отобрано награбленное, а самого Атласова посадили «за караул», где и сидел он долго, до конца 1706 года.
За годы отсутствия Владимира Атласова на Камчатку проникли несколько групп казаков и «охочих людей», построили там Большерецкий и Нижнекамчатский остроги. Без твердой начальствующей руки, чувствуя себя хозяевами, вновь пришедшие грабили и убивали камчадалов.
К концу 1706 года положение на Камчатке стало для якутского воеводы самым неблагоприятным. Коряки претерпев от пришлых людей всевозможные притеснения взбунтовались и убили двух «прикащиков» Протопопова и Шелковникова, собиравших с них ясак. Вслед за коряками «возмутились» камчадалы: они сожгли Верхнекамчатский острог и уничтожили весь его гарнизон, состоявший из пятнадцати казаков.
Якутский воевода осознал, что только такой человек, как казачий голова Атласов, может усмирить бунт на Камчатке и довершить покорение огромного полуострова. Владимира Атласова выпустили из острожной тюрьмы и возвратили ему все права, то есть должность, которую он получил в первопрестольной Москве, в Сибирском приказе.
В том же 1706 году Владимир Атласов был отправлен приказчиком на Камчатку со служилыми людьми и двумя пушками, наводить порядок и «прежние вины заслуживать». Причем якутский воевода снабдил его особыми полномочиями казнить инородцев смертью, а подчиненных своих наказывать «не токмо батогами, но и кнутом». И Атласов усердно воспользовался этими полномочиями, восстановив против себя и местное население, и своих подчиненных.
Пока Владимир Васильевич Атласов добирался до Анадырского острога, встречным курсом летели доносы и жалобы казаков на его самовластие и жестокость. На Камчатку казачий голова добрался в июле 1707 года. Камчадалы и коряки, которым жестокость и решительность Атласова была уже известна, быстро покорились ему. Но казачьи вожаки: Данило Анциферов, Харитон Березин, Степан Болшаков, Алексей Посников, Григорий Шибанов да Андрей Петров, привыкшие к вольной жизни, в декабре 1707 года взбунтовались, и отрешили Атласова от власти, посадив «казенку» (тюрьму).
Однако, Атласов бежал из тюрьмы и явился в Нижнекамчатск, потребовал от местного приказчика сдачи ему начальства над острогом, тот в свою очередь отказался и не стал даже брать казачьего начальника под «караул», оставив того на свободе. В 1709 году на смену Атласову направили нового приказчика Петра Чирикова. А в 1710 году вместо Чирикова приказчиком должен был стать Осип Липин.
Таким образом, в результате бунтов, интриг и «разборок между конкурентами» к осени 1710 года на Камчатке сложилась очень непростая обстановка. Здесь оказалось сразу три приказчика: Владимир Атласов, формально еще не отрешенный от должности, Петр Чириков и вновь назначенный Осип Липин. Опьяненные безнаказанностью казачьи вожаки вновь подняли бунт. В январе 1711 года Осип Липин и Петр Чириков возвращались в Верхнекамчатский острог. По дороге взбунтовавшиеся казаки убили Липина и Чирикова, а затем направились в Нижнекамчатский острог, чтобы убить Владимира Атласова, где и осуществили свое намерение 1 февраля 1711 года, зарезов его во сне.
Чтобы оправдаться перед якутским воеводой казаки сочинили и отправили в Якутск челобитную с преступлениями, жалобами и обидами, причиненными казацким головой им: «Володимер в дому своем стал со служилыми людьми драться, и ухватил со спицы палаш, и с тем палашем на служилых людей метался; и служилые люди, бороняся от себя, его Володимера в дому его, с нашего совету казачья, убили, для того: опасался от него Володимера к себе убийства. И прежде сего он Володимер нашу братью служилых людей многих ножем резывал».
Так закончил свой жизненный путь казак-первопроходец Камчатки Владимир Васильевич Атласов.

Кандидат исторических наук
Эдуард Бурда

Иллюстрации:
1. Владимир Атласов. Современная реконструкция облика
2. Владимир Атласов с группой казаков устанавливают крест в устье реки Кануч в знак присоединения его к Российскому государству.
Категория: Мои статьи | Добавил: mamay69 (10.07.2022)
Просмотров: 3124 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar