Разделы
Категории раздела
Помощь сайту
Поиск
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Командующий 2-й Конной армией РККА Филипп Козьмич Миронов Часть 2
Командующий 2-й Конной армией РККА Филипп Козьмич Миронов
Часть 2

По прибытии на Западный фронт Филипп Миронов назначается на должность помощника командующего Белорусско-литовской, впоследствии XVI армии. С июля 1919 года становится членом Казачьего отдела ВЦИК.
Как член Казачьего отдела ВЦИК Миронов добился встречи с Лениным 8 июля 1919 года и вручил ему свое первое письмо, в котором доказывал: «Чтобы казачье население Дона удержать сочувствующим Советской власти, необходимо считаться с его историческим, бытовым и религиозным укладом жизни». И заявил: если бы все согласились с этим, «теперь мы Донского фронта не имели бы». Но не личная встреча, не переданные Ленину письма и записи, не облегчили участи заливаемого кровью Дона.
Будучи в Москве Миронов получил задание отправиться в Поволжье, где в Саранске в спешном порядке приступить к формированию из пленных казаков Донского казачьего кавалерийского корпуса в составе двух конных и одной пехотных дивизий. Однако, прибыв в Поволжье, Филипп Козьмич понял, что присланные в корпус комиссары в большинстве своем были участниками проводимого террора по отношению к казакам на Кубани и Тереке в 1918 году и «рассказачиванием» на Дону зимой-весной1919 года. Приказы командира корпуса они открыто саботировали, казакам, особенно бывшим офицерам, относились высокомерно, с нескрываемой ненавистью и недоверием, донимали мелочными придирками. Казаки в свою очередь также питали к ним, естественно, обоснованное недоверие, если не сказать большего. В довершении ко всему из родных мест казакам приходили шокирующие известия о расправах, творимых красными над казаками в захваченных Красной армией станицах.
Филипп Козьмич в своих высказываниях все больше стал обвинять политработников в том, что те своими действиями провоцируют контрреволюционные выступления казаков. Естественно, что информация о том стала поступать в Москву. Политотдел корпуса предлагал прекратить формирование корпуса и докладывал в Реввоенсовет Республики о «политическом недоверии» Миронову.
Конфликт между Мироновым и корпусным политотделом закончился тем, что 22 августа 1919 года в Саранске стихийно начался митинг бойцов формируемого корпуса, на котором вместо того чтобы осадить подчиненных командир корпуса открыто поддержал бунтарей. «Что остается делать казаку, объявленному вне закона и подлежащему беспощадному истреблению?! Только умирать с ожесточением!!! ...Чтобы спасти революционные завоевания, нам остается единственный путь: свалить коммунистов и отомстить за поруганную справедливость». Эти слова Филиппа Козьмича были тщательно зафиксированы политработниками и присутствовавшими на митинге сотрудниками Саранского ЧК, и телеграфом переданы в Москву.
Через два дня Миронов повел два полка из недоформированного Донского корпуса на Южный фронт. В приказе частям он распорядился выступить на юг, разбить добровольцев Деникина, очистить Дон от коммунистов и восстановить казачью власть.
Это было наказуемое своеволие в условиях Гражданской войны, и Реввоенсовет объявляет бывшего царского офицера мятежником. Конный корпус Семена Михайловича Буденного получает приказ разоружить отряд Миронова, а самого корпусного командира с его ближайшими помощниками арестовать.
4 сентября 1919 года у станицы Старо-Анненской две тысячи казаков Миронова попали в окружение восьми тысяч красноармейцев Буденного. Филипп Козьмич Миронов отказался проливать кровь и приказал бойцам сложить оружие. Приказ о сдаче оружия был исполнен.
По приказу командира корпуса Семена Буденного в городе Балашове 7 октября 1919 года состоялся скорый суд над 480 бойцами и командирами корпуса красных донских казаков Филиппа Миронова, обвиненных в мятеже против советской власти:
«Чрезвычайный трибунал постановил:
Миронова, Буланкина, Матвиенко, Фомина, Праздникова, Данилова, Изварина, Федосова, Дронова, Корнеева, Григорьева — подвергнуть высшей мере наказания — расстрелу;
Приговорить к 10 годам тюремного заключения — 4 человека;
Приговорить к 5 годам тюремного заключения — 55 человек;
Отправить в рабоче-дисциплинарный батальон сроком на 3 года — 220 красноармейцев 1-го кавалерийского полка;
Отправить на Архангельский участок Северного фронта для службы в строю — 190 красноармейцев.
7 октября 1919 года».
Однако расстреливать популярного среди трудового казачества красного командира Филиппа Миронова было в той ситуации крайне опасно. Исполнение решения о расстреле 11 красных командиров, а также освобождение от наказания всех бойцов корпуса Миронова было приостановлено после получения шифрованной телеграммы от Льва Троцкого, датированной тем же днем, 7 октября 1919 года:
«По прямому проводу. Шифром. Балашов. Смилге.
Ответ о мироновском процессе наводит на мысль, что дело идет к мягкому приговору. Ввиду поведения Миронова, полагаю, что такое решение было бы, пожалуй, целесообразно.
Медленность нашего наступления на Дон требует усиленного политического воздействия на казачество в целях его раскола. Для этой миссии, может быть, воспользоваться Мироновым, вызвав его в Москву после приговора к расстрелу и помиловать через ВЦИК при его обязательстве направиться в белый тыл и поднять там восстание.
Я ставлю в Политбюро ЦК на обсуждение вопрос об изменении политики к донскому казачеству. Мы даем Дону, Кубани полную автономию, после того как наши войска очищают Дон. За это казаки целиком порывают с Деникиным. Должны быть предоставлены соответствующие гарантии. Посредниками могли бы выступать Миронов и его товарищи.
Пришлите ваши письменные соображения одновременно с отправкой сюда Миронова и других. В целях осторожности Миронова отправить под мягким, но бдительным контролем в Москву. Вопрос о его судьбе будет решаться здесь.
7 октября 1919 года, № 408.
Предреввоенсовета Троцкий».
В Москве это поняли, и ВЦИК помиловал Миронова и освободил от наказания всех бойцов его корпуса. На заседании Политбюро ЦК РКП(б) 23 октября 1919 года Миронову было выражено «политическое доверие», и он даже был принят кандидатом в члены ВКП(б).
К тому времени наступление Вооруженных Сил Юга России под Москвой захлебнулось и белые отступали. Потребность в Миронове отпала сама собой. Чтобы не терять столь популярного среди трудовых казаков человека Филиппа Козьмича назначают заведующим земельным отделом Донского исполкома.
Но гражданская война на Юге России с разгромом войск генерала Антона Ивановича Деникина не закончилась. Прибывшие в Крым остатки Вооруженных Сил Юга России после небольшого отдыха были доукомплектованы путем мобилизации, проведенной на полуострове. Начиная переформирование армии, новый командующий, генерал-лейтенант барон Петр Николаевич Врангель объявил, что отныне не должно быть в воинских частях наименований «добровольческий», и все части становятся единой Русской армией.
Летом 1920 года войска Русской армии барона Врангеля вырвались из Крыма на оперативный простор и начали наступление в Северной Таврии. В это же время польские войска Пилсудского, разбив под Варшавой Михаила Николаевича Тухачевского и Семена Михайловича Буденного, двинулись на восток. Исход Гражданской войны в очередной раз становился неопределенным и непредсказуемым.
На базе конного корпуса, формирование которого начинал, год назад Миронов стала в ускоренном темпе развертываться 2-я Конная армия. В формируемую армию вошли 4 кавалерийские и 2 стрелковые дивизии, общей сложности чуть более 4800 шашек, 1500 штыков, 55 орудий и 16 бронеавтомобилей. Командовал этой армией переданной в состав Юго-Западного фронта, был поставлен на первых порах Ока Иванович Городовиков.
Еще, будучи на фазе формирования полки будущей 2-й Конной армии 26 июля 1920 года вступили в бой с войсками барона Врангеля и во взаимодействии с XIII Красной армией отбросили их от Александровска. В августе конники Городовикова прорвались через линию фронта, и пошли гулять по тылам Русской армии, совершив 220-километровый рейд. Во время этого рейда численность армии резко сократилась. В столь сложный для Советской республики момент опять вспомнили о Миронове, его умение вести кавалерийскую войну снова понадобилось.
6 сентября 1920 года вызванный с Дона Филипп Козьмич Миронов был назначен командующим 2-й Конной армией, которая к тому времени была выведена в резерв, отдыхала, пополнялась людьми и боеприпасами. Миронов был популярен среди казаков и солдат, к нему стали стекаться даже дезертиры из разбитых ранее частей Дмитрия Жлобы и Ока Городовикова. Численность 2-й Конной армии вновь достигла более 6 тысяч человек. 21 сентября находившаяся в резерве 2-я Конная армия в связи с подготовкой к генеральному наступлению на Крым была придана Южному фронту.
8 октября 1920 года войска барона Врангеля форсировали Днепр и начали наступательную операцию, стремясь разгромить группировку красных войск у Никополя. Поначалу Врангелю сопутствовал успех: город был взят, и Русская армия нацелилась на Апостолово, чтобы затем мощными ударами уничтожить Каховский плацдарм. Тут то и вступило в дело 2-я Конная армия Миронова.
12 октября началось Никопольско-Александровское сражение, в ходе которого были сорваны намерения белых соединиться с поляками на правобережье Днепра. В завязавшемся ожесточенном встречном сражении 13 октября, обе стороны понесли тяжелые потери. В ходе боя погиб один из блестящих кавалерийских командиров Русской армии – генерал Николай Бабиев, выбыл из строя командир кубанских казаков генерал Науменко. Армия Миронова смогла прорвать боевые порядки белой конницы и вышла к Днепру, разбив кавалерийские корпуса белых генералов Ивана Гавриловича Барбовича и Николая Гавриловича Бабиева. 14 октября белогвардейцы не выдержали и стали отступать.
За эту победу командующий 2-й Конной армии Филипп Козьмич Миронов был награжден шашкой с позолоченным эфесом, в который был впаян орден Красного Знамени. У Миронова это был уже второй революционный орден Советской республики, одновременно он стал восьмым красным командиром, удостоенным Почетного революционного оружия.
Тем временем, отступившая Русская армия барона Петра Николаевича Врангеля укрылась за Перекопским перешейком. В ночь на 26 октября 1920 года, за 2 дня до начала наступления войск Южного фронта в Северной Таврии, 2-я Конная армия Миронова форсировала Днепр южнее Никополя и захватила плацдарм, за удержание которого вела упорные бои. Затем Филипп Козьмич нанес удар на Большую и Малую Белозерку, тем самым сыграв значительную роль в поражении войск Русской армии барона Врангеля.
Довелось 2-й Конной армии Миронова поучаствовать и в заключительном акте Гражданской войны на Юге России, в Перекопско-Чонгарской операции. Будучи введена в прорыв совместно с частями VI армии, 2-я Конная армия совместно с пулеметными тачанками махновского командира бригады Семена Каретника, уничтожила малочисленную конницу генерала Ивана Гавриловича Барбовича. Преследуя отступавшие с боями белогвардейские войска Миронов 12 ноября занял Джанкой а на следующий день вошел в столицу Крымского полуострова – Симферополь.
За бои в Крыму командующий Южным фронтом Михаил Васильевич Фрунзе представил Филиппа Козьмича Миронова к третьему по счету ордену Красного Знамени. Благодарственную телеграмму командующему армией прислал и Народный комиссар по военным и морским делам, председатель Реввоенсовета республики Лев Троцкий.
Сразу же после разгрома Русской армии барона Врангеля, 2-я Конная армия Миронова получает новое задание, разоружить недавних соратников – 1-ю Повстанческую армию Махно, самого Нестора Ивановича арестовать, а его бойцов «влить небольшими группами в состав пехотных и кавалерийских частей Красной армии». Гоняясь за армией батьки Махно, 2-я Конная армия Миронова смогла в ходе нескольких боев разгромить ее только под Таганрогом. Сам Нестор Махно, получивший ранение в ходе одного из боев, сумел с горсткой особо приближенных людей, оторваться от преследования и уйти в Румынию.
В связи с окончанием Гражданской войны на Юге России 6 декабря 1920 года 2-я Конная армия была расформирована и сокращена до конного корпуса, который разместили на Кубани. А Филиппа Козьмича Миронова вызвали в Москву для принятия должности главного инспектора кавалерии РККА. В феврале бывший командующий армией отправился в Москву, чтобы занять предложенную ему должность, но занять столь высокий пост, ему было не суждено.
В ночь с 17 на 18 декабря 1920 года в селе Михайловка Усть-Медведицкого округа Донской области поднял мятеж красный караульный батальон. Во главе выступления стоял его командир Кирилл Вакулин, коммунист и кавалер ордена Красного Знамени. Красноармейцы выступили против перегибов, с которыми продотряды отбирали зерно у местных хлеборобов. В прошлом Вакулин командовал полком в 23-й дивизии Миронова, которого он хорошо знал. Лидер восстания использовал имя прославленного командира в целях агитации и говорил, что скоро на помощь придет корпус Филиппа Козьмича. Агитация имела успех, в ряды восставших влилось до 9000 человек. Узнав о случившемся, Филипп Миронов, будучи в пути в Москву повернул к Усть-Медведицкому округу.
9 февраля в Михайловке прошло партийное собрание, на котором Миронов назвал Вакулина честным командиром и коммунистом, восставшим против несправедливости и изъятия зерна у крестьян. Заявил, что страной правит кучка инородцев, присвоивших народные богатства.
12 февраля в Михайловку прибыла оперативная группа чекистов. Они арестовали Миронова и пятерых его приближенных и под усиленным конвоем доставили их в Москву, где поместили в Бутырскую тюрьму. В тюрьме Миронов содержался со всей строгостью, но никаких обвинений ему не было предъявлено, его не водили на допросы и не устраивали очных ставок. Следствие велось неспешно и странно. Все арестованные вместе с Мироновым отрицали обвинения в антисоветских намерениях. Следователи зашли в тупик. На суд было идти не с чем, выпускать командарма на волю не позволяли негласные распоряжения. Выход был найден. 2 апреля 1921 года Филиппа Козьмича Миронова застрелили во внутреннем дворе Бутырской тюрьмы. Кто отдал приказ на выстрел до настоящего времени неизвестно.

Кандидат исторических наук
Эдуард Бурда

Иллюстрации:
1. Художник Греков Митрофан Борисович. «Знаменщик и трубач».
2. Красные кавалеристы. Фотография периода Гражданской войны.
3. Филипп Миронов и Ивар Смилга. После первого ареста. 1919 год.
4. Художник Самокиш Николай Семенович. «Красная кавалерия на Перекопе».
5. Последнее фотография Филиппа Кузьмича Миронова. март 1921 года Бутырская тюрьма.
Категория: Мои статьи | Добавил: mamay69 (13.10.2023)
Просмотров: 227 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0