Разделы
Категории раздела
Помощь сайту
Поиск
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Комбриг Иван Антонович Кочубей
Комбриг Иван Антонович Кочубей

Один из известнейших участников Гражданской войны на Кавказе, чье имя окутано огромным количеством легенд и небылиц, что мало кто с ним может сравниться, является Иван Антонович Кочубей. Большинство же этих небылиц вышли из-под пера талантливого советского прозаика Аркадия Первенцева издавшего в 1937 году роман «Кочубей». Позже в 1958 году Юрием Озеровым по этому роману был снят одноименный художественный фильм, где роль Кочубея исполнил Николай Рыбников. На деле же подлинная биография легендарного комбрига не менее интересна, чем художественное произведение.
Родился Иван Кочубей 13 июля 1893 года на хуторе Рощинском (Роща) станицы Георгиевской Баталпашинского отдела Кубанской области в казачьей семье Антона Ивановича и Екатерины Поликарповны Кочубей.
В семье помимо Ивана было еще четверо сыновей: Антон, Степан, Порфил и Илья и три дочери: Мария, Олимпиада и Варвара. Будучи старшим из сыновей Ивану Антоновичу рано пришлось начать помогать отцу в содержании семьи. Возможно, по этой причине он остался неграмотным и не умел читать и писать.
Юность Ивана Кочубея прошла в станице Александро-Невской, куда его семья переехала по переселению 1906 года. В 1913 году в возрасте 20-ти лет Ивана Антоновича женили на Агриппине Ивановне Семенцовой, дочери зажиточного крестьянина. От этого брака 2 января 1914 года у молодоженов родилась дочь, Татьяна.
С началом Первой Мировой войны Иван Кочубей был призван в армию. Воевал он на Кавказском фронте сначала в 32-й Особой конной сотне под Саракамышем, затем в Сводном Кубанском казачьем полку экспедиционного корпуса генерала Николая Николаевича Баратова. За отвагу в боевых действиях Кочубей был награжден двумя Георгиевскими крестами и Георгиевской медалью с надписью «За храбрость», а также был произведен в чин старшего урядника.
Февральская революция застала Ивана Антоновича в Каср-и-Ширине. К концу лета 1917 года, когда начался окончательный развал армии, старший урядник Кочубей, как и тысячи других, самовольно оставил фронт и осенью 1917 года вернулся домой.
В феврале 1918 года, в период активного формирования красногвардейских отрядов по всей Кубани, с братом и группой друзей Иван Кочубей создал небольшой конный красногвардейский отряд, добыв оружие разоружением возвращавшихся на поезде с фронта солдат. С каждым днем его отряд численно увеличивался. К марту в отряде уже было около сотни бойцов, и с этими силами он принимал участие в стычках с отрядами командующего Кубанским краем полковника Виктора Леонидовича Покровского.
В апреле 1918 года отряд Ивана Кочубея принимал участие в обороне Екатеринодара от нападения Добровольческой армии генерала Лавра Георгиевича Корнилова, действуя в северо-восточной части города против конной бригады Ивана Георгиевича Эрдели. В последующем отряд Кочубея вел охват и преследование противника, при отходе его от Екатеринодара.
В мае 1918 года конный отряд, к тому времени достигший уже несколько сот бойцов, был переформирован в конный полк и направлен на борьбу с немецкими частями под Батайск. В ходе отхода из-под Батайска в июле 1918 года конный полк Кочубея принял участие в боях под Кущевской. В августе 1918 года полк Ивана Антоновича возвращается на Кубань, где продолжает участвовать в боевых действиях против Добровольческой армии генерала Антона Ивановича Деникина.
В августе 1918 года части Красной армии, не выдержав удара частей Добровольческой армии, оставляют Екатеринодар и начинают отход на восток в Терскую область. Отступление происходит в тяжелейших условиях, когда снабжение армии практически не осуществлялось, был сильный недостаток в боеприпасах, медикаментах и снаряжении. Находившиеся в районе Астрахани базы снабжения не осуществляли обеспечение армии через калмыцкие степи. Среди бойцов и у самого Ивана Антоновича Кочубея постепенно укреплялось мнение, что их всех предали, бросили на погибель, а руководство в Москве не знает об этом и ничего не делает. В такое положение войска попали в связи с решением руководства Северо-Кавказского военного округа отвести войска ближе к Астрахани, а также использованием находившихся в Астрахани боеприпасов для обеспечения Царицынской группировки.
С сентября 1918 года Иван Андреевич Кочубей командует 3-й Кубанской кавалерийской бригадой 3-й стрелковой дивизии в 11-й Красной армии, а затем 2-й бригадой Особой кавалерийской дивизии в 12-й Красной армии. В двадцатых числах сентября 1918 года бригада Кочубея совместно с частями Якова Филипповича Балахонова вела ожесточенные бои под Невиномысском.
При действиях в районе Кисловодска и Благодарного, бойцы Ивана Антоновича Кочубея задержали около двух тысяч дезертиров из различных частей 11-й Красной армии. По приказу комбрига их раздели до исподнего, разбили на роты и в каждую роты выдали по винтовке с горстью патронов. После вооружения остальных задержанных дезертиров, чем придется, им было приказано атаковать село Орбельяновку. Ночная атака, проведенная с диким криком этим «войском» с камнями и кольями была успешной. Сраженные видом противника казаки оставили село.
В ноябре 1918 года бригада Кочубея действовал в районе села Курсавка, а также участвовала в ожесточенных боях в районе Бешпагир – Спицевка. В этих боях проявили особое мужество и доблесть весь личный состав бригада, а также лично Иван Антонович Кочубей и комиссар бригады Василий Трофимович Кандыбин.
Действия бригады отличаются внезапностью, маневренностью и активностью. Практически все действия были проведены успешно. Кочубей лично участвовал в боях, отличался бесстрашием и отвагой. Своими действиями он стал широко известен не только среди бойцов Красной армии, но и в стане противника. Вместе с тем его военное образование было на самом низком уровне, он не умел пользоваться топографическими картами и вместо них использовал свои топографические знаки: «Одын хрэст — Роща. Два хрэста — Баталпашинка…». При этом по характеру Иван Антонович был резок и вспыльчив, своенравен и крут с одной стороны, и по-детски наивен порой с другой. Так находясь в городе Екатеринодаре, Кочубей случайно встретил на дороге автомобиль и остановил его. Высадив из автомобиля пассажиров, он отправился кататься на автомобиле, даже не поинтересовавшись, чей он. А пассажирами были члены ревкома, начальник гарнизона и комендант. Когда же его пытались отдать за самоуправство под трибунал, Кочубей совершенно искренне не понимал, за что на него так все сердиты. Он говорил: «Вам жалко ахтанобиль — да я вам десять подарю, дай срок». Ему простили эту выходку, а через некоторое время бойцы кочубеевской бригады действительно пригнали два отбитых у противника автомобиля.
Был в биографии Ивана Антоновича и такой неприглядный случай, когда Кочубей изнасиловал помощницу своей жены – Маню. Об этом происшествии вскоре узнали в бригаде, Кочубей не стал отрицать своей вины, сказав: «Товарыщи правду сдилав прыступлэние, бильше не буду, простить». В итоге, постановили выпороть его, и он безропотно на это согласился, приняв 25 ударов плетью.
Но, несмотря на свою бесшабашность, откровенное хулиганство и разгильдяйство Кочубей оставался грозным командиром и подчиненные «боялись его как огня». Будучи поборником дисциплины и порядка он их наводил среди своих бойцов при помощи «плети и нагана».
7 декабря 1918 года части Добровольческой армии генерала Деникина перешли в наступление с целью овладение минераловодским районом и районом города Святой Крест. В этих боях им противостояли части Красной армии, и в их числе конная бригада под командованием Кочубея. Бои имели чрезвычайно ожесточенный характер, станицу Воровсколесскую бойцам Кочубея приходилось брать несколько раз.
В конце декабря 1918 года было предпринято новое наступление 11-й Красной армией, в ходе которого бригада Кочубея должна была наступать в направлении Курсавка – Невиноссыск. В ходе ожесточенных боев бригада через станицу Воровсколесскую прорвалась и вышла к Баталпашинской, завязав бои на окраинах станицы. С большим трудом частям группы генерала Ляхова удалось удержать станицу. Но в начале января ситуация сильно изменилась, в связи с чем части 11-й Красной армии были вынуждены отступить обратно в район Курсавки. В двадцатых числах января 1919 года бригада Кочубея прикрывала отход частей армии от Минеральных вод и Пятигорска. 21 января в районе Георгиевска бригада нанесла ощутимый контрудар по врагу.
Еще в декабре 1918 года Кочубей заболел тифом и ввиду его состояния был помещен в лазарет города Георгиевска, несмотря на просьбы отправить его в свою бригаду. При оставлении частями Красной армии Георгиевска командование забыло эвакуировать лазарет, а в город уже начали входить части Белой армии. Чтобы спасти своего командира бойцы бригады перешли в наступление, прорвали фронт и на руках вынесли своего командира. На станции Прохладной бойцы бригады захватили вагон и на нем отправили дальше в тыл больного Кочубея.
Не желая оставлять свою бригаду, на станции Наурской Иван Антонович пересаживается в конную повозку, из которой продолжает осуществлять командование действиями бригады. Двигаясь в арьергарде отступающих частей 11-й Красной армии, бригада Кочубея в упорных боях с противником сдерживает его наступление, чем дает возможность другим частям отойти. Огромная заслуга бригады в том, что она своими действиями практически спасла 11-ю армию от полного уничтожения.
В начале февраля 1919 года части бригады участвуют в оборонительных боях в районах станиц Мекенской и Наурской. После этого был начат 200-километровый отход от Кизляра через Лагань на Астрахань.
В отношениях с командованием армии Иван Антонович Кочубей вел себя независимо, подчинялся с неохотой, считая, что ему лучше известна обстановка и способы действий. В этом проявлялись его склонности к «партизанщине», за что его неоднократно обвиняли в «анархизме».
В ходе боевых действий Кочубей и его бойцы не церемонились ни с кем, при необходимости отбирали что нужно, как у местных жителей, так и у членов семей отступавшей 11-й армии, которые двигались с армией. Вместе с тем, между боев, бойцы бригады по приказу своего командира вместо отдыха прочесывали степи, разыскивали и подбирали, спасая заблудившиеся группы и одиночных бойцов 11-й армии, отставших от армии. Тем самым они спасли не одну сотню человек.
Когда Иван Антонович Кочубей прибыл в город Кизляр, то увидел там, на площади, кучи сваленных боеприпасов и снаряжения, в которых так они нуждались в ходе отступления и которое не получили. Встретив начальника снабжения армии, Кочубей, не говоря ни слова, убил его двумя выстрелами из нагана. В ходе отхода от Кизляра в Астрахань, Кочубей случайно увидел в рядах отступавших комиссара 11-й армии Шалву Михайловича Аскураву, который в прошлом пытался расстрелять Кочубея «за анархизм» и с которым у него были неприязненные отношения. Комиссар Аскуратов был не робкого десятка – организовал оборону Пятигорска и станции Прохладной, под Кизляром преследовал кумыкского хана. А теперь пешком шел в потоке отступающей армии. Со словами: «Во дэ попалась ты мени, падла поганая!», Кочубей зарубил Шалву Аскураву шашкой. В ссоре с командиром Дербентского полка Кочубей также убил его выстрелом из револьвера. После всех бессудных расправ Реввоенсоветом 12-й Красной армии было принято решение арестовать Кочубея и предать его военно-революционному трибуналу, а бригаду разоружить. Поводом для приведения в исполнение данного решения стал отказ Кочубея выполнить заранее обреченный на провал приказ наступать на Кизляр.
Тогда вместо наступления на Кизляр бригада начала движение к Астрахани, чем вызвала большой переполох. Чтобы дать бойцам немного отдохнуть Кочубей остановил бригаду в селе Промысловка, куда командованием 12-й армии была направлена небольшая группа для ареста Антона Ивановича. Но по прибытии этой группы, Кочубея в селе не оказалось, поэтому группа не смогла выполнить задачу. Через некоторое время в Промысловку пришел ультиматум Реввоенсовета 12-й армии, в котором предлагалось разоружиться бригаде, а Кочубею сдаться. В противном случае угрожали расстрелять каждого пятого в бригаде. Бригада не выполнила требований ультиматума и решила направить делегацию к Ленину и Троцкому с сообщением «как нас продали», а самой бригаде продолжить движение на Астрахань.
18 февраля 1919 года утром бригада в строю, во главе которого выступали музыканты и песенники, двинулась в направлении Астрахани. Однако перед селом Яндыки где располагался штаб 12-й Красной армии их дорогу преградили цепи Дербентского полка, артиллерийская батарея и броневик. Перед заслоном бригада Кочубеева остановилась и выслала делегацию, которая выразила представителю штаба армии требование что «они против своих не пойдут, что они идут к Ленину и Троцкому жаловаться на то, что их продали». Через некоторое время по кочубеевцам был открыт пулеметный и артиллерийский огонь, в результате которого, теряя убитых и раненых, бригада отхлынула обратно в Промысловку, где начала вести агитацию в свою защиту среди других расположенных там частей.
К заслону под Яндыками была направлена делегация из представителей частей, расположенных в Промысловке, а в Промысловку был направлен политический комиссар 12-й армии Кузьмин, который на митинге довел причины и требования по разоружению бригады. Убедительная речь политкомиссара, внесла в доселе стройные ряды кочубеевской бригады раскол. После митинга одни заговорили, что надо подчиниться решению Реввоенсовета армии, другие посчитали выдвинутые им требования предательством. В результате приняли решение больным и раненым разоружиться, а остальным двинуться на город Царицын через степи. В ночь на 19 февраля 1919 года вторая часть бригады ушла из Промысловки в степь.
По получении информации о стрельбе в Яндыках на совещании в Астрахани Сергей Миронович Киров раскритиковал действия Командования и Реввоенсовета 12-й армии и назвал их преступными. По его указанию был направлен аэроплан для поисков и возвращения бригады, высланы конные дозоры. Однако, несколько дней поисков не принесли результата.
В пути движения остатков бригады произошло еще одно разделение. Сам Иван Антонович Кочубей, начальник штаба бригады Андрей Саввич Рой и несколько десятков бойцов бригады направились в сторону города Святой Крест, где надеялись встретить части дружественного Кочубею Дмитрия Петровича Жлобы. Остальная часть бригады под командованием сотника Латышева через степи, претерпев много лишений, дошла до Царицына. С Латышевым вышло около 200 бойцов. А группа с Кочубеем, который к тому моменту был болен и находился без сознания, в районе селения Солдатского столкнулась с разъездами казаков из бригады полковника Михаила Архиповича Фостикова. В результате Кочубей оказался в плену и был доставлен в Святой Крест, захваченный к этому времени частями Белой армии.
Согласно одной из версий запущенной с легкой руки писателя Аркадия Первенцева, к больному Ивану Антоновичу Кочубею был приставлен врач, и после того, как здоровье его немного поправилось, учитывая известность среди широкого круга двух армий его стали склонять к переходу на службу в Белую армию, и сулили звание полковника. Но на столь щедрое предложение Кочубей ответил решительным отказом: «Ни, мэни цэ нэ пидходэ. Кочубей останэться Кочубеем!».
22 марта 1919 года на базарной площади города Святой Крест по приговору военно-полевого суда Иван Антонович Кочубей был повешен. Тело казненного провисев пару дней, было захоронено в братской могиле на городском кладбище.
В 1957 году незадолго до ликвидации старого городского кладбища братская могила была вскрыта и прах Ивана Кочубея, опознанный его сестрой Олимпиадой Антоновной по остаткам полуистлевшей одежды, был торжественно перезахоронен на новом городском кладбище.

P.S.
Моя бабушка по материнской линии, уроженка города Святой Крест – Шулумова Елизавета Осиповна, будучи 9-летним ребенком присутствовала при казни Ивана Кочубея. Это зрелище врезалось ей в память на всю жизнь. Так согласно ее воспоминаниям импровизированная виселица была на скорую руку сооружена из телеграфного столба и врытого в землю бревна соединенного перекладиной. При этом сама виселица была невысокой. Кочубею на грудь перед казнью нацепили табличку. Что было написано на самой табличке, бабушка не помнила.
День казни был ветреный, временами срывался мокрый снег. Кочубея привели к месту казни без верхней одежды. Два казака приводившие приговор в исполнение, делали свою работу не умело, подолгу возились с веревкой, не с первого раза выбили ящик из-под ног казнимого.

Кандидат исторических наук
Эдуард Бурда

Иллюстрации:
1. Комбриг Иван Антонович Кочубей.
2. Иван Антонович Кочубей с супругой Агриппиной Ивановной Семенцовой.
3. Красный комиссар Василий Трофимович Кандыбин, 1921 г.
4. Слева направо Иван Кочубей, его заместитель по бригаде Михайлов, родной брат Ивана Кочубея Антон Антонович.
5. Могила Ивана Кочубея в городе Буденновске Ставропольского края. Настоящее время.
Категория: Мои статьи | Добавил: mamay69 (24.12.2023)
Просмотров: 207 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0