Разделы
Категории раздела
Помощь сайту
Поиск
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Комдив 1-й повстанческой дивизии в Вешенском восстании 1919 года Харлампий Васильевич Ермаков
Комдив 1-й повстанческой дивизии в Вешенском восстании 1919 года Харлампий Васильевич Ермаков

С Харлампием Васильевичем Ермаковым, прототипом главного героя своего романа «Тихий Дон» Михаил Александрович Шолохов был знаком лично, они нередко встречались и беседовали в 1926 году, когда писатель собирал материалы для своего произведения. Так в последнем следственном деле Ермакова сохранилось письмо Шолохова от 6 апреля 1926 года, в котором молодой писатель просит сообщить ему некоторые сведения о Верхнее-Донском восстании 1919 года.
Родился будущий комдив 1-й повстанческой дивизии - Харлампий Васильевич Ермаков 7 февраля 1891 года на хуторе Антипов станицы Вешенской Области Войска Донского, в семье донского казака. В возрасте двух лет был отдан на воспитание в семью бездетных родственников Архипа Герасимовича и Екатерины Ивановны Солдатовых, живших на хуторе Базки той же станицы Вешенской. Причиной такого решения была утрата его отцом трудоспособности из-за потери кисти правой руки.
Начальное образование Харлампий Васильевич получил в Вешенской двухклассной приходской школе. В возрасте 19 лет женился на казачке Прасковье Ильиничне. От этого брака в семье родилось двое детей: в 1911 году дочь Пелагея, и в 1913 году сын Иосиф.
В январе 1913 года Харлампий Ермаков был призван на действительную службу в Донской 12-й казачий полк, расквартированный в Радзивиллово Волынской губернии. Окончив учебную команду 25 апреля 1914 года, он был произведен в младшие урядники и назначен взводным урядником 1-й сотни полка.
С началом Первой мировой войны 12-й Донской казачий полк вошел в состав 11-й кавалерийской дивизии которая до осени 1916 года вела бои на Юго-Западном фронте, а затем на Румынском фронте. Участвуя в боевых действиях, Харлампий Ермаков за 2,5 года войны был награжден четырьмя Георгиевскими крестами и четырьмя Георгиевскими медалями с надписью «За храбрость», тем самым став обладателем Полного Георгиевского банта. Но помимо заслуженных наград за годы войны он был дважды ранен. Первый раз – 21 сентября 1915 года в бою под Ковелем, после чего до 26 ноября лечился в госпитале города Сарны. Второй раз был ранен 20 ноября 1916 года в Румынии, в бою за высоту 1467, после чего проходил лечение в госпитале города Ростова-на-Дону Области Войска Донского. По излечении, 25 января 1917 года, получил двухмесячный отпуск для поправления здоровья и возвратился в родной хутор. Затем – в связи с истечением четырехлетнего срока действительной службы – получает трехмесячный «льготный отпуск».
В мае 1917 года казаки станицы Вешенской избрали Харлампия Ермакова, депутатом от станицы на Большой Войсковой круг Войска Донского, на котором был избран атаманом Алексей Максимович Каледин.
В июне Харлампий Ермаков вновь был мобилизован в армию, во 2-й Донской казачий запасной полк, располагавшийся в станице Каменской.
14 июля 1917 года на областном съезде представителей пехотных и казачьих частей проходившем в Новочеркасске Харлампий Васильевич Ермаков от своего 2-го Донского казачьего запасного полка был избран в Областной военный комитет – орган самоуправления воинских частей. Летом Ермаков так же окончил общеобразовательные курсы при Новочеркасском казачьем юнкерском училище.
С началом Гражданской войны на Дону Харлампий Васильевич Ермаков поддержал Донской Военно-революционный комитет во главе с Федором Григорьевичем Подтелковым и Николаем Матвеевичем Голубовым. Во второй половине января 1918 года командуя сотней в составе 2-го Донского казачьего запасного полка в рядах войск военно-революционного комитета воюя против отряда полковника Василия Михайловича Чернецова под станцией Лихой, был ранен и 29 января снова вернулся домой.
Спустя месяц на Дону устанавливается Советская власть и Ермакова избирают председателем Вешенского станичного Совета. Эту должность он занимал до начала антибольшевистского восстания в Верхнее-Донском округе, произошедшем 16-20 апреля 1918 года. Позднее донская печать назвала его одним из организаторов переворота: «Здесь станичный атаман Лиховидов… вместе с есаулом Каргиным и урядником Ермаковым первым сплотил казачью силу против подлого врага». Впоследствии во время судебного процесса над Ермаковым очевидцы свидетельствовали, что он принимал участие в захвате и уничтожении отряда председателя Донревкома Федора Григорьевича Подтелкова. За участие в этом восстании Харлампий Васильевич был произведен в подхорунжие.
С восстановлением атаманского правления Харлампий Ермаков избирается атаманом станицы Вешенской. Однако, служба у красных вызывает к нему недоверие и на состоявшемся 14 мая 1918 года станичном сборе его переизбирают вторым помощником атамана.
Летом и осенью 1918 года Харлампий Васильевич Ермаков в должности командира взвода 1-го Вешенского полка Донской армии воюет против Красной армии на Царицынском и Балашовском направлениях. Тогда-то он был произведен в офицерский чин хорунжего, поскольку Войсковой атаман Петр Николаевич Краснов отдал приказ произвести в хорунжие всех казаков-кавалеров Георгиевского креста 4-х степеней.
Во время летних боев Харлампия Васильевича постигла личная трагедия, умерла его жена Прасковья и с этого времени забота о детях целиком легла на его плечи.
В конце декабря 1918 года, уставшие от войны и распропагандированные красными, донские казаки бросили фронт, хорунжий Харлампий Ермаков вернулся домой. Месяц спустя, исполняя предписание циркулярного письма Оргбюро ЦК РКП(б) «о расказачивании» от 24 января 1919 года, Красная армия начала проводить террор на Верхнем Дону. В ответ 25 февраля вспыхнуло Верхне-Донское восстание в станице Казанской. На другой день – 26 февраля восставшими была освобождена станица Мигулинская, а 27 – станица Вешенская.
В тот же день – 27 февраля 1919 года хорунжий Харлампий Ермаков начинает формирование повстанческого отряда правобережных хуторов. Два дня спустя отряд Ермакова выступает на станицу Каргинскую, где 3 марта разбивает карательный отряд Лихачева и захватывает артиллерийские склады красных. Спустя два дня 5 марта старики хутора Базки вручают ему командование Базковской сотней.
Восставшие верхне-донцы формировались в отряды с большой поспешностью, и бросались на фронт с целью закрепить плацдарм. Красные на подавление восстания бросали все новые и новые части. Продолжать борьбу разрозненными отрядами означало понести поражение, необходимо было в кратчайшие сроки свести все управление в одни руки.
12 марта 1919 года вновь образованный Верхне-Донской Окружной совет избрал главнокомандующим повстанческой армией подъесаула Павла Назарьевича Кудинова, который реорганизовал восставшие силы, объединив станичные сотни в 5 регулярных конных дивизии и одну бригаду. Командующим 1-й конной Верхне-Донской дивизией был назначен хорунжий Харлампий Васильевич Ермаков. Дивизия была сформирована из казаков Каргинской, Боковской и Вешенской станиц, и состояла из: 3-го конного полка подхорунжего П. Бокова, 4-го конного полка подхорунжего Ивана Платоновича Рябчикова, 5-го конного полка подхорунжего Иосифа Алексеевича Фадеева и 6-го пешего полка вахмистра Ивана Александровича Зыкова.
Родной брат Харлампия – Емельян Васильевич Ермаков, старший урядник, тоже был в числе организаторов восстания, но действовал он на левом берегу Дона. Принимал участие в штурме станицы Вешенской, а после стал товарищем председателя Верхне-Донского Окружного Совета.
Три месяца дивизия Харлампия Васильевича Ермакова успешно сражалась на южном участке повстанческого фронта против частей IX армии Южного фронта РККА, наступавшей на Новочеркасск. В мае, под давлением новых подкреплений противника, повстанцы отступают на левый берег Дона. Но уже 25 мая конная группа генерала Александра Степановича Секретева прорывает оборону 15-й стрелковой дивизии Красной армии у станицы Казанской и соединяется с повстанческой армией. Красная армия оставляет Верхнее-Донской округ.
После соединения с Донской армией повстанческая армия постепенно расформировывается, повстанческих командиров сменяют кадровые офицеры Донской армии. Харлампий Ермаков остается на прежней должности дольше других. Он по-прежнему командует 1-й Верхнее-Донской дивизией, переименованной в 1-ю Верхнее-Донскую бригаду до 1-го июля 1919 года. В этот день бригада Ермакова вливается в 5-ю конную бригаду Донской армии. Сам Харлампий Васильевич получает должность командира сотни 20-го Вешенского полка. Его брат – Емельян Васильевич после соединения повстанцев с Донской армией был назначен командиром сотни, и в первом же бою с красными под станицей Слащевской погиб.
Некоторое время спустя, в том же июле 1919 года, хорунжий Харлампий Ермаков был назначен офицером для поручений при штабе группы генерала Эммануила Федоровича Семилетова. Офицер Евгений Елеазарович Ковалев, который летом 1919 года служил вместе с Ермаковым в Донской армии, впоследствии после прочтения романа Михаила Шолохова «Тихий Дон» в своей статье «Харлампий Ермаков – герой Тихого Дона» нашел поразительное сходство между Харлампиес Васильевичем и Григорием Мелиховым: «…Я встречал Харлампия Ермакова и давно догадывался, читая и перечитывая главы, относящиеся к восстанию, что это он выделен в романе в качестве главного действующего лица… Я с любопытством следил за ним. Добрый конь, хорошая посадка. Роста выше среднего. Черноволосый. Правильные черты лица, Острый, немного хищный нос. Он зорким взглядом следил за противником…».
В августе 1919 года Ермаков получает ранение под станицей Филоновской. В октябре, по возвращению из госпиталя, назначается помощником командира 20-го Вешенского полка по хозяйственной части. В декабре атаманом Всевеликого Войска Донского Африканом Петровичем Богаевским производится в сотники, в январе 1920 года в подъесаулы, в феврале - в есаулы, и переводится на должность помощника командира полка по строевой части.
В конце февраля 1920 года Донская армия отступила на Кубань, где 3 марта, под станицей Георгие-Афипской, Харлампий Ермаков вместе со своей частью сдался в плен превосходящим силам красно-зеленых и уже 15 марта перешел в Красную армию. Но 1 июня 1920 года, как было сказано в уголовном деле есаула Ермакова, «за службу у белых был сослан на фильтрацию в особый отдел 14-й армии, 5 июля освобожден».
Благополучно пройдя фильтрацию, Харлампий Ермаков официально поступил на службу в Красную армию. А 2 августа 1920 года бывший есаул получил под свое командование эскадрон 14-й кавалерийской дивизии. Командуя эскадроном, участвовал в походе на Польшу в составе 1-й Конной армии Семена Михайловича Буденного. Был ранен в одном из боев, затем лечился в госпитале. После излечения вернулся в строй. В сентябре был назначен помощником командира 82 полка по хозяйственной части и направлен на Врангелевский фронт. Михаил Александрович Шолохов писал в 1974 году литературоведу Константину Ивановичу Прийме: «Товарищ Буденный помнил его по 1-й Конной армии и отзывался о нем как об отличном рубаке, равном по силе удара шашкой Оке Городовикову».
После взятия Крыма Ермакова направляют на Дон для борьбы с повстанцами Григория Маслакова, Константина Вакулина, Федора Попова и Григория Андрианова. За боевые отличия Харлампий Васильевич был награжден шашкой и именными часами.
В марте 1921 года Ермаков был зачислен в 3-й резервный полк 14-й кавалерийской дивизии на туже должность – помощника командира полка по хозяйственной должности. С 25 апреля Харлампий Васильевич уже помощник командира 41-й кавалерийской бригады. В августе 1922 года был назначен командиром дивизионной школы 14-й кавалерийской дивизии 1-й Конной армии располагавшейся в Майкопе.
Когда в 1922 году началась демобилизация из рядов РККА, Харлампия Ермакова как «бывшего белого» решили демобилизовать в первую очередь. Сам командующий 1-й Конной армией Семен Михайлович Буденный хотел оставить его в армии, но политотдел Северо-Кавказского военного округа настоял на демобилизации и в январе 1923 года Харлампий Васильевич покинул ряды РККА.
Вернувшись в феврале 1923 года на Дон в станицу Вешенскую, Ермаков уже в сентябре, вместе с еще семерыми казаками, был арестован органами ОГПУ, по обвинению в организации Вешенского восстания в 1919 году. На допросах Харлампий Васильевич давал правдивые показания по событиям тех дней. Честно говорил, что причиной восстания «явились расстрелы, поджоги и насилие со стороны Красной гвардии и отдельных личностей».
Следствие длилось почти полтора года. Большинство свидетелей показали на следствии, что Ермаков был насильственно мобилизован в повстанческую армию Павлом Назарьевичем Кудиновым и другими вождями восстания. Припомнили, как он спасал пленных красноармейцев от расстрела.
17 мая 1924 года в окружное ГПУ пришло письмо от жителей хутора Базки, письмо в защиту Ермакова: «Ермаков все время проживал в нашем хуторе, там же был хлеборобом, но... случилось восстание и Ермаков, как и все, вынужден был участвовать в нем и был избран восставшими на командную должность. Очень и очень многие могут засвидетельствовать о том, что остались живы только благодаря Ермакову...». Под этим письмом стояло 90 подписей. Хуторяне не побоялись вступиться за своего земляка. Подали голос в защиту Ермакова и члены хуторской ячейки РКСМ, которые засвидетельствовали, что он не был врагом советской власти. Благодаря этому 19 июля 1924 года Ермаков был освобожден под поручительство.
Само же следствие длилось еще 10 месяцев, и, может быть, продолжалось бы дольше, но в апреле 1925 года состоялся пленум ЦК РКП(б), принявший решение о частичной реабилитации казачества. Несмотря на выводы заместителя уполномоченного ГПУ по Донецкому округу А. Анненкова, что Ермаков входил в состав главных зачинщиков восстания, 15 мая того же года выездная сессия Северо-Кавказского суда в городе Миллерово определила прекратить дело «по целесообразности».
После освобождения из-под ареста Харлампий Васильевич служил в станичном Совете, где был председателем хуторского комитета бедноты, работал в кооперации, а так же грузчиком на ссыпке зерна, на Базковском элеваторе. И все это время вокруг Ермакова крутились осведомители, и каждый его шаг был известен в ОГПУ.
20 января 1927 года Харлампий Васильевич был вновь арестован. На этот раз следствие нашло свидетелей, утверждавших, что он добровольно принял командование восставшими, лично участвовал в расстреле красноармейцев, и что в настоящее время ведет антисоветскую агитацию. На руку следователям ОГПУ сыграло и решение ЦИК СССР от 26 мая 1927 года утвердивший в стране Постановление Президиума «о внесудебном порядке рассмотрения дел». Именно оно и позволило решить судьбу Ермакова.
Наскоро созванная в городе Миллерово Судебная коллегия ОГПУ 6 июня 1927 года, рассмотрев дело во внесудебном порядке по статьям 58-11 и 58-18 Уголовного кодекса РСФСР, постановила: Ермакова Харлампия Васильевича «расстрелять». Ермаков написал письмо Семену Михайловичу Буденному – просил о помиловании. Командарм 1-й Конной армии ходатайствовал, но его письмо затерялось в кабинетах ОГПУ, и в ночь на 17 июня 1927 года в тюрьме города Каменска (ныне город Каменск-Шахтинский) приговор был приведен в исполнение.
Спустя 62 года после расстрела 19 августа 1989 года постановлением президиума Ростовского областного суда Харлампий Васильевич Ермаков был реабилитирован с формулировкой «за отсутствием состава преступления».

Кандидат исторических наук
Эдуард Бурда

Иллюстрации:
1. Харлампий Васильевич Ермаков. Первая мировая война. Фотография 1916 года.
2. Плакат времен Первой мировой войны.
3. Плакат восставших Верхне-Донских станиц 1919 год.
4. Художник Андрей Сергеев. «Знай донского казака».
5. Харлампий Васильевич Ермаков. Фотография из следственного дела 1927 года.
Категория: Мои статьи | Добавил: mamay69 (28.12.2023)
Просмотров: 229 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0