Категории раздела
Помочь сайту
Поиск
Поделиться
Друзья сайта
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Крымская эпопея 1920 год. Терские казачьи части в последних битвах Гражданской войны на Юге России Часть 2
Крымская эпопея 1920 год.
Терские казачьи части в последних битвах Гражданской войны на Юге России

Часть 2

Тяжелые беспрерывные бои в течение пяти недель вывели из строя массу людей. Ряды армии таяли. Командованию Русской армии приходилось искать новые источники пополнения. Таковыми стали остатки северо-западной и северной армий, а также части генерала Шиллинга, которые во главе с генералом Бредовым отошли из Новороссии в Польшу, где были интернированы. Переговоры с Польшей и Румынией относительно возвращения отряда генерала Бредова дали положительный результат. К августу в Крым вернулось около 7 тысяч бредовцев, в их числе были и казаки Терской пластунской бригады полковника В. Ф. Белогорцева. Главнокомандующий Русской армией генерал-лейтенант барон П. Н. Врангель оставил описание возвратившихся из Польши «бредовцев»: «Сердце сжималось от боли. В лохмотьях, босые, некоторые в одном грязном нижнем белье… Прибывшие части должны были, отдохнув, одевшись и подкормившись в Феодосии, идти на пополнение частей 2-го корпуса».
К середине июля в Русской армии была проведена перегруппировка. В Мелитополе формировалась 6-я пехотная дивизия.
1-й армейский корпус генерала Кутепова сменил 2-й армейский корпус генерала Слащева и занял участок от деревни Вальдгейм через хутора Острякова на Вальдорф и далее до Днепра у станции Попово.
2-й армейский корпус стал по течению Днепра, пополнялся и приводился в порядок после беспрерывных полуторамесячных боев. Потрепанные полки Терско-Астраханской бригады отвели в тыл на отдых и пополнение.
Донской корпус оставался на старом участке от Азовского моря в районе Ногайска до Вальдгейма.
Сводный корпус генерала Писарева расформировывался, кубанские казаки получившие после разгрома корпуса Жлобы коней были сведены в конный корпус, объединивший в себе Кубанскую казачью, 1-ю и 2-ю конные дивизии. Командиром корпуса был назначен бывший начальник 2-й Донской дивизии генерал Калинин. Командиром 1 конной дивизии был назначен Терский казак, генерал-майор Владимир Константинович Агоев. Конный корпус был размещен в районе Большого Токмака.
В августе 1920 года Русская армия генерала П. Н. Врангеля предприняла несколько попыток наступления на превосходящие силы Красной армии, намереваясь прорваться из Северной Таврии за Днепр и расширить плацдарм для дальнейших действий. В ходе тяжелых и кровопролитных боев Красной армией был сооружен укрепрайон получивший название «Каховский плацдарм».
Еще в первых числах августа 1920 года командование Правобережной группы войск Юго-Западного фронта (командующий Р. П. Эйдеман), Красной армии стало подтягивать все наличные силы в район Бориславля напротив Каховки. На участок между Большим Токмаком и линией Днепра была подтянута II-я Конная армия Ф. К. Миронова и вновь прибывшая 51-я стрелковую дивизию под командованием В. К. Блюхера.
В связи сосредоточением крупных сил противника генерал Врангель издал приказ, в котором предписывал: генералу Кутепову удерживать северный участок фронта; генералу Слащеву следовало оборонять линию Днепра, обратив главное внимание на перекопское направление; генералу Барбовичу во главе конного корпуса в составе 1-й конной дивизии, 2-й кавалерийской, 2-й Донской казачьей дивизии и Алексеевского военного училища было приказано сосредоточиться в районе села Серогозы в резерв армии.
7 августа части Красной армии повели наступление на левый фланг 1-го армейского корпуса, стремясь прорваться вдоль Днепра и выйти в тыл корпуса генерала Кутепова. Части 15-й, 52-й и Латышской стрелковых дивизий Красной армии успешно форсировали Днепр на участке Алешки – Корсуньский монастырь. В ходе кровопролитных боев длившихся с 7 по 10 августа частями Красной армии был захвачен плацдарм шириной в 216 километров и глубиной в 12-15 километров. Снабжение плацдарма осуществлялось через 4 переправы у селения Большая Каховка. Плацдарм на расстоянии 60-70 километров от Перекопа создавал угрозу тылам и сообщениям основной группировке Русской армии в Северной Таврии.
К 10 августу 13-я дивизия 2-го армейского корпуса Русской армии теснимая наступающими частями Красной армии отошла к селу Черная Долина. 10 августа 1920 года прибыли части 51-й стрелковой дивизии Красной армии, которые с марша вступили в бой. Развивая наступление, к 12 августа части Красной армии вышли на рубеж Большие Копани – Большая Маячка – Любимовка –Белоцерковка.
Тем временем, 8 августа 1920 года под руководством военспеца Д. М. Карбышева на Каховском плацдарме началось строительство укреплений. Строительство укреплений было завершено лишь 13 октября 1920 года, к этому времени было подготовлено три полосы обороны:
Передовая линия обороны проходила по линии Екатеринославка – Софиевка – Любимовка – южнее хутора Сухино – берег Днепра и состояла из отдельных окопов и взводных опорных пунктов, на отдельных участках усиленных проволочными заграждениями;
Главная линия обороны проходила на расстоянии 3-6 километров от передовой линии и состояла из 2-3 линий групповых окопов и ротных опорных пунктов, усиленных 3 линиями проволочных заграждений и соединенных ходами сообщения. Здесь же были подготовлены наблюдательные пункты, артиллерийские позиции и блиндажи для укрытия личного состава. На отдельных танкоопасных направлениях были установлены противопехотные и противотанковые мины. В сражении на Каховском плацдарме Красная армия впервые применила противотанковые мины;
Предмостная линия обороны проходила по окраине селения Большая Каховка и предназначалась для защиты переправ через Днепр.
Для обеспечения маневра огнем имевшиеся на плацдарме артиллерийские орудия были сведены в три оперативных соединения: артиллерийская группа непосредственной поддержки, артиллерийская контрбатарейная группа и противотанковый артиллерийский резерв. Для прикрытия плацдарма с воздуха сюда была переброшена авиагруппа под командованием И. У. Павлова, а в районе переправы была развернута зенитно-артиллерийская группа.
12 августа 1920 года кавалерийский корпус Русской армии под командованием генерала И. Г. Барбовича нанес удар в направлении на Веселое – Нижние Серогозы, по левому флангу линии обороны плацдарма. Одновременно на правом фланге части 2-го армейского корпуса генерала Я. А. Слащева в составе 34-й и 13-й дивизий начали наступление на Белоцерковку. В ходе боев в этот день конным корпусом генерала Барбовича было взято около 2000 пленных и «3 орудия в полной запряжке». Однако развить успех конный корпус не смог из-за нерешительных действий 2-го армейского корпуса. Предпринятая генералом Я. А. Слащевым ночная атака на Каховку, также не увенчалась успехом. 13 августа в 8 часов утра части Красной армии сами перешли в наступление от хутора Терны на правый фланг 13-й дивизии, но были отбиты. 1-я конная дивизия под командованием генерал-майора В. К. Агоева, выступившая для содействия наступающей пехоте генерала Слащева, встретила в шести верстах к северу от Черненьки пехоту противника, обходившую левый фланг 13-й дивизии, опрокинула ее и к вечеру заняла окраину Ключевой балки на правом фланге Каховской позиции. В целом же длившийся весь день бой закончился неудачей. Части Красной армии оказывали отчаянное сопротивление. Особенно упорно сопротивлялись части Латышской дивизии.
В районе Корсунского монастыря частям Русской армии сопутствовал успех. Здесь частями 34-й, 2 Донской казачьей и 2-й конной дивизий были нанесены поражения частям 51-й, 52-й и Латышкой дивизий Красной армии, были взяты «Казачьи лагеря» и Алешки, захвачено 1200 пленных и 3 орудия. На фронте 1-го армейского корпуса генерала Кутепова противник безуспешно предпринимал попытки прорвать линию обороны.
14 августа генерал Слащев силами 13-й дивизии, а также пешей бригадой 2-й кавалерийской дивизии и дивизионом туземной дивизии вновь предпринял штурм Каховского плацдарма. Однако и в этот день, и на следующий атаки частей 2-го армейского корпуса генерала Я. А. Слащева на Каховские позиции Красной армии, не имели успеха. 15 августа части генерала Слащева были отведены на линию Каменный Колодезь – Черненька. Конные части генерала Барбовича также были отведены в район Дмитриевка – Антоновка. Благодаря мощной обороне части Красной армии не только удержались на левом берегу Днепра, но и, отразив атаки частей конного и 2-го армейского корпусов Русской армии, сами перешли в наступление.
Неудачная попытка овладеть Каховским плацдармом стала причиной отставки Я. А. Слащева, который во время боев за плацдарм вступил в конфликт с Главнокомандующим Русской армией бароном П. Н. Врангелем. 17 августа 1920 года генерал-лейтенант Я. А. Слащев был смещен с занимаемой должности, и командование 2-м армейским корпусом было передано генералу Владимиру Константиновичу Витковскому.
Бои на подступах к Каховскому плацдарму продолжались до 20 августа 1920 года. В ходе одной из конных атак 18 августа 1920 года у села Агайман в Северной Таврии погиб командир 1-й конной дивизии, Терский казак, генерал-майор В. К. Агоев.
20 августа части Красной армии начали контрнаступление в направлении на Мелитополь, бои за который длились до 26 августа.
28 августа началось новое наступление Русской армии генерала П. Н. Врангеля: кавалерийский корпус И. Г. Барбовича, усиленный Корниловской ударной дивизией и 6-й пехотной дивизией начал наступление на левом фланге против 51-й и 52-й стрелковых дивизий. 2-я Донская кавалерийская дивизия повела наступление в центре и на правом фланге. 29 августа авиаотряд Красной армии в количестве 9 аэропланов, совершил авианалет по наступающим частям Русской армии в районе деревни Рубановка, всего было сброшено 30 пудов бомб и 1500 стрел. Деморализовав авианалетом противника 30 августа части Красной армии перешли в контрнаступление на участке Скадовск – Новоцерковка – Новорепьевка, но уже 1 сентября были остановлены и к 5 сентября отошли на исходные позиции.
На 5 сентября было запланировано наступление Русской армии вдоль большака Каховка – Чаплинка на участке Латышской стрелковой дивизии, и одновременно наступление вдоль большака Антоновка – Каховка на участке 51-й стрелковой дивизии. В ночь на 5 сентября началась общая атака Каховского плацдарма. 6-я пехотная и 2-я конная дивизии повели под прикрытием артиллерийского огня демонстративные атаки. Однако вследствие сильного пулеметного и артиллерийского обстрела вынуждены были отойти на исходные позиции. Корниловская дивизия совместно с танками и броневиками в районе хутора Топилова атаковала укрепленную позицию и стремительно прорвала первую линию укрепленной полосы противника, но была остановлена артиллерийским и пулеметным огнем. Из четырех танков, поддерживавших атаку корниловцев, два было подбито. Группа генерала Г. Б. Андгуладзе (13-й и 34-й пехотных дивизий) повела наступление в направлении Малой Каховки. Не будучи в состоянии преодолеть проволочные заграждения части 13-й и 34-й пехотных дивизий залегли под проволокой, расстреливаемые артиллерийским и пулеметным огнем. Перед рассветом, ввиду усиливающегося обстрела, части были отведены на исходные позиции. Наступление было остановлено.
После очередного провала наступления на Каховский плацдарм генерал П. Н. Врангель отказался на время вести наступательные операции на этом участке и перешел к обороне подконтрольных Русской армии территорий Северной Таврии. Частям 2-го армейского корпуса генерала Витковского было приказано оборонять нижнее течение Днепра. Конный корпус генерала Барбовича был отведен в район Покровка – Серагозы. Корниловской дивизии понесшей большие потери было приказоно перейти в резерв в Нижние Серагозы. 2-я конная дивизия (не имевшая конного состава) была по железной дороге направлена на южный берег Крыма, где должна была получить коней. Ввиду больших потерь была объявлена новая мобилизация.
Несмотря на то, что к началу августа 1920 года на счету Русской армии имелся уже целый ряд очевидных военных успехов, они все же не носили решающего характера. Армия генерал-лейтенанта барона П. Н. Врангеля даже, несмотря на свой выход из Крыма, оставалась все же запертой на территории Северной Таврии. Наступила такая ситуация, когда Русская армии могла держаться против превосходящих сил Красной армии (к которым, к тому же, непрерывно подтягивались свежие силы) лишь благодаря маневрам одними и теми же частями, которые от этого несли дополнительные потери и изматывались.
Главному командованию становился очевидным вероятный исход такого рода военных действий, а также тот самый факт, что для перелома ситуации необходимы какие-то кардинальные действия с перехватом стратегической инициативы у большевиков. После перегруппировки войск в штабе Русской армии был разработан план дальнейших боевых действий: пополнив армию, приведя в порядок тылы, нанести противнику новый удар на Северном фронте; удерживаясь в Северной Таврии, перебросить часть сил (кавказские казачьи полки) на Кубань и, опираясь на местное казачье население, очистить от большевиков Кубанские земли.
По плану Главнокомандующего Русской армии генерал-лейтенанта барона П. Н. Врангеля, высадка крупного десанта из Крыма могла расширить социально-экономическую, политическую и территориальную базу Белого движения, создать новый антисоветский фронт на Кубани. Высадка должна была быть осуществлена в трех местах. Десантные группы должны были занять Екатеринодар, Майкоп, и, в дальнейшем, всю Кубань, на которой ожидалось антисоветское восстание.
Для подготовки антисоветских восстаний на побережье Азовского и Черного морей высаживались партии охотников, которые успешно вели партизанские действия. Наиболее удачно действовал отряд полковника Донского войска Ф. Д. Назарова, высадившегося 9 июля между Мариуполем и Таганрогом и к 22 июлю уже контролировавшим район Александрова – Грушевск, в 35 верстах от Новочеркасска.
Кроме того, на Кубани и Северном Кавказе находилось около 30 крупных бело-зеленых партизанских отрядов общей численностью 13 тысяч человек, самым крупным из которых была «Армия возрождения России» генерала М. А. Фостикова численностью 5500 тысяч бойцов с 10 орудиями и 35 пулеметами. По данным Врангелевской разведки, состав партизанских сил на тот момент был следующим:
Отряд генерала Фостикова «Армия возрождения России», 15 тысяч штыков и шашек, 5 орудий, 60 пулеметов. Располагалась в Баталпашинском отделе в районе станиц Удобная – Передовая – Сторожевая – Кардоникская;
Отряд полковника Скакуна от 400 до 1500 человек – в плавнях района Ачуева;
Отряд полковника Федора Лазаревича Менякова – в районе станиц Суворовская – Бекешевская – Боргустанская;
Отряд полковника Лебедева – в районе Анапы.
Следует отметить, что по свидетельству самого Врангеля, перед началом операции «все попытки установить с генералом Фостиковым непосредственную связь были безуспешны».
Когда в начале июля 1920 года в штабах повстанческих отрядов стали военспецы, создавшие из разрозненных групп боевые единицы, повстанцы стали занимать станицы (в апреле-июне они ограничивались короткими набегами на них), превращая их в опорные пункты для общего наступления. В июле повстанческие отряды Кубани были объединены в «Армию возрождения России» под командованием генерал-майора Михаила Архиповича Фостикова. С весны 1920 года генерал Фостиков, объединив в юго-восточной части Кубани под своим командованием от 15 до 25 тысяч казаков, вел партизанскую, а затем и открытую войну с регулярными частями Красной Армии. Успешное продвижение десанта Врангеля послужило сигналом для наступления генерала Фостикова на Армавир и Моздок. На Кубани создалось два фронта, пытавшихся охватить кольцом центральные районы и свергнуть здесь Советскую власть.
Тревожная обстановка для большевиков сложилась и в Донской области, которой с запада угрожали части белогвардейцев, а в центре – подпольные антисоветские организации, с которыми Врангель к тому времени установил контакты. Положение на Северном Кавказе осложнилось настолько, что в августе 1920 года Реввоенсоветом создан Кавказский фронт, в состав которого вошли войска незадолго до этого расформированного СКВО.
Началась подготовка к предстоящей операции на Кубани. Кубанские, терские и астраханские казаки перебрасывались к местам посадки на транспорты в Феодосию и Керчь. К началу августа подготовка к десантной операции была закончена. Все силы десанта именовались Группой особого назначения. В состав десанта вошли конные дивизии Н. Г. Бабиева, А. М. Шифнер-Маркевича, пехотные части Б. И. Казановича – всего 4500 бойцов при 26 орудиях, 133 пулеметах, 3 броневиках и 8 аэропланах. В своем составе группа имела:
1-ю Кубанскую казачью конную дивизию под командованием генерал-лейтенанта Н. Г. Бабиева, около 1000 шашек, 35 пулеметови 6 орудий;
2-ю Кубанскую казачью пешую дивизию под командованием Генерального штаба генерал-лейтенант А. М. Шифнер-Маркечич, около 900 штыков, 100 шашек, 48 пулеметов и 8 орудий;
Сводную пехотную дивизию генерала Б. И. Казановича в составе: 1-й Кубанский стрелковый полк, Алексеевский стрелковый полк – командир П. Бузун, с Алексеевским артиллерийским дивизионом, Константиновское и Кубанское военные училища – всего около 2500 штыков, 50 пулеметов, 12 орудий, 3 броневика и 8 аэропланов;
«Волчью сотню» под командой есаула Г. И. Колкова.
Высадка десанта должна была произойти в районе Ахтари. Командующим был назначен генерал-лейтенант С. Г. Улагай. Начальником штаба был определен Генерального штаба генерал-лейтенант Д. П. Драценко, которого 26 августа сменил – генерал-майор Г. И. Коновалов.
20 июля в группу войск особого назначения генерала С. Г. Улагая была включена и Терско-Астраханская казачья бригада, которая была придана дивизии А. М. Шифнер-Марковича.
Вместе с Терско-Астраханской бригадой в десанте на Кубань должна была участвовать и Терская Гвардейская сотня. 4 августа 1920 года Терскую Гвардейскую сотню в ожидании десанта на Кубань перебросили в Керчь, но на первые транспорты она не попала. Здесь сотня вошла в только что сформированный Сводно-казачий дивизион полковника Усачева. Помошником командира Дивизиона был назначен командир Терской сотни полковник Рогожин, а сотню принял есаул Щербаков. В городе Керчь остался кадровый взвод Гвардейской сотни – 4 офицера и 25 казаков. А транспорты с Дивизионом 21 августа отошли от Керчи.
Кроме группы войск особого назначения генерала С. И. Улагая были подготовлены еще два вспомогательных десантных отряда: Отдельный отряд генерала А. Н. Черепова в составе Корниловского военного училища и Черкесского дивизиона. Всего около 500 штыков, 2 горных орудия. Высадка в районе Анапы. Не входил в состав десантного отряда и был предназначен для демонстрации совместно с действовавшими в районе высадки повстанцами;
Таманский десантный отряд генерала П. Г. Харламова общей численностью в 2900 человек, при 6 орудиях и 25 пулеметах. Формировался для высадки в районе Таманской. В своем составе имел: 42-й Донской казачий полк, около 500 штыков; Сводно-казачий дивизион полковника Г. А. Усачева.
Накануне высадки генералам и офицерам, командированным в Кубанскую и Терскую области, давались секретные инструкции, предписывавшие им объединить действия всех повстанческих групп, установить среди них строгую воинскую дисциплину, полностью подчинить их уполномоченным Врангеля. «По мобилизации казаков, – говорилось в инструкции, – по возможности соразмерно поднимать иногородних и желающих горцев».
Десантному отряду предстояло столкнуться с многократно превосходящими силами противника. Побережье Азовского и Черного морей от Ростова-на-Дону до границ Грузии прикрывала IX-я Кубанская армия Кавказского фронта командарма М. К. Левандовского, в составе двух стрелковых и двух кавалерийских дивизий, одной стрелковой и трех кавалерийских бригад, общей численностью в 30 тысяч штыков, 4 тысячи шашек, при 157 орудиях и 771 пулемете.
Однако войска IX-й Красной армии были разбросаны на территории Кубанской области, причем большая часть сил вела борьбу с многочисленными повстанческими отрядами: в районе Новороссийска – 22-я стрелковая дивизия; на Тамани – бригада 22-й стрелковой дивизии с кавалерийским полком; в районе станиц Крымская, Гостагаевская – бригада 9-й советской дивизии; к северу от Таманского полуострова до самого Ейска побережье наблюдалось частями 1-й Кавказской кавалерийской дивизии.
Готовящаяся операция отнюдь не была секретной, и о подготовке к ней было известно в самых широких кругах – в том числе и на Кубани. Кубанцам из других частей Русской армии генерала П. Н. Врангеля предоставлялось право перевода в части, которые предполагалось задействовать в десанте. Огромное число беженцев-кубанцев потянулось за войсками вместе со своим скарбом, чтобы вернуться с ними домой. Ехали также члены Кубанской Рады и общественные деятели, о самой операции открыто говорилось на базарах. Тем не менее, большевистское командование оказалось не готово к встрече десанта. Современный исследователь Гражданской войны В. Е. Шамбаров пишет о том, что организованная Врангелем столь откровенная шумиха вокруг готовящейся «секретной» операции была принята красными, которые ждали десанта на фланге фронта – на Дону, за очередную дезинформацию.

Список использованных источников и литературы:

1. Антропов О. О. Астраханское казачество. На переломе эпох. – М.: Вече, 2008.
2. Буденный С. М. Пройденный путь. Кн. 2. – М.: Военное издательство министерства обороны СССР, 1965.
3. Варнек Т. А. Воспоминания сестры милосердия. //Доброволицы. Под ред. Т. В. Есина. – М.: Русский путь, 2014.
4. Врангель П. Н. Воспоминания. - М.: Вече, 2012.
5. Голубев А. Врангелевские десанты на Кубани. Август-сентябрь 1920 года. – М. –Л., 1929.
6. Голубинцев А. Разгром конной группы Жлобы 20 июня 1920 года. //Русская Армия генерала Врангеля. Бои на Кубани и в Северной Таврии. /Составление, научная редакция, предисловие и комментарии доктора исторических наук С. В. Волков. – М.: ЗАО Центрполиграф, 2003.
7. Гражданская война в СССР в 2-х томах. /Колл. Авторов, ред. Н. Н. Азовцев. Том 2. – М.: «Воениздат», 1986.
8. ГАРФ, ф. 5935, оп. 1, д. 12.
9. ГАРФ, ф. Р-5881, оп. 2, д. 569.
10. Гражданская война на Украине 1918-1920. Т. 3 (март – ноябрь 1920). /Сборник документов и материалов в 3-х томах. Под ред. Н. К. Колесника. – Киев: «Наукова думка», 1967.
11. Дневник генерала М. А. Фостикова. //Дневники казачьих офицеров. – М., 2004.
12. Жупикова Е. Ф. Повстанческое движение на Северном Кавказе в 1920-1925 годах. /Академия исторических наук. Сборник трудов. Том 1. – М., 2007.
13. Зерщиков К. Терская Гвардейская сотня в десанте на Кубань в августе 1920 г. //Терский казак. Ежемесячная информация Терской канцелярии. № 20. ноябрь 1937.
14. История военного искусства. Сб. материалов. Вып. IV. Т. I. – М.: «Воениздат», 1953.
15. История гражданской войны в СССР. Т. 5. – М.: Политиздат, 1960.
16. Какурин Н. Е., Вацетис И. И. Гражданская война. 1918-1921. – СПб.: «Полигон», 2002.
17. Карпенко С. В. Крах последнего белого диктатора. – М.: «Знание», 1990.
18. Каховский плацдарм. //Советская военная энциклопедия. /Под ред. Н. В. Огаркова. Том. 5. – М.: «Воениздат», 1977.
19. Каховский плацдарм. //Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. /Редколл., глав. ред. С. С. Хромов. – 2-е изд. – М.: «Советская энциклопедия», 1987.
20. Корсакова Н. А. Отношение П. Н. Врангеля к Кубанскому казачеству (по материалам дневников В. Г. Науменко). //Крым. Врангель. 1920 год. /Сост. С. М. Исхаков. – М.: «Социально-политическая МЫСЛЬ», 2006.
21. Кузьмин Т. В. Разгром интервентов и белогвардейцев в 1917-1920 гг. – М., 1977.
22. Куприянов А. Подбитый танк «Великая Россия». Ударно-Огневая бригада в боях за Каховский плацдарм. //»Родина». № 2, 2011.
23. Перекопско-Чонгарская операция 1920. //Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. /Редколл., глав. ред. С. С. Хромов. – 2-е изд. – М.: «Советская энциклопедия», 1987.
24. Пыльцын Ю. С. Терские казачьи части в составе Вооруженных сил Юга России и Русской армии П. Н. Врангеля (1919-1920 гг.). Диссертация магистра истории. Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцына. – Екатеринбург, 2015.
25. РГВА, ф. 25896, оп. 9, д. 436.
26. РГВА, ф. 39693, оп. 1, д. 43.
27. РГВА, ф. 39693, оп. 1, д. 49.
28. Русская военная эмиграция 20-х – 40-х годов. Документы и материалы. Т. 1. – М.: Гея, 1998.
29. Слащев-Крымский Я. А. Белый Крым, 1920. – М.: «Вече», 2013.
30. Советская военная энциклопедия. /Под ред. Н. В. Огаркова. Т. 6. – М.: Воениздат, 1978.
31. Степаненко Б. И. Борьба с вооруженной контрреволюцией на Дону и Кубани и ее разгром. Март 1920-1922 гг. /Автореферат канн. диссерт. – Ростов-на-Дону, 1972.
32. Стрелянов (Калабухов) П. Н. Гвардейский Дивизион. //Галушкин Н. В., Стрелянов (Калабухов) П. Н. Собственный Е. И. В. Конвой. Гвардейский Дивизион. /Под ред. П. Н. Стрелянова (Калабухова). – М., 2008.
33. Уход в изгнание. Из дневника Терско-Астраханской бригады. //Терский казак. Ежемесячная информация Терской канцелярии. № 28. июль, 1938.
34. Филиппов Ф. Борьба за Каховку. – М., 1938.
35. Черкасов-Георгиевский В. Г. Генерал П. Н. Врангель. Последний рыцарь Российской империи. – М.: ЗАО «Центрполиграф», 2004.
36. Шамбаров В. Е. Белогвардейщина. – М.: «Алгоритм», 2007.
37. Шокарев С. Заднепровское наступление Белых в 1920 году. //Гражданская война в России. Энциклопедия катастрофы. – М. : «Сибирский цирюльник», 2010.
38. Шокарев С. Каховский плацдарм. //Гражданская война в России. Энциклопедия катастрофы. – М. : «Сибирский цирюльник», 2010.

Кандидат исторических наук Эдуард Бурда

Иллюстрации:
1. Командир Терской пластунской бригады, полковник В. Ф. Белогорцев
2. Генерал-лейтенант И. Г. Барбович
3. Генерал-лейтенант С. Г. Улагай
4. Командарм IX-й Красной армии Кавказского фронте М. К. Левандовский
Категория: Мои статьи | Добавил: eduardburda (24.09.2018)
Просмотров: 1101 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar