Разделы
Категории раздела
Помощь сайту
Поиск
Поделиться
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Михаил Иванович Татаринов – Донской атаман, взявший у турок Азов
Михаил Иванович Татаринов – Донской атаман, взявший у турок Азов

О происхождении Михаила Ивановича Татаринова ничего не известно. Исследователи только предполагают, что прозвище его — Татаринов — указывает на то, что родом он был из татар или находился когда-то в плену у крымских татар, как и то обстоятельство, что он свободно владел татарским и турецким языками.
Впервые имя Михаила Татаринова появляется в исторических документах в 1633 году, когда он приезжает в Москву атаманом донской зимовой станицы.
В 1636 году Михаил Иванович уже будучи походным атаманом вместе в войсковым атаманом Иваном Каторжным участвует в походе против «Больших Ногаев».
Неувядаемой славой покрыл себя Михаил Татаринов в 1637 году, когда возглавил осаду и впервые в российской истории взял штурмом сильнейшую турецкую крепость на севере Османской империи – город Азов.
Город-крепость Азов располагался на левом берегу Дона, в восьми верстах от речного устья. Туркам-османам он принадлежал с 1471 года. Город в то время имел замкнутую крепостную стену общим обводом в 600 сажен, защищенную тройной линией укреплений с 11 башнями, первыми были стены Топракова города (Топра-кала), вторым – Ташкалова города (Таш-кала), третьими – стены собственно Азова. Со стороны реки высота стены достигала 10 сажен. Крепостные рвы вымощенные камнем имели четыре сажени ширины и полторы — в глубину. Стены были сложены из камня и скреплены глиной; на них не было зубцов. Городские предместья прикрывались рвами и земляными валами.
Турецкий гарнизон состоял из 4000 янычар и около 1500 человек городского ополчения. На вооружении крепости имелось более двухсот разнокалиберных пушек. Запасы провианта и боевых зарядов в крепости имелись из расчета на год с лишним осадной жизни.
Турки зорко стерегли водный путь по Дону. С целью контроля над рекой, поперек реки протянули тройную железную цепь с сигнальными колоколами, эту цепь закрепили на береговых каменных башнях с орудиями, таким образом, турки полностью контролировали выход в море и могли утопить нарушителей перекрестным огнем из орудий. Кроме того, преграду страховали тем, что у крепости всегда дежурили галеры, вооруженные пушками.
Крепость стала форпостом Османской империи и постоянным источником военной угрозы для порубежных городов Московского государства. Кроме того, крепость фактически закрывала донским казакам выход в Азовское море, а затем Черное море для набегов на берега Крымского ханства и Турции. Донские казаки издавна мечтали взять Азов и выдернуть эту «занозу» из тела земли Донской. Не раз они нападали на Азов, опустошая его предместья, Однако взять крепость, не могли. В 1625 и 1634 годах им удалось врываться и за крепостные стены; в первом случае казаки подорвали башню в устье Дона, а во втором – одну из крепостных башен.
Решение о походе на Азов было принято войсковым кругом в январе 1637 года: «Идти на Азов и промысел над ним учинить!». Возможно сразу же после круга было отправлено письмо запорожцам с просьбой о помощи. Гонцы отправились по казачьим городкам, сообщая весть о грядущем походе. К весне в низовые донские городки стали собираться воины. Всего собралось около 4,5 тысяч человек и порядка тысячи запорожцев, ранее рассчитывавших на совместный с донскими казаками поход на море. Вместе с донскими и запорожскими казаками «добывать Азов» отправилось немало торговых людей и судовых работников, задержавшихся на Дону и пожелавших принять участие в казачьем мероприятии. Все войско было разделено на четыре полка. В каждом полку казаки выбрали полковников и есаулов. Артиллерия состояла более чем из 90 пушек и пищалей, но осадных орудий крупных калибров не имелось.
В апреле 1637 года в тогдашней столице донских казаков в Монастырском городке собравшийся большой казачий круг определил день выступления и план осады Азова. Атаманом во время похода круг избрал Михаила Ивановича Татаринова. Вновь избранный атаман тут же на кругу кратко охарактеризовал боевые качества азовской фортеции и возможности тамошнего гарнизона. Кто то из казаков предложил подкрасться к Азову ночью и напасть. Но как было сказано в исторической «Повести о взятии Азова» атаман Михаил Татаринов ответил: «Пойдем мы, атаманы и казаки, под тот град Азов среди дня, а не нощи, украдом. Своею славою великою, не устыдим лица своего от бесстыдных бусурман».
Как позже сообщили казаки Московскому царю Михаилу Федоровичу: «Пошли мы, холопи твои, переговоря меж собой, под Азов, потому… что они, азовские люди, на нас… умышляли, крымскому царю написали для рати, чтобы нас… с Дону перевесть, а дон реку очистить». Указывали казаки и на то, что через Азов, ставший одним из главных центров работорговли в регионе, в басурманскую неволю, турки отправили «множество христианского народу», плененного в ходе набегов.
Для успеха замысел Азовского похода держали в тайне, но в это же время через Дон в проезжал в Москву турецкий посол грек Фома Кантакузен. Приготовления казаков не прошли мимо его наметанного глаза, и азовский паша был предупрежден об угрозе нападения.
Поход начался 19 апреля после молебна. Пешие казаки отправились в поход по реке на судах, конные – вдоль берега. К Азову казачье войско подступило 21 апреля 1637 года. Внезапность удара по неприятельской крепости не получилось: турки предупрежденные послом Фомой Кантакузеном, заранее изготовились к встрече казаков. На стенах стояли янычары с заряженными ружьями, крепостная артиллерия была изготовлена к стрельбе.
Осадив город, атаман Михаил Татаринов велел вырыть рвы, возвести насыпи и, установив на них артиллерию, начал обстрел Азова. Турецкий гарнизон отвечал огнем из своих пушек и время от времени совершал неожиданные вылазки.
Однако положение осажденного гарнизона крепости Азов, ухудшилось после того как казаки во время боя на реке Кагальник наголову разбили четырехтысячный отряд османских войск, шедший на помощь гарнизону из крепостей Тамани, Темрюка и Керчи.
22 мая из Воронежа царский дворянин Степан Чириков привел караван судов из 49 стругов, с которыми прибыло «государево жалованье» (порох, по 50 пушечных ядер к 84 пищалям, сукна, 2 тысячи рублей). Порох и ядра тут же были пущены в дело.
Михаил Татаринов видел, что осада затягивается, надо было срочно менять тактику, и атаман принял необходимые меры к активизации осады Азова. Прежде всего, он отрядил часть сил в окрестности города, чтобы обезопасить собственные тылы и полностью пересечь связь Азова с внешним миром. При этом казачья флотилия надежно заблокировала устье Дона со стороны Азовского моря. Основными же своими силами, разделенными на четыре отряда, атаман плотно обложил город-крепость со всех сторон. Из тальника, в изобилии росшего в окрестностях Азова, казаки изготовили плетеные туры и почти вплотную подступили к стенам города. А в это время мастер подрывного дела Иван Арадов со своими помощниками день и ночь трудился, делая подкоп под стену верхней цитадели Азова-Ташкале.
18 июня 1637 года в четыре часа утра окрестности Азова потряс небывалой силы взрыв - то сработал казачий подкоп. Когда рассеялся белый пороховой дым, и медленно осела густая коричневая пыль, все и казаки и турки увидели огромный пролом в стене Топракова города на 10 саженей (более 20 метров). Через этот проход донские казаки во главе с Михаилом Татариновым ворвались в Крепость. После того как разгорелся бой в проломе с противоположной стороны Азова казаки во главе с Иваном Каторжным забрались на стены по штурмовым лестницам. Сдержать натиск штурмующих казаков янычары не смогли, и рукопашный бой в скором времени перекинулся внутрь крепости, на ее улочки и дома.
Турки сражались мужественно и до последнего человека, даже женщины и подростки выходили на гибельные поединки с казаками, десятками падали на кровавые камни улиц и площадей города, нанося и казакам немалый урон. В городе вспыхнули очаги пожара, по узким улочкам пополз дым. «И в том дыму, - писали в отписке царю Михаилу Федоровичу казаки, - друг друга не видели и была с того часу сеча великая и самопальная пальба: друг друга за руки хватали и резали ножами… И азовские люди, видя над собою божью беду бежали через городскую стену в степь. И за городом, до речки Кагальника, конное Донское войско, догнав всех, посекло на протяжении десяти верст».
Рукопашные схватки в самом Азове шли три дня. С боем брались каменные дома, гостиничные дворы, лавки, превращенные турками в узлы обороны. Особенно упорное сопротивление оказали те янычары, которые засели в четырех башнях по 30-50 человек в каждой. В трех башнях турки сдались на вторые сутки. А в четвертой из башен янычары в количестве 130 человек отбивались две недели. В итоге весь гарнизон Азовской крепости был уничтожен. Среди пленных оказались только женщины и дети.
При взятии Азова казаками было освобождено две тысячи православных христиан томившихся в рабстве у турок. Получили свободу и греки-христиане. К своим 94 пушкам казаки прибавили 200 больших, средних и малых пушек, захваченных в Азове.
Потери казаков составили около тысячи сто человек, которых с честью похоронили, пожертвовав «много казны» монастырям. Тела врагов «наняв охочих людей войсковою казною», велели «из города в ров и дон метати. И едва в недели выволокли, столько много их было побито».
Затем казаки собрались на круг и занялись дуваном захваченного добра. Делили на всех поровну, клали пай и на долю тех, кто пал в битве. После была выбрана легковая станица к государю Московскому из пяти человек, во главе со Степаном Чириковым. Легковая станицы убыла в Москву 16 июля 1637 года и уже в середине сентября сообщила в Посольский приказ о взятии Азова.
Сам же атаман Михаил Татаринов в это время оставался на Дону, решая нелегкие задачи по налаживанию жизни в захваченном Азове.
В конце 1637 года Михаил Иванович Татаринов, захватив с собой знатнейших мурз ногайских Иштерекова рода, перешедших «под высокую государеву руку», отбыл в Москву с зимовой станицей. В русской столице он подробно рассказал о состоянии дел под Азовом и на юге государства. На вопрос дьяков Посольского приказа, не бояться ли казаки прихода под Азов султанской армии для возвращения этого города Оттоманской Порте, атаман ответил, что «приход им не страшен, потому как де они преж не боялися».
Правительство же царя Михаила Федоровича категорически отмежевалось от какой-либо ответственности за штурм казаками Азова. В послании султану Мураду IV русский царь называл казаков «ворами», за которых «мы… никак не стоим и ссоры за них не хотим, хотя их, воров, всех в один час велите побить».
Одновременно с посольством к султану Мураду IV на Дон отправляется сын боярский Михнев с задачей определить насколько готовы казаки к отражению возможного наступления турок на Азов. Уже 11 февраля 1638года вернувшийся с дона Михнев дал исчерпывающий ответ: казаков донских в Азове, вместе с запорожцами, пять тысяч сабель; имеется 300 пушек, но пороха и запаса продовольствия так мало, что в случае осады Азова турками «пробыть им там не уметь».
Атаман Михаил Татаринов, пробывший в Москве с зимовой станицей до весны 1638 года, получил значительное «государево жалование», в том числе 100 пудов пороха и 150 пудов свинца, а также царское знамя и богослужебные книги для восстановленных азовских церквей Иоанна Предтечи и Святителя Николая отправился на Дон. В начале июня 1638 года прибыв в Медведецкий городок, он застал здесь гонцов от войскового атамана Тимофея Яковлева, избранного с отъездом Татаринова в Москву, с грамотами к верховым казакам съезжаться к Азову. Быстро собравшись, Михаил Иванович «погреб в Азов наспех днем и ночью», благополучно прибыв сюда, вручив казакам государево жалование.
С тех пор имя атамана Михаила Ивановича Татаринова исчезает из документов Посольского приказа, неизвестна его дальнейшая судьба. Скорее всего, он, как и многие, сложил голову в ожесточенных сражениях за Азов между казаками и огромной турецко-татарской армией.

Кандидат исторических наук Эдуард Бурда

Иллюстрации:
1. Татаринов Михаил. Неизвестный художник
2. Татарский всадник. Цветная литография XVIII века.
3. Азовское осадное сидение, художник В. Гурьев
Категория: Мои статьи | Добавил: mamay69 (26.04.2022)
Просмотров: 2893 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar