Разделы
Категории раздела
Помощь сайту
Поиск
Поделиться
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Наказной гетман левобережной Гетманщины Яким Семенович Сомко
Наказной гетман левобережной Гетманщины
Яким Семенович Сомко

Будущий переяславский полковник, а затем и наказной гетман левобережной Гетманщины Яким Семенович Сомко родился предположительно в 1619 году в зажиточной семье переяславского мещанина Семена Федоровича Сома, который в 1620-х годах был выборным от Малороссии послом в Москве. Сестра Якима Анна (Ганна) Семеновна Сомковне в 1623 году вышла замуж за тогда еще молодого чигиринского сотника Богдана-Зиновия Михайловича Хмельницкого.
Во время восстания Богдана Хмельницкого переросшего в национально-освободительную войну Яким Сомко самостоятельно поступает в Переяславский полк. Через пару лет он уже сотник, время от времени занимает должность наказного (временно исполняющего обязанности) полковника. В составе Переяславского полка сражался в ряде битв с войсками Речи Посполитой.
Яким Сомко принял самое активное участие 8 января 1654 года в Переяславской Раде, которая воссоединила Малую Русь с Великой, и где было решено «вовеки едиными быть». Как и все участники Рады принес присягу на верность русскому царю Алексею Михайловичу, и в отличие от большинства казачьей старшины — остался верным ей до самой смерти.
В сентябре 1654 года Богдан Хмельницкий впервые направляет Сомко с письмом в царскую ставку, что указывает на большое доверие к нему гетмана. Подобные ответственные поручения Яким Семенович выполнял еще не раз. Неоднократно он участвовал и в совещаниях казацкой старшины, собиравшейся для обсуждения важнейших вопросов.
В 1657 году после смерти гетмана Богдана Хмельницкого и избрании нового гетмана положение Сомко пошатнулось. Хорошо зная, что собой представляет новый гетман – Иван Выговский, Яким Семенович отнесся к его избранию отрицательно. Но выступить открыто как кошевой атаман Яков Барабаш и полковник Мартын Пушкарь не мог, ибо Выговскому верили в Москве и всех его противников считали бунтовщиками. Воспользовавшись этим, новоявленный обладатель гетманской булавы приступил к расправе над оппозицией и противниками его политики.
После подавления гетманом Выговским левобережного восстания Якова Барабаша и Мартына Пушкаря в 1658 году, Сомко, опасаясь за свою жизнь, вынужден был бежать на Дон, где около года «вином шинковал». Когда же Иван Выговский открыто, объявил об отделении от России и присоединении Гетманщины к Речи Посполитой, Яким Семенович вернулся, чтобы бороться с предателем.
Возвратившись в родной для Сомко Переяслав, он вновь избирается казаками полковником и во главе 10-тысячного отряда выдвигается против гетмана-изменника. Выговский, пытаясь заручиться поддержкой казачьей старшины, выхлопотал у польского короля шляхетское достоинство, в том числе и для Якима Семеновича Сомко. Таким образом, гетман хотел подкупить противника. Но казак не продался за дворянское звание.
Выступив в открытую борьбу с гетманом Иваном Выговским, полковник Сомко совместно с полками Богуна и Серко одержал над его сторонниками победы в сражениях под Лубнами и Лохвицей. На гетманство в Переяславе был избран племянник Якима Сомко, сын его покойной сестры Анны и Богдана Хмельницкого - Юрий Хмельницкий, подписавший 17 октября в присутствии представителей царя Алексея Михайловича Переяславские статьи 1659 года. Сомко со всем казачьим войском, как пять лет до этого, вновь присягнул на верность царю Алексею Михайловичу.
В ноябре 1659 года Яким Сомко со своим отрядом и ратниками русского воеводы Василия Борисовича Шереметьева участвовал в окончательном разгроме сторонников гетмана Ивана Выговского в битве под Хмельником.
В августе 1660 года Юрий Хмельницкий вслед за русской армией воеводы Василия Шереметева выступил в поход на поляков. На время своего отсутствия наказным гетманом он назначил дядю. Яким Сомко должен был поддерживать порядок в тылу и готовить подкрепление для войска.
Поход воеводы Василия Шереметева закончился катастрофой. В октябре окруженная врагами под небольшим городком Чуднов русская армия после отчаянного сопротивления капитулировала. А еще до того гетман Юрий Хмельницкий, потерпев неудачу в боях под Слободищем и видя трудное положение русского воеводы, предпочел сдаться, вновь признав над Гетманщиной власть короля Речи Посполитой. За гетманом Юрием Хмельницким потянулась почти вся старшина Войска, верными присяге царю Алексею Михайловичу остались лишь три полковника Яким Сомко, Василий Золотаренко и Аникей Силич.
Когда весть об измене племянника достигла ушей Якима Соско в Белой Церкви — он сразу устремился в Переяслав. Собрал на майдане почти все население города, заявив: остаюсь верным присяге русскому царю. Духовенство, мещане и казаки одобрили выбор, избрали Сомко своим полковником.
Пытаясь привлечь к себе Переяславский полк, Юрий Хмельницкий послал письмо наказному переяславскому полковнику Семену Гладкому с призывом выступить против размещенного в Переяславе царского гарнизона. Полковники не стали подчиняться, а когда 23 октября в Переяслав прибыл князь Борис Ефимович Мышецкий, наказной полковник Семен Гладкий и наказной гетман Яким Сомко заявили о своей верности царю. Позже при поддержке Черниговского полка полковника Аникея Силича и Нежинского полка полковника Василия Золотаренко Сомко был избран казаками Левобережной Гетманщины наказным гетманом.
На уговоры племянника прекратить сопротивление, Сомко ответил: «Удивляюсь, что ваша милость, веры своей не поддержав, разрывает свойство наше с православием… Не хочу ляхам сдаться; я знаю и вижу приязнь ляцкую и татарскую. Ваша милость человек еще молодой, не знает, что делалось в прошлых годах над казацкими головами; а царское величество никаких поборов не требует и, начавши войну с королем, здоровья своего не жалеет».
Разбив польско-казачьи войска посланные на Переяслав Сомко начал борьбу за Левобережную часть Гетманщины, выслав в ноябре 1660 года 4 тысячи казаков против Прилук и Лубен, которые подчинялись Юрию Хмельницкому. Наказному гетману стали подчиняться казачьи полки и города. Так в Прилуках казаки арестовали своего полковника Федора Терещенко и выдали его Сомко, а лубенский полковник Стефан Шамрицкий сам подчинился власти переяславского полковника.
Однако в Лубнах власть Якима Сомко оказалась непрочной, в декабре 1660 года полковник Шамрицкий вновь перешел на сторону гетмана Хмельницкого. Не подчинился власти наказного гетмана Сомко и полтавский полковник Федор Жученко, к которому присоединился гадячский полковник Павел Животовский, назначенный вместо находившегося в плену полковника Павла Апостола.
Верные гетману Юрию Хмельницкому полтавский и гадячский полковники со своими полками совершили нападение на присоединившиеся к Якиму Сомко города Олешню и Лебедин. К этому времени на помощь на помощь оставшимся верными присяге царю Алексею Михайловичу полковникам пришла из Москвы помощь. И уже 15 декабря 1660 года отряды царского полковника и стряпчего Григория Косагова, полковника рейтарского строя Федора Вормзера, драгунского полковника Леонтия Отмостова и острожского полковника Ивана Дзиковского разбили войска казачьих полковников Павла Животовского, Яцька Черкаса и Ивана Дьяченко, но отбить Гадяч не смогли.
В Гадяче власть наказного гетмана Якима Сомко признали весной 1661 года, когда полк взбунтовавшись, сместил полковника Павла Животовского и избрал на его место сотника Крысько Семеновича, который, как было отписано царю Алексею Михайловичу, «старшину, которая тебе великому государю изменила и на всякое злое приводила, держит ныне под стражей». Тогда же власть Сомко признали Миргородский и Лубенский полки, а 17 сентября 1661 года к Якиму Семеновичу перешел зеньковский полковник Василий Шиман-Шимановский. Бывший полковник гадячского полка вскоре после своего смещения покинул лагерь гетмана Хмельницкого, «бил челом царю и просил Сомко взять его на службу».
С августа 1661 года по июль 1662 года Сомко совместно с командующим русским гарнизоном Переяслава Василием Волконским-Веригиным отразил несколько осад Переяслава со стороны гетмана Юрия Хмельницкого и его союзников поляков и крымских татар. Первая осада началась в первых числах октября 1661 года и продлилась два месяца. Сильное войско, состоявшее из правобережных полков под началом самого Юрия Хмельницкого, девятнадцати польских хоругвей и крымского войска во главе с ханом Мехмед-Гиреем, подошло к городу и перекрыло все дороги, ведущие к нему. Начался интенсивный обстрел города из пушек, от которого, по сообщению Волконского-Веригина, царским ратным людям «утеснение было большое». Поляки и татары то и дело подходили под город небольшими отрядами в полтысячи человек, пытаясь выманить защитников города в поле, и затем истребить крупными силами. Не будучи в состоянии взять Переяслав, осадное войско совершало рейды на окрестные земли. Крымские татары ходили на Нежин, Чернигов, Прилуки, Золотоношу, Ромны, убивая и угоняя в рабство большое количество жителей. Взять города татары не могли, да и не ставили перед собой такую задачу, ограничиваясь грабежом и разорением округи. Не добившись успеха, гетман Хмельницкий 4 декабря снял осаду Переяслава и двинулся на Чернигов и другие города, а орда попыталась напасть на Севск. Потерпев поражение, татары отошли на юг, а вскоре и Хмельницкий счел необходимым уйти на правый берег Днепра.
12 июня 1662 года гетман Хмельницкий вновь подступил к Переяславу. Одним из его мотивов было помешать проведению назначенной царем Алексеем Михайловичем новой Рады в Переяславе для избрания левобережного гетмана. В городе по прежнему находился гарнизон царских войск численностью в 4 тысячи человек и казаки Переяславского полка в количестве около 4 тысяч человек, которые ожидали подкрепления от нежинского полковника Василия Золотаренко численностью в пять тысяч человек. С Хмельницким было войско из десяти правобережных полков численностью в 14 тысяч человек, около 2 тысяч крымских татар и несколько польских конных полков и европейских наемников – «немцев» под командованием Хлопицкого, Ельского и Веверского.
Войско Хмельницкого начало наступать на укрепленные таборы Якима Сомко близ Борисоглебского монастыря. В сообщении царю воевода князь Василий Волконский-Веригин писал, что казаки Сомко бились «не щадя голов своих с ляхами и татарами и с заднепрскими изменники казаками, и на том бою многих ляхов и татар побили». Воевода отправил в помощь Сомко имеющихся у него в распоряжении рейтар, драгун и донских казаков, которые отбросили наступавших назад. На следующий день наступление продолжилось, но и в этот раз Хмельницкий, понеся потери, был вынужден отступить.
Полковник Василий Золотаренко так и не поспешил на помощь городу и, сославшись на то, что поляки и татары блокируют дороги, пошел на соединение с войском князя Григория Григорьевича Ромодановского, которое приближалось со стороны Белгорода. Хмельницкий начал обстреливать город из пушек, надеясь посеять среди горожан панику и желание сдать город. Для подъема боевого духа мещан Волконский-Веригин и Сомко решили сделать вылазку. Перед Ильтицкими воротами города был бой, в результате которого «изменников казаков и ляхов и пехоту Юраскову многих гнали по самые таборы и немец в шанцах разбили».
Пока Хмельницкий осаждал Переяслав, к городу с востока постепенно приближалось царское войско князя Григория Григорьевича Ромодановского, насчитывавшее около 11 тысяч человек. Ромадановскому пришлось несколько задержаться, чтобы выбить из Кременчуга 2-тысячный отряд правобережных кременецких и чигиринских казаков. 6 июня с отрядом Ромодановского соединился нежинский полковник Василий Золотаренко со своим войском, а 10 июля, за два дня до прибытия их объединенного войска под Переяслав, гетман Хмельницкий «бежал со всеми людьми под Канев».
Князь Григорий Ромодановский, к которому присоединились силы Якима Сомко и значительная часть сидевших в осаде в Переяславе русских войск, отправилась вслед за Хмельницким в южном направлении. У Канева Хмельницкий став табором послал навстречу Ромодановскому конный отряд, надеясь застать его на марше врасплох. Внезапной атаки не получилось, поскольку опытный воевода вел свои войска в боевом порядке, и коннице гетмана ничего не оставалось, как вернуться к Хмельницкому. В этот момент крымские татары, почуяв опасность, покинули гетмана и поспешно отошли от Канева.
Когда объединенное русско-казачье войско подошло к лагерю Хмельницкого на расстояние пушечного выстрела, гетман вновь выслал против него свою конницу. Она сразилась с казаками Сомко, находившимися в авангарде наступающей армии. Чтобы сломить сопротивление противника Ромодановский ввел в бой рейтар и конных копейщиков, после чего правобережные казаки дрогнули и начали отступать. На их плечах царские ратники и левобережные казаки ворвались в лагерь. Многие правобережные казаки, спасаясь бегством, принялись переправляться вплавь через Днепр и потонули. Польский летописец Иоаким Ерлич сообщал о том, что чудом выплывших на правый берег казаков и поляков ловили и добивали, настроенные против них окрестные селяне.
Сам гетман Юрий Хмельницкий с частью своих сторонников скрылся в ближайшем лесу, а позднее вышел к переправе через Днепр. Два польских драгунских полка, включавшие, в том числе немецких и валашских наемников, с частью казаков остались оборонять обоз, но были практически полностью истреблены.
После поражения под Каневом Юрий Хмельницкий отступил с небольшим отрядом в Черкассы. Князь Ромодановский послал вслед за отступившим гетманом 5-тысячный отряд во главе с воеводой Михаилом Васильевичем Приклонским, ему была поставлена задача, привести к присяге ряд правобережных полков, что облегчило бы последующий поход.
Воевода Приклонский занял Черкассы и несколько соседних городов. Однако к Хмельницкому подошло крупное крымское войско во главе с татарскими царевичами Селим-Гиреем – будущим ханом и Мухаммед-Гиреем. Крымское ханство опасалось чрезмерного усиления Русского царства за счет контроля Гетманщины по обе стороны Днепра. Узнав о приходе крымского войска, Приклонский повернул на восток, надеясь соединиться с основным войском Ромодановского, которое все еще находилось на левом берегу. На переправе близ Бужина 25-тысячное войско крымских татар и Хмельницкого настигло отряд Приклонского и сильно его потрепало в битве под Бужином. Столь незначительная победа в битве под Бужином, отряд воеводы Приклонского потерял 300 человек и 3 пушки, не компенсировала Хмельницкому утрату авторитета военачальника в разгромной битве под Каневом, и вскоре он сложил гетманскую булаву.
После разгрома гетмана Хмельницкого под Каневым наказной гетман Сомко стал готовить полномасштабное восстание в польском тылу. Но возникла иерархическая проблема. Своевольные запорожцы пеняли удачливому полководцу за его зыбкий пост «наказного гетмана». Тогда часть войска выдвинула Якима Семеновича на выборы, но свои претензии на гетманство заявили нежинский полковник Василий Золотаренко и кошевой Запорожской Сечи Иван Брюховецкий.
В 1662 году на козелецкой раде Яким Семенович Сомко был избран гетманом и послал о том извещение в Москву царскому правительству. Однако избранный в октябре 1661 года на Запорожской Сечи кошевым атаманом Иван Брюховецкий, который тесно сблизился с местоблюстителем Киевской митрополии епископом Мефодием начал с Сомко борьбу за гетманскую булаву. Все попытки Якима Семеновича добиться признания его совершенным гетманом не имели успеха, так как встречались в Москве с доносами Ивана Брюховецкого, который не переставал уверять московское правительство, что Сомко – человек ненадежный и замышляет измену. Запорожский кошевой атаман клеветал на наказного гетмана, что, дескать, Яким Семенович «которые люди веры Царскому величеству объявил: Иван Беспалый, Чеботко, Оденец, Лизогуб, Гамалея и иных многих через письмо Хмельницкому объявил, а (Юрась) Хмельницкий по его ведомости и стрелял». В результате Сомко был оставлен в звании наказного атамана вплоть до созыва очередной Рады.
В июне 1663 года на Черной Раде в Нежине гетманом был избран Иван Брюховецкий. Он заранее собрал у города толпы своих сторонников из самых низов, именуемых «чернью», обещая им отдать на разграбление дома богатых казаков. Заручился он и поддержкой царского правительства. Представителем царя на Раде был князь Даниил Степанович Велико-Гагин, который не пожелал разбираться в казачьих делах, целиком доверившись доносам, и открыто поддержал кандидатуру Брюховецкого. Сторонники последнего сразу же прибегли к насилию. Сомко тоже привел на раду верные ему полки, и был готов к силовому противостоянию. Но его казаки заколебались, увидев, что против них представитель царя Алексея Михайловича. Многие стали тут же переходить на сторону противника. Яким Семенович пригрозил князю Велико-Гагину, что таких «выборов» не признает, и что он будет жаловаться в Москву. Этим он только разъярил московского представителя, приказавшего арестовать теперь уже бывшего наказного гетмана и его приближенных, среди которых был черниговский полковник Аникей Силич, а заодно и третьего претендента на гетманскую булаву, полковника Василия Золотаренко. Арестованных выдали на расправу новому гетману «черни».
Переяславский воевода князь Василий Волконский-Веригин, узнав о смещении Якима Сомко, сказал ликующим сторонникам Брюховецкого: «Худые-де вы люди, свиньи учинились в начальстве и обрали в гетманы такую же свинью, худого человека, а лучших людей, Сомка сотоварищи, от начальства отлучили».
Таким образом, трое наиболее верных России и царю Алексею Михайловичу казачьих лидеров Сомко, Силич и Золоторенко, были арестованы и приговорены к смерти через отсечение головы. Формальными поводами для приговора послужило сношение Якима Сомко с Павлом Тетерей выбранным до того гетманом Правобережья и намерение во время рады силой заставить избрать себя гетманом.
Казнь был совершена в Борзне 18 сентября 1663 года. Согласно Летописи Самовидца палач-татарин так был поражен внушительностью фигуры и красотою Якима Семеновича Сомко, что приступил к казни с сожалением и выразил упрек казакам, сказав: «сего человека Бог сотворил на удивление свету, а вы убиваете».

Кандидат исторических наук
Эдуард Бурда

Иллюстрации:
1. Яким Семенович Сомко. Неизвестный художник XVII в.
2. Благословение - худ. Тарас Джус.
3. Тревога, Художник Георгий Крушевський, 1889 год.
4. Убитый Товарищ - худ. Логвин И.Д.
Категория: Мои статьи | Добавил: mamay69 (02.12.2022)
Просмотров: 2233 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0