Категории раздела
Помочь сайту
Поиск
Поделиться
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Поход генерала Н. Э. Бредова (11-25 февраля 1920 года)
Поход генерала Н. Э. Бредова
(11-25 февраля 1920 года)
К столетию окончания братоубийственной войны

К середине декабря 1919 года положение Былых войск на Юге России осложнилось. Отовсюду теснимые они отступали по направлению к Черноморским портам.
К описываемым событиям единственной Терской частью отрезанной от территории Северного Кавказа являлась 2-я Терская пластунская бригада.
Сформированная еще в феврале 1919 года 2-я Терская пластунская отдельная бригада, включавшая в свой состав 5-й, 6-й, 7-й и 8-й Терские пластунские батальоны, первоначально входила в состав Кавказской армии. К середине июля 1919 года 2-я Терская пластунская отдельная бригада вошла в группу генерала Д. Н. Промтова, а затем в состав Войск Киевской области. В 1919 году в состав бригады входили 1-й и 2-й Горско-Моздокские и 1-й и 2-й Кизляро-Гребенские пластунские батальоны и 2-й Кавказский пластунский артиллерийский дивизион (с 29 июля 2-я Кавказская пластунская легкая гаубичная и 2-я Кавказская пластунская горная батарея). К 3 октября 1919 года бригада насчитывала 1504 штыка.
Первоначально бригада входила в состав Кавказской армии, участвовала в успешном штурме аула Алхан-Юрт. С апреля 1919 года была придана Кавказской армии П.Н. Врангеля. В середине июля 1919 года в составе группы войск генерала М.Н. Промтова, вошла в состав Добровольческой армии, а затем в войсках Киевской области. В этот период бригада участвовала в боях с революционно-повстанческой армии Нестора Махно.
Во время всеобщего отступления 2-я Терская пластунская бригада вошла в оперативное подчинение генерал-лейтенанта Николая Эмильевича Бредова и вместе с другими частями отходила в направление к Одессе.
15 января 1920 года Терская пластунская бригада расформирована командующим Войсками Киевской группы генерал-лейтенантом Н. Э. Бредовым. Из расформированной бригады был сформирован Отдельный сводный Терский батальон (около 250 штыков). Командование батальоном было возложено на полковника В. Ф. Белогорцева. Этот сводный батальон объединял 2-й Горско-Моздокский, 1-й и 2-й Кизляро-Гребенские батальоны. Организационно сводный батальон входил в колонну генерала Н. В. Склярова.
Подойдя к Одессе отступившие части Добровольческой армии действовавшей на правобережной Украине, выяснили, что полностью отсутствует транспорт для эвакуации в Крым, и для дальнейшего отхода остался только путь в Румынию.
6 февраля 1920 года директивой командующего Войсками Новороссийской области генерал-лейтенанта Н. Н. Шиллинга все войска правобережной Украины, кроме гарнизона Одессы были подчинены генерал-лейтенанту Н. Э. Бредову. Начальником штаба соединенного отряда назначался генерал-майор Б. А. Штейфон. Пунктами сосредоточения отступающих войск были обозначены селения Маяки и Овидиополь близ Тирасполя, откуда войска должны были перейти Румынию и, соединившись в Тульче, ждать транспорт союзников для отправки в Крым. Однако, вскоре выяснилось, что Румыния отказывается принимать у себя русские вооруженные отряды.
Участник тех событий, начальник штаба объединенного отряда генерал Б. А. Штейфон так вспоминал о тех событиях: «По прибытии в Тирасполь выяс¬няется, что там никаких складов продоволь¬ствия или иных запасов нет... Генерал Бредов идет к месту бывшего железнодорожного моста через Днестр и узнает от румынского офицера, что никаких распоряжений о при¬еме русских войск не имеется... Телеграммы, адресованные генералом Бредовым румын¬ским властям вплоть до короля, остаются без ответа. Ответ, впрочем, был, но мало¬утешительный: ночью румыну прорубили вдоль берега лед и таким образом достаточно надежно отгородились от нас водой. Заметно было и усиление войск на противоположном берегу. К вечеру 28 января (10 февраля по новому стилю – Э.Б.) положение стано¬вится грозным. Большевистское полукольцо все более сжимается. В войсках начинается брожение. Всей этой массе полуголодных с расшатанными нервами людей надо най¬ти «виновного». Разве толпа разберется в том, что генерала Бредова самого послали на Голгофу? Начальник штаба получает се¬кретные сведения, что в частях обсуждаются предложения арестовать генерала Бредова, старших начальников, чтобы ценою вы¬дачи их большевикам добиться милости у победителя... После недолгих обсуждений, под гул уже близких орудийных выстрелов, принимается решение: 29 января начинать переправу на румынский берег, а если румыны будут препятствовать, то на силу ответить си¬лой. Генерал Бредов не мог не сознавать, что переправа, конечно, удастся, но произойдет с боем и войска ожидает уже позорный плен. Отряд Бредова сопровождал обоз с 7 тысяча¬ми больных и беженцев. В медикаментах и в перевязочном материале ощущалась острая нужда... Близость железной дороги давала большевикам возможность быстро подвезти свои силы в любой пункт и опрокинуть нас в Днестр. И эта угроза висела над нами в продолжение долгих дней похода».
Вследствие отказа Румынии пропустить Русские войска, части переподчиненные генералу Н. Э. Бредову в ночь на 12 февраля 1920 года бросив на путях станции Тирасполь, свои бронепоезда («Баян», «Богатырь», «Генерал Духонин», «Генерал Марков», «Генерал Шифнер-Маркевич», «Гроза», «Доблесть Витязя», «Доброволец», «Князь Пожарский», «Коршун», «Непобедимый», «Новороссия» и «Пластун» - Э.Б.), начали движение тремя параллельными колоннами на север вдоль реки Днестр. На правом фланге, составляя боковой авангард, шли конные части; в середине – пехотные дивизии и слева, непосредственно вдоль Днестра – обозы. Отряд Бредова сопровождал обоз в 2.000 больных и 5.000 беженцев.
25 февраля 1920 года, через 14 дней тяжелого похода, разведчики отряда генерала Н. Э. Бредова вошли в связь с польскими войсками в районе Нижней Ушицы. 29 февраля из штаба фронта было получено сообщение, что утром 17 февраля в село Солодковцы прибывают уполномоченные из Варшавы, и генерал Бредов приглашался прибыть туда. Ввиду значительного числа казаков в отряде генерал Бредов пожелал, чтобы при переговорах присутствовал представитель казаков, и таковым был командир Сводного Терского батальона генерального штаба полковник Белогорцев.
1 марта 1920 года в Солодковцах было подписано соглашение между: делегатами от Польской стороны, уполномоченными доверительным письмом Главного Командования войска Польского за № 9142/2, ротмистром князем Станисловом Радзивиллом, доктором райором Станисловом Руппертом, поручиком Тадеушем Кобылянским и поручиком Иосифом Мощинским, с одной стороны и генерал-лейтенантом Николаем Бредовым, командующим Отдельной русской армией, составляющей часть армии генерала Деникина, начальником его штаба генерального штаба полковником Борисом Штейфоном и представителем казачьих войск полковником Владимиром Белогорцевым, с другой стороны.
1. Армия генерала Бредова со всеми приданными ей учреждениями, находящаяся впереди оперативной группы Войска Польского генерала Краевского, полностью принимается на территорию, занятую польскими войсками.
2. Главное Командование Войска Польского постарается сделать все возможное для возвращения всех солдат и офицеров частей этой армии, а также и семейств, находящихся при них, на территорию, занятую армией генерала Деникина. С этой целью примет все меры посредничества между генералом Бредовым и правительствами дружеских государств, от которых будет зависеть эта перевозка.
3. Вследствие большого процента инфекционных больных (сыпной тиф) в армии генерала Бредова армия эта должна пройти карантин в санитарных пунктах, указанных Главным Командованием Войска Польского.
4. Для этой цели устанавливается как первый передаточный пункт - местечко Ярмолинцы, куда должна перейти вся армия генерала Бредова группами не более тысячи человек ежедневно. Каждая из таких групп не должна иметь больше, чем триста больных.
5. Переход частей генерала Бредова до Ярмолинец производится с оружием в руках.
6. Все оружие, которым владеет армия генерала Бредова, остается ее собственностью, однако на время нахождения этой армии на территории Польского государства или в областях, занятых польскими войсками, а также при прохождении через эти территории, Главное Командование Войска Польского принимает это оружие, а также все военное имущество, обозы и лошадей на сохранение за надлежащими квитанциями (которые в будущем будут служить основанием для расчета), по особым описям в склады, специально для сего назначенные. Взятое на сохранение оружие будет возвращено армии генерала Бредова в момент оставления ею польской территории, поскольку это оставление окажется возможным по международным условиям.
7. Все офицеры армии генерала Бредова сохраняют при себе свое оружие (холодное оружие и револьверы).
8. Во избежание осложнении во время пребывания в карантинах, а также во время перевозки армии оружие офицеров, занимающих должности ниже командиров батальонов, эскадронов (сотен) и батарей, должно быть сохраняемо в особых цейхгаузах под ответственностью и в заведывании старшего офицера данной части (полка, батальона и т. д.).
9. Холодное оружие, составляющее частную собственность казаков, входящих в состав армии генерала Бредова, должно также отдельно храниться в цейхгаузах при данной части и перевозиться одновременно с эшелонами.
10. Главное Командование Войска Польского покупает всех лошадей, составляющих частную собственность офицеров и казаков по ремонтной цене 3000 (три тысячи) марок за лошадь. Как основание устанавливается, что обер-офицеры могут иметь в пехоте и в вспомогательных войсках одну верховую лошадь, штаб-офицеры - по две верховых лошади, командиры частей (не ниже полка) – одну верховую лошадь и две упряжных лошади. Генералы – две верховых и две упряжных лошади. В конных полках все офицеры имеют по две верховых лошади. Правами, указанными в этом пункте, пользуются лишь те офицеры, которые исполняют офицерские обязанности и не занимают должности рядовых. Владелец лошади представляет об этом удостоверение командира полка или части.
11. Канцелярии и архивы полков и частей, как и их знамена и штандарты, остаются на сохранении у командиров этих частей.
12. Во время отбывания армией карантина генерал Бредов сам или через своего уполномоченного будет вести переговоры с польскими властями и представителями иностранных держав в целях изыскания способов дальнейшего отправления его войск к армии генерала Деникина.
13. В случае, если вопрос об отправлении армии генерала Бредова (§ 2) не получит разрешения в течение времени нахождения в карантине, армия эта остается в дальнейшем в пунктах, указанных ей Главным Командованием Войска Польского, и обязуется точно выполнять указания, получаемые от этого Командования, и сохранять свою воинскую дисциплину.
Настоящий договор составлен в двух экземплярах на польском и на русском языках, из которых один остается у Главного Командования Войска Польского, а другой у генерала Бредова или его заместителя.
Выполняя решения соглашения между Главным командованием Войска Польского и генералом Н. Э. Бредовым, 3 марта Терская казачья бригада вступила на территорию, занятую поляками. Началась относительно мирная жизнь. 5 марта начальник 2-й Терской бригады приказал 6 марта всех больных и раненых отправить в селение Капустаны. В приказе по отряду было замечено, что некоторые казаки продают в городе Нижняя Ушица своих лошадей. Командование запретило делать это, сославшись на пункты подписанного с Польской стороной соглашения, что польское правительство централизованно выкупит лошадей у их владельцев.
После заключения договора в Солодковцах бредовцам был выделен самостоятельный участок фронта против Красной армии, а польское командование с большим тактом сносилось с генералом Бредовым. В случае нужды штаб фронта просил генерала Бредова о содействии русских войск.
У поляков были даже надежды привлечь русских к себе на службу. Так, сохранилось сообщение к командиру 2-го и 3-го конных полков и 3-й Терской пластунской бригады: «Поступило от польского командования предложение перейти группе на службу к полякам. Для обсуждения подробностей этого предложения начгруппы приказал прибыть командирам частей в штаб группы к 18 часам».
Однако мир был недолговечным. Скоро и до этих мест докатилась война. А, вернее, Красная армия. 12 марта в 12 часов 5 минут в приказе сообщалось, что «красные заняли восточную половину Нижней Ушицы, поляки эвакуируются по суше на Мильповцы». В связи с этим русским войскам приказывалось: всем частям изготовится к бою, каждой в своем расположении. А казакам из бывшего 2-го Кизляро-Гребенского батальона было приказано вести наблюдение в направление на Нижнюю Ушицу, имея связь с Осетинским стрелковым батальоном.
Однако, к 14 часам 20 минутам ситуация переменилась. Противник занял уже весь город. Поступил приказ 1-му Горско-Моздокскому, 1-му Кизляро-Гребенскому и 1-му Осетинскому стрелковому батальонам было приказано перейти в деревню Грибово. 2-му Кизляро-Гребенскому батальону поступило распоряжение оставаться в Капустанье и вести разведку на Яновку – Нижние Ушицы – Браиловку.
Позже казаки 1-го Горско-Моздокского и 1-го Кизляро-Гребенского батальонов получили предписание перейти в деревню Цывковцы и занять «последний район расположения», а пластуны 2-го Горско-Моздокского батальона должны были вернуться в деревню Гирово.
Прорыв частей Красной армии был ликвидирован, в приказе в числе прочих, отдельно благодарили и «начальника 2-й Терской пластунской бригады полковника Белогорцева».
Однако, уже во второй половине марта все воинские части участвовавшие в походе генерала Н. Э. Бредова были разоружены и отправлены в Польшу, где их разместили в бывших немецких лагерях для военнопленных – Пикулице под Перемышлем, Дембия под Краковым и в Шалкуве.
19 марта казачьи части прибыли в Краков. В лагере Дембия были размещены помимо казаков Сводного Терского батальона еще и чины 42-го Донского, 2-го Таманского и 2-го Лабинского полков. В мемуарах участников похода говорится о крайне скверных условиях содержания в этих лагерях. Приказом нового Главнокомандующего ВСЮР генерал-лейтенанта барона П. Н. Врангеля за № 2975 от 6 апреля 1920 года были ликвидированы все воинские части, интернированные в Польше (окончательно же они были расформированы лишь 21 июля).
В августе-сентябре 1920 г. из Кракова через Румынию части генерала Бредова, среди которых были и пластуны отправились морем в Крым. Из 23 тысяч солдат и офицеров, выступивших в феврале 1920 года вместе с генералом Н. Э. Бредовым в поход на Польшу, в Крым отправилось около 7 тысяч. Большинство погибло от эпидемии тифа, в том числе и в польских лагерях. Некоторое количество участником похода пожелало остаться за границей. Кроме того, некоторую часть казаков и этнических украинцев поляки перевербовали в польскую армию.
Командующий Русской Армией генерал-лейтенант П. Н. Врангель приказом от 25 февраля 1922 года «в воздаянии долгу и понесенных тяжелых трудов и лишений» учредил знак отличия за зимний поход от Тирасполя в Польшу с 11 по 25 февраля 1920 года (знак «За Бредовский поход»).

Использованные источники и литература:

1. Бредовский поход. //Волков С. В. Белое движение. Энциклопедия Гражданской войны. – СПб.: Издательский дом «Нева», М.: Издательство «ОЛМА-ПРЕСС», 2003.
2. Пыльцын Ю. С. Терские казачьи части в составе Вооруженных сил Юга России и Русской армии П. Н. Врангеля (1919-1920 гг.). Диссертация магистра истории. Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцына. – Екатеринбург, 2015.
3. РГВА, ф. 39401, оп. 1, д. 9.
4. РГВА, ф. 39540, оп.1, д, 179.
5. Рудиченко А. И. Награды и знаки белых армий и правительств 1917-1922 гг. – М.: Collector’s book, 2008.
6. Симонова Т. М. Советская России (СССР) и Польша: Русские антисоветские формирования в Польше (1919-1925 гг.). – М.: Квадрига; Зебра Е, 2013.
7. Слащев-Крымский Я. А. Белый Крым, 1920. – М.: Вече, 2013.
8. Штейфон Б. А. Бредовский поход. //Белое дело: Избранные произведения в 16 книгах. Кн. 10: Бредовский поход. – М.: Российский государственный гуманитарный университет, 2003.

Эдуард Бурда

иллюстрации:
1. Генерал-лейтенант Николай Эмильевич Бредов
2. Знак "За Бредовский поход"
Категория: Мои статьи | Добавил: eduardburda (19.03.2020)
Просмотров: 18223 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar