Разделы
Категории раздела
Помощь сайту
Поиск
Поделиться
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Походный Атаман Дальневосточных казачьих войск Григорий Михайлович Семенов Часть 2
Походный Атаман Дальневосточных казачьих войск
Григорий Михайлович Семенов

Часть 2

В октябре 1918 года Особый Маньчжурский отряд был включен в состав формировавшегося в Забайкалье 5-го Приамурского отдельного армейского корпуса Отдельной Восточно-Сибирской армии. В соответствии с этим 11 октября Туземная бригада барона фон Унгерн-Штернберга была развернута в Отдельную Туземную, с 19 октября - Инородческую конную дивизию, с 14 ноября вошедшую в формировавшуюся в Восточной Сибири Восточный отдельный казачий корпус. В казачий корпус, помимо Инородческой дивизии, входили также Забайкальская казачья дивизия, Амурская и Уссурийская казачьи бригады.
После Омского переворота 18 ноября 1918 года Семенов отказался признавать адмирала Александра Васильевича Колчака Верховным правителем России, за что приказом от 1 декабря того же года был снят с должности командира 5-го Приамурского армейского корпуса. Это нисколько не огорчило Григория Михайловича, и уже 8 декабря он создал под своим командованием Отдельную Восточно-Сибирскую армию в составе 1-го Отдельного Восточного казачьего, 5-го Приамурского и Туземного конного корпусов. В 1-й Отдельный Восточный казачий корпус входили Забайкальская казачья дивизия, Амурская и Уссурийская казачьи бригады. В 5-й Приамурский отдельный армейский корпус вошли 8-я Читинская стрелковая дивизия и Особый Маньчжурский отряд. В Туземный конный корпус вошли Инородческая и Бурятская конные дивизии. Исполняющим должность начальника штаба армии был назначен полковник Леонид Витальевич Вериго. Численность армии к весне 1919 года составила от 8 до 10 тысяч человек. Само собой создание Восточно-Сибирской армии не было признано Верховным правителем России адмиралом Колчаком.
Атаман Семенов в свою очередь, прервал телеграфную связь Омска с Востоком и стал задерживать грузы, которые шли от Антанты колчаковской армии по КВЖД и Транссибу. Немалая часть из них под угрозой применения силы изымалась семеновцами для себя: оружие, боеприпасы, военное снаряжение, провиант и прочее. Более того 9 мая 1919 года третьим Войсковым кругом Григорий Михайлович Семенов был избран войсковым атаманом Забайкальского казачьего войска. А по соглашению с атаманами Амурским и Уссурийским он принял должность Походного атамана Забайкальцев, Амурцев и Уссурийцев со штабом на станции Даурия Забайкальской железной дороги.
Под давлением таких весомых аргументов Верховному правителю России адмиралу Колчаку пришлось пойти на попятную и приказом от 25 мая 1919 года за № 136 назначить Семенова командиром 6-го Восточно-Сибирского армейского корпуса, в который по приказу Александра Васильевича за № 470 была переформирована Отдельная Восточно-Сибирская армия, входившие в нее корпуса стали дивизиями. Спустя почти два месяца, 18 июля Григорий Михайлович был назначен помощником главного начальника Приамурского края и помощником командующего войсками Приамурского военного округа с производством в генерал-майоры.
3 августа 1919 года 6-й Восточно-Сибирский корпус был расформирован и из него образованы войска Забайкальской области под общим командованием генерал-майором Григорием Михайловичем Семеновым. В их состав вошли Сводная Маньчжурская атамана Семенова (бывший Особый Маньчжурский отряд – Э. Б.), 1-я и 2-я Забайкальские казачьи дивизии, Забайкальская казачья бригада и другие отдельные части. 9 ноября все они были включены во вновь образованный Читинский военный округ.
Примерно в этот период своей жизни Григорий Михайлович женился вторым браком на Елене Викторовне Терситской. Вторая жена разделила с ним все тяготы походной жизни, по возможности везде сопровождая своего супруга. Впоследствии уже, будучи в эмиграции и постоянно скитаясь из страны в страну, она стала тем единственным надежным тылом в жизни мятежного атамана. В браке у супругов родился сын Михаил и дочери Елена, Татьяна, Елизавета и Валентина.
Когда же началось наступление Красной армии на Восточном фронте, адмирал Колчак попросил у Семенова дать из своих сил хотя бы тысячу штыков, но тот отказывает Верховному правителю России даже в малой помощи. Вскоре колчаковская армия под напором превосходящих по численности сил противника начинает отступление.
В самом Забайкалье тем временем ширилось партизанское движение, которое охватило восточную часть области. Из-за этого власть атамана Семенова с каждым днем все больше сужается в территориальном отношении и распространяется только на города и полосу вдоль железнодорожной линии Верхнеудинск — Чита — Маньчжурия. Чтобы покончить с партизанами командиры семеновских частей повсеместно прибегали к террору по отношению не только к плененным партизанам непосредственно, но и к членам их семей, порой не щадя ни женщин, ни стариков и не детей. Наиболее отличились жестокостью отряды возглавляемые генералами Тирбахом, Унгерном, а также карательные отряды Чистохина, Филыпина, и начальника личной канцелярии атамана Семенова, генерала Льва Филипповича Власьевского. До настоящего времени число лиц казненных семеновцами в Забайкалье, неизвестно. Сам атаман Семенов относился к этому так: «…в условиях зарождавшейся гражданской войны, всякая мягкотелость и гуманность должны быть отброшены».
И пока атаман Семенов вел ожесточенную войну против партизан, армия адмирала колчака была фактически разбита, фронт рухнул, и остатки разбитых частей устремились на восток преследуемые Красной армией. Потеряв, какую либо надежду на благоприятный исход, адмирал Колчак 4 января 1920 года подписывает, как Верховный правитель, свой последний указ о передаче Верховной Российской власти главнокомандующему Вооруженными силами Юга России генерал-лейтенанту Антону Ивановичу Деникину.
Двумя неделями ранее, 24 декабря 1919 года Колчак предоставляет атаману Григорию Михайловичу Семенову «всю полноту военной и гражданской власти на всей территории Российской Восточной окраины» и производит его в генерал-лейтенанты. Атаман становится главнокомандующим вооруженными силами Дальнего Востока и Иркутского военного округа.
После этого уже бывший Верховный правитель России адмирал Александр Васильевич Колчак был арестован представителями Чехословацкого корпуса и по соглашению с союзниками передан эсеро-меньшевистскому Политцентру. Захватившие после этого в Иркутске власть большевики, по постановлению военно-революционного комитета в ночь с 6 на 7 февраля 1920 года расстреляли адмирала Колчака на берегу Ангары и спустили тело под речной лед. В Чите, занятой семеновскими войсками, за предательство Колчака, на вокзале чешскому генералу Яну Сырову русские белогвардейцы торжественно вручили блюдо с 30 серебряными рублями, то есть серебряниками.
После расстрела адмирала Колчака Забайкалье на период с января по ноябрь 1920 года стало последним оплотом Белого движения в Сибири. В начале 1920 года уже в чине генерал-лейтенанта Григорий Михайлович Семенов возглавил читинское Правительство Российской восточной окраины. С февраля по август 1920 года Читинским отделением Госбанка по указанию Семенова были выпущены денежные знаки достоинством в 100 и 500 рублей, получившие в народе название «воробьи» и «голубки» - по характерным цветам печати. В условиях голопирующей инфляции и роста цен принимались эти знаки населением плохо и впоследствии были аннулированы Дальневосточной республикой на основании законов 1920 и 1921 годов.
К тому времени семеновцы держались только в юго-восточном углу Читинской области да в ряде мест Бурятии. От Иркутска на них наступала красная Восточно-Сибирская армия, с востока — партизаны Восточно-Забайкальского фронта. И тут на арене военных действий появились каппелевцы — остатки колчаковских войск, которые в зимнюю стужу совершили беспримерный 120-верстный переход по льду реки Канн, а затем по льду озера Байкал.
В феврале 1920 года остатки частей генерала Владимира Оскаровича Каппеля под командованием Сергея Николаевича Войцеховского соединились с войсками Григория Михайловича Семенова. 20 февраля 1920 года в Забайкалье Верховный Главнокомандующий Восточным фронтом атаман Семенов из трех корпусов войск Восточного фронта бывшей колчаковской Русской армии сформировал Дальневосточную армию.
С апреля по октябрь 1920 года войска Дальневосточной армии под командованием атамана Семенова вели ожесточенные бои с Народно-революционной армией Дальневосточной республики. Дисциплина в семеновской армии начала падать.
Осенью 1920 года от Семенова ушел его главный сподвижник барон Роман Федорович фон Унгерн-Штернберг. Атаман издал приказ, в котором говорилось: «Командующий конно-азиатской дивизией генерал-лейтенант барон фон Унгерн-Штернберг последнее время не соглашался с политикой главного штаба. Объявив свою дивизию партизанской, он ушел в неизвестном направлении. С сего числа эта дивизия исключается из состава вверенной мне армии, и штаб впредь снимает с себя всякую ответственность за ее действия».
Командование Народно-революционной армии Дальневосточной республики начало наступательную операцию против частей Дальневосточной армии атамана Семенова в Забайкалье, когда 15 октября 1920 года последний эшелон японских войск покинул край. Начались ожесточенные бои, самым крупным из них стал бой на станции Мациевская.
22 октября части атамана Семенова не выдержав натиска наступающих сил противника, оставили Читу и отступили из Забайкалья в Маньчжурию. Сам Григорий Михайлович бросив остатки своей армии, бежал из Читы на аэроплане. В итоге в конце ноября остатки каппелевцев и семеновцев перешли границу Маньчжурии, где были разоружены китайскими властями. Часть из перешедших границу с Китаем по КВЖД добралась до Харбина, и веской 1921 года перебралась в Приморье, где приняло участие в боях с большевиками на стороне правительства братьев Меркуловых. Семенов появился в Харбине в начале ноября 1920 года, за три недели до прихода туда эшелонов с остатками своей Дальневосточной армии.
21 ноября 1920 года Григорий Михайлович встретился с начальником тыла своей армии генерал-майором Павлом Петровичем Петровым, сообщившим ему, что казаки и офицеры настроены против него весьма решительно, а командиры 2-го Сибирского корпуса генерал-майор Иннокентий Семенович Смолин и 3-го Поволжского корпуса – генерал-майор Викторин Михайлович Молчанов, открыто обвиняют его в трусости и отказываются дальше ему подчиняться. Пытаясь сохранить контроль над войсками и отстранить от командования генералов Смолина и Молчанова атаман Семенов издает приказы за № 700/а, 703/а, 705/а от 25, 28 и 30 ноября 1920 года, в которых все штабы и учреждения Дальневосточной армии были объявлены расформированными и находившимися в состоянии реорганизации. Но уже никто его не слушает.
В конце мая 1921 года атаман Семенов в Японии встречается с бывшим военным атташе Российской империи в Японии генералом Михаилом Павловичем Подтягиным и послом Дмитрием Ивановичем Абрикосовым и предъявляет требование передачи ему денег и золота, направлявшихся на закупку снаряжения для армии Колчака и его отрядов в Забайкалье. И получив 338 тысяч иена пароходе отправляется во Владивосток, с надеждой возглавить войска Приамурского земского края, в которых служило много казаков из Забайкалья. Но в порту Владивостока казаки узнали его и припомнив ему бегство из Читы даже не дали возможности сойти на берег.
В июне 1921 года Семенов вынужден был окончательно покинуть Россию, эмигрировав сначала в Японию, затем перебрался в Китай, откуда уехал в США и Канаду, а позднее снова вернуться в Японию. С образованием в 1932 году подконтрольного Японии государства Маньчжоу-Го Григорий Михайлович поселяется в городе Дайрене, где он с семьей прожил до августа 1945 года. Японское правительство назначило ему ежемесячную пенсию в размере 1000 золотых иен.
Пребывая в Дайрене, Григорий Михайлович возглавлял Дальневосточный союз казаков. В 1937 году в ознаменование 20-летия со дня образования ОМО генерал-лейтенантом Семеновым был учрежден юбилейный Знак Особого Маньчжурского отряда. Изготовленные с 1937 по 1941 годы юбилейные знаки Особого Маньчжурского отряда выдавались бывшим атаманом, без каких либо документов на право ношения, но под строгую запись. В 1938 году в Харбине вышла его книга мемуаров «О себе: Воспоминания, мысли и выводы».
Тем временем, после оккупации Маньчжурии японцы в целях военной колонизации края белогвардейским казачеством выделили в Западной Маньчжурии ряд мест для поселений. До этого времени заселение казаками Трехречья не носило планомерного характера, этот ближайший к территории СССР район был местом стихийного сосредоточения бежавших с родины казаков, но после организации 28 декабря 1934 года Бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжурии дело с переселением было налажено в порядке постоянной плановой работы.
Все функции руководства белоэмиграцией были возложены на японскую военную разведку в лице начальника Харбинской японской военной миссии. По указанию последней при Бюро по делам эмигрантов в Харбине был создан Первый отдел, в обязанности которого входили дела «по сельскохозяйственному устроению эмигрантов и расселению их на участках, предоставляемых правительством». Все руководители Переселенческого отдела были лицами командного состава казачьих воинских частей.
При колонизации края казаками японские власти старались сосредоточить поселения в непосредственной близости от границы, имея в виду использовать антисоветские настроения казачества в своих интересах, отводили бесплатно земельные участки, выдавали ссуды на обзаведение хозяйством, представляли оружие и различные льготы. В целях возможного использования в войне против СССР казаков им били созданы благоприятные условия для колонизации пограничных территорий.
Японцы активно приступили к сколачиванию разрозненных поселений в поселки, а несколько поселков объединяли в станицы. Барга, где возникла Северо-Хинганская провинция Маньчжоу-Го, в результате оказалась главным районом концентрации казачьих поселений, в особенности – в Трехречье. Реорганизация разрозненных казачьих групп было начато японцами раньше, чем организация всей русской эмиграции в целом. В ноябре 1933 года сразу после японской оккупации Западной Маньчжурии японцы восстановили казачье объединение под названием Союз казаков Восточной Азии с целью организации казаков на оккупированной территории Китая. Союз объединил около 20 тысяч человек. При Союзе казаков была создана «казачья смена», в которую входили дети от 8 до 14 лет. До этого времени казаки в эмиграции не имели своего руководящего центра.
Руководство казаками осуществлялось японской военной миссией через генерал-лейтенанта Григория Михайловича Семенова, а на местах – через атаманов и станичные правления. К декабрю 1938 года союз объединял 27 казачьих станиц. Казаки станиц западной линии КВЖД, таких как Маньчжурской, Хайларской, Цицикарской и других несли охрану железнодорожной линии, а казачьи поселки являлись как бы цепью пограничных застав.
До декабря 1940 года Союз казаков находился в Харбине, но когда в Западной Маньчжурии работа Переселенческого отдела Бюро была в основном закончена и казачье население сосредоточено в станицах, поселках и хуторах, штаб Союза казаков был перенесен в город Хайлар как центр наибольшего сосредоточения. Во главе Союза был поставлен сподвижник генерала Григория Михайловича Семенова генерал Алексей Проклович Бакшеев, получивший одновременно назначение на пост главы Бюро по делам русских эмигрантов в городе Хайларе, преобразованного в конце 1941 года в Захинганское районное бюро.
Захинганское бюро распространяло свою компетенцию на район железной дороги от города Маньчжурия до станции Чжаланьтунь включительно и в сторону от железной дороги – до Трехречья с одной стороны и Хунхульди с другой. Организационно бюро состояло из секретариата или общего отдела, сельскохозяйственного, регистрационного, военного и благотворительного отделов. Все казачьи станицы в Западной Маньчжурии были подчинены начальнику Союза казаков, а казачьи поселения сведены в две большие станицы: Трехреченскую, Сводно-Маньчжурскую в городе Маньчжурии и Хайларский казачий отдел, охвативший станицы и поселки по линии железной дороги.
По мысли японцев, казачьи станицы должны были представлять собой спаянные между собой войсковые подразделения и части по типу прежних казачьих станиц, готовые в военной обстановке развернуться – поселки в сотни, станицы в полки, казачьи отделы в дивизию, а Союз казаков в штаб корпуса. Благодаря этому японская военная миссия в Хайларе получила возможность с конца 1941 года приступить к организации сначала волонтерского полка, а затем и Захинганского отдельного корпуса, с развитой сетью полков и отрядов. Корпус подчинялся местному начальнику японской военной миссии полковнику Таки.
В июле 1941 года советская разведка получила информацию, что штаб Квантунской армии Маньчжурии разработал план создания буферного государства в рамках территории бывшей Дальневосточной республики с центром в Чите. По данному плану с занятием немцами Москвы воинские части русских эмигрантов под командованием генерал-майора Алексея Прокловича Бакшеева войдут на территорию Забайкалья и провозгласят антисоветскую власть, после чего обратятся за помощью к Японии. Квантунский штаб введет свои войска и начнет вместе с Бакшеевым действия против Красной армии. К счастью данный план не был осуществлен.
К 1943 году сосредоточения казаков представляли собой типичные военные поселения, готовые развернуться в регулярную воинскую часть. В станицах было широко поставлено обучение военному делу, преимущественно в конном строю, часто устраивались состязания по джигитовке, которая всячески поощрялась японским командованием. Сохранялись и культивировались старые казачьи традиции. Перед войной на Дальнем Востоке казачество вело сторожевую охрану населенных пунктов, мостов и бродов в ночное время. Полицейские отряды на пограничных кордонах состояли из русских и японцев, причем последние занимали в основном командные должности. Мобилизовавшаяся с 1943 года русская молодежь также частично направлялась для отбывания воинской повинности в пограничную полицию.
Основная цель японских оккупационных властей – использование казаков в войне с СССР не была достигнута, после перелома в Великой Отечественной войне в 1943 году квантунцы отказались от идеи использования забайкальских казаков в наступлении против СССР и весной 1945 года они были расформированы.
С продвижением советских войск вглубь Маньчжурии и Китая на завершающем этапе Второй мировой войны против Японии бывший атаман Григорий Михайлович Семенов 22 августа 1945 года был арестован в своем доме в поселке Какахаши, под Дайреном, офицерами СМЕРШа Красной армии и препровожден в Дайрен, а затем в Москву. Вместе с атаманом были арестованы и оба его сына Вячеслав и Михаил.
Почти год органы СМЕРШа и МГБ вели следствие. В одно дело были объединены сам атаман Григорий Михайлович Семенов и руководители белоказачьих организаций Дальнево Востока и Захинганского отдельного корпуса: Константин Владимирович Родзаевский, генерал Лев Филиппович Власьевский, генерал Алексей Проклович Бакшеев, Иван Адрианович Михайлов, Лев Павлович Охотин, князь Николай Александрович Ухтомский и Борис Николаевич Шепунов. Начавшийся 26 августа 1946 года суд широко освещался в советской прессе. Открыл его председатель Военной коллегии Верховного Суда СССР Василий Васильевич Ульрих. Подсудимым было предъявлено обвинение в антисоветской агитации и пропаганде, шпионаже против СССР, диверсиях, терроризме.
30 августа 1946 года Военная коллегия признала подсудимых виновными. По Приговору атаман Григорий Михайлович Семенов на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 года был приговорен к смертной казни через повешение с конфискацией имущества как «враг советского народа и активный пособник японских агрессоров». Другие участники процесса: Л. Ф. Власьевский, К. В. Родзаевский, А. П. Бакшеев и И. А. Михайлов были приговорены к расстрелу с конфискацией имущества. А князь Н. А. Ухтомский и Л. П. Охотин приговорены к каторжным работам первый на 20, а второй на 15 лет, однако выйти на свободу им тоже не удалось, оба умерли в заключении.
Приговор атаману Григорию Михайловичу Семенову был приведен в Москве в тот же день 30 августа 1946 года в 23 часа.
Спустя два года и одиннадцать месяцев после ареста Григория Михайловича Семенова, 24 июля 1948 года были арестованы и его дочери Елизавета, Елена и Татьяна. Всех детей атамана приговорили к 25 заключения, кроме Михаила, инвалида с детства, застреленного в Уссурийске 18 марта 1947 года при этапировании в лагерь.
4 апреля 1994 года Военная коллегия Верховного Суда России отказала в реабилитации атамана Григория Михайловича Семенова.

Источники и литература:
1. Биографический энциклопедический словарь. – Краснодар, 2005.
2. Борисов Б. Дальний Восток: атаман Г. М. Семенов и его борьба за освобождение России от большевиков. – Вена: Издание «Новой России», 1921.
3. Василевский В. И. Революция и Гражданская война в Забайкалье: Краткий биографицеский указатель. – Чита, 1989.
4. Волков С. В. Трагедия русского офицерства. – М.: Центрополиграф, 1999.
5. Воскобойников Г. Л. Казачество в Первой мировой войне 1914-1918 гг. – М.: Изд-во Рос. киновидеокомпании, 1994.
6. Врангель П. Н. Записки. Ноябрь 1916 г. – ноябрь 1920 г. В 2-х т. – Мн.: Харвест, 2002.
7. Ганин А. В. Корпус офицеров Генерального Штаба в годы Гражданской войны 1917-1922 гг.: справочные материалы. - М.: Русский путь, 2009.
8. Голдин В. И. Россия в Гражданской войне. Очерки новейшей историографии (вторая половина 1980-х – 90-е годы). - Архангельск: Изд-во «БОРГЕС», 2000.
9. Гражданская война. 1918-1921. В 3-х томах. /Под ред. С. С. Каменева. – М.: Военный вестник, 1928.
10. Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. – М.: Советская энциклопедия, 1983.
11. Директивы главного командования Красной Армии. – М.: Воениздат, 1968.
12. Казачество. Энциклопедия./Гл. ред. А. П. Федотов. – М.: «Энциклопедия», 2008.
13. Клавинг В. В. Гражданская война в России: Белые армии. Военно-историческая библиотека. – М.: АСТ, 2003.
14. Кручинин А. С. К истории конфликта между А. В. Колчаком и Г. М. Семеновым. //История белой Сибири. Тезисы 4-й научной конференции 6-7 февраля 2001. – Кемерово, 2001.
15. Литвин А. Л. Красный и белый террор в России 1918-1922 гг. – М.: ООО «Издательство «Эксмо» ООО «Издательство «Яуза», 2004.
16. Познанский В. С. Очерки истории вооруженной борьбы Советов Сибири с контрреволюцией в 1917-1918 гг. – Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1973.
17. Российское казачество. Научно-справочное издание. – М.: ОАО Можайский полиграфический комбинат, 2003.
18. Русские без Отечества: очерки антибольшевистской эмиграции 20-40-х годов. – М.: РГГУ, 2000.
19. Сборник исторических документов по жизнеустройству казачьих войск. – Барнаул, 1992.
20. Семенов Г. М. Воспоминания, мысли и выводы. – М.: Астрель, 2002.
21. Смирнов А. А. Казачьи атаманы. – М.: Олма-Пресс; СПб.: Нева, 2002.
22. Цурганов Ю. С. Белоэмигранты и Вторая мировая война. Попытка реванша. 1939-1945. – М.: «Центрполиграф», 2010.
23. Шамбаров В.Е. Белогвардейщина. – М.: Эксмо-прес, 2002.
24. Шамбаров В. Е. Казачество: история вольной Руси. – М.: Алгоритм - Эксмо, 2007.
25. Энциклопедический словарь: Гражданская война и военная интервенция в СССР. - М.: Советская энциклопедия, 1987.

Кандидат исторических наук
Эдуард Бурда
иллюстрации:
1. Генерал-лейтенант Григорий Михайлович Семенов 1920 год
2. Семья Григория Михайловича Семенова.
Категория: Мои статьи | Добавил: mamay69 (03.06.2021)
Просмотров: 3796 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar