Категории раздела
Помочь сайту
Поиск
Поделиться
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Пребывание Емельяна Пугачева на Тереке
Пребывание Емельяна Пугачева на Тереке

Во второй половине XVIII века под влиянием усиливавшегося гнета царской администрации в лице Кизлярских комендантов и полковых начальников среди рядовой массы гребенских и терских казаков все сильнее ширилось недовольство существующими порядками. Как итог этих недовольств стало повсеместное распространение раскольнического движения и бегство казаков из станиц за Кубань.
В 1770 году на Тереке произошло волнение Моздокского казачьего полка из только что переведенных сюда на поселение волжских и донских казаков, образовавших здесь, пять новых станиц: Галюгаевскую, Ищерскую, Наурскую, Мекенскую и Калиновскую. Жизнь в казачьих станицах в то время была тяжелой и беспокойной. Они создавали станицы на пустом месте, строили свои курени и приобретали имущество без государственной помощи, к тому же получали денежное жалованье и "хлебную дачу" в значительно меньших размерах, чем коренные терские казаки. При этом казаки вновь образованных станиц так же несли сторожевую службу на границе, обеспечивали почтовую связь между крепостями, принимали участие в военных экспедициях.
Именно тяжелое экономическое положение и проведение политики «осолдачивания» казаков послужило причиной выступления Моздокского полка. Так в октябре 1770 года казаки Моздокского полка, стоявшие лагерем в Галгае, отказались производить смену караулов по войсковому уставу регулярной армии, и произвели развод по сложившемуся у казаков порядку. Попытка командира полка полковника И. Д. Савельева, направившего офицеров привести приказ в исполнение, не имел успеха. Возвратившиеся офицеры донесли о побоях, нанесенных казаками и об угрозах расправы. Волнение казаков было подавлено с помощью присланных из Кизляра нескольких эскадронов регулярных войск. Окружив свой полк, полковник Савельев, обезоружил около ста человек. По данному делу было проведено следствие и отдано под суд 51 казак, зачинщиками волнений были признаны 21 человек. Под усиленным конвоем их доставили в Кизляр, где над ними учинили наказание: высекли «батожьем нещадно».
Однако обстановка в терских казачьих станицах оставалась очень напряженной. Достаточно было малейшей искры, как здесь могло вспыхнуть пламя народного восстания. Именно в это время на Тереке появился Емельян Иванович Пугачев, будущий вождь казачьего восстания переросшего в крестьянскую войну всколыхнувшую устои Российской империи.
Родился Емельян Иванович в 1742 году на Дону в старинной станице Зимовейской, в семье простого казака. Действительную службу начал в 17 лет. Вскоре он женился на казачке Софье Недюжевой, но прожил с ней, по его собственным словам, только неделю, после чего «наряжен был в прусский поход»: в то время уже шла Семилетняя война, участником которой Пугачев стал с 1759 года. Воевал в составе Донского казачьего полка И. Ф. Денисова. Участвовал во многих сражениях, побывал в Торуни, Познани, Шермицах. Летом 1762 года он вернулся домой, хотя время от времени его и посылали для выполнения разных воинских заданий. В эти годы Пугачев «прижил» сына Трофима и двух дочерей — Аграфену и Христину. Через два года в 1764 году в составе казачьей команды оказался в Польше, где шли репрессии по отношении бежавших от царской администрации раскольников. В течение двух лет с 1768 по 1770 год принимал участие в русско-турецкой войне, сражаясь в Донском полку полковника Кутейникова. За личную храбрость, знание артиллерийского дела и умение начальствовать над людьми в сентябре 1770 года был произведен в офицерский казачий чин хорунжего.
Когда русская армия была отведена на зимние квартиры в Елизаветград, в числе других казаков Пугачеву дали месячный отпуск, и он вернулся на побывку домой. Однако ранения и болезни задержали его здесь на более длительный срок, и в мае 1771 года он стал официально хлопотать об отставке. Но дело затягивалось и грозило обернуться неудачей. Тогда Пугачев ударился в бега, его несколько раз арестовывали, но каждый раз ему удавалось бежать.
В декабре 1771 года Емельян Пугачев объявился на Тереке. Сначала он появился в только что построенной станице Ищерской, где его приютил в своем доме казак выходец с Дона Харитон Малахчев, который убедил всех, что вновь появившийся в станице человек является ему родичем.
В начале января 1772 года Пугачев отправился через гребенские городки в станицу Дубовскую. Здесь он явился к атаману терско-семейного казачьего войска Павлу Татаринцеву и попросил принять его казаком в это войско. При этом Пугачев выдал себя за одного из переселенцев с Дона, переведенных сюда на поселение в прошлом году. Терское семейное войско, как и другие казачьи войска на Тереке, испытывало острую нужду в людях, необходимых для несения охранной службы и других царских повинностей, возложенных на казаков. Поэтому атаман Татаринцев охотно согласился зачислить его казаком в свое войско. Но для окончательного решения вопроса войсковой атаман должен был получить разрешение Кизлярского коменданта. 12 января 1772 года Татаринцев обратился с рапортом к Кизлярскому военному коменданту полковнику Ф. И. Паркеру. К рапорту был приложен «реестр» с данными на вновь поступивших 23 переселенцев. Причем некоторые переселенцы, не имели ни каких документов. Здесь же были даны краткие сведения о каждом из этих пришельцев, записанные с их слов при допросе в войсковой канцелярии. Данные эти, как можно судить по их содержанию, не у всех соответствовали действительности, поскольку у каждого из допрошенных были свои причины скрывать правду.
В «реестре» указывалось также, что все они желают «в терское семейное войско… приписаться в казачью службу» и «жительствовать в семейном же войске». Тогда же все 23 человека, «жаждавших казачьей службы», были доставлены в Кизляр, где им надлежало предстать перед Кизлярским военным комендантом.
Во главе этих выходцев и первым в списке стоял «не имеющий письменного вида» Емельян Иванов, прибывший с Дона. На произведенном в кизлярской комендантской канцелярии 16 января допросе он так поведал о себе: «Емельян Иванов сын Пугачев, отроду 30 лет, уроженец Донского войска, Зимовейской станицы, из казачьих детей; а отец его родной, бывший Донского войска казаком, Иван Михайлов сын Пугачев, по возвращении Российской армии из Пруссии и будучи при доме своем, назад тому лет с семь волею Божею умре; а он, Емельян, в прошлом 1771 году прибыл с командированными по Указу Государственной военной коллегии из Донского войска в Моздокский край к поселению со сказочными казаками, имея родственника из числа тех сказочных казаков племянника двоюродного Харитона Малахчева, - обще с ним пришед, жительством по сие время находился в терском семейном войске, в котором и ныне в казаки определенным быть желает». О том, что он беглый казак Емельян Пугачев от высокого Кавказского начальства, по известным причинам, утаил.
После опроса пришельцев, в показаниях которых ничего преступного и опасного не было выявлено, комендант Кизляра Ф. Паркер предписал атаману П. Татаринцеву, согласно представленному списку, зачислить в казаки терского семейного войска по станице Каргалинской 14 человек, - в том числе и Емельяна Пугачева, - семерых в станицу Дубовскую и двоих в станицу Бороздинскую. Несколько позже Емельян Пугачев, по его просьбе, был переведен в Дубовскую станицу. Так Пугачев стал терцем.
Быстро освоившись с обстановкой, он включился в практическую деятельность, начал проводить среди казаков антиправительственную агитацию. Среди этой «недовольной и бунтарски настроенной массы» Пугачев быстро становиться популярным человеком. Казаки видят в нем выразителя своих чаяний и настроений.
В начале февраля 1772 года Е. Пугачев, отпросившись у начальства, на лошади едет в станицу Ищерскую якобы для каких-то своих нужд. Пробыв в станице Ищерской с неделю, он успел завоевать авторитет у прибывших сюда на поселение казаков, что они упросили его взять на себя ходатайство донести императрице и Государственной военной коллегии «о прибавлении им денежного жалования и провианта». На совместном собрании станиц Ищерской, Наурской и Галюгаевской казаки постановили «бытии ему, Пугачеву, по желанию тех сказочных казаков, войсковым у них атаманом». Казаки новых станиц, как видим, сохранили еще в своей памяти остатки былых вольностей и по-прежнему не желали иметь у себя начальником полковника И. Д. Савельева, ставленника правительства. Они, естественно, считали, что свой атаман, да еще такой, как Пугачев, будет лучше служить их нуждам и интересам. В подтверждение этой договоренности, между ним и «всех атаманом и стариков трех названных станиц», тогда же была «заручная подписка писана». Казаки собрали на проезд 20 рублей деньгами, снабдили его поддельной печатью, сделанной казаками Ищерской станицы Ларионом Арбузовым и Петром Чумаковым и вручили ему грамоту, где излагали свои жалобы и прошения.
В то время само это соглашение с казаками было делом чрезвычайно смелым и рискованным. Одна только поездка в Санкт-Петербург, да еще с «липовыми» документами, могла ему дорого стоить. Но такова была натура этого поистине необыкновенного человека.
Собирался ли Емельян Пугачев действительно ехать в Санкт-Петербург доподлинно не известно, но свой путь до Дону он решил проделать кратчайшим маршрутом через Кумо-Манычские степи. По пути заехал в Моздок «для покупки харчу и прочего».
8 февраля 1772 года по выезде из «того Моздока за рогаткою» (заставой Б.Э.) был задержан сторожевыми казаками Моздокского полка, как не имевший права разъезжать по кордонной линии. Приняв его за «неведомо какого человека», казаки доставили Пугачева в Моздок и передали есаулу того же полка Агафонову, который немедленно донес об этом Моздокскому коменданту полковнику А. Ф. Иванову. При обыске у него было обнаружено прошение казаков станиц Ищерской, Наурской и Галюгаевской в Военную коллегию о прибавлении денежного жалования и провианта, вышеупомянутая «заручная подписка», билет, данный ему от Каргалинской станицы, «по велению той же станицы атамана Максима Макарова, за рукою писаря Григория Осипова», поддельная свинцовая печать на имя Донского войска и «прочие письменные дела». При нем имелись также «шапка, малахай лисий, кушак шелковый белый…, куница… и денег 12 рублей 50 копеек». 7 рублей 50 копеек им «уже были употреблены на разные потребы».
В Моздоке Емельян Пугачев был подвергнут аресту, закован в кандалы и «отдан под караул» - посажен в крепостную гауптвахту. Кандалы были прикованы тяжелой цепью с замком к стулу, который арестованный должен был переносить за собой.
На допросе в присутствии Моздокского коменданта Емельян Пугачев показал, что он служащий казак донской Зимовейской станицы, но, не желая более продолжать службу в Донском войске, «без всякого письменного вида» в конце 1771 года бежал с Дона и, минуя заставы, через степи пробрался на Терек. Допрос этот, между прочим, устанавливает факт безграмотности Пугачева, так как заканчивался такой припиской: «К сему допросу вместо беглого из Донского войска казака Пугачева, за неимением им грамоте, по его прошению Моздокского казачьего полка сотник Иван Сафронов руку приложил». К материалам допроса был приложен интересный документ с описанием внешности Пугачева. В нем указывалось: «Роста он среднего, лицом смугловат, волосы стриженые, борода черная небольшая, но окладистая, одет в синий китайчатый бешмет, в желтых сапогах».
Но сидеть ему в этой тюрьме пришлось всего пять дней. Пугачев сумел уговорить сторожившего его солдата Венедикта Лаптева, который помог ему бежать из тюрьмы. Вместе с ним бежал и Лаптев. В ночь на 14 февраля они вышли во двор якобы по естественной надобности, но назад не вернулись. Стул, к которому был прикован Пугачев, с частью цепи был обнаружен утром во дворе тюрьмы, а кандалы и остаток цепи с замком он «снес с собою».
Столь дерзкому побегу Емельяна Пугачева сначала не было придано особого значения. Так, Моздокский комендант А. Ф. Иванов, желая приуменьшить значение случившегося, доносил Кизлярскому коменданту Ф. И. Паркеру: «в воровствах же и в разбоях он, Пугачев, никогда не бывал».
Однако начавшееся брожение среди казаков вызванное арестом и бегством Пугачева, заставило принять срочные меры по их «умиротворению» и произвести более тщательное расследование всего этого дела. Последнее показало, что влияние Пугачева на умы казаков Моздокского полка оказалось более значительным, нежели они могли об этом думать. Начались массовые расправы с теми, кого подозревали в недовольстве и в тайных связях с Пугачевым. Казаки же, которые согласились послать Пугачева своим ходатаем в столицу и избрать его атаманом «некоторые в станицах», а «все другие» в Моздоке были «нещадно батожьем наказаны».
Куда подевался Лаптев, осталось неизвестным. Но о Емельяне Ивановиче Пугачеве вскоре узнала вся Россия. Как потом выяснилось, с Терека он бежал в земли Белоруссии, в Стародубский монастырь, неподалеку от границы с Речью Посполитой, где ему приходилось бывать раньше. Здесь он, выдавая себя за беглого донского казака, пострадавшего «из усердия к Богу» и некоторое время жил, скрываясь у раскольников, также недовольных властью. Затем направился на Урал к яицким казакам. И именно здесь Пугачев осуществил то, что, возможно, замышлял сделать еще на Тереке.

Источники и литература:
1. Васильев Д. С. Очерки истории низовьев Терека (Досоветский период). - Махачкала: Дагестанское книжное издательство, 1986.
2. Омельченко И. Л. Терское казачество. – Владикавказ, 1991.
3. Рапорт есаула Агафонова полковнику Иванову от 9 февраля 1772 года. «Пугачев на Кавказе». Документы собранные А. П. Берке. «Русская старина». Т. XXXVII, 1883.
4. Рапорт полковника Иванова полковнику Паркеру от 20 февраля 1772 года. «Пугачев на Кавказе». Документы собранные А. П. Берке. «Русская старина». Т. XXXVII, 1883.
5. Рапорт плац-майора И. Повесткина. «Пугачев на Кавказе». Документы собранные А. П. Берке. «Русская старина». Т. XXXVII, 1883, с. 26-27, 167-170.
6. ЦГА РД, ф. Кизлярского коменданта, 1770 г., д. 192, лл. 2, 3, 4,
7. ЦГА РД, ф. Кизлярского коменданта, 1770 г., д. 205, лл. 7, 8.

Эдуард Бурда

Иллюстрация:
Памятник Емельяну Пугачеву в городе Моздоке. Автор его – скульптор Северо-Осетинского художественного фонда Николай Иванович Нестеренко.
Категория: Мои статьи | Добавил: eduardburda (12.10.2019)
Просмотров: 6238 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar