Категории раздела
Помочь сайту
Поиск
Поделиться
Друзья сайта
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Развитие начального образования в Терском казачьем войске на примере станиц Пришибской, Котляревской и Алескандровской во второй пол. XIX – нач.XXвв.
Развитие начального образования в Терском казачьем войске
на примере станиц Пришибской, Котляревской и Алескандровской во второй половине XIX – начале XX вв.

Одной из составляющих социальной жизни любого народа является народное образование. Свои достижения и свои проблемы в этом существовали в социальной среде жизни и терского казачества. И войсковое и местные станичные административные органы старались уделять значительное внимание развитию народного образования как социально значимому направлению.
Казачья школа на Тереке прошла длительный и сложный путь развития от «примитивных, доморощенных школ» до начальных народных и реальных училищ и городских гимназий.
О терской казачьей школе правомерно вести речь в хронологических рамках первой трети XIX – начало XX в., когда казачество в лице войсковой администрации и станичных обществ (куреней) не только активно ее создавало, материально поддерживая, но и влияло на содержание образования молодежи, транслируя через школу уклад жизни, традиции, обычаи, культуру казачества; принимало участие в подготовке учителей. «Для развития грамотности среди казаков в каждой станице существовали станичные училища (одноклассные, двухклассные и «городские»), подчиненные местной дирекции народных училищ, и церковно-приходские школы» [1].
Первые школы в станицах Терского казачьего войска появились, по документальным источникам, в первой трети XIX века. До этого периода центрами распространения грамотности были церковные приходы, где обучение проводили местные священники, а также учителя из числа станичных казаков, которые учили детей в основном читать и писать. Так в первой, согласно архивным данным, открытой в 1827 году [2] Терском войске школе станицы Червленной значились предметы: закон Божий, чистописание, арифметика и русская история. На учебные пособия ежегодно отпускалось 25 рублей, а для 10 учеников с хорошей успеваемостью устанавливались премии в размере 8 рублей в год [3].
Во второй половине XIX век школы начали открываться и в других станицах, хотя по количеству учащихся они, как правило, были небольшие, и в них обучались далеко не все станичные дети. Так, в 1866 году в станицах 2-го Владикавказского казачьего полка училось: в станице Тарская – 24 учащихся, в Камбилеевской – 16, в Аки-Юртовской – 15, в Алкунской – 16, в Галашевской – 22, в станице Фельдмаршальской ни школы, ни учеников не было [4]. Таким образом, в 6-ти станицах данного полка имелось всего 5 школ, где обучалось 93 ученика [5].
Общее состояние грамотности на 1878 год среди казаков была очень низкая и едва составляла 9,02% [6]. Особенно мало грамотных было среди женщин: из 10 552 казачек взятых выборочно по 11-ти станицам Терского казачьего войска в 1878 году грамотных было 116 человек, то есть 1,1% [7].
В дальнейшем казачья военная администрация принимает ряд мер по увеличению грамотности: увеличивается ассигнования на открытие прогимназий, духовных, городских училищ, начальных станичных и церковно-приходских школ. «В отдельных станицах открывались так называемые «воскресные» школы и школы для взрослых, которые должны были дать казакам хотя бы низшее образование» [8].
Все школы содержались за счет станичных доходов, но расходы на образование в каждой станице были не одинаковы. Вот некоторые данные о состоянии станичных школ, составленные по переписи 1876 года. В станице Галашевской для школы отведена одна комната в станичном управлении, «холодная, темная, с низким потолком и до того тесная, что трудно понять, как может в ней поместиться 25 учеников» [9]. В станице Архонской «дом для зимних занятий очень холодный, а при неисправной и в малом количестве доставки дров и плохой ремонтировке, совершенно не годится зимой» [10]. В станице Луковской впечатление от школы остается неотрадное, «она в каком-то забвении и мало кто ее посещает и заботится о ней… жалование учителю определено чуть не самое меньшее в области» [11]. Однако есть станицы, где школы содержались в хорошем состоянии. Так, в станице Сунженской «помещение школы просторное и, по-видимому, удобное. При школе имеется до 200 книг учебного и, иного содержания, которые ежегодно пополняются за счет общественной станичной кассы» [12].
Казаки хорошо знали цену грамоте, поэтому во многих станицах Терского казачьего войска выделение средств на образование было приоритетным. Среди основных статей расходов (из станичных касс) вслед за постройкой и ремонтом общественных зданий шла статья «содержание школ» и оплата учителям. Так, в данных за 1903 год в станице Терской «из станичных сумм» выплачивалось учителю Михаилу Тихомирову – 300 рублей в год. Ему же за воскресную школу – 60 рублей, законоучителю также 60 рублей [13]. А в станице Фельдмаршальской в том же 1903 году было определено: учителю станичной школы – 330 рублей в год, законоучителю «воскресной, праздничной школы» - 60 рублей и сторожу при школе 48 рублей [14].
Уместно также будет отметить, что немалую роль в развитии образования на Тереке сыграл институт почетных блюстителей (попечителей), избираемый станичными обществами. Почетные блюстители вносили пожертвования на строительство и ремонт школьных зданий, побуждали станичные общества к более активной помощи школе. Как пример существования института почетных блюстителей может служить 2-х классное училище станицы Государственной, где на протяжении ряда лет попечителем значился Поликарп Никитич Бурда [15].
Таким образом, уже к концу XIX века почти во всех казачьих станицах существовали одноклассные и двухклассные народные училища, действовали церковноприходские школы. По существовавшим порядкам финансовые средства на эти цели выделялись из войсковых и станичных бюджетов.
В целом же, в становлении школы на Тереке принимали участие правительство и Министерство народного образования. Однако исторические факты убедительно свидетельствуют: основная роль принадлежала казачеству. Что соответствовало политике государства, предпочитавшего, чтобы народная школа не обременяла бюджет, а дело народного образования было бы делом, прежде всего, самого народа. Необходимо, однако, иметь в виду, что под этим подразумевалась исключительно материальная сторона дела. Поэтому между казачеством и государственными органами складывались достаточно непростые отношения не только и не столько по вопросам материального обеспечения школ, но, в первую очередь, по проблемам содержания и организации учебного процесса. Вопрос о том, кто должен быть хозяином в школе – государство или общество, был далеко не праздным. Его разрешение имело существенную специфику в казачьих регионах России, в том числе и на Тереке.
Казачья община требовала и добивалась гораздо большей самостоятельности в сфере образования, чем правительство готово было ему предоставить. И в том, пожалуй, было одно из отличий казачьих школ от школ внутренних губерний России, что объясняло, не в последнюю очередь, особым положением казачества и специфическими формами самоуправления. Именно поэтому терские казаки повели народное образование на собственные средства, без какого-либо участия казны, за исключением правительственной опеки. И хотя финансовые возможности казачьих общин, как правило, были довольно ограниченными, тем не менее, уровень начального образования в казачьих станицах находился на значительно более высоком месте, чем в целом по стране.
Для прояснения общей картины приведем несколько примеров. В 1910 году на расходы по народному образованию Терское казачье войско потратило 312 909 рублей, в том числе из станичных средств 131 045 рублей и из общевойскового капитала 185 864 рубля. На выдачу стипендий и на пособия станичным школам и другим учебным заведениям из общественного капитала в 1910-1911 учебном году было израсходовано 115 636 рублей. Таким образом, в конечном итоге на душу войскового населения обоего пола приходилось в среднем 1 рубль 36 копеек расходов на народное образование, из числа которых на долю войскового капитала падает 79 копеек. А 57 копеек на долю станичных обществ [16]. Тогда как в среднем по России поголовный сбор составлял в конце XIX – начале XX века 44 копейки в городах и 27,5 копейки в селах и деревнях [17]. Дети казаков, при этом, во всех школах и училищах обучались бесплатно.
Организация учебного процесса в казачьих школах была направлена, в первую очередь, на воспитание подростка-казака в духе верности своим боевым традициям, безусловной дисциплинированности и соблюдению церковных канонов нравственности. Так, во многих станичных школах изучались военные науки, фехтование, маршировка, стрельба и верховая езда. Тогда как общеобразовательные знания давались по минимуму. Это подтверждается и в приказе за № 131 от 30 апреля 1911 года, изданным наказным атаманом генерал-лейтенантом А. С. Михеевым после проверки им станичных школ. Так, по станице Государственной читаем: «Инспектору станицы Государственной… объявляю мое спасибо за строевую подготовку молодцевато представленных молодых казаков-воспитанников» [18], в станице Вознесенской, «не могу не обратить внимание на малое число учащихся, заведующему этим училищем Г. Солонченко следует обратить внимание на обучение детей и на более мягкое обращение с ними. Учительнице Тихомировой за образцовую постановку обучения, дисциплинированность детей выражаю мою сердечную благодарность» [19].
Проведенная работа по распространению грамотности (дававшая в среднем начальное «низшее» образование) положительно повлияла на статистические показатели, и в 1905 году грамотных казаков и казачек во всех отделах составило: в Кизлярском отделе грамотных среди мужчин – 76,8%, среди женщин - 23,3%; в Пятигорском отделе среде мужчин – 71,4%, среди женщин – 28,6%; в Моздокском отделе среди мужчин – 76,6%, среди женщин – 23,4%; в Сунженском отделе среди мужчин – 75,7%, среди женщин 24,3%. Итого по Терскому войску грамотных среди казачьего населения было: среди мужчин – 75,1%, среди женщин грамотных 24,9% [20]. Для примера, грамотность по стране в целом в тот период времени составляла порядка 21% [21].
Все это лишний раз подтверждает, что казачество имело большую самостоятельность в деле организации народного образования, с одной стороны, с другой – активно эту возможность использовало. Таким образом, казачья школа была в меньшей степени оторвана от нужд и запросов населения, чем школа внутренних губерний России, которой по образному выражению современника, «не было дела до боли, до страдания местности, где она внедрялась» [22].
Как пример этому могут служить начальные школы трех станиц Сунженского отдела расположенные по соседству.
Так в станице Пришибской одноклассное училище было открыто в 1872 году [23]. Училище относилось к министерским, и предназначалось для детей «простолюдинов». К началу XX века здание станичного одноклассного училища, построенного еще в 1888 году, не могло уже вмещать достаточного числа учащихся, так как было рассчитано на 45 учащихся. В «Общественном приговоре станицы Пришибской» от 23 января 1905 года читаем: «ежегодно приходится многим детям школьного возраста оставаться не принятым в училище, а дабы дать молодому поколению, хотя первоначальное обучение, то мы, обсудив всесторонне этот вопрос, пришли к тому заключению, что нам необходимо теперь же приступить к постройке нового кирпичного здания для сказанного училища не менее как на 150-180 человек-учеников» [24]. На постройку нового здания училища община станицы Пришибской собрала 9 252 рубля 70 копеек [25].
Кроме этой суммы из войскового капитала по ходатайству Атамана Сунженского отдела станице была выделена беспроцентная ссуда в размере 3 000 рублей сроком на 5 лет [26]. К 1909 году новое здание училища было уже построено, и в нем начались занятия.
Помимо двухклассного училища в станице Пришибской действовала и церковно-приходская школа. Так, в 1904 году в приходской школе обучалось 60 девочек, заведующим и законоучителем был священник Василий Стодеревский, учительница Юлия Максимова (Земляницкая), окончившая курсы в Епархиальном училище. Обучение здесь сводилось к изучению Закона Божьего, чтению и чистописанию. Каждое занятие начиналось с церковной молитвы и ею же заканчивалось. Церковно-приходская школа к 1906 году имела уже три отделения и считалась женской начальной школой [27].
В 1913 году в Пришибском одноклассном училище, которое к тому времени уже имело, пять отделений, обучалось более ста пятидесяти учащихся. В 1914 году педагогический и попечительский совет Пришибского высшего начального училища состоял из: председателя Стефана Фёдоровича Годенко, учителей Марии Николаевой, Георгия Семернина [28] и Георгия Бездетко – последний являлся секретарём попечительского совета и законоучителя протоирея отца Михаила Биткина [29].
А в 1916 году училище было преобразовано в министерскую начальную школу [30]. Не лишним будет отметить и то, что в станичной школе в это время обучались русскому языку и основам грамоты дети кунаков из кабардинских селений Абаево, Бороково и Хапцево, которые определялись на жительство к знакомым станичникам [31].
В станице Котляревской первая школа открыта в 1876 году, как одноклассное училище народного образования [32]. Специального помещения не было, освещение – керосиновая лампа, отопление печное. Обязательные предметы: закон Божий, чистописание, грамматика, арифметика, история Отечества, военное дело. К необязательным относились: пение, рукоделие, столярное, кузнечное, слесарное, переплетное, сапожное и другие ремесла, садоводство и огородничество.
В 1897 г. в школе работали Матвей Дьяков – законоучитель, священник Николай Константинович Андриевский и Нина Лукинична Андриевская – учителя.
В начале XX века было построено здание школы и, кроме училища, открыта церковно-приходская школа. Ее здание в 1911 году оценивалось в 600 рублей. Площадь 3-х классных комнат составляла 72 квадратных аршина (36 квадратных метра), площадь окон – 22 квадратных аршина (11 квадратных метра). (1 кв. аршин равен 0,5 кв. м.) [33].
Население станицы Котляревской в 1911 составляло 1830 человек, в том числе мужчин – 895, женщин – 935, учащихся в 3-х отделениях было всего 58 человек, все мальчики (девочек не было). На содержание училища были отпущены средства: казною – 200 рублей, израсходовано 200 рублей; станичным обществом – 610 рублей, столько же израсходовано; сбор за учение – 48 рублей, израсходовано 5 рублей; Терским войском – 573 рублей; пожертвований нет, процентов с капитала нет; из других источников отпущено 81 рублей, не израсходовано; всего отпущено 1521 рублей, израсходовано 1388 рублей [34].
За учение оплата составила 3 рубля в год. Наличие запасного капитала в конце года – 124 рублей 43 копейки.
В школе в этот период работали: Иван Никитович Воронков, учитель православного, с 1 сентября 1903 г. на службе, в оном училище – с 1 сентября 1907 г. Окончил Омскую учительскую семинарию. Получает 540 рублей в год жалования. С 1907 года Иван Никитович Воронков являлся руководителем училища.
Александр Михайлович Кучмасов, учитель православного. На службе с 16 октября 1908 г., в данном училище – с 20 августа 1909 г. Окончил Георгиевское 4-классное городское училище, получив свидетельство на звание начального учителя. Получает 480 рублей жалования в год;
О законоучителе. Петр Иванович Благовещенский окончил Симбирскую духовную семинарию, православного, законоучителем – с 1898 г., в данном с января 1910 г. Получает в год 60 рублей вознаграждения;
Атаман Максим Захарович Слезов, отставной урядник Лейб Гвардии конвоя Его Императорского Величества, был блюстителем нравственности в училище с 10 ноября 1909 года.
В станице имелась еще народная библиотека. В ней было 170 названий, 200 томов, стоимостью 123 рубля 17 копеек. Число выдачи книг за год – 331. Пользовались книгами в 1911 году - 30 человек. Израсходовано на пополнение из войсковых сумм 20 рублей [35].
Первая начальная школа в станице Александровской была открыта в 1888 году, годом позже ее преобразовали в одноклассное училище. В ней был один трехкомплексный класс из 50-65 ребят. Над школой были попечители – атаман и богатый казак войсковой старшина Казарез. Выпуск школы был небольшой. Третье отделение заканчивало 3-5 учащихся [36].
В 1897 году одноклассное станичное училище было преобразовано в двухклассное. Заведующим училищем был Иван Федорович Гладилин, законоучителем священник Александр Кудрин, а попечителем являлся атаман станицы Иван Васильевич Заико [37].
Кирпичное здание училища было построено рядом с церковью Святого Александра Невского 31 октября 1911 года на средства общества. В школе обучалось 120 учащихся, в том числе 30 девочек [38].
На 1913 год работали: заведующий училищем - Александр Макарчик, законоучитель священник Леонтий Епихин и преподаватели Яков Ливенцев, Николай Шлинкерт и Параскева Макарчик.
История развития школы играет ведущую роль для общества. Вся история образования указывает на то, что школа является системообразующим началом всякого государства. Система образования оказывает влияние на социально-экономическую жизнь, как отдельного общества, так и всей страны. Именно школа осуществляет глобальную социальную инженерию, и своим устройством и содержанием предопределяет судьбы каждого человека.

Примечания:
1. Караулов М. А. Терское казачество в прошлом и настоящем. – Владикавказ, 1912, с. 310.
2. Омельченко Л. И. Терское казачество. – Владикавказ, 1991, с. 135.
3. Центральный государственный архив Республики Северная Осетия-Аления (ЦГА РСО-А), ф. 13, оп. 1, д. 978, лл. 23, 24.
4. Статистические монографии по исследованию станичного быта Терского казачьего войска. /Под ред. Н. Благовещенского. – Владикавказ, 1881, с. 42-43.
5. ЦГА РСО-А, ф. 13, оп. 1, д. 1495, л. 11.
6. Статистические монографии по исследованию станичного быта Терского казачьего войска. /Под ред. Н. Благовещенского. – Владикавказ, 1881, с. 17, 35, 79, 141, 215, 258, 329, 385, 427.
7. Статистические монографии по исследованию станичного быта Терского казачьего войска. /Под ред. Н. Благовещенского. – Владикавказ, 1881, с. 17, 35, 79, 141, 215, 258, 329, 385, 427.
8. Омельченко Л. И. Терское казачество. – Владикавказ, 1991, с. 137.
9. Статистические монографии по исследованию станичного быта Терского казачьего войска. /Под ред. Н. Благовещенского. – Владикавказ, 1881, с. 42-43.
10. Статистические монографии по исследованию станичного быта Терского казачьего войска. /Под ред. Н. Благовещенского. – Владикавказ, 1881, с. 885.
11. Статистические монографии по исследованию станичного быта Терского казачьего войска. /Под ред. Н. Благовещенского. – Владикавказ, 1881, с. 17.
12. ЦГА РСО-А, ф. 20, оп. 1, д. 809, л. 32.
13. ЦГА РСО-А, ф. 20, оп. 1, д. 807, л. 15.
14. ЦГА РСО-А, ф. 20, оп. 1, д. 807, л. 27.
15. Терский календарь за 1911 г. – Владикавказ, 1910, с. 67; Терский календарь за 1912 г. – Владикавказ, 1911, с. 74; Терский календарь за 1913 г. – Владикавказ, 1912, с. 68, 96.
16. Караулов М. А. Терское казачество в прошлом и настоящем. – Владикавказ, 1912, с. 312.
17. Милюков П. Н. Очерки по истории русской культуры. – М., 1994, с. 326.
18. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА), ф. 1329, оп. 1, д. 10, л. 56.
19. РГВИА, ф. 1329, оп. 1, д. 10, л. 57.
20. РГВИА, ф. 330, оп. 92, д. 675, кор. 6821, л. 62.
21. Бурда Э. В. Народное образование в казачьих войсках на начало ХХ века. //Девятые всероссийские научные чтения по актуальным проблемам социальной истории и социальной работы. – Новочеркасск; Ростов-на-Дону, 2008, с. 29.
22. Розанов В. В. Сумерки просвещения. – М., 1990, с. 108.
23. История Кабардино-Балкарской АССР. Т. 1. – М., 1967, с. 415.
24. ЦГА РСО-А, ф. 11, оп. 58, д. 1285, лл. 3-4.
25. ЦГА РСО-А, ф. 11, оп. 58, д. 1285, л. 5.
26. ЦГА РСО-А, ф. 11, оп. 58, д. 1285, лл. 6-7.
27. ЦГА РСО-А, ф. 20, оп. 1, д. 500, л. 14.
28. Центральный государственный архив Кабардино-Балкарской республики (ЦГА КБР), ф. Р-78, оп. 1, д. 21, л. 62.
29. Фонды Историко-краеведческого музея города Майского Кабардино-Балкарской республики.
30. Фонды Историко-краеведческого музея города Майского Кабардино-Балкарской республики.
31. Фонды Историко-краеведческого музея города Майского Кабардино-Балкарской республики.
32. Клевцов М. М., Клевцова Л. К. Родословные коренных Котляревцев за 200 лет. – Нальчик, 2001, с. 17.
33. Архивный фонд музея Терского казачества станицы Котляревской Кабардино-Балкарской республики.
34. Архивный фонд музея Терского казачества станицы Котляревской Кабардино-Балкарской республики.
35. Архивный фонд музея Терского казачества станицы Котляревской Кабардино-Балкарской республики.
36. Очерки истории городов, селений, станиц, поселков. Майский район Кабардино-Балкарской АССР. – Нальчик, 1983, с. 77.
37. Очерки истории городов, селений, станиц, поселков. Майский район Кабардино-Балкарской АССР. – Нальчик, 1983, с. 78.
38. ЦГА РСО-А, ф. 20, оп. 1, д. 1008, л. 6.

К. и. н. Эдуард Бурда

фотографии:
1. Учителя и учащиеся Пришибского двухклассного начального училища 1911 год.
2. Учитель станицы Александровской Александр Макарчик

ПРИ КОПИРОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ ССЫЛКА НА САЙТ СТРОГО ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Категория: Мои статьи | Добавил: burdaeduard (08.06.2017)
Просмотров: 1788 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 0
avatar