Разделы
Категории раздела
Помощь сайту
Поиск
Поделиться
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Руководитель обороны Азова – атаман Осип Петрович Петров (Калуженин)
Руководитель обороны Азова – атаман Осип Петрович Петров (Калуженин)

Имя донского атамана Осипа Петровича Петрова (Калуженина) прочно вошло в историю России как доблестного руководителя героической обороны Азовской крепости в 1641 году. Сама Оборона Азова или как ее назвали современники «Азовское сидение» стало легендарным событием в мировой истории как образец несгибаемой стойкости донских и запорожских казаков.
Как и у многих атаманов XVI-XVII веков время и место рождения будущего атамана не известно. Прозвище Калуженин, очевидно, он получил по причине того, что был выходцем из служивых полковых казаков города Калуги.
Как и многие казаки того периода Осип Петров ходил в морские набеги на земли Оттоманской Порты и ее сателлита Крымского ханства. А весной-летом 1637 года штурмовал город-крепость Азов, которая на протяжении остальных пяти лет станет новой столицей казаков Дона.
В конце 1638 года Осип Петров был послан войсковым кругом в Москву к качестве атамана зимовой станицы с целью добиться увеличения «царева жалованья».
К этому времени вот уже как полтора года крепость Азов была в руках казаков. Обретение новой столицы, имевшей очень выгодное стратегическое и торговое расположение, вызвало массовый энтузиазм казачьего народа. Азов быстро превратился в крупный торговый город, в который приезжали с разными товарами русские, турецкие и иранские купцы. Опасаясь маскировавшихся под купцов лазутчиков, казаки запретили торговля внутри Азовской крепости и разрешили за стенами. Мещанин Сафон Бобырев побывавший в Азове рассказывал в Посольском приказе, что в Азове «сошлись-де казаки с Яика, с Терека, и со всех речек, и черкасы тоже».
К лету 1638 года казаки восстановили прежние турецкие укрепления, пострадавшие в ходе прошлогоднего штурма. Были подняты валы и стены, На башнях и стенах расставили 250 пушек. Под четким техническим руководством «прибылова казака» и специалиста минного дела мадьяра Югана Асадова, который до этого уже отличился при взятии Азова, казаки прокопали специальные подземные сооружения – минные ходы и «слухи», которые были предназначены для обнаружения подкопов врага. Также были изготовлены туры и срубы для прикрытия будущих пробоин в стенах крепости. Накопили годовой запас продовольствия и боеприпасов. Для охраны Азова со стороны степей была создана конная стража численностью около 400 человек.
Понесенные казаками потери в ходе штурма Азова восполнялись благодаря приходу сюда вольных и беглых людей с порубежных и центральных уездов Московского государства, а также запорожских казаков.
1 августа 1638 года крымский хан по настоянию Стамбула осадил Азов, но на штурм так и не решился. В ходе вылазок казаки нанесли ему ряд поражений. Тогда хан попытался решить вопрос миром и предложил казакам отступные в 40 тысяч золотых червонцев за оставление Азова. Казаки отказались. И в конце октября хан вынужден был уйти в Крым. Приход Крымского хана был предвестником большого нашествия.
После того как в декабре 1638 года войска Оттоманской Порты захватили Багдад, являвшийся главной крепостью Месопотамии, стало окончательно ясно, что ответный военный рейд турецкого султана против казачьего Азова уже не за горами. Скованная войной с Персией Оттоманская Порта еще могла сквозь пальцы наблюдать за усилением казачьего влияния в Северном Причерноморье. Но в новых условиях Сылтат неременно захочет взять реванш.
В конце 1638 года атаманом Донского войска был избран Наум Васильев (Шелудяк). В Азове, где день ото дня ждали турецкого нападения, Наум Васильев принял все меры, чтоб этот натиск не стал неожиданным.
При атамане Науме Васильеве стало практикой посылать из Азовской крепости на море и в степь разведывательные отряды. Атаман также вел переговоры с ногайцами, убеждая их перейти «под высокую руку» русского царя. Он регулярно отправлял из Азова в Москву легкие станицы, прося у государя денег, боеприпасов, чтоб крепость была в боевом состоянии.
В январе 1640 года персидский шах Сефи прислал своего посла Мараткана Мамедова, предлагая союзную помощь для войны с турками – 20 тысяч воинов. Но казаки отказались.
К началу 1641 года в Азове проживало порядка 1400 казаков. В крепость были пригнаны для пропитания 1200 голов быков, коров и лошадей. К началу осады крепостные сооружения включали в себя три каменных города: крепость Азов и его предместья, «города» Топраков и Ташкалов. Протяженность каменных стен вокруг них составляла около 1100 метров. Ширина стены достигала 6 метров. Стены опоясывал ров, выложенный для прочности камнем, шириною 8 метров и глубиной 4 метра.
Собравшийся большой круг постановил собираться в Азов казакам из всех городков, а уклонившихся «грабить и побивать до смерти и в воду метать». После этого ко дню появления врага в Азове собралось, по разным оценкам, от 5,5 тысяч до 8 тысяч казаков, в том числе и запорожцы, в гарнизоне было также и 800 женщин, которые впоследствии приняли самое деятельное участие в обороне крепости. Это было примерно четверть сил всего Донского войска, остальные силы – примерно 15 тысяч бойцов – осели в низовых поселениях по Дону, чтобы не пустить турецкие силы вверх по реке, нападать на его тылы, по мере необходимости пополнять гарнизон.
Для осады Азова вступивший после смерти Мурада IV в 1640 году султан Ибрагим I собрал значительные силы. По данным географа Эвлия Челеби, исполнявшего в турецкой армии обязанности войскового хронографа сосредоточенный в Анапе турецкий флот состоял из 100 каторг, 80 больших и 90 малых судов с 40 тысячами вооруженными моряками во главе с капуданом Сиявуш-пашой. Стенобитных пушек, стрелявших ядрами весом до пуда, насчитывалось около сотни. Кроме янычар и сипахов, под стены крепости шли воины, набранные из арабов, греков, сербов, албанцев, венгров, валахов и других народностей, населявших земли подвластные Оттоманской Порте. 10 тысяч воинов прислали черкесы. Кроме того в турецкой армии находились европейские наемники – специалисты по взятию крепостей: опытные артиллеристы, взрывники, саперы. «Да с ними же, пашами – писали казаки в своей «Повести об Азовском сидении», - было для промыслов над нами многие немецкие люди городоимцы, приступные и подкопные мудрые вымышленики, славные многих государств измышленики» из Испании, Венеции, Франции и Швеции. Общая численность турецкой армии по подсчетам Эвлия Челеби составила 267 тысяч человек.
В январе 1641 года под стенами Азова внезапно появилось 40-тысячное войско Крымского хана, которое перекрыло внешнее сообщение крепости с казачьими городками и тем самым прекратило поступлению какой либо помощи.
Перед самым приходом основных сил турецкой армии к Азову казаки на созванном круге избрали своим атаманом Осипа Петровича Петрова (Калуженца) как более всех искушенного в осадных делах.
7 июня 1641 года турецко-татарские войска под командованием опытного полководца силистрийского губернатора Гусейн-Дели паши со всех сторон обложили Азов. Большие турецкие корабли остались в море, а малые вошли в Дон и стали напротив Азова. Вблизи города осаждавшие вырыли траншеи и разместили в них пушки и готовых к атаке своих воинов. Укрытые в траншеях войска были недосягаемы для казачьей артиллерии. Турецкие командиры расположили против башен осадные пушки, прикрепив их цепями. Эта мера предосторожности была необходима, ибо казаки при вылазках порой увозили пушки с собой.
К 24 июня 1641 года турецкая армия полностью взяла крепость Азов в плотное кольцо и приготовилась к штурму. Уверенный в быстрой победе, турецкий главнокомандующий Гусейн-Дели паша предложил казакам покинуть Азов. В «Повести об Азовском сидении» об этом говориться так: «Очистите вотчину нашу Азов-город в ночь сию не мешкая. Что есть у вас в нем вашего серебра и злата, то несите из Азова-города вон с собою в городки свои казацкие без страха, к своим товарищам. А на отходе ничем не тронем вас. А естли толко вы из Азова-города в ночь сию не выйдите, не можете уж завтра у нас живы быти».
Любопытен был дан ответ атамана Осипа Петрова на слова турок о том, что от московского царя выручки и помощи они не дождутся: «…Ведаем мы, какие мы на Руси в Московском государстве люди дорогие, ни к чему мы там не надобны… А государство Московское многолюдно, велико и пространно… А нас на Руси не почитают и за пса смердящего. Отбегаем мы ис того государства Московского, ис работы вечныя, ис холопства невольного, от бояр и от дворян государевых… кому об нас там тужить?... А се мы взяли Азов-город своею волею, а не государским повелением».
В ту же ночь с 24 на 25 июня казаки двойным ударом – со стороны крепости и со стороны Дона – деблокировали Азов и в город смог ворваться крупный отряд пришедших на подмогу запорожских казаков в количестве около 2 тысяч человек. «В эту ночь мятежные казаки, - в своих записках повествует Эвлий Челеби, - принялись так палить из ружий, что крепость Азов запылала, подобно птице-саламандре в огне Немруда. И, ударив что есть мочи в свои барабаны, они наполнили крепость ликующими криками… И так, как они без передышки принялись бить из пушек и ружей, 600 наших человек пали шахидами».
Первый же штурм Азовской крепости Гусейн-Дели паша провел 30 июня 1641 года. После семичасового артиллерийского обстрела крепости начался штурм всеми силами янычарских полков и особого шеститысячного отряда европейских наемников.
Под стенами крепости янычары попали в заранее открытую казаками систему «волчьих ям» с установленными на их дне заостренными кольями. Этот казачий «сюрприз» не задержал, тем не менее, турецкую гвардию, и мощным согласованным ударом янычары захватили «Топраков-город» - ключевое в стратегическом отношении крепостное предместье Азова. Однако, в тот самый момент когда турецкие военачальники уже торжествовали победу, центральная часть площади «Топракова-города» взорвалась. Впоследствии казаки объясняли свою задумку так: «… Приведен был у нас заряд многий, пороховой, но то место подкопное и набит он был у нас весь дробом сеченым».
Страшный по мощи фугас, начиненный рубленными железными прутьями, буквально разнес на куски все передовые, наиболее решительные батальоны янычар. Мгновенно погибло не менее двух тысяч человек. Возникла паника. В этот ключевой момент казаки дружно бросились в решительную контратаку. Завязалась кровавая рукопашная схватка. Вход пошли пики, сабли, ножи и топоры. Взаимное ожесточение было неописуемым. Сами казаки так позднее опишут тот бой: «окромя большого приступа первого, такова жестокого и смелого приступа не бывало к нам: ножами мы с ними резались, лицо на лицо, в тот приступ». Казаки в своей оценке ни на толику не преувеличили кровавую ярость того боя, ибо им в точности вторит турецкий хронограф Эвлий Челеби: «битвы подобно этой, еще не видело, вероятно, око судьбы».
К вечеру 30 июня турки были выбиты из «Топракова-города» и отступили к своим лагерям. Турецких янычар и «немецких» наемников погибло, по разным оценкам, от четырех до шести тысяч человек. Были убиты также паша Кафы и шесть высших турецких начальных людей, а также «два немецкия полковника со всеми своими солдатами».
На следующий день Гусейн-Дели паша через присланного парламентария предложил казакам перемирие на период захоронения трупов. За выдачу тел убитых в крепости офицеров казакам был предложен выкуп: по золотому червонцу за каждого янычарского военачальника и по сто европейских талеров за каждого полковника. Казаки отказались принять деньги за убитых, гордо заявив турецкому парламентеру: «не продаем мы никогда трупы мертвые, но дорога нам слава наша вечная». Всех убитых турецких офицеров казаки отдали. Трое суток турки хоронили и оплакивали погибших.
После этого турецкие войска повели осаду крепости по всем правилам военного искусства. С конца июня по крепости велся непрерывный артиллерийский огонь из тяжелых пушек, нанесший ей серьезные разрушения. Спасаясь от пушечных ядер, казаки покинули дома и вырыли для жилья глубокие землянки. Согласно реляциям казаков, ежедневно османские войска расходовали от 700 до 1000 снарядов. Стены были разбиты во многих местах до основания. Из 11 крепостных башен уцелели только 3, да и те сильно пострадали от обстрела. После столь сильного артиллерийского обстрела турецкий главнокомандующий Гусейн-Дели паша предпринял мощную атаку крепости. Удар численно превосходивших войск казакам было трудно отразить, и они оставили Топраков-город, переместившись в укрепления средневековой генуэзской постройки. Казаков, в который раз спасли заранее вырытые подземные траншеи.
Под прикрытием непрерывных бомбардировок наемные рабочие и солдаты, под руководством немецких и итальянских инженеров начали насыпать земляной вал. К стенам крепости его подвели за три дня. Затем подняли выше стен, осталось установить орудия и обстреливать весь город напрямую поверх стен. Казаки этого допустить не могли. Выждав, когда бдительность противника ослабнет, неожиданно из города вышли почти все силы казаков и стремительно бросились на врага. Захваченные врасплох турецкие наемные солдаты и рабочие побежали. Бой был короткий и жестокий. Итогом вылазки стало несколько тысяч убитых воинов и рабочих, захват шестнадцати янычарских знамен. На следующий день турки, усилив охранение, продолжили работу. Мудрый и многоопытный атаман Осип Петров выжидал, он ждал «официальной церемонии открытия нового сооружения». И когда турки втащили на гору орудия и порох, подтянули пехоту и начали обстрел крепости воздух сотряс страшнейший взрыв – это взорвались 28 бочек пороха, которые казаки заложили под вал. Пока турки строили вал, казаки под нее копали сап. Вылазка казаков была спланирована атаманом Осипом Петровым, с целью скрыть эти приготовления.
Гусейн-Дели паша не стал искать виновных, он дал возможность передохнуть своим войскам, объявив временный перерыв в мероприятиях по штурму Азова. После нескольких дней отдыха, которыми казаки также с пользой воспользовались, началось возведение турками нового земляного вала, который так же был построен в рекордные сроки. С этой насыпи турецкая артиллерия в течение 16 суток днем и ночью вела непрекращающийся обстрел городских стен и построек. Одновременно турецкие саперы и иностранные специалисты повели в сторону крепости 17 подкопов. В конце июля казаки оставили средневековые генуэзские укрепления и переместились в земляной форт и укрепленные подземные убежища. При этом казаки рыли навстречу османским войскам свои ходы. Подземная война в которой казаки активно использовали различное малокалиберное ручное огнестрельное оружие, окончилось поражением турецких войск. Все турецкие подкопы были взорваны защитниками Азова с уроном для осаждавших турок.
9 августа Гусейн-Дели паша запросил у Стамбула пополнений в живой силе и материалах. Параллельно шли прямые переговоры между османскими войсками и казаками. Согласно реляциям казаков, они отвергли предложение османов о сдаче крепости. Переговоры дали необходимую передышку гарнизону, который, по некоторым донесениям, к тому времени насчитывал лишь чуть более одной тысячи бойцов.
В сентябре 1641 года командующий турецкими силами Гусейн-Дели паша решил прибегнуть к последнему средству. В надежде на численное превосходство своего войска он стал изматывать казаков непрерывными атаками днем и ночью. Пока одни турецкие части штурмовали крепость, другие отдыхали и готовились для последующей атаки.
Малочисленный казачий гарнизон бессменно должен был отражать яростный штурм врага. Всего казаки отбили 24 приступа. Моральный дух осаждавших крепость, несших большие потери падал, многие, не выдержав напряжения, «устрашась отошли». Османский хронограф Эвлий Челеби писал, что казаки довели осаждавших турок «до крайности».
26 сентября, после 93 дней осады османская армии сняла осаду и бросив лагерь отступила. Казаки верные своим традициям, немного проводили неприятеля, взяв до 2 тысяч пленных и перебив еще больше.
За время осады турецко-татарские войска понесли большие потери: согласно данным османских перебежчиков, потери составили 70 тысяч, русские дипломаты оценивали их в 30-50 тысяч. Серьезные потери понесли и казаки: погибло до 3 тысяч казаков, многие тяжело раненные впоследствии тоже скончались
Несмотря на одержанную победу, донское казачье войско перед зимой 1641-1642 годов оказалось в тяжелом положении. Невосполнимые людские потери, разрушенные укрепления города, отсутствие продовольственных и огненных запасов – все это надо было принять во внимание в случае повторения турецкого похода. Атаман Осип Петров снарядил в Москву станицу во главе с одним из героев обороны Азова атаманом Наумом Васильевым.
Прибыв в конце октября 1641 года в Москву, казаки предложили царю взять Азов «под свою руку» и поставить там гарнизон. Неизбежность нового турецкого нападения на Азовскую крепость не вызывала сомнений. Оказание казакам лишь материальной помощи в создавшихся условиях не спасало положение. Но и послать в Азов правительственные войска означало начать войну с Турцией, а в условиях, когда не ликвидирована угроза Москве с запада было сродни самоубийством. Взвесив все за и против, царь Михаил Федорович отказался принять у казаков Азов. Решение царя подтвердил и созванный в январе 1642 года Земский Собор. Казакам посоветовали оставить Азов, что они и сделали. Летом 1642 года казаки оставили Азов, взорвав напоследок оставшиеся укрепления.
Что касается атамана Осипа Петрова (Клуженина) то по окончании «Азовского сидения» уступил он пост войскового атамана Ивану Каторжному. А уже весной 1642 года возглавил морской поход, в результате которого казаки разорили крымские селения в окрестностях города Керчь.
Вместе со всеми казаками пережил тяжелейшие для всего Донского казачьего войска 1643-1645 годы, когда турки, заняв и за семь месяцев отстроив заново Азов, регулярными и сокрушительными нападениями стали «сбивать казаков с Дону», - уничтожать казачьи городки. В мае 1643 года Осип Петров был тяжело ранен в бою с турецко-татарскими войсками.
В декабре 1643 года оправившись от ран, Осип Петров приезжает в Москву в качестве атамана казачьей зимовой станицы.
В октябре 1645 года в качестве станичного атамана был отправлен войсковым кругом вместе с посольским гонцом Федором Черкасовым к послам в Турцию Степану Телепневу и Алферию Кузовлеву с известием о смерти царя Михаила Федоровича и воцарением Алексея Михайловича.
В конце мая – начале июня 1646 года Осип Петров возглавил поход 1500 казаков и присланных на Дон ратных людей на азовское побережье. Казаки тогда разорили торговый караван, шедший из Крыма в Азов.
18-25 июня 1646 года Осип Петров возглавил поход донских казаков и присланных на Дон ратных людей, а также астраханских и терских служилых людей под Азов и азовское побережье. Тогда в ходе лихой атаки были взяты, практически, без боя несколько турецких кораблей.
В том же 1646 году с 24 августа по 4 октября под командованием Осипа Петрова 3000 казаков и ратных людей совершили морской поход к берегам Крыма. Из-за не прекращавшихся на море штормов поход окончился неудачно.
В феврале 1648 года большой и изнуренный старыми ранами Осип Петрович Петров (Калуженин) предпринял с семьей поездку на богомолье в Соловецкий монастырь поклониться почитаемым казачьим святым Зосиме и Савватию. В челобитной Осипа Петрова говорилось, что «на многих государевых службах и… на боех, он, Осип, ранен во многие места, и от ран лежа он при смерти», в один из таких моментов он и дал обет идти для молитвы на Соловки.
В грамотах Посольского приказа еще дважды упоминался Осип Петрович Петров (Калуженин) в декабре 1650 и в декабре 1659 годов, когда он приезжал в Москву в качестве атамана казачьей станицы.
Когда и где умер прославленный атаман не известно. Но слава посрамителя турок возглавлявшего защиту Азовской крепости пережила века.

Кандидат исторических наук Эдуард Бурда

Иллюстрации:
1. Атаман Осип Петров – Калужанин. Современный рисунок
2. Янычарский офицер. Рисунок Джентиле Беллини (конец XV в.)
3. Вартовый козак. Картина С. И. Васильковского
Категория: Мои статьи | Добавил: mamay69 (04.05.2022)
Просмотров: 1247 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar