Категории раздела
Помочь сайту
Поиск
Поделиться
Друзья сайта
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Русско-кавказские отношения до заселения казаками территории Северного Кавказа
Русско-кавказские отношения до заселения казаками
территории Северного Кавказа

Установление тесных экономических, политических и культурных связей русского народа с народами Северного Кавказа произошло в глубокой древности и неразрывно связано с историей образования Древнерусского государства. В X веке Киевская Русь занимала огромную территорию от Балтики до Черного моря и являлась одним из крупнейших государств средневековой Европы, которое играло важную роль в политической, экономической, культурной жизни восточных славян. Успешные походы русских войск в Византию, заключение выгодных мирных договоров продемонстрировали возрастающую военную мощь молодого государства. Утверждение христианства, переход к более развитому феодальному социально-политическому строю привели к новому этапу развития взаимоотношений Киевской Руси с ближайшими государствами. Стремление киевских князей к расширению территориальных границ и к установлению контроля над новыми путями, обратили их взоры на Восток и Кавказ. Именно к этому периоду относятся первые контакты Киевского княжества с северокавказскими племенами, которые зафиксированы в русских летописях и в трудах арабских историков.
Первые упоминания в летописях о проникновении русских войск на Кавказ приходится на 913 год, когда они достигли берегов Каспийского моря. В 943 году русские войска, под предводительством киевского князя Игоря, осуществили поход в Закавказье. Руссы взяли город Дербент, затем через Ширван, разгромив здесь войска ширваншаха, по реке Куре поднялись вверх и захватили крупнейший в то время город Закавказья – Берда. По мнению А. П. Новосельцева, из Берда руссы ушли на Северный Кавказ, через Дарьяльский проход, бывший во владении союзного им аланского царя. Этот поход стал первой крупной совместной военно-политической акцией руссов и аланов.
В Новгородской летописи упоминание об аланах – ясах встречается и в 965 году. Упоминание связано с военным походом киевского князя Святослава против Хазарского каганата, державшего в своих руках важнейшие узлы торговых магистралей устья Дона, Керченского пролива и устья Волги. Этот поход закончился полным разгромом хазарского каганата и покорением прикавказских народов – ясов и косогов. Сообщая об этом походе, русский летописец писал: «В лето 6743 (965 году), иде Святослав на козары; слышавшее же козары, изидоша противу с князем своим коганом и съступишася битися, и бивши брани, одолел Святослав козаром и град их Белу Вежу взя. И ясы победи и косоги и привел их в Киев». Это все, что в русских летописях говориться о войне князя Святослава с хазарским каганатом.
Восточные путешественники и писатели дают более подробное описание разгрома хазарского каганата Святославом. Именно восточные источники сообщают о падении Хазарии. Наиболее раннее сообщение об этом имеется в труде Ибн Хаукаля: «…не осталось в наше время почти ничего от булгар, буртасов и хазар, так как напали на них русы и захватили все их области, те же, кто спасся, рассеялись по соседним областям, надеясь, что (русы) заключат с ними договор и они смогут вернуться, (поселившись) под их властью». Начался поход князя Святослава со Средней Волги. Перезимовав у вятичей Святослав с Оки двинулся походом на Волгу где опустошил Булгар, Хазаран, лежащий как и Булгар, на Левобережье, вышел оттуда к Северному Кавказу, опустошил Семендер, а оттуда прошел к Дону и взял Белую Вежу. По возвращению на Волгу разорил и Итиль. В русской летописи называется только Белая Вежа, потому что в русском понимании городом была именно только она, имевшая каменную крепость, построенную греками. Булгар, Итиль и Семендер таких крепостей не имели. Это были ставки правителей.
Поднимаясь вверх по Волге, вероятнее всего ее правым берегом, князь подверг опустошению земли хазар, буртасов и булгар, живших здесь, и, выйдя к Оке, обложил данью вятичей.
Разгром князем Святославом Хазарского каганата имел важнейшие последствия для народов Северного Кавказа и Киевской Руси. Конец Хазарии означал объединение в едином государстве, Киевской Руси, большей части восточнославянских племен. Во время похода были сокрушены и зависимые от каганата земли булгар, буртасов, ясов и касогов. Власть хазар была сокрушена не только в центре Хазарии, но и на ее окраинах. Конец Хазарии означал свободу проезда славянских купцов в Каспийское море, Хорезм и Закавказье. Русь открыла себе свободную дорогу на Восток. Торговые связи Руси с Востоком укрепились, благодаря устранению посредников Хазарии.
Победа князя Святослава имела положительное значение и для народов Северного Кавказа она освободила аланов-ясов и касогов от хазарского господства и способствовала укреплению влияния древней Руси в регионе. С этого времени, вплоть до монголо-татарского нашествия, Аланское царство занимало доминирующее политическое положение в Центральном Предкавказье. Поход князя Святослава, по мнению В. А. Кузнецова, - последнее крупное событие в жизни Алании в Х веке.
С походом князя Святослава связано и образование древнерусского Тмутараканского княжества. Тмутаракань как город-крепость возник на месте древнего поселения около 965 года. Изначально в этих местах жили касоги, ясы, хазары, угры, готы, а со второй половины X века сюда начало постепенно проникать славянское население. Само название города, как считают лингвисты, было взято из тюркских языков. В первый раз это название упоминается в «Повести временных лет» под 988 годом, когда князь Владимир Святославович образовал там княжество и посадил в нем своего сына Мстислава, присоединив эти земли к Древнерусскому государству. Политическая подоплека этому заключалась в следующем. Киевский князь Владимир принял христианство и, женившись на византийской царевне, должен был навсегда расстаться со своими прежними женами. Поэтому он сразу разделил свои земли между двенадцатью сыновьями, прижитыми в язычестве, с тем, чтобы вместе с ними удалить из столицы и их матерей. Себе он оставил только Киевскую область и право получать от детей «урок», или денежную дань. Далекая Тмутаракань досталась одному из младших сыновей – Мстиславу. Этот отпрыск норманнского рода Рюриковичей еще ребенком был удален на Северный Кавказ вместе со своей матерью «чехиней». Столицей удела Мстислава был Чернигов. Тмутаракань и ее земли входили в Черниговское княжество и на тот момент еще не играла важную роль. Приазовье, где Мстислав вырос, по персидской географии того времени называлась «Землей Касак». В этой Земле Касак молодой князь Мстислав стал своим человеком и при помощи ее жителей создал впоследствии мощное государство.
О месте точного расположения столицы самого южного русского княжества стало известно много веков спустя после ее исчезновения. Так, в 1792 году в Тамани была найдена мраморная плита с надписью: «В лето 6576, индикта 6, Глеб князь мерил море по льду от Тмутороканя до Корчева – 14 000 сажен». Эта археологическая находка позволила точно установить местоположение города, который греки называли в разное время Томи и Таматарха. Арабы в свою очередь называли городом Тома (Али бен Саид Магриби). Русские летописцы называли город Томаторкань, а позднее Тмутаракань.
Долгое время Тмутаракань, напоминавшая Новгород, служила убежищем для русских князей-изгоев, бежавших сюда как с севера, так и с юга. Став тмутараканским правителем, Мстислав Владимирович, получивший почетное прозвище Храбрый, всячески укреплял и расширял границы своих владений, ведя победоносные войны с хазарами, касогами, и другими народами. Подчинив себе Тмутаракань и в значительной степени окружающие ее земли, Мстислав постепенно перестал считаться с киевским князем и начал отдаляться от него. Он ослабил Хазарский каганат, наложил дань на касогов, заставил признать авторитет своего удела многочисленные тюркские племена, издавна не поддававшиеся никакой власти. Когда в 1015 году князь Владимир собирался в поход на мятежный Новгород, отказавшийся платить Киеву дань, Мстислав и его брат Глеб Муромский высказали открытое неповиновение отцу, не придя к нему на помощь, и только неожиданная смерть Владимира Святославовича не дала разгореться междоусобному столкновению. После победоносной войны тмутараканского князя Мстислава, в войске которого сражались ясы-аланы и касоги, с Ярославом Мудрым, итогом чего был раздел Киевской Руси по Днепру, Тмутаракань прочно вошла в состав Черниговского княжества. По описанию арабского географа XII века Абу-Абдаллаха-Мухаммеда аль Идриси, Тмутаракань представляла в то время цветущий город, окруженный возделанными полями и виноградниками, «где бывают ярмарки, на которые стекается народ из всех близких и дальних краев».
Взаимоотношения русских поселенцев с местными народами, несмотря на отдельные локальные войны, свойственные тому времени, оставались добрососедскими: между ними не прекращались взаимные торговые связи, и нередко они вместе выступали против чужеземных захватчиков. Так, по сообщению хроники «Тарихи Дагестан», против арабских захватчиков выступили не только дагестанцы, но и русские, которые пришли к ним на помощь. Когда стало известно о наступлении арабов, говорится в хронике, то горцы собрались «вместе, сопровождаемые войсками Русь, которые всегда поровну делили с ними добро и зло». Труды турецкого историка Мюнеджим-баши сообщают нам и о новых совместных походах руссов с аланами-ясами и сарирцами (Сарир-Авария, раннефеодальное государство на территории Дагестана в X веке) на прикаспийские города. В 1030 г. руссы и аланы совершили новый военный поход на Ширван. В 1032 г. сарирцы, аланы и руссы, заключив соглашение, вновь нападают на Ширван. Там, а также в других местах они убили свыше 10 000 человек и оставались в стране десять дней, копая землю и извлекая деньги и имущество, которое спрятали там жители города. Союзники, возвращающиеся с богатой добычей, на пути попали в засаду, организованную Ширваншахом, подкупившим лезгин и табасаранцев, откуда спасся лишь небольшой отряд, включая и правителя алан. В следующем 1033 г. «руссы и аланы вознамерились отомстить» и снова двинулись на Дербент.
В 1054 году при разделе владений Киевской Руси между сыновьями Ярослава Мудрого, Тмутаракань была причислена к Северской земле и впоследствии всегда поддерживала с ней тесные связи. В начале 60-х годов XI века Тмутаракань стала одной из причин споров, возникших между Киевом и Черниговом; при этом она всячески пыталась освободиться из-под черниговской опеки и обособиться. После смерти новгородского князя Владимира Ярославича, сына Ярослава Мудрого (1052 год.), его сын Ростислав стал изгоем и был вынужден бежать на Юг. Ведя борьбу за независимость, тмутараканцы не замедлили прогнать от себя Глеба, сына черниговского князя Святослава Ярославича, и посадили на княжение Ростислава Владимировича. Святослав Черниговский, в свою очередь, послав дружину, согнал Ростислава со стола и опять посадил там своего сына Глеба, но ненадолго, и вскоре Тмутаракань опять захватил Ростислав, которого активно поддерживали и соседние племена косогов. В 1066 году Святослав Ярославич в союзе с греками организовал убийство Ростислава, после чего Тмутаракань вновь попала в зависимость от Чернигова, и там опять сел князем Глеб Святославич.
В 1078 году, не поладив с родичами, Олег Святославич бежал из Чернигова в Тмутаракань, где уже находились князья-изгои Борис Вячеславич и Роман Святославич. В ходе вооруженного столкновения Глеб Святославич погиб, после чего Олег Святославич вместе с князьями-изгоями осадил Чернигов, но неудачно. В итоге Олег был схвачен хазарами и увезен пленником в Византию. Покорившаяся великому князю Тмутаракань была вынуждена принять киевского наместника.
В 1081 году в город прибыли другие князья-изгои, Давыд Игоревич и Володарь Ростиславич. Они схватили киевского посадника Ратибора и восстановили независимость Тмутараканского княжества. В 1083 году в город вернулся из Византийского плена Олег Святославич, который в свою очередь прогнал из Тмутаракани Давыда и Володаря и сам сел княжить. Дальнейшие действия князя Олега были направлены на захват Черниговского княжеского стола; овладев, наконец, им, Олег Святославич прочно присоединил к нему Тмутаракань, фактически потерявшую независимость. После того, как Олег Святославич утвердился в Чернигове, а затем в Новгород-Северском княжестве, власть в Тмутаракани перешла в руки местных (абхазских и косогских) князей, породнившихся с русскими князьями через ряд династических браков.
С усилением вторжений на Русь половцев в конце XI века Тмутаракань оказалась практически отрезанной от основных русских земель и, по-видимому, прекратила независимое существование, подпав под власть сначала половцев, затем Византии. Таким образом, прекратило свое существование Древнеславянское Тмутараканское княжество.
В IX-XIII веках с развитием торговли контакты восточно-славянского и кавказских регионов стали регулярными, что естественно способствовало увеличению численности русского населения на Кавказе. Основными торговыми магистралями в то время были водные системы Днепра, Дона и Волги, которые вели в Киев и Новгород. Особо следует отметить роль Волго-Каспийского пути в налаживании русско-кавказских отношений. Использование его русским купечеством не прекращалось течение многих столетий, в том числе и в период господства здесь золотоордынских ханов. Безусловно, это предполагало хорошее знакомство славян с побережьем Каспия, включая и устье Терека. Проникновение первых казачьих групп на Северный Кавказ, также связано с Волго-Каспийской магистралью.
В мирное же время простые люди разных племен и наречий, земледельцы и скотоводы общались друг с другом, осваивали производственный опыт соседей, обменивали продукты своего труда. Соседи горцы знакомились с русским высокоразвитым, по тому времени, ремесленным производством, изучали их более высокую сельскохозяйственную культуру. Сюда же приезжали купцы из дальних стран Закавказья и Средней Азии, и здесь, на бойких ярмарках, русские люди встречались со своими ближайшими соседями – ясами и косогами. Русские купцы привозили для продажи меха, оружие и изделия из металла. Особенно большой спрос был на русские меха. В обмен на свои товары купцы покупали дорогие камни, бисер, особенно зеленого цвета, золотые и серебряные изделия, кольца, бляхи для украшения одежды и конской сбруи, а также бумажные ткани, пряности и вино.
Помимо торгово-экономических связей взаимоотношения русского народа с народами Кавказа скреплялись и родственными узами. Так, в 1107 году князья Владимир Мономах, Давид и Олег на съезде с двумя половецкими ханами взяли у них дочерей замуж за своих сыновей. Старший же сын Владимира Мономаха, князь Ярополк, посланный отцом в 1116 году против половцев, «жену полони себя ясыню», т.е. осетинку, дочь ясского князя Свана, названную после крещения Еленой. Князь Святополк был женат на дочери половецкого хана Тугоркана, а князь Изяслав Мстиславович женился на царской дочери из «Обез». Русские летописи сообщают и о женитьбе князя Всеволода Юрьевича, брата Андрея Боголюбского, на осетинке Марии.
О династических связях русских князей с представителями княжеских фамилий аланов-ясов Северного Кавказа свидетельствует и борьба русского князя Юрия Суздальского, сына Андрея Боголюбского, за грузинский престол в конце XII века. Известно, что в его дружине находились и «плечистые аланы» и «буртасы». Надо полагать, что в их числе были представители и вайнахских племен, так как «северокавказские аланы составляли конгломерат племен», а под именем буртасов А. А. Саламов склонен видеть «чеченцев, которых аварцы… до сих пор называют «буртиял». Более того, изгнанный князем Всеволодом из Владимиро-Суздальской земли после смерти отца, Юрий бежал к родственникам своей матери-яссыни на реку Сунжу, в алано-половецкий город Савинджа, или Сунджа. Хроника «Картлис Цховреба» сообщает, что прибывший из Владимиро-Суздальской земли совсем в юном возрасте князь Юрий Суздальский стал супругом грузинской царицы Тамар. Не ужившись с грузинскими князьями, Юрий вновь вернулся на Северный Кавказ к своим родственникам и с помощью союзных и родственных ему князей аланов и асов пытался вернуть себе грузинский престол силой.
Связи русских с народами Кавказа прерываются в период монголо-татарского нашествия. Однако в XIII-XIV веках народы Кавказа и Руси боролись каждый на своей территории против общего врага – монголо-татарских захватчиков. Монголам удалось расстроить военный союз половцев и аланов, разбить их поодиночке, однако половецко-русский союз им расстроить не удалось: старое кочевое и полукочевое население южнорусских степей совместно с русскими принимало участие в неудачной для союзников битве на Калке в 1223 году. Разбросанные на степных рубежах южной окраины Русского государства половецкие поселения были оттеснены в малодоступные горные места.
К планомерному завоеванию Северного Кавказа монголо-татары приступили одновременно с завоеванием русских земель. Когда главные их силы во главе с ханом Батыем выступила в поход на Русь, часть войск была послана на Северо-Западный Кавказ. В Персидской летописи Рашид Ад-Дина говориться, что осенью 1237 года монгольские царевичи Менгукан и Кадан пошли походом на черкесов и убили их государя Тукара. Этот поход не был заурядным набегом, так как он длился несколько месяцев, а во главе его стояли крупные военачальники, двоюродные братья хана Батыя.
После поражения черкесов монголо-татары временно приостановили свои действия на Северном Кавказе и занялись завоеванием Крыма. Не исключено, что поход в черкесские земли обеспечил монголо-татарам вторжение в Крым через Керченский пролив.
Осенью 1238 года вновь возобновились военные действия на Северном Кавказе. На этот раз монголо-татары нанесли удар по аланам, обитавшим в центральной части Северного Кавказа. Захватчиков привлекали занятые аланами оживленные перевалы через Кавказский хребет в Закавказье. Кроме того, у монголо-татаров были старые счеты с аланами, выступившими против них еще в 1221-1222 годах.
Новый поход против алан длился до сентября 1239 года. Значение, которое хан улуса Джучи - Батый придавал этому походу, видно из того, что во главе его снова стояли крупнейшие деятели из ханского окружения (его двоюродные братья Менгукан, Гуюхан, Кадан, а также сын другого двоюродного брата - Бури) и что войска имели в своем распоряжении тяжелые метательные машины.
Самым крупным событием в этом походе была зимняя, полуторамесячная осада аланской столицы города Мегета. Царевичи сообща окружили город с разных сторон, обустроили площадки для метательных орудий. Через несколько дней после завершения осадных работ, они оставили от этого города лишь имя. Победители приказали отрезать у убитых противников правое ухо, после чего сосчитано было 27 000 ушей. В монгольских источниках приводится донесение верховному хану Угедею, посланное от хана Батыя после его завоеваний в Восточной Европе: «Силою Вечного Неба и величием государя и дяди (т.е. Удыгея) мы разрушили город Мегет и подчинили твоей праведной власти одиннадцать стран и народов», таким образом, разорение Мегета, по мнению хана Батыя, было одним из самых значимых его достижений в Восточной Европе.
Длительная осада аланского города свидетельствует об упорном сопротивлении его жителей. Так как после взятия и разрушения его монголо-татары оставались в тех местах еще не менее полугода, то возможно, что весной и летом 1239 года они продолжали военные действия против других очагов сопротивления на Центральном Кавказе.
Еще в разгар аланской кампании хан Батый отправил другие войска на завоевание Дагестана, что должно было обезопасить не только тыл улуса Джучи с этой стороны, но и создать плацдарм для вторжения его войск в Закавказье через Дербентский проход.
Весна, лето и начало осени 1239 года ушли у монголов на покорение Аварии, приморской части Дагестана, в том числе города Дербент, лезгинской области Кюра и почти всего Агула. Эпиграфические памятники в агульском селении Рича сообщают о том, что 20 октября 1239 года монголо-татары осадили это селение, но его защитники оборонялись около месяца, после чего, в середине ноября, монголо-татары захватили Ричу и подвергли сильному разорению.
Падение Ричи открыло монголо-татарам дорогу во владение Гази-Кумух. Местная хроника рассказывает, что монголо-татары во главе с неким Кавсар – шахом напали на Кумух с востока, а союзное с ними войско Сартана, правителя Аварии, - с запада. Это случилось 1 или 2 апреля 1240 года. Крепость и прилегающие к ней окрестности были подвергнуты сильнейшему разорению.
Четыре года потребовалось монголо-татарам для завоевания ключевых позиций в горной полосе Северного Кавказа. Хронологически это совпало с их первым и вторым нашествием на Русь. Горный рельеф и, особенно, упорное сопротивление горцев вынуждали завоевателей прибегать к длительным осадам населенных пунктов и замедлять темпы своего продвижения. Нашествие сопровождалось разорением городов и селений, а также массовым истреблением жителей. Совместное нападение монголо-татарского и аварского войск на Кумух показывает, что захватчики пользовались межнациональными противоречиями для достижения своих целей. Однако нашествие 1237-1240 годов не привело к повсеместной покорности населения Северного Кавказа. Монголо-татары проникали не во все горные ущелья, а жители разоренных районов после ухода захватчиков возвращались на свои пепелища, восстанавливали разрушенные постройки, и, возведя оборонительные сооружения около своих селений, вновь готовились к сопротивлению.
В середине XIII века современник тех событий Плано Карпини отмечал, что в числе земель и народов, которые побеждены монголо-татарами, были комуки, аланы, тарки, черкасы. Однако он писал, что среди земель, что среди земель, оказавших монголо-татарам мужественное сопротивление, и доселе еще не подчинены им, была часть Алании, причем некую гору в Алании монголы осаждали уже 12 лет, и за это время аланы оказали им мужественное сопротивление и убили многих татар и вельмож их. Другой путешественник Рубрук, сообщал, что в его время (1253-1255 годы) монголо-татарам не удалось завершить покорение адыгов (зихия, черкисы), алан и дагестанцев (лесги). В 1277-1278 годах хан Менги-Тимур совершил большой поход против аланского города Дедякова, который археологи локализуют у села Эльхотово. По приказу Менги-Тимура в этом походе участвовали и русские отряды из покоренных княжеств. После осады «славный град ясский Дадаков (Дедяков)» пал 8 февраля 1278 года и монголо-татары как сообщает русский летописец, «полон богатства много взяша, а иных смерти предаша, а град их сжогша».
Таким образом, борьба народов Северного Кавказа против монголо-татаров продолжалась и после 1239-1240 годов.
Завоевания монголо-татаров сыграли крайне отрицательную роль в судьбах всех народов Северного Кавказа. Экономическое развитие стран, по территории которых прошли монголо-татарские орды, было отброшено далеко назад, хозяйству был нанесен не поправимый урон. Упадок земледелия, угон ремесленников и уничтожение ремесленных мастерских было явлением повсеместным. Цветущие и многолюдные города и ремесленные центры Северного Кавказа, как и других соседних стран, лежали в развалинах. Было бы неверно видеть во всем этом неизбежные последствия только военных действий. Уничтожение городов и сел, массовое истребление населения были для завоевателей продуманными, заранее предусмотренными и систематически реализуемыми акциями.
Походы через Северный Кавказ, рейды во внутренние его районы, неоднократные столкновения на территории Предкавказья войск Золотой Орды пагубным образом отразилось на экономике, культуре, социальном развитии хозяйственной деятельности этих народов. Низменные земледельческие районы целиком были превращены в монголо-татарские кочевья.
В результате опустошительных нашествий монголо-татарских орд и связанных с этим перемещений коренного оседлого населения в значительной степени изменилась и политическая карта Северного Кавказа. Одни этнические общности и государственные образования распались, другие в силу ряда внутренних и внешних причин возвысились, и, что особенно характерно, увеличилась численность самоуправляющихся союзов сельских общин.
Так, оставшиеся после вторжения монголо-татарских войск аланы укрылись в горных ущельях, где протекали левые притоки Терека: Гизельдон, Фиагдон, Ардон и Урух. В каждом ущелье образовались отдельные феодальные общества, известные под названием Тагаурского, Куртатинского, Алагирского и Дигорского, жившие обособленной, почти замкнутой жизнью. Постепенно земледелие в Осетии начиняет терять свое преобладающее значение, и основным занятием становится скотоводство и охота.
На севере Алания граничила с Кабардой, занимавшей территорию в предгорье и на равнине по левым притокам Терека и по всему протяжению реки Малки. Центральные угодья располагались по реке Баксан и были наиболее удобными для занятия земледелием и скотоводством. На западе с Кабардой граничили родственные им бесланеи, которые занимали вершины Зеленчука и Урупа. По северному склону западной части Кавказского хребта жили, теснимые татарами со стороны Кубани, народы адыгейского корня и языка: темиргои, бжедухи, шегаки, мохоши, атукаи и заны или жаны, населявшие приморскую полосу от устьев Кубани и до Геленджика. У этих народов процесс складывания феодальные отношений происходил гораздо медленнее, чем у кабардинцев, однако по русским источникам, в середине XVI века у них уже существовала знать и имела место феодальная эксплуатация крестьянства.
В труднодоступных горных котловинах между Скалистым и Передовым хребтами, в долинах и ущельях реки Ассы и правого притока Терека, реки Армхи, находились аулы-крепости ингушских обществ. К западу же, от Мичика у слияния р. Шаро-Аргун и Чанти-Аргун, разбросаны были чеченские кабаки[16.], с которыми русские казаки, поселившиеся на Тереке в XVI веке, особенно вошли в дружественные и даже родственные связи. Они взяли под свою защиту соседние чеченские общества Гуной, Курчалой и Цонторо, «от которых брали на свое обзаведение зерновой хлеб, скот, лошадей и даже жен невенчальных».
На восточной окраине Северного Кавказа – Дагестане – существовало несколько самостоятельных княжеских владений, находившихся в постоянной междоусобной борьбе и не имевших ни внутренних сил, ни средств, необходимых для сохранения своей национальной независимости в условиях активной агрессии со стороны чужеземных захватчиков. Более крупные феодальные владения в Дагестане были следующие: Тюменское ханство в степях нижнего течения Терека; Шамхальство, включавшее земли на плоскости и в предгорьях, заселенное в основном кумыками; владения уцмия Кайтаганского к югу от Шамхальства, подходившее почти до Дербента; Аварское нусальство, занимавшее Хунзахское плато; Казикумухское и Эндерийское владения в северной части Дагестана; Карагачское владение; Кафыр-Кумук, получившее поздние название Баматуллы; Тарковское владение, а также ряд мелких княжеств: Буйнакское, Карабудахкенское, Тарколовское, Ерпелинское и Дженгутейское, известные позднее под именем Мехтулинского ханства.
Покорив Русь, татаро-монголы сели на Нижней Волге, создав там свое государство, известное под названием «Золотая Орда». Под властью захватчиков, помимо Русского государства, оказались многие государства Восточной Европы, Северного Кавказа, Закавказья и Средней Азии, стоявшие по своему развитию значительно выше завоевателей. На бескрайних степных равнинах, где когда-то кипела жизнь, цвели сады и пашни, теперь бродили бесчисленные стада пришедших кочевников. Они превратили этот край в своеобразную пустыню, названную в народе «диким полем». По сообщению современников, «дикое поле» действительно представляло пустыню без признаков жизни человека. В описании путешествия митрополита Пимена по реке Дону сообщалось: «Путешествие это было печально и уныло, потому что по обеим сторонам реки пустыни: не видно ни города, ни села, виднеются одни только места прежде бывших здесь городов, красивых и обширных; нигде не видно человека, но зверей множество».
Однако, следует заметить, что и в это время связи русских с народами Кавказа продолжались, правда уже в другом виде. Так, в своем путешествии венецианец Марко Поло встретил при дворе хана Золотой Орды Хубилая, алан и 10-тысячный отряд русских воинов под предводительством русского князя Григория. Во время обязательных поездок в Орду и ко двору великого хана русские князья, митрополиты и архиереи вместе со своими свитами посещали самые отдаленные части новоявленной империи завоевателей. В летнее время Золотая Орда постоянно перекочевывала с места на место, оказываясь то у Каспийского, то у Азовского, то у Черного морей. А в 1319 году, например, Орда даже стояла за Тереком, поблизости от аланского города Дедякова: здесь в ставке хана Узбека, трагически погиб непокорный русский князь Михаил Тверской. Арабский путешественник Аль-Омари сообщал о том, что у золотоордынского хана Узбека в составе войска находились черкесы, русские и ясы. Уже одно упоминание русских вместе с черкесами и ясами наводит на мысль о том, что, возможно, здесь речь идет о каком-то домонгольском населении Приазовья и Северного Кавказа, ибо такой этнический состав отмечен на территории бывшего Тмутараканского княжества еще в половецкое время. Однако, возможно, что здесь русские названы как покоренный монголами народ вместе с другими зависимыми народами Северного Кавказа вынужденный в порядке отбывания вассальной повинности нести воинскую службу в войсках золотоордынских ханов.
О том, что русские и северокавказские народы платили завоевателям «дань кровью» подтверждено множеством письменных свидетельств, как европейских, так и арабских путешественников и дипломатов. Выведенные из родных мест русские поселенцы, а также исконные жители Приазовья описаны европейскими послами, побывавшими в Золотой Орде. В частности, посол Людовика IX, Вильям Рубрук, проезжая по нижнему течению Дона оставил запись о своих впечатлениях: «Повсюду среди татар разбросаны поселения руссов. Они превратились в закаленных воинов. Средства для жизни добывают войной, охотой, рыбной ловлей и огородничеством. Для защиты от холода и непогоды они строят землянки и постройки из хвороста. Своим женам и дочерям они не отказывают в богатых подарках и нарядах. Все пути передвижения обслуживаются руссами и на переправах рек – повсюду «русы». Далее Рубрук возмущается тем, что отдельные шайки руссов и алан по 20 человек и более нападают на богатых путешественников и грабят их.
Ясно, что такие «связи» не могли упрочить некогда крепкие взаимовыгодные русско-кавказские отношения, и потребовалось более двухсот пятидесяти лет, прежде чем открылись новые возможности для восстановления утраченных торгово-экономических и культурных связей. Этот этап в истории русско-кавказских отношений связан, в первую очередь, с падением монголо-татарского ига и образованием Русского централизованного государства с центром в Москве.
Падению же монголо-татарского ига способствовало и вторжение на территорию Северного Кавказа войск Тамерлана.
Так, после поражения нанесенного объединенным русским войском во главе с князем Дмитрием Ивановичем (Донским) в Куликовской битве 1380 года власть в Золотой Орде захватил Тохтамыш, сумевший объединить земли Орды и восстановить зависимость Руси. Однако новому ордынскому хану пришлось столкнуться с Тимуром.
Тимур, или Тамерлан, был основателем Среднеазиатской империи и первоначально поддерживал Тохтамыша. Именно при помощи Тимура Тохтамыш стал ордынским ханом. Однако уже к 1383 году наметился конфликт между Тохтамышем и Тимуром, так как последний захватил часть улуса Джучи, включая Хорезм. Желание Тохтамыша восстановить улус Джучи противоречило стремлению самого Тимура к мировому господству.
В 1383 году Тохтамыш вернул Хорезм, а в 1385 году его 90-тысячное войско, в которое входили представители народов Кавказа и русских княжеств, через Дарьяльское ущелье вторглось в Закавказье и захватило Тибриз, но вскоре было разбито. В 1387 году войска Тохтамыша, дошедшие до Ферганы, вновь были разбиты, а в 1388 году Тимур отвоевал Хорезм.
В 1391 году между Тимуром и Тохтамшем начались ожесточенные боевые действия. Тимур совершил поход в Орду и разбил ордынское войско (у местечка Кундузча в Поволжье). К 1395 году Тимур сосредоточил войска в Северо-Восточном Азербайджане и весной начал поход на Север вдоль Каспия. Пройдя через Дербентский проход, армия Тимура вступила на территорию Дагестана и подвергла ее страшному опустошению. Тохтамыш пытался примириться с Тимуром, но завоеватель отклонил его предложения и продолжил поход. 15 апреля 1395 года на реке Куре войска Тохтамыша были разбиты. Преследуя ордынцев, Тимур занял Крым, а затем разорил владения в низовьях Дона и захватил Азов.
Однако в тылу у Тимура подняли восстание черкесы (адыги), выжегшие степи между Азовом и Кубанью. С большим трудом конное войско Тимура, лишенное фуража, прошло выжженную степь и устроило на Северо-Западном Кавказе жестокую резню. Карательные экспедиции были совершены также против горцев на территории современной Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии. Было разрушено множество поселений, в том числе и Нижний Джулат.
На территории современной Кабардино-Балкарии, в урочище реки Малки (предположительно) произошло грандиозное сражение между армией Тимура и объединенными силами аланов. В сражении, которое больше напоминало бойню, аланы были полностью разбиты и остатки рассеяны по горам. Тимур обложил данью все выжившие аланские племена. Несколько раз аланы пытались организовать восстание, прекращали выплачивать дань, но карательные экспедиции Тимура возвращали все на круги своя. После очередного восстания Тимур организовывает невиданную по своей жестокости экспедицию, в ходе которой было уничтожено почти все мужское население современной Осетии. После ухода войск Тимура ослабленные осетинские племена попали под влияние кабардинских князей и практически весь народ находился в полной зависимости у адыгских (черкесских) и кабардинских князей.
Покорив аланские и черкесские племена войска Тимура вторглись в Чечню и Дагестан. Мусульманское население покорилось завоевателям, но остальные горцы отошли в горы и продолжали оказывать сопротивление. Разорив земли Аварии и кумыков, Тимур через Дагестан увел свое войско в Закавказье.
Экспансия Тимура принесла невосполнимый урон населению и культуре всего Северного Кавказа, угасли северокавказские города, исчезли сотни селений; было вырезано плоскостное население Центрального Предкавказья, бассейнов Терека, Сунжи и Сулака. При этом нашествие Тимура окончательно обессилило Золотую Орду, которая в течение последующего XV столетия, так и не восстановив свое могущество, распалось на отдельные ханства и владения.

К. и. н. Эдуард Бурда
Категория: Мои статьи | Добавил: burdaeduard (02.06.2017)
Просмотров: 1270 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
avatar