Разделы
Категории раздела
Помощь сайту
Поиск
Поделиться
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Северин Наливайко
Северин Наливайко

Будущий казачий военачальник и руководитель крупнейшего казачье-крестьянского восстания охватившего значительную территорию юго-восточных земель Польско-Литовского государства Северин Наливайко родился около 1560 года в городке Гусятин на Подолии. Его отец мелкий православный шляхтич имел усадьбу с небольшим участком земли и занимался кушнирством (выделкой шкур и пошивом из них одежды).
После насильственной смерти отца погибшего от произвола слуг польского магната Калиновского, владетеля городка Гусятина, мать с детьми переехала в город Острог, где Северин получил хорошее образование. Старший брат Северина Демьян стал священником домашней церкви православного князя Константина Острожского и преподавал в Острожской академии.
В конце 1580-х – начале 1590-х годов Северин Наливайко оказался в Запорожье и участвовал в набегах запорожцев против Оттоманской Порты и подвластного ей Крымского ханства. Современники описывали Наливайко как «необыкновенно красивым и храбрым мужчиной, к тому же прекрасным пушкарем и военачальником». Вернувшись в Острог, Северин по протекции старшего брата Демьяна стал сотником в «надворном войске» князя Константина Острожского.
Северин Наливайко как сотник князя Острожского принял участие в заключительном этапе подавления восстания запорожского полковника Криштофа Коссинского в 1593 году, в частности в битве под Пятой, где восставшим было нанесено серьезное поражение. Пользуясь покровительством князя Острожского, совершил ряд нападений на имения панов и духовных лиц, враждебных православию. В ходе одного из таких нападений расправился с убийцей своего отца польским магнатом Калиновским.
В том же 1593 году между Оттоманской Портой и Священной Римской империей Габсбургов вспыхнула очередная война. Ареной боевых действий стали земли, протянувшиеся к северу от Дуная от Адриатики до Черного моря. Римский папа Климент VIII, как глава католического мира, попытался найти императору Рудольфу II союзников, но желающих в Европе воевать с турками оказалось немного. Тогда римский папа, который до своего избрания служил кардиналом в Польском королевстве и хорошо знавший этот регион решил завербовать для войны с турками и татарами «схизматиков» казаков. Для этой цели в восточные провинции Речи Посполитой, которая в развернувшейся войне предпочла держать нейтралитет, были посланы два посольства. Одно было направлено на Волынь, во владения князя Константина Острожского, второе – в Запорожскую Сечь.
Призыв папы Климента VIII, как говорится, лег в благодатную почву, так как Крымские татары, направляясь на войну в Венгрию и Валахию, по пути опустошили и южные окраины Речи Посполитой. Поэтому польские власти были весьма рады, что без каких либо усилий с их стороны будет сформирована армия, способная дать отпор татарским набегам. Вскоре на Правобережье Днепра было сформировано два казачьих отряда. Во главе одного отряда стал сотник надворных казаков князя Острожского Северин Наливайко, во главе другого – запорожский гетман Григорий Лобода.
В июне 1594 года Наливайко имея под руководством две с половиной тысячи воинов, напал в Молдове на татар, которые двигались в Венгрию, на помощь османам. И хотя орду остановить ему не удалось, трофеями казаков стало несколько тысяч лошадей и много оружия. После столь удачного нападения на татар Наливайко сделал набег на Килию.
Ранней осенью 1594 года отряды Северина Наливайко и гетмана запорожского Григория Лободы, объединив силы, пошли общим походом на Молдову, против османов. В ходе этого похода были захвачены крепости Цецора и Сучава, разбито войско протурецки настроенного молдавского господаря Арона, предпринята попытка штурма Бендер, и хотя крепость взята не была, посад был сожжен дотла.
Проведя успешную кампанию в Молдавии и приведя ее господаря в подданство императора Рудольфа II, казаки Северина Наливайко вернулись в Брацлавщину, где встали на зимние квартиры в имениях шляхтичей, требую от них причитающегося постоя. Пребывание казаков в Брацлавщине не обошлось без злоупотреблений, вызвавших негодование у местной шляхты. Обострило ситуации и то обстоятельство, что в городе Брацлаве, центре одноименного воеводства, существовал застарелый конфликт между местными шляхтичами и горожанами во главе со старостой Юрием Струсем и войтом Романом Тиковичем. Когда 16 октября 1594 года шляхтичи попытались собраться в городе на свой традиционный съезд «рочки», то горожане, обратившись за помощью к казакам, выгнали их из Брацлава. В тот день было убито несколько наиболее рьяно противившихся такому обращению шляхтичей.
Каких либо санкций для казаков со стороны королевских властей этот инцидент не имел, так как в этот период правительство Речи Посполитой окончательно определилось с отношением к войне между Оттоманской Портой и Священной Римской империей. Поляки не намерены были воевать с Турцией, и их также совершенно не устраивало, что император и его союзник трансильванский князь, распоряжаются в Молдавии и Валахии, меняя по своему усмотрению правителей. В Польше считали эти княжества частью своей сферы влияния. Для соблюдения своих прав в Молдавию вторгается Коронное войско во главе с гетманом Станиславом Жолкевским, и возводит на тамошний престол боярина Иеремию Могилу, дядю будущего киевского митрополита.
Тем временем в Брацлав к Северину Наливайко подошли запорожцы Григория Лободы и реестровые казаки Яна Оришовского, которые решили действовать против сторонников навязанной Ватиканом церковной унии. В 20-х числах ноября 1594 года казаки и примкнувшие к ним крестьяне и горожане овладели городом Бар. Тут Наливайко и Лобода созвали казачью Раду, на которой призвали крестьян и мещан вооружаться и восставать против магнатов и шляхтичей. Население живо откликнулось на призыв повстанцев.
Ополчение Северина Наливайко быстро увеличивалось: отовсюду собирались отряды крестьян, бежавших от притеснений господ. К весне следующего года уже действовало несколько десятков отрядов, насчитывавших около 12 тысяч повстанцев. Восстание быстро охватило Киевщину, Переяславщину, Подолье, Волынь и докатилась до Винницы.
Весной 1595 года повстанческое войско разделилось: одна часть его, во главе с Григорием Лободою и Матвеем Шаулою пошла на Белую Церковь. Отсюда она должна была продвинуться к Киеву и затем берегом Днепра – в Беларуссию, где предполагала соединиться с отрядами Наливайко.
Другая часть повстанческого войска под предводительством Северина Наливайко, двинулась в Семиградье и Закарпатье, прошло через горы в Галичину, затем на Волынь, овладела Луцком, где были сторонники и слуги епископа Кирилла Терлецкого, наиболее видного деятеля унии. Истребляя с крайней жестокостью шляхтичей, ксендзов и просто католиков, в том числе женщин и детей, Наливайко из Волыни двинулся в Белоруссию, где ограбил и разрушил Бобруйск и Могилев
Падение Могилевской крепости стало сигналом к массовому восстанию населения белорусских сел и городов. Из местечка Речицы Северин Наливайко послал письмо королю Сигизмунду III с просьбой отвести казакам свободную землю между реками Бугом и Днестром ниже Брацлава, за что казаки обяжутся помогать Речи Посполитой в войнах с соседними странами. Однако монарх не признал нужным даже ответить руководителю повстанцев.
Тем временем в Минске поляки собрали большое войско, но Наливайко уклонился от встречи с ним. Однако в середине декабря 1595 года 15-тысячное конное литовское войско во главе с воеводой Буйвидом настигла Наливайко: после многочасового боя казаки сумели оторваться от противника. Оторвавшись от преследовавшей его конницы противника, Наливайко с отрядами двинулся на Пинск, а оттуда на Волынь. В середине января 1596 года он прибыл в Острог.
Обеспокоенный же размахом повстанческого движения, король Сигизмунд III отозвал из Молдовы войска коронного гетмана Станислава Жолкевского и в феврале 1596 года бросил их на подавление восстания. Северин Наливайко вынужден был отступать на Брацлавщину. Разгромив повстанцев 28 февраля у села Мациевичи, коронный гетман вытеснил их с Брацлавщины в Дикое поле.
Вытесненные с Брацлавщины отряды повстанцев двинулись на юг, где Северина Наливайко надеялся увеличить свои силы, обратившись за помощью к запорожцам. Однако если атаман Матвей Шаула стремился как можно скорей двинуться на выручку Наливайко, то Григорий Лобода в это же время проявлял нейтралитет. На экстренно созванной в марте 1596 года казачьей Раде возмущенные казаки лишили Лободу гетманства, а на его место избрали Шаулу.
Упорядочив запорожцев, Матвей Шаула отправился на помощь Наливайко, который подходил к Белой Церкви. Туда же шел и Станислав Жолкевский, стремясь не допустить объединения повстанческих отрядов. Польский авангард первым занял Белую Церковь, но казаки повстанческого войска выманили их из крепости и истребили весь гарнизон. Когда же подошли основные силы коронного гетмана, повстанцы отошли от города и направились на Триполье.
Станислав Жолкевский догнал повстанцев в урочище Острый Камень. Польское войско имело преимущество в живой силе и артиллерии, но казаки построили из повозок укрепленный лагерь и отбивали одну атаку, за ругой в течение целого дня, после чего вырвались из окружения. В ходе этого кровопролитного боя, который не принес победы ни одной из сторон, ранение получили оба руководителя повстанческих отрядов. Северин Наливайко получил легкое ранение, а гетману Матвею Шауле ядром оторвало руку.
Вместо обреченного Матвея Шаулы запорожцы снова избрали своим гетманом Григория Лободу. Северина Наливайко это разозлило. С самого начала восстания объединению казаков с повстанцами мешали довольно сложные отношения между этими двумя вожаками.
Коронный гетман на время отказался от дальнейшего преследования повстанцев и вернулся в Белую Церковь, где в ожидании военного пополнения из Польши, принялся приводить в порядок свое изрядно потрепанное войско. Воспользовавшись этим повстанцы, беспрепятственно форсировали Днепр и сосредоточились в районе Переяслава. Однако в самом лагере повстанцев не было единодушия. Большинство восставших, особенно крестьяне с семьями, предпочитали быстрее добраться до российских границ, в надежде на спасение и убежище. Другие хотели идти в южные степи Переяславщины и дальше на Запорожье, где можно было сопротивляться очень долго. На экстренно собранной казачьей Раде большинством голосов высказались за поход к российской границе. Начав движение на восток, повстанцы подошли к Лубнам, а затем переправились через Сулу. За это же время королевские войска Станислава Жолкевского пополнились свежими силами, преодолели Днепр и двинулись в след повстанцам.
В пяти верстах от города Лубны, гетман запорожцев Григорий Лобода велел построить укрепленный лагерь. Этим немедленно воспользовался коронный гетман Жолкевский, к которому на помощь привел свои войска литовский полководец Огинский, и началась осада. Ранним утром 16 июня 1596 года поляки предприняли первое наступление на лагерь повстанцев. С этого времени в течение двух недель приступы не прекращались. У повстанцев закончилась еда, начался голод, не было провизии для лошадей, да к тому же, на исходе были боеприпасы. Усложняло положение и то, что в лагере было много женщин, детей и стариков, искавших среди повстанцев защиту. Но и у коронного гетмана силы с каждым днем истощались.
Зная о трениях между Лободой и Наливайко, гетман Жолкевский стал демонстративно вести переговоры только с Лободой, игнорируя Наливайко. Заподозрив Лободу в измене, казаки Наливайко убили его. Запорожцы в отместку избрали своим гетманом Стефана (Криштофа) Кремпского, которого не признали ни реестровые казаки, ни подавляющая часть повстанцев. В повстанческом лагере начались распри, иногда перераставшие даже в столкновения.
О том, что творится в лагере повстанцев, прекрасно был осведомлен коронный гетман, поэтому он не торопился штурмовать его, а четыре дня обстреливал из больших пушек. Наливайко с преданной ему частью повстанцев бросился из лагеря, стремясь пробиться сквозь военные заслоны. Но это ему не удалось, и он вынужден был вернуться в лагерь. Также прорваться из лагеря пытались и запорожцы во главе с Кремпским.
К этому времени ситуация для повстанцев стала просто катастрофической. Ни воды, ни провизии, ни корма для лошадей. Когда измученные обстрелами люди согласились на переговоры, переговорщики Жолкевского выставили жесткие условия: выдать руководителей восстания, отдать все пушки и знамена. После двух ужасных дней внутренней смуты, в течение которых перебили около двухсот своих же побратимов, повстанцы согласились отдать полякам Северина Наливайко и других предводителей, только бы поляки выпустили остальных на свободу.
7 июля 1596 года Северина Наливайко, Матвея Шаулу и других командиров повстанческих отрядов запорожцы схватили и привели связанными к Жолкевскому. Но когда 8 июля 1596 года повстанцы, поверившие коронному гетману Речи Посполитой, прекратили сопротивление и начали отходить в степь, то на них внезапно напали поляки и началась резня, в ходе которой погибло около 5000 человек, в том числе дети и женщины. Один из польских очевидцев писал: «На протяжении мили или более труп лежал на трупе, потому что всего в лагере с чернью и с женщинами их было до десяти тысяч». Описывая в письме королю Сигизмунду III итоги решающего боя, Станислав Жолкевский упомянул, что разъяренных солдат не удалось удержать от расправы. При этом особенно злы были на казаков «piechota węgierska i ukraincy» то есть «венгерская пехота и украинцы». Считается, что это первое упоминание термина «украинцы» в польских источниках и обозначает он шляхтичей из приграничных воеводств.
Избежать этой резни смог лишь полутора тысячный отряд запорожцев во главе со своим избранным гетманом Стефаном Кремпским, который сумел пробиться сквозь польские войска и уйти в степь и далее в Запорожскую Сечь.
Пленных атаманов и их приближенных отвезли в Варшаву, где Матвея Шаулу и других взятых в плен казаков вскоре казнили. Северину Наливайко же после годичных пыток и издевательств отрубили голову во время очередного Сейма в Варшаве 11 апреля 1597 года. Его тело подвергли четвертованию и каждую отсеченную часть развесили по разным местам. Впоследствии сложилась предание, будто бы Наливайко был сожжен живым в медной кобыле или медном быке в Варшаве по приказу короля.

Кандидат исторических наук
Эдуард Бурда

Иллюстрации:
1. Северин Наливайко, портрет неизвестного художника XVII в.
2. Худ. Лидия Спасская. Северин Наливайко в Остроге
3. Худ. Андрей Серебряков. Степи Запорожья
Категория: Мои статьи | Добавил: mamay69 (15.09.2022)
Просмотров: 96 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar