Категории раздела
Помочь сайту
Поиск
Поделиться
Друзья сайта
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Съезды народов Терека и установление Советской власти в Терской области Часть 4
Съезды народов Терека и установление Советской власти в Терской области
Часть 4

Совнарком Теской области планировал создать Красную армию в количестве тридцати тысяч человек (25 батальонов). Толь¬ко на уплату жалованья и содержание красноармейцев необходимо было в год 103 680 тыс. рублей. При этом Терская Советская республика остро нуждалась не только в де¬нежных средствах, но и в оружии, и в обмундировании для организуе¬мой Красной Армии.
16 мая 1918 года по поручению Терского Совнаркома в Москву из Владикавказа выехали С.М. Ки¬ров, И.В. Остапенко и А.Б. Вологодский с поручением добиться от В.И. Ленина денежных средств и военного снаряжения.
С.М. Киров успешно справился с возложенной на него задачей. Москвой было отпу¬щено 15 миллионов рублей для уплаты жалованья красноар¬мейцам и на содержание их. Деньги эти доставил во Владикавказ, сопровождавший С.М. Кирова в Москву рабочий железнодорожник И.В. Остапенко.
20 июля 1918 года с Казанского вокзала на Царицын, под присмотром «военноуполномоченного Терского Совнаркома О.М. Лещинского, отошли два эшелона, загруженные военным имуществом. Они везли помимо шести грузовых автомашин 24 тысячи снарядов разных калибров, 200 пулеметов, в основном системы «Кольт» и «Максим», 20 тысяч винтовок, 40 револьверов для командного состава, 3 миллиона патронов и 25 тысяч комплектов военного обмундирования, заготовленного еще для царской армии. Из Царицына оружие и снаряжение по Волге было доставлено в Астрахань, а оттуда караваном через Яндыки и Святой Крест в город Георгиевск, куда караван прибыл 21 августа 1918 года. Сам же С.М. Киров остался в Москве. На Тереке к этому времени во всю уже полыхало восстание терских казаков.
Помимо финансовой помощи полученной из центра в Пятигорске было выпущено денежных знаков более чем на 15 миллионов рублей. Также Терский Совнарком декретом № 67 разрешил выпуск разменных бон на 50 миллионов рублей купюрами в 1, 3, 5, 10, 25 и 100 рублей, обеспечивая государственными кредитными билетами и всем достоянием Терского края, допустив к обращению по номинальной стоимости облигации займа «Свободы» достоинство не свыше 100 рублей. Кроме того, был разрешен дополнительный выпуск денежных знаков контрольными марками государственных почтово-телеграфных сберегательных касс на сумму 17 500 695 рублей.
Терский Совнарком издал декрет № 64 о переходе в собственность Народного Совета всех предприятий общества «Алагир» и Грозненского нефтепровода, принадлежащего акционерному обществу, и также Грозненских нефтяных промыслов. Был издан декрет об аннулировании государственных займов и национализации всех отделений частных банков, находящихся в пределах Терской области.
Не менее интересные события в означенный период происходили и в среде непримиримой горской оппозиции в лице Терско-Дагестанского правительства. Так, сразу же по окончании Моздокского съезда с непризнанием его выступило Терско-Дагестанское правительство, объявив его «митингом», а Терский областной Народный Совет – «неправомочным». В свою очередь Терский Совнарком своим декретом постановил, что «все декреты и распоряжения, издаваемые так называемым Терско-Дагестанским правительством, исполнению не подлежат». Орган советской власти объяснял это тем, что оно «несмотря на образование народной власти, продолжает издавать свои декреты и распоряжения и тем самым идет вразрез с волей народа, ясно выраженное на Моздокском съезде».
Весной 1918 г. «Союз объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана» предпринимает шаги для укрепления своих позиций. Но они были направлены не на создание внутренней опоры в массах горских народов, а на дипломатическое признание своего государственного статуса. В апреле Союз выступил с обращением к ряду государств Европы с просьбой о признании правительства Горской республики. Тогда же представитель германского правительства генерал фон Лоссов, специально командированный на Кавказ, поставил перед Союзом объединенных горцев вопрос об образовании Горской республики для последующего признания ее участниками намечаемой в мае Батумской международной конференции.
11 мая 1918 г. на конференции было объявлено о создании Горской республики и о ее признании Оттоманской Турцией и Германией. В этот же день была принята «Декларация об объявлении независимости Республики Союза горцев Северного Кавказа и Дагестана (Горской республики)».
Легитимность объявления независимости Горской республики авторы Декларации обосновывали, во-первых, решениями съезда народов Северного Кавказа, состоявшегося еще в мае 1917 г., на котором было заявлено «об образовании Союза Горцев Кавказа». По мнению авторов Декларации, указанный съезд «вручил исполнительную власть настоящему правительству». Во- вторых, представители Союза объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана воспользовались «признанным самим Петроградским правительством правом за всеми народами бывшей империи царей свободно создавать свою политическую будущность».
По этому вопросу была принята специальная резолюция Терского Народного Совета: «Терскому народному Совету из телеграмм стало известно, будто делегаты Северного Кавказа, находящиеся в Константинополе, объявили независимость Северного Кавказа и нотифицировали ее перед императорским турецким правительством и другими державами.
Терский народный Совет в составе фракций: чеченской, кабардинской, осетинской, ингушской, казачьей и иногородней удостоверяет, что народы Терского края никогда, никого и никуда для указанной выше цели не делегировали, что если отдельные лица, находящиеся ныне в Константинополе, выдают себя за делегатов народов Терского края и действуют от имени этих народов, то это является с их стороны не чем иным, как самозванством и авантюрой.
Терский народный Совет в составе перечисленных фракций заявляет, что народы Терского края составляют неотъемлемую часть Российской Федеративной Республики».
13 мая 1918 г. правительство Горской республики направило правительству РСФСР ноту о создании Горской республики и отделении ее от России.
В своем протесте от 15 мая Советское правительство отказало в признании независимости Горской республики. Так, в ноте народ¬ного комиссара по иностранным делам Г.В. Чичерина германскому посланнику графу Мирбаху указывалось, что «народы и племена Чер¬номорского побережья Кубани, Терека и Дагестана уже высказались на своих демократических организованных съездах за неразрывную связь с Российской Федерацией. Против попытки небольшой кучки попрать волю широких слоев всего своего народа, а также узурпации власти этой кучкой Российская Советская власть будет выступать са¬мым решительным образом».
Тем временем обстановка на Северном Кавказе резко ухудшилась. После подписания 3 марта 1918 года в Брест-Литовске представителями Советской России с одной стороны и Центральных держав (Германии, Австро-Венгрии, Османской империи и Болгарского царства) – с другой позорного сепаратного мирного договора. Германские войска оккупировали Украину, Крым и часть Донбасса. 2 мая 1918 года немцы заняли Таганрог, а 9 мая вступили в Ростов-на-Дону, откуда повели наступление на Батайск. Турецкие войска в свою очередь вторглись в Закавказье, заняли Карс, Батумскую крепость и продолжили наступления на Эривань и далее в направлении к Баку.
В начале июня из Тифлиса во Владикавказ переехала английская дипломатическая миссия. Она вынуждена была покинуть Тифлис по причине того, что в Грузию вступила приглашенная грузинским меньшевистским правительством германская оккупационная армия. Расположившись во Владикавказе, английская дипломатическая миссия во главе с полковником Д. Пайком установила связь с английской миссией в Москве. Впоследствии Владикавказская английская миссия будет иметь тесные связи с Казачье-Крестьянским Советом в городе Моздоке и его лидером Г.Ф. Бичераховым.
В октябре 1918 года английская миссия будет уличена в контрреволюционном сговоре. Члены английской мисси во Владикавказе будут арестованы и заключены под домашним арестом до рассмотрения их бумаг и документов.
В Новочеркасске собрался Круг Спасения Дона, 130 делегатов от казачьих отрядов и восставших мест избрали своим атаманом генерала П.Н. Краснова – объявившего беспощадную войну Советам. Круг проголосовал за создание независимого казачьего государства – Всевеликое Войско Донское. Немецкое военное командование поспешило признать новое государственное образование и установило с ним торговые отношения.
В мае 1918 года над Кубано-Черноморской республикой нависла угроза немецкого вторжения с севера. В самой республике шла грызня за власть. Центральный Исполнительный комитет Кубано-Черноморской советской республики обвинял главкома А.И. Автономова в диктаторских устремлениях, клеймил его и помощника главкома И.Л. Сорокина «врагами народа и провокаторами». Автономов клеймил ЦИК «немецкими шпионами». Верх взял ЦИК. А.И. Автономов был отстранен от должности, верховным главнокомандующим назначили бывшего подполковника латыша К.И. Калнина.
Силы Красной армии на Северном Кавказе насчитывали около 200 тысяч человек, из них больше половины на Кубани, сгруппированные в 3 армии. Серная под непосредственным командованием К.И. Калнина, Западная – И.Л. Сорокина, обе по 30 тысяч и Таманская – И.И. Матвеева, около 40 тысяч человек.
В Добровольческой армии А.И. Деникина к этому времени было 9 тысяч человек. 23 июня 1918 года она перешла в наступление. Начался 2-й поход Добровольческой армии генерала А.И. Деникина на Кубань. На территории Дона, Кубани и в Ставрополья развернулись ожесточенные сражения между Добровольческой армией и формированиями Северо-Кавказской Красной Армии.
В этих условиях Терский Совнарком и областной Народный Совет решили созвать очередной III Терский областной народный съезд в Грозном 20 мая. В правительственном сообщении подчерки¬валось, что съезд будет иметь решающее значение в жизни Терского края. После того, как на II-м съезде народов Терека ингуши и чеченцы поддержали Советскую власть и тем самым способствовали ее победе в областном масштабе, они очень скоро потребовали награду за свою верность Советской власти – провести «черный передел» области и решить земельный вопрос «по исторической справедливости».
Таким образом, земельный вопрос стал главным вопросом который предстояло решить на предстоящем областном съезде.
К 20 мая делегаты не успели съехаться, и съезд открылся 22 мая.
На съезд прибыло 555 делегатов, из них 476 с решающим и 79 с совещательным голосом. На сей раз, делегатов от чеченцев на съезде было 80, ингушей—33, кабардинцев— 68, балкарцев—13, осетин—28. Казачья фракция на съезде объявила о создании объединенной казачье-крестьянской фракции.
Еще одна важная особенность Грозненского съезда — теперь не было социалистического блока в том виде, в каком он выступал на съездах в Моздоке и Пятигорске. Блок этот после Пятигорска рас¬пался. Но в местных Советах, в городских думах и в профсоюзах, где правые эсеры и меньшевики все еще составляли значительные фрак¬ции, складывался левый социалистический блок из большевиков, левых эсеров и меньшевиков-интернационалистов, стоявших за под¬держку Советской власти.
На областной конференции РКП(б) состоявшейся в Грозном в преддверии III областного съезда были представлены партийные организации Владикавказа и Владикавказского округа, Грозного, Пятигорска, Моздока, Кизляра, Георгиевска, Кисловодска, Минеральных Вод, Прохладной, Железноводска и Нальчика. Конференция заслушала и обсудила доклады народных комиссаров Терской республики, вопросы тактики большевиков на III съезде народов Терека и создании нового левого «Социалистического блока». В отличие от «Социалистического блока», созданного на I и II съездах народов Терека, левый «Социалистический блок» формировался на платформе безоговорочного признания не только власти СНК РСФСР, но и безусловного выполнения всех его распоряжений. В резолюции конференции по этому вопросу подчеркивалась необходимость укрепления уже созданных Совдепами отрядов Красной Армии и централизации руководства ими.
В связке с «социалистическим блоком» работала и чечено-ингушская фракция. Так А. Шерипов заявил, что: «еще в начале съезда чечено-ингушская фракция приняла решение о том, чтобы по возможности по всем вопросам идти с левым социалистическим блоком».
Программа работ съезда была обширна: отчетные доклады Тер¬ского областного Народного Совета и Совнаркома, народных комис¬сариатов, причем особо были выделены доклады комиссариатов земледелия и военного; доклады с мест; текущий политический мо¬мент; внешнее положение Терской области, взаимоотношения с «неза¬висимым» Закавказьем; объединение всех областей Северного Кав¬каза; наконец, вопросы мира внутри Терской области.
Надо сказать, что съезд утвердил повестку дня после острого спора с чечено-ингушской фракцией, которая категорически настаи¬вала, чтобы первым и главным в работах съезда был земельный вопрос. Так в своем выступлении 23 мая ингушский делегат Эльдиев сразу заострил земельный вопрос: «Ингушский народ, пославший нас… требует, чтобы в первую очередь был поставлен земельный вопрос. Надо понять, товарищи, что земельный вопрос здесь является альфой и омегой всех кровавых столкновений, какие были в области и какие могут быть. Поэтому необходимо доклад комиссара земледелия поставить в первую очередь. Может быть, Кавказ никогда не переживал такого критического момента, какой переживает он сейчас, и никогда так не чувствовал необходимости объединения всех живых сил нашего края в едином фронте, как теперь. А такое единение немыслимо, если не будет разрешен вопрос о земле. Разрешение земельного вопроса действительно объединит всех нас, и мы готовы как один стать грудью против врага, надвигающегося на нас. Задержка в разрешении земельного вопроса нас удручает». Однако вопрос о земле стал 3 пунктом в работе съезда.
Съезд заслушал доклады С.Г. Буачидзе о деятельности Совнар¬кома и секретаря областного Народного Совета Д.А. Бабкова о деятельности Совета. Решено было обсуждать их вместе с отчетами всех народных комиссариатов.
В своем докладе о деятельности и задачах Совнаркома Терской республики С.Г. Буачидзе указывал, что правые эсеры и меньшевики открыто, помогают контрреволюции в борьбе против Советов и большевиков. В связи с опасностью агрессии и активизацией внутренней контрреволюции Буачидзе поставил вопрос о создании единой для всей Терской республики Красной Армии. В резолюции по этому вопросу съезд указал на необходимость укрепления уже созданных Совдепами отрядов Красной Армии и централизации руководства ими.
24 мая был сделан доклад наркома земледелия Ю. Пашковского. Он вкратце объяснил, как шла социализация земли в области после Пятигорско-Владикавказского съезда: «Как вам известно, на Пятигорском областном народном съезде был принят Основной закон о социализации земли. Вообще социализацию земли предусматривалось провести не в короткий срок; предполагалось осуществлять Закон о социализации земли по поясам, по выяснении земельных фондов. Эта грандиозная реформа коренным образом изменяла всю систему землепользования. Работа по земельной реформе была начата только после марта месяца.
Пятигорский областной съезд выработал ряд временных переходных мер по пути социализации земли, чтобы дать возможность кое-что сделать ко времени полевых работ этого сезона. Но те мероприятия, которые осуществлялись, пришлось проводить в крайне неблагоприятной обстановке.
Работа областных народных съездов проходила в атмосфере межплеменной борьбы. Вся деятельность Народного Совета и каждого комиссара была направлена на тушение пожара Гражданской войны, и только после того, как наладились взаимоотношения национально-бытовых групп, представилась возможность приступить к труднейшей работе… По постановлению Пятигорского съезда надо было наделить землею безземельное население в горной полосе. По мере возможности эта потребность была разрешена в горной Осетии и Ингушетии, жители этих мест получили добавочные наделы, которые стали подспорьем в хозяйстве». Далее Пашковский остановился на решении земельного вопроса в Нальчикском округе и на ликвидации чересполосицы:
«Должен остановиться на земельном вопросе в Нальчикском округе. Этот округ еще недавно был крепостью частных владений помещиков. Благодаря организованности кабардинского народа эта цитадель разрушена, и там энергично производится раздел земли. Кабардинские помещики пытались отстаивать свои привилегии, спасать свои поместья, обращались за помощью к ингушам, осетинам, чеченцам, пробовали организовать шайки для борьбы с революционной Кабардой, но были разбиты… В земельном отделе областного Народного Совета организована особая комиссия, которая должна урегулировать территориальные распределения народностей Терской области. Комиссия ведет работу по устранению национальных земельных чересполосиц, которые запирают народам дороги и представляют всегда благодатную почву для всяких столкновений. Организованы летучие отряды, которые на местах ведут работу, подготовляя переселение и расселение отдельных сел и станиц. От самого населения некоторых станиц уже поступали заявления с требованием переселения, и вопросы эти большей частью принципиально предрешены».
Прений по заслушанному затем докладу народного комиссара земледелия Ю.Г. Пашковского также решено было не открывать. Съезд избрал чрезвычайную земельную комиссию, поручив ей выяс¬нить, что практически предпринято для решения земельного вопроса, и свои выводы представить съезду. В комис¬сии было 32 члена, возглавлял ее А. Шерипов.
Съезду была представлена большая резолюция из десяти пунктов. После нескольких общих вступительных положений в резолюции предлагалось народному комиссару земледелия «немед¬ленно приступить к урегулированию чересполосицы путем переселе¬ния для уравнивания национальных границ применительно к закону о социализации земли.
Переселение должно производиться так, чтобы переселяемый попадал по возможности в однородные с прежними привычными ему сельскохозяйственными и климатическими условиями.
Примечание. При переселении для ведения хозяйства должна быть организована выдача нуждающимся беспроцентной ссуды на оборудование хозяйств; но, с другой стороны, и население, занимающее оставляемые места, должно нести расходы по удовлетворению выселяемых за оставляемые ими инвентарь и другое недвижимое имущество по справедливой оценке. Вопрос о времени и способе удовлетворения переселяемых предоставить соответствующим органам народной власти».
В первую очередь,— говорилось затем в резолюции,— в целях уничтожения чересполосицы, переселяются станицы Сунженская, Аки-Юртовская, Тарская и Фельдмаршальская, при этом подчеркивалось, что предварительно должны быть созданы все условия для поселения. Срок переселения должен быть установлен областным земельным советом.
В резолюции подчеркивалось, что «стойкость общего фронта защиты области зависит от разрешения земельного вопроса», и поэто¬му проведение земельной реформы считать первой задачей областного Народного Совета и Совнаркома.
В десятом, заключительном пункте резолюции говорилось: «Что касается работ Комиссариата земледелия, намеченных комиссаром земледелия в докладе III народному съезду Терской республики по проведению Основного закона о социализации земли, признать их правильными». Примечательно, что как раз с этим казачье-крестьянская фрак¬ция не хотела согласиться.
Никто не возражал против первых девяти пунктов резолюции и съезд утвердил их без голосования. За последний же, десятый пункт, было подано 303 голоса при 127 воздержавшихся.

Использованные источники и литература:

1. Агафонов О.В. Казачьи войска России во втором тысячелетии. – М., 2002.
2. Борьба за Советскую власть в Северной Осетии (1917-1920 гг.). Сборник документов и материалов. – Орджоникидзе, 1957.
3. Борьба за Советскую власть в Северной Осетии. Сборник документов и материалов. – Орджоникидзе, 1977.
4. Бурда Э. В. Терское казачество и Российское государство XVI-XXI вв. История взаимоотношений. – М., 2015.
5. Бурда Э. В. Терского казачье восстание. 1918 год. – Нальчик: Издательство М. и В. Котляровых, 2016.
6. Войсковой круг Терского казачьего войска VII созыва. – Владикавказ, 1918, с. 3-7. Типографский оттиск.
7. Газ. «Горская жизнь». № 19, 25 января 1918 г.
8. Газ. «Горская жизнь». № 25, 1 февраля 1918 г.
9. Газ. «Известия» Пятигорского Совета № 18, 11 мая 1918 года.
10. Газ. «Народная власть». № 11, 13 апреля 1918 г.
11. Газ. «Народная власть». № 128, 8 октября 1918 г.
12. ГАРФ, ф. Р-446, оп. 2, д. 30.
13. ГАРФ, ф. 5881, оп. 2, д. 569.
14. Гугов Р. Х., Улигов У. А. Очерки революционного движения в Кабардино-Балкарии. – Нальчик, 1967.
15. Демушкин Д. И. «Кавказский пленник». О судьбе Терского войскового атамана Л. Е. Медяника. //Родной Терек. Правление Союза терских казаков. № 11. – Монтерей США, штат Калифорния, 1982.
16. Денисов С. В. Белая Россия. Альбом № 1. – Нью-Йорк, 1937.
17. Жупикова Е.Ф. Повстанческое движение на Северном Кавказе в 1920-1925 годах. / Академия исторических наук. Сборник трудов. Том 1. – М., 2007.
18. За власть Советов! Документы и материалы из истории гражданской войны в Чечено-Ингушетии. – Грозный, 1967.
19. Институт Гуманитарных Исследований при правительстве Кабардино-Балкарской Республики и отделении Российской академии наук Кабардино-Балкарской Республики. Ф. 2, оп. 2, д. 19.
20. История Кабардино-Балкарской АССР в 2-х томах. – М., 1967. Т. 2.
21. Коковцев В.Н. Из моего прошлого. Воспоминания 1911-1919. – М., 1991.
22. Коренев Д. З. Революция на Тереке. – Орджоникидзе, 1967.
23. Кучиев В. Д. История Осетии. XX век. – Владикавказ, 2011.
24. Лобанов В. Б. История антибольшевистского движения на Северном Кавказе 1917-1920 гг.: на материалах Терека и Дагестана. – СПб., 2013.
25. Малиев Н. Д. Историография Великой Октябрьской Социалистической революции и гражданской войны на Тереке. – Орджоникидзе, 1977.
26. Незабываемые годы. Воспоминания участников революционных событий и Гражданской войны на Ставрополье. – Ставрополь, 1960.
27. Немцов И. Моздокское восстание (воспоминание участника). //Памяти годовщины восстания Терского казачества 23 июня 1918 г. – 23 июня 1919 г. – Пятигорск, 1919.
28. Никитин И. К. Страницы истории. Борьба за власть Советов в Пятигорском округе (1917-1920 гг.). – Ставрополь, 1957.
29. Отчет заседаний войскового круга Терского казачьего войска VI созыва. – Владикавказ, 1918.
30. Стенографический отчет I съезда представителей трудового народа Нальчикского округа 18-21 марта 1918 г. – Нальчик, 1918.
31. Сухоруков В. Т. XI армия в боях на Северном Кавказе и Нижней Волге (1918-1920 гг.). – М., 1961.
32. Тахо-Годи А. Революция и контрреволюция в Дагестане. – Махачкала, 1927.
33. ЦГА КБР, ф. 198, оп. 1, д. 3.
34. Шамбаров В. Е. Белогвардейщина. – М., 2007.
35. Щербаков М. Ф. Большевики и борьба с ними Терского казачества. //Памяти годовщины восстания Терского казачества 23 июня 1918 г. – 23 июня 1919 г. – Пятигорск, 1919.
36. Этенко Н. Д. Большевистские организации Дона и Северного Кавказа в борьбе за власть Советов. – Ростов-на-Дону, 1972.
37. Янчевский Н. Л. Гражданская борьба на Северном Кавказе. Т. 2. – Ростов-на-Дону, 1927.

Кандидат исторических наук Эдуард Бурда
Категория: Мои статьи | Добавил: burdaeduard (16.11.2017)
Просмотров: 1508 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar