Категории раздела
Помочь сайту
Поиск
Поделиться
Друзья сайта
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Съезды народов Терека и установление Советской власти в Терской области Часть 5
Съезды народов Терека и установление Советской власти в Терской области
Часть 5

После принятия съездом резолюции, с большим декларативным заявлением выступил Асланбек Шерипов.
Он сказал, что вся политическая борьба в Терской области вертит¬ся вокруг земельного вопроса, все благополучие существования горцев зависит от разрешения этого вопроса, и что на справедливое разреше¬ние его горцы имеют историческое и политическое право и право рево¬люции. Но, к сожалению,—продолжал Шерипов,—«не все это хотят осознать, и на заседании земельной комиссии один из ответственных представителей казаков заявил, что мы хотим отнять у казаков землю».
Напомнив, как в прошлом царские генералы разоряли аулы и отбирали у них ту землю, на часть которой претендуют теперь горцы, А. Шерипов заявил: «Если армия безземельных горцев не получит удовлетворения своих законных нужд, то она может стать страшной силой в руках контрреволюционеров… Я должен открыто и прямо заявить: удовлет¬ворите наши справедливые требования, дайте нам Родину и вы най¬дете в нас достойных товарищей, которые честно и самоотверженно вместе с вами пойдут сражаться против всяких нашествий».
Заявление А. Шерипова не раз прерывалось протестующими вы¬криками с мест, особенно когда он подчеркивал, что «дальше без¬молвно и рабски терпеть земельное неравенство горцы не могут». «Это ультиматум!» — кричали с мест. «Никакого ультиматума тут нет, но мы сказали вам объективно о настроении наших масс»,— возразил А. Шерипов.
С ответным заявлением казачье-крестьянской фракции выступил Г.Ф. Фальчиков. «Я беру слово от имени казачье-крестьянской фракции для того, чтобы депутаты не разъехались со съезда с ложным представлением о взаимоотношениях групп населения области.
Оратор указывает, что обосновывать свои права историей можно, но не в этой форме, как это делает депутат Шерипов.
— У меня тоже есть исторические данные, говорящие об историческом праве казаков на их земли. Достаточно указать, что все Надтеречные земли в прошлом принадлежали гребенским казакам, и там не было чеченских аулов, но царское правительство отняло у гребенцев эту землю, и на ней поселились чеченцы. Гребенцы исстари поселились на этих местах, и даже история не помнит, когда они пришли сюда.
Казаки понимают, что земельный вопрос является центральным местом политики власти нашего края. И мы не просто желаем мира, но только и думаем о мире, и когда мы вчера протестовали против окончания работы съезда, то главным образом потому, что население, исстрадавшееся, измученное гражданской войной, ждет от съезда мира.
Для того чтобы дать трудовому народу мир, мы пойдем на справедливые, определенные завоеваниями революции уступки в деле разрешения земельного вопроса. Но другие требования, где будет произвол, встретят должный и достойный отпор».
Комиссар земледелия Ю.Г. Пашковский что бы прекратить прения дал краткое разъяснение позиции Совнаркома в историческом споре. - «Разрешение земельного вопроса на основах, провозглашенных великой революцией,— сказал он,— проводилось областным Комис¬сариатом земледелия прямолинейно и неуклонно. Комиссариат земле¬делия в своей работе никогда не считался с национальными притяза¬ниями, никогда не вдавался в разбор исторических воспоминаний, которые обычно вносят путаницу в ясную постановку земельного вопроса. А эта постановка такова: все, для кого основой существова¬ния является земля, имеют равное право на землю. Комиссариат земледелия руководствовался именно этими принципами и эти прин¬ципы привели народы нашего края если не в царство мира, то к пред¬дверию мира».
Не меньшие страсти на съезде разыгрались и при принятии решения по докладу комиссара по военным делам Я.П. Бутырина.
Я.П. Бутырин предложил съезду принять новые положения, на основе которых в центральной России уже создавалась могучая Крас¬ная армия:
- отмена выборности командного состава;
- укрепление воин¬ской дисциплины на основе беспрекословного выполнения приказов командиров;
- предоставление выборным органам в армии определен¬ных функций без права вмешательства в строевую оперативную область;
-привлечение в армию бывших офицеров.
Он указал также на необходимость организовать курсы для под¬готовки военных специалистов. Управление военными силами всей области должно быть централи¬зовано, для чего надо создать со¬ответствующий штаб во главе с авторитетным в военном деле ли¬цом.
Прения по докладу разверну¬лись очень бурно, не раз вспыхи¬вали острые инциденты, допуска¬лись оскорбительные выпады.
Ответственные ораторы всех фракций призывали к объединению, к сплочению всех сил для решительного отпора надвигающимся с двух сторон врагам, но как по-разному понималось это единение!
Представитель казачье-крестьянской фракции Г.Ф. Фальчиков отверг самую возможность создания Красной армии. «Здесь вы недавно заслушали доклад военное комиссара, все вы инстинктивно чувствуете грозность положения, но ничто так людей не объединяет, как общая опасность. Когда народу грозит опасность смерти, то у всех одно желание — жить. Это же желание жить объединяет всех нас. Вместе с тем/мы должны думать о том, чтобы ни северному, ни южному врагу не дать вторгнуться в наш родной край.
Но сказать — это одно, а сделать — другое. Я перейду теперь к тому, какие мы думаем принять меры самозащиты. Меры же, принятые в этом отношении военным, комиссаром, нас не удовлетворяют. Ошибка сделана в организации армии: опасность на носу, а в этот момент мы начинаем организовывать армию. История не знает таких случаев, во время ёойны армии не создаются. Советская Красная армия не спасла от вторжения врага, поэтому казачье-крестьянская фракция считает необходимостью момента приступить к восстановлению казачьих полков и организации пехотных частей из местных солдат, сражавшихся доблестно и на полях Турции, и на полях Галиции. Вместе с тем казачье-крестьянская фракция считает, что в обороне нашего края заинтересованы и горцы, которые вряд ли променяют свободу на турецкое иго и которые пойдут плечом к плечу с демократией защищать свободу и родину. Мы нисколько не сомневаемся в том, что и чеченцы, и ингуши, и кабардинцы выставят несколько своих национальных полков на защиту свобод Терского края. И если нам удастся это сделать, то мы создадим непобедимую Терскую армию, которая может «всыпать» не только туркам, но и всем, кто вздумает вторгнуться в нашу область». Заканчивая свое выступление Г. Ф. Фальчиков сказал: «Пора уже учесть все ошибки четырнадцати месяцев революции. Я верю, что русский народ никогда не будет закабален кем-либо. Русский народ закрепит свободу».
К.Б. Мамулов, главный оратор правых эсеров, не соглашался с те¬ми, кто утверждал, что «политику надо строить на признании Совет¬ской власти, но кто знаком с историей, тот должен знать, что в основу политики надо класть взаимодействие реальных сил, только такая политика может спасти демократию от смертельного удара который грозит всем». «Надо заняться организацией военных сил, нужно объявить всенародное ополчение, ибо только сам народ способен оказать сопротивление, и никакая пролетарская армия, построенная на классо¬вых признаках,— говорил он,— не способна вести внешние войны. Наряду с этим надо объединить реальные силы Северного Кавказа». В заключительных словах К. Мамулов предложил вести дружественную политику в отношении Закавказского правительства и всячески помогать ему.
Представитель меньшевистской фракции П. Берман-Кожаный также призывал объединить «реальные силы», «сплотиться с соседни¬ми республиками», «сплотиться всем областям, даже если соседи ока¬жутся не так революционны, как мы».
Асланбек Шерипов в своей речи с гневом обрушился на казачество обличая его в контрреволюции, упомянул что на Дону казачество вновь подняло голову с помощью немцев и гайдамаков, а за турецуцю ориентацию стоят помещики и Нажмуддин Гоцианский. Но «если есть опасность, что буржуазные группы ради сохранения своих богатств вызывают туркофильское движение, то с не меньшим подозрением мы относимся к известной части казачества, которая может резко изменить фронт при приближе¬ аб немцев и гайдамаков».
Четыре резолюции были предложены по докладу военного комис¬ або: казачье-крестьянской фракции, правых эсеров, меньшевиков и левого социалистического блока. Все они были переданы организован¬ной здесь же комиссии для согласования. И на другой день утром согласованная резолюция была представлена съезду.
В большой вступительной части резолюции прежде всего было выражено полное доверие военному комиссару. «В час грозной опас¬ности и тяжелых испытаний,— говорилось далее в резолюции,— когда на землю свободных трудовых народов двигаются полчища германо-гайдамаков и турок совместно с исконными предателями народов, съезд… единогласно заявляет, что свободные сыны Терской земли бу¬дут бороться до последнего человека и скорее примут славную смерть борцов, чем рабство и насилие чужеземного ига. Пламенно приветст¬вуя стойких борцов за честь и славу свободной России, свободные рабочие, крестьяне, казаки и горцы терской земли под общим знаме¬нем спасения родины встанут единым несокрушимым оплотом великой Российской Советской Республики.
Вместе с тем народный съезд считает своим долгом заявить о своем непреклонном решении организации широких народных масс в области на почве скорейшего реального удовлетворения справедливых нужд трудящихся и создания общего единого боевого фронта для отпора врагам родины.
Далее съезд всенародно заявляет о своем негодовании и презрении к врагам народа и предателям, дерзнувшим повести переговоры с германо-турецкими империалистами об отделении Северного Кавказа от Российской республики. Терская республика в братском единении со всеми свободными народами и республиками Северного Кавказа, стоя на платформе признания абочее-крестьянской власти, заявляет о своей нерасторжимости с Российской Федеративной Советской Респуб¬ликой».
Указав далее, что основной предпосылкой успешной обороны яв¬ляется мир внутри области среди всех народов и групп населения и неукоснительное соблюдение свобод, провозглашенных Российской абочее-крестьянской революцией, съезд предложил Совету Народных Комиссаров в срочном порядке провести: 1) централизацию управле¬ния армией; 2) назначение командного состава областной властью; 3) ограничение роли армейских организаций функциями хозяйствен¬ного и внутреннего порядка; 4) установление дисциплины, основанной на безусловном исполнении служебных приказаний боевых начальни¬ков; 5) привлечение техников-специалистов — офицеров к подготовке инструкторских кадров армии; 6) создание штаба поручить военному комиссару по его усмотрению и под контролем Народного Совета; 7) если того потребуют условия защиты, произвести мобилизацию военных сил, вплоть до народного ополчения.
Резолюция была принята в комиссии представителями всех фрак¬ций. Съезд утвердил резолюцию 243 голосами при 124 воздержавшихся, против не голосовал никто.
Так народный съезд в Грозном принял решение по второму важ¬нейшему вопросу — о скорейшей организации вооруженных сил, о защите Терека и всего Северного Кавказа от наступающих германо-¬турецких полчищ.
С каждым днем возрастала угроза Тереку извне. Еще в начале работ съезда распалась независимая Закавказская республика, и огромная волна беженцев из Армении, спасаясь от нашествия турок, докатилась до Тифлиса, хлынула по Военно-Грузинской дороге; пер¬вые тысячи беженцев уже появились около Владикавказа.
Приняв нужные для себя резолюции, Совнарком Терской области поспешил свернуть работу съезда, с этой целью утром 28 мая с внеочередным заявлением выступил председатель Совнаркома С.Г. Буачидзе: «С этой трибуны вы слышали речи о трагическом положении Родины. Из этого должны следовать соответствующие выводы. Меж¬ду тем, в то время, когда необходимы решительные действия, ваш исполнительный орган — Совет Народных Комиссаров связан с съез¬дом. Он должен знать, доверяете ли вы Терскому Народному Совету или нет. И от имени Совета Народных Комиссаров и Терского Народ¬ного Совета требую немедленного решения этого вопроса… Общее положение страны заставляет нас сегодня же закончить работы съезда».
Это решение вызвало резкие протесты со стороны казачье-крестьянской фракции и правых эсеров, потребовавших продолжить работу съезда «впредь до исчерпания всех очередных вопросов».
Тем не менее, съезд большинством в 252 голоса принял резолюцию левого социа¬листического блока и фракции иногородних, выражающую полное доверие, как Народному Совету, так и Совету Народных Комиссаров.
В резолюции указывалось, что в эти грозные дни надвигающейся опасности все истинные работники должны быть на своих постах. Поэтому съезд после заслушания доклада чрезвычайной земельной комиссии будет считать свою работу законченной.
29 мая съезд принял резолюцию, предложенную чрезвычайной земельной комиссией, приступил к перевыборам Терского Народного Совета. Следует заметить, что первоначально вопрос о перевыборах Народного Совета не был поставлен в повестку работы съезда, но по требованию казачье-крестьянской фракции изменил свою повестку дня.
После голосования в Казачью фракцию при народном совете избрали: от Пятигорского отдела М.П. Звягин (впоследствии товарищ председателя фракции), М.Ф. Щербаков (впоследствии секретарь фракции) и Казаков; от Сунженского – И.А. Григорьев и В.З. Кириллов; от Моздокского – Н.А. Букановский (председатель фракции), К.С. Лотиев и Г.П. Валаев; от Кизлярского – С.Г. Загороднов и О.П. Фролов.
На этом III съезд народов Терека закончил свою работу.
Грозненский съезд показал непрочность Советской власти в области. Решения областного народного съезда в Грозном, особенно о пере¬селении четырех сунженских станиц, окончательно убедили основную массу Терского казачества, что большевистская программа революцион¬ных преобразований на Тереке будет осуществлена за счет именно казачьего населения.
О том, как переселяли эти станицы в 1918 году, подробно рассказали в своем докладе делегации казаков и крестьян Терской области во ВЦИК от 22 декабря 1920 года. Из доклада следует, что в 1918 году выселены 3 станицы: Сунженская, Тарская с хутором и Аки-Юрт (бывшая Воронцово-Дашковская). Станица Фельдмаршальская, предназначенная к выселению решением III Съезда народов Терека, как и другая станица Кохановская, по словам авторов доклада, в конце 1917 года «были сожжены ингушами, скот угнан ими, а казаки скитались по соседним станицам».
Как и следовало ожидать, переселение казаков отнюдь не стало «безболезненным». Во время выселения станицы Тарской, писали авторы доклада, ее жители «отбивались от ингушей и красноармейцев, в результате чего 57 мужчин и 11 женщин было расстреляно» в чем им помогали осетины. Подобным способом происходило и выселение остальных станиц. По дороге на север казаки-беженцы подвергались нападениям и ограблению со стороны отрядов красногвардейцев и ингушей.
Факты помощи осетин казакам при выселении их в 1918 году подтвердил 25 сентября 1920 года член осетинского ревкома в Наркомнаце: «Вопрос об уничтожении этой чересполосицы еще в 1918 году остро стоял перед мусульманскими народами Северного Кавказа. В то время лишь Осетия стояла против выселения». Осетинская фракция на II и III съездах народов Терека активно отстаивала свою позицию против выселения казаков из родных станиц. Так, председатель III съезда С.А. Такоев в своем выступлении призывал к единению: «Мы все – и горцы, и казаки – одна трудовая семья, и нам необходимо жить в мире и братстве… Тот, кто требует уничтожения чересполосицы, тот, несомненно, имеет какую-то заднюю мысль».
Несмотря на протесты со стороны казаков и осетин, на Тереке стал «апробироваться опыт» работы большевиков с казачеством Дона и Кубани. В казачьи станицы посылались отряды, «которые грабили и расправлялись с недовольными новой властью». Станичные земли и имущество, отобранные у терских казаков в нарушение декрета «О земле», раздавались чеченцам и ингушам за «поддержку и верное служение советам».
Почувствовав беззащитность казачьего населения, «советские» горцы стали проявлять «инициативу» – казаки вырезались семьями, оставшиеся в живых выбрасывались из домов. Уничтожались православные храмы и кладбища. Все это находило горячую поддержку у инициатора расказачивания на Северном Кавказе – чрезвычайного комиссара Юга России Г.К. Орджоникидзе.
Таким образом, до прихода в Терскую область Добровольческой армии А.И. Деникина успели выселить 3 станицы. Результатом такой «аграрной политики» большевиков в Терском Совнаркоме стало вооруженное сопротивление со стороны казаков и, как следствие этого, падение Советской власти в области.

Использованные источники и литература:

1. Агафонов О.В. Казачьи войска России во втором тысячелетии. – М., 2002.
2. Борьба за Советскую власть в Северной Осетии (1917-1920 гг.). Сборник документов и материалов. – Орджоникидзе, 1957.
3. Борьба за Советскую власть в Северной Осетии. Сборник документов и материалов. – Орджоникидзе, 1977.
4. Бурда Э. В. Терское казачество и Российское государство XVI-XXI вв. История взаимоотношений. – М., 2015.
5. Бурда Э. В. Терского казачье восстание. 1918 год. – Нальчик: Издательство М. и В. Котляровых, 2016.
6. Войсковой круг Терского казачьего войска VII созыва. – Владикавказ, 1918, с. 3-7. Типографский оттиск.
7. Газ. «Горская жизнь». № 19, 25 января 1918 г.
8. Газ. «Горская жизнь». № 25, 1 февраля 1918 г.
9. Газ. «Известия» Пятигорского Совета № 18, 11 мая 1918 года.
10. Газ. «Народная власть». № 11, 13 апреля 1918 г.
11. Газ. «Народная власть». № 128, 8 октября 1918 г.
12. ГАРФ, ф. Р-446, оп. 2, д. 30.
13. ГАРФ, ф. 5881, оп. 2, д. 569.
14. Гугов Р. Х., Улигов У. А. Очерки революционного движения в Кабардино-Балкарии. – Нальчик, 1967.
15. Демушкин Д. И. «Кавказский пленник». О судьбе Терского войскового атамана Л. Е. Медяника. //Родной Терек. Правление Союза терских казаков. № 11. – Монтерей США, штат Калифорния, 1982.
16. Денисов С. В. Белая Россия. Альбом № 1. – Нью-Йорк, 1937.
17. Жупикова Е.Ф. Повстанческое движение на Северном Кавказе в 1920-1925 годах. / Академия исторических наук. Сборник трудов. Том 1. – М., 2007.
18. За власть Советов! Документы и материалы из истории гражданской войны в Чечено-Ингушетии. – Грозный, 1967.
19. Институт Гуманитарных Исследований при правительстве Кабардино-Балкарской Республики и отделении Российской академии наук Кабардино-Балкарской Республики. Ф. 2, оп. 2, д. 19.
20. История Кабардино-Балкарской АССР в 2-х томах. – М., 1967. Т. 2.
21. Коковцев В.Н. Из моего прошлого. Воспоминания 1911-1919. – М., 1991.
22. Коренев Д. З. Революция на Тереке. – Орджоникидзе, 1967.
23. Кучиев В. Д. История Осетии. XX век. – Владикавказ, 2011.
24. Лобанов В. Б. История антибольшевистского движения на Северном Кавказе 1917-1920 гг.: на материалах Терека и Дагестана. – СПб., 2013.
25. Малиев Н. Д. Историография Великой Октябрьской Социалистической революции и гражданской войны на Тереке. – Орджоникидзе, 1977.
26. Незабываемые годы. Воспоминания участников революционных событий и Гражданской войны на Ставрополье. – Ставрополь, 1960.
27. Немцов И. Моздокское восстание (воспоминание участника). //Памяти годовщины восстания Терского казачества 23 июня 1918 г. – 23 июня 1919 г. – Пятигорск, 1919.
28. Никитин И. К. Страницы истории. Борьба за власть Советов в Пятигорском округе (1917-1920 гг.). – Ставрополь, 1957.
29. Отчет заседаний войскового круга Терского казачьего войска VI созыва. – Владикавказ, 1918.
30. Стенографический отчет I съезда представителей трудового народа Нальчикского округа 18-21 марта 1918 г. – Нальчик, 1918.
31. Сухоруков В. Т. XI армия в боях на Северном Кавказе и Нижней Волге (1918-1920 гг.). – М., 1961.
32. Тахо-Годи А. Революция и контрреволюция в Дагестане. – Махачкала, 1927.
33. ЦГА КБР, ф. 198, оп. 1, д. 3.
34. Шамбаров В. Е. Белогвардейщина. – М., 2007.
35. Щербаков М. Ф. Большевики и борьба с ними Терского казачества. //Памяти годовщины восстания Терского казачества 23 июня 1918 г. – 23 июня 1919 г. – Пятигорск, 1919.
36. Этенко Н. Д. Большевистские организации Дона и Северного Кавказа в борьбе за власть Советов. – Ростов-на-Дону, 1972.
37. Янчевский Н. Л. Гражданская борьба на Северном Кавказе. Т. 2. – Ростов-на-Дону, 1927.

Кандидат исторических наук Эдуард Бурда
Категория: Мои статьи | Добавил: burdaeduard (22.11.2017)
Просмотров: 3062 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar