Категории раздела
Помочь сайту
Поиск
Поделиться
Друзья сайта
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Терские казачьи части в составе Вооруженных сил Юга России в марте – ноябре 1919 года Часть 4.
Терские казачьи части в составе Вооруженных сил Юга России
в марте – ноябре 1919 года

К 100-летию начала Братоубийственной войны

Часть 4.

В ходе рейда войска генерала Мамонтова уничтожали гарнизоны и части противника, разрушали связь. Во время рейда генерал Мамонтов взял города Тамбов, Козлов, Лебедянь, Елец и Воронеж, станции Касторная и Грязи. Из пленных красноармейцев и добровольцев из местных крестьян была создана Тульская пехотная дивизия под командованием полковника Ф. В. Дьяконова.
Действия кавалерии Мамонтова существенно затруднили подготовку и проведение контрнаступления Красной армии, войскам которой пришлось отвлекать значительные силы на борьбу с прорывом. Командованием Южного фронта был создан Внутренний фронт из числа ударных частей общей численностью в 23 тысяч штыков и шашек, помощь которому оказывала авиация и бронепоезда. Корпус Мамонтова был возвращен по настоятельному требованию Главнокомандующего ВСЮР генерала Деникина. Возвращение корпуса было затруднено большим скоплением войск противника на фронте и огромным обозом трофеев взятых казаками во время рейда. Несмотря на негативную оценку некоторых руководителей Белого движения рейд генерала Мамонтова достиг значительных успехов, разрушил и дезорганизовал тылы Красной армии, серьезно подорвав боеспособность наступавших частей.
Сорвали успех контрнаступления Красной армии и действия 1-го армейского корпуса генерала А. П. Кутепова 12 августа ударившего по флангу XIII-й армии и, наступая на Курском и Рыльском направлениях, нарушившего связь между XIII-й и XIV-й Красными армиями.
В Добровольческой армии генерала В. З. Май-Маевского 1-я Терская казачья дивизия, входившая в корпус генерал-лейтенанта А. Г. Шкуро, после взятия города Полтавы находилась на отдыхе. Но уже к концу августа она вновь ведет наступательные бои.
Так, 28 августа 1919 года корпус Шкуро у города Короча разбил 3-ю и 42-ю советские дивизии, а между 28 августом и 2 сентябрем у Волчанска разбил крупные силы, угрожавшие Харькову. Так же, по сообщениям прессы группой войск генерала Шкуро взяты были Валуйки. Тем самым были отрезаны красные, оперирующие в районе Крупянска. При этом Терские казачьи части понесли весьма большие потери, как в командном составе, так и в рядовых бойцах. Только 28 августа был убит командир 1-го Горско-Моздокского полка Генерального Штаба полковник Г. Г. Колесников, тяжело ранен начальник штаба дивизии полковник Н. И. Химич, контужен начальник дивизии генерал В. К. Агоев.
1-я Терская дивизия, непрерывно действуя между городами Короча и Нижним Осколом, все время теснила 3-ю и 42-ю стрелковые дивизии Красной армии. 30 августа терцы ворвались в Нижний Оскол, перерезав, таким образом, железную дорогу Вайлуки – Нижний Оскол – Старый Оскол – Касторная.
В сентябре 1919 года 1-я Терская дивизия ударила главными силами на юго-восток, в направлении Александрово-Грушевки, действуя во фланг и тыл группе советских дивизий, упорно дравшихся против наступающей на восток 1-й Кавказской дивизии.
Как говорилось в официальном сообщении штаба Главнокомандующего ВСЮР генерала Деникина за 20 августа: «…доблестными частями генерала Шкуро – Терской дивизией – к югу от Нижнего Оскола разбита бригада противника, захвачено 1600 пленных, 28 пулеметов».
2 сентября терцы действовали на направлении Сумы-Ворожба. 3 сентября 1-я Терская дивизия разбила 12-ю советскую дивизию южнее Нового Оскола и у Александрово-Грушевки, и двинулась далее в направлении на Бирюч, «гоня потрепанные дивизии».
6 сентября генерал Шкуро отдал приказ по корпусу, по которому стрелковому полку 1-й Терской дивизии наряду с другими частями следовало выступить из района Грушевки и следовать на переправу у Нижней Ивановки в район Коровино - станция Ивановка, где и расположиться, войдя в связь с начальником штаба 1-й Терской дивизии. А всем остальным подразделениям дивизии следовало, «удерживая свое расположение», вести энергичную разведку на фронте реки Оскол – Покровский до Лутовиновки включительно.
На 7 сентября, овладев Осколом, конница ген. Шкуро преградила пути отступления ударной группе красных, имевшей задачу овладеть Харьковом и Донецким Бассейном и, после поражения у Короча и Волчанска отходящей на северо-восток. Газеты красочно описывают поражение красных. Атаки кубанцев и терцев «терроризируют красных». «В обозах их паника, штыки втыкаются в землю. Красные тысячами идут в плен».
В середине сентября части генерала Шкуро перебросили на белгородское направление, где они, вместе с 31-й и Корниловской дивизиями должны были противостоять против наступающей группы красного военспеца генерал-лейтенанта В. И. Селивачева.
21 сентября на Оскольском направлении части генерала Шкуро, сбив красных, у деревни Болотово, сосредоточились в районе селений Становое, Болотовский, Грозный Лог, Петровский.
24 сентября 1919 года 1-я Терская дивизия атаковала с юга город Нижне-Девинск. В результате этого боя была почти целиком разбита VIII-я Красная армия, состоявшая из 13-й, 14-й, 51-й, 54-й и 60-й пехотных дивизий. Белые взяли свыше 7.000 пленных, 20 орудий, «много пулеметов и другой добычи». «Затем, - вспоминал впоследствии генерал А. Г. Шкуро, - чтобы ввести красное командование в заблуждение, я повернул на север и пошел на Землянск, который взял с малой кровью, но и с малыми потерями. Разбитые там красные части бросились бежать к Воронежу».
Далее генерал Шкуро, нарушив связь VIII-й армии с главными силами красных Южного фронта, 30 сентября решился предпринять общий штурм Воронежа. После небольшой артиллерийской подготовки Волчий дивизион и Горско-Моздокский полк помчались в конную атаку. Не выдержав стремительного натиска, красная пехота бежала из окопов. Одновременно стрелковая бригада в ночь на 30 сентября навела мост через Дон и на рассвете вместе с приданным к ней Волгским полком 1-й Терской дивизии ворвалась в город. В течение суток город был полностью очищен от красноармейцев, железнодорожная линия Воронеж — Лиски также оказалась под контролем Добровольческой армии. В Воронеже было взято «13 тысяч пленных, 35 орудий, бесчисленные обозы и громадные склады», кроме того, «было взято 2 броневых автомобиля, 2 бронепоезда», 67 пулеметов «и масса других трофеев».
Во время боев в Малороссии терцы столкнулись с Революционно-повстанческой армией батьки Махно. В сентябре Махно поднял восстание в тылу Добровольческой армии и совершил рейд по ее тылам. На борьбу с анархистами стали спешно перебрасываться войска с других фронтов, в том числе и из-под Воронежа. 11 октября ставка потребовала «принять все меры к ускорению переброски» Терской дивизии (1800 шашек, по телеграмме А. Г. Шкуро) в район Волновахи.
Однако, вскоре поступило донесение о том, что в районе Усмань-Собакино терцы были внезапно атакованы Красноармейской конной частью. Это был полк красных Петроградских юнкеров-курсантов в составе около 1000 шашек. «Всадники сидели на отличных конях и были одеты в кожаные куртки, синие рейтузы с кантами и красные бескозырки с большевистской звездой». Их успех был недолговременным, ибо подошедшая Донская дивизия А. С. Секретева ударила курсантам прямо в тыл. Совместными усилиями донцов и терцев, «опрокинутых и прижатых к реке курсантов, несмотря на отчаянную оборону, изрубили поголовно». Сразу после этого боя Волгская бригада Терской дивизии была отправлена под Таганрог.
17 октября генерал А. Г. Шкуро получил новое распоряжение: «Минуя всяческие препятствия, завтра, 18 октября, двинуть Терскую дивизию на Юг…».
Столь настойчивые требования перебросить Терскую дивизию под Таганрог, где в то время располагалась ставка генерала В. И. Сидорина, были обусловлены небывалыми успехами Повстанческой армии Нестора Махно к 19 октябрю уже захватившему Бердянск и Мариуполь. В связи с этим генерал Ю. Н. Плющевский-Плющик телеграфировал о том, что Начштаба приказал немедленно установить связь со 2-й бригадой Терской дивизии и спешно направить ее по назначению. 20 октября командующий Добровольческой армией генерал В. З. Май-Маевский телеграфирует Шкуро: «Немедленно, минуя всякие препятствия, отправить Терскую дивизию в распоряжение генерала Ревишина». 21 октября генерал В. З. Май-Маевский телеграфирует вновь Шкуро, копия генералу В. И. Сидорину:
«Мариуполь занят махновцами, что создает уже угрозу ставке. Надеюсь, что ввиду такой обстановки, несмотря на известное мне трудное условие, в котором Вы находитесь до подхода частей Мамантова, все же, со свойственной Вам энергией, примете немедленно и решительно все меры к тому, чтобы Терская дивизия была переброшена к генералу Ревишину в наикратчайший срок».
На эти тревожные телеграммы со своей ставки, из Таганрога, генерал В. И. Сидорин ответил: «Приказал произвести посадку на Лихую из Кантемировки мой единственный резерв Тульскую пехотную бригаду. Вместе с тем докладываю, что 1-й эшелон Горско-Моздокской бригады отправлен на станцию Лиски сегодня в 17 часов 30 минут по назначению. Погрузка бригады закончится утром 7 (20) октября». Из мемуаров генерала Шкуро следует, что генерал Сидорин обещал не отправлять терскую дивизию до подхода войск Мамантова.
К описуемому времени напряженная обстановка сложилась и у генерала Шкуро удерживавшего Воронеж. 13 октября части конного корпуса С. М. Буденного вступили в бой с конным корпусом генерала К. К. Мамонтова в районе села Московское. До 19 октября происходили встречные бои, в ходе которых населенные пункты неоднократно переходили из рук в руки. Так, 18 октября чуть свет казаки второй бригады Терской дивизии корпуса генерала Шкуро в районе Усмань-Собакино атаковали на биваке один из полков Буденовской дивизии, порубили и разогнали всадников, забрав до 400 коней и пулеметы. «В это время появилось 2—3 конных полка, шедших на рысях к месту боя. Терцы полагали, что это донцы, но оказалось, что красные. Подойдя версты на полторы, они помчались в атаку. Опешившие терцы бросились наутек, не приняв удара. Кавказская дивизия, в свою очередь, ударила во фланг красных и спасла терцев от поражения, дав им оправиться».
К вечеру 18 октября вторая бригада Терской дивизии была выведена из боя и по железной дороге была отправлена под Таганрог, «унося с собой впечатление, что в лице кавалерии Буденного вошел в игру новый и серьезный противник».
После передачи одного из боеспособных своих соединений – 1-й Терской казачьей дивизии на подавление повстанческой армии Нестора Махно, генерал Шкуро уже не имел достаточно сил оборонять Воронеж против конного корпуса С. М. Буденного. Из терских частей у генерала осталась только конная четырехорудийная батарея под командованием есаула Соколова, а так же 1-я Терская пластунская бригада.
В самый разгар весенне-летних боев на основных фронтах Гражданской войны на Юге России терские казачьи части приняли участие и в наступлении на Астраханском направлении. Так, после взятия Кизляра части генерала Драценко стали наступать на север и захватили Черный Рынок и Лагань. 10 мая 2-й Сунженско-Владикавказский полк овладел базой красноармейцев Яшкулем. Были захвачены в плен комиссары и «громадная» военная добыча. Красные были частью уничтожены, частью ретировались в Астрахань. Сунженцы, с целью захвата базы, прошли около двухсот верст по степям, делая переходы 60-70 верст. Начальником Свято-Крестовского отряда генералом Килениным была послана телеграмма атаману Вдовенко, где описывались «блестящие действия» полка.
2 июня 1919 года генерал Деникин дал директиву генералу Эрдели захватить Астрахань. Главнокомандующий даже назначил Эрдели комендантом города Астрахани и начальником астраханского гарнизона или «главноначальствующим Терским и Астраханским краем».
Уже 6 июня на Каспийском побережье терские части разбили противника к западу от Серебряковой, овладели названным селением. Красные войска были частью изрублены, частью – бежали на о-в Верюзинский. А в Кумском районе терцы, продвинувшись на 50 верст к востоку от села Величавого, и очистили этот район от красноармейских частей. Так же добровольцы взяли станцию Джанкой в 125 верстах от Астрахани.
12 июня из города Святой Крест, под командованием генерала Драценко в составе большого отряда, включающего 3 конных Чеченских полка и бригаду Терских казаков с приданной артиллерией, «исключительных по доблести полков, сохранившихся почти полностью со времени Первой мировой войны» — Кизляро-Гребенского и Сунженско-Владикавказского. После 6-дневного утомительного похода по безводным степям и ряда небольших боев, опрокинув заслоны красных, отряд вышел к Каспийскому морю, разрезая Большой Астраханский тракт. Не доходя до деревни Михайловка, отряд встретил упорное сопротивление. Для усиления конницы на баржах по морю почти одновременно прибыли два батальона пластунов. Там в Михайловке 22 июня и произошел бой, победу которому принесла конная атака Кизляро-Гребенского полка по горящему мосту, впоследствии красочно описанный Дмитрием Де-Виттом:
«Храбрые пластуны неоднократно атаковали предмостное укрепление, но неся большие потери, отходили назад. Спешенные полки Чеченской дивизии постепенно вливались в стрелковую цепь, но перелома боя не наступало. Начальник отряда генерал Драценко вызвал командира Кизряро-Гребенцов и приказал ему спешить полк для усиления огня. Командир Терских казаков, приложив руку к папахе, сказал: «Ваше Превосходительство, какая же мы пехота, разрешите, я конной атакой выбью красных. Я своих казаков знаю».
Начальник отряда немного удивленно посмотрел на своего начальника штаба и тут же добавил: «Если вы, полковник, ручаетесь за успех, то валяйте».
Прошло всего лишь несколько минут, и четыре сотни Кизляро-Гребенцов в резервной колонне выстроились на широкой улице, скрываемые от взоров тенистыми садами и отдельными домами.
В это время поступило донесение, что красные начинают отводить свои части за мост и, очевидно, хотят его поджечь, обливая его какой-то жидкостью. Казаки с места срываются рысью. Маневрируя, они незаметно появляются на дороге против моста. Выхватив шашки, во взводной колонне бросаются на мост, уже охваченный пламенем. Красные развивают бешенный огонь, наши две конные батареи громят их окопы на противоположном берегу, но головная сотня врывается уже на мост в клубах дыма и пламени. Языки огня лижут бревна настила, несколько казаков борются с лошадьми, боящимися идти на горящие бревна, но их увлекают другие. Пластуны выскакивают и бросаются вперед с криками «ура». Проходит еще минута, и сотни Кизляро-Гребенцов, развернувшись в лаву, несутся в гору на окоп. Сквозь клубы дыма, при ярком палящем солнце, видны лишь блески казачьих шашек, слышны короткие команды и вопли о пощаде, но беспредельная доблесть казаков завершила победу».
К концу мая посланные генералом А. И. Деникиным войска были в 100-140 километрах от Астрахани.
6 июля отряды Эрдели заняли селение Яндыковское. Однако уже вскоре под этим селением красные, получив подкрепление, перешли в наступление против астраханского отряда, и, обойдя десантом, высаженным у Воскресенского, его фланги, принудили отойти к Оленичевке.
Однако, через месяц, после ожесточённых боев, Красная армия заставила войска Драценко отступить. К 11 июля красные заняли Басы, Михайловское, Промысловку, Оленичево, Лагань. К тому же красные партизаны в августе разгромили станицу Александрийскую, из-за чего казаки-уроженцы этой станицы бросили фронт и вернулись домой. Естественно, этот факт не способствовал повышению боеспособности войск генерала Драценко.
7 августа казачьи конные полки под общим начальством полковника Федюшина внезапным движением в тыл красных частей, занимавших позицию у деревни Терновской, опрокинули их и захватили пленных, обоз, походные кухни.
23 августа у села Басинское произошел бой, закончившийся победой сводного отряда генерала Д. П. Драценко. Красноармейские части отступили обратно в астраханскую степь. Генерал Драценко 24 августа выпустил по этому поводу красноречивый приказ, где говорилось, что ни «число врагов, ни сильнейший огонь пулеметов, ни естественные преграды» не остановили добровольцев. «И враг бежал. Враг, разоривший и обездоливший русский народ, враг, забывший о Боге, чести и совести, показал Вам тыл и искал спасения в быстроте своих ног» - образно и патетично восклицает Драценко. В приказе нашлись хвалебные отзывы пластунам (кубанцам и терцам), которые показали «разрушителям России, что хороший казак и штыком работает не хуже, чем шашкой». А вот артиллерии, несмотря на командирское «спасибо», было замечено, что несмотря на то, что «старанья и желания помочь общему делу было много», а вот «уменья и сноровки, должен сказать, было меньше». Ну а конница в этом бою, «разбив и рассеяв два красных эскадрона не нашла у себя порыва вперед и желания разбить бегущую и расстроенную пехоту, почему она и ушла и собирается теперь с новыми силами». Однако и тут генерал решил подсластить пилюлю: «Верю, что в предстоящих еще боях Гребенцы и Сунженцы докажут, что бессмертная слава их полков не померкла, что их победная слава будет так же нестись по трупам врагов как во времена былые».
Патетический приказ был отдан. И в тот же день Д. П. Драценко требовал, чтобы командир 2-го Горско-Моздокского полка немедленно донес причины, «почему первая сотня полка 23 августа не пошла преследовать отступающего противника … а осталась у брода на ерике (севернее селения), тогда как его младший офицер сотни хорунжий Папков с пятью казаками участвовал в преследовании».
30 августа у села Караванного был еще один крупный бой. Когда красные атаковали окопы белых, артиллеристы астраханского отряда заметили эту опасность. И сосредоточенным беглым огнем артиллеристы перекрыли красным дорогу и обратили их вспять.
С рассветом 10 сентября конный отряд 7-го Кубанского пластунского батальона, ввиду имевшихся сведений о подходе к красным подкрепления, начали усиленную разведку. Вскоре разведка развилась в решительный бой. Кубанцы атаковали большевиков с фронта, а с фланга и с тыла ударили терцы, в результате чего большевики начали отход. Умелым ударом Кизляро-Гребенской полк отрезал свежий, только что прибывший из Астрахани, батальон 302-го Стрелкового полка, изрубили часть противника и, как говорится в приказе по войскам астраханского отряда, «отбив у остальных охоту сражаться, вы взяли их в плен». При отступлении кубанские пластуны вышли во фланг и помогли коннице покончить с советской пехотой.
11 сентября после боя у села Караванного, красные, стремясь ударом во фланг заставить белых чистить позицию у деревни Михайловской, высадили десант в составе батальона в Оранжерейной и повели энергичное наступление на Михайловскую. Заслон белых, состоявший из казаков-астраханцев, быстро уступил свои позиции, тем самым открыв дорогу большевикам на Михайловскую. Положение белых стало неустойчивым. Для предотвращения красной угрозы со стороны Оранжерейной, был двинут 16-й Терский пластунский батальон, который, собравшись в несколько минут, быстрым маршем подошел к промыслу Бантир и совместно с сотней Кубанских пластунов решительно атаковал противника. Красноармейцы, не выдержав удара Терцев и Кубанцев, в панике бежали на Оранжерейную, бросаясь в плавь через ерик у Шамашинской переправы. Удар пластунов был столь стремителен, что одна рота красных прибыла на Оранжерейную без шапок.
На 21 сентября отряд продолжал оставаться в районе Михайловское.
На 8 октября на Черноярском направлении красные были разбиты у Соленого Займиша и отступили на деревню Грачевскую. Захвачено было 500 пленных и 1 орудие, а так же грузовики и даже баржи с военным имуществом.
В начале января 1920 года части астраханского отряда вновь отбили Черный Рынок. 18 января после боя у Тарумовки было захвачено 500 человек пленных, 1 орудие, 24 пулемета, 300 винтовок, много патронов.
Однако, уже 22 января красноармейские части овладели городом Черный Яр и начали преследование противника в общем направлении на Кизляр.
25 февраля Терские части под личным руководством Войскового Атамана Вдовенко перешли в наступление и, как сообщал собственный корреспондент газеты «Терский казак», «гонят красных к Святому Кресту».
3 марта на Святокрестовском направлении, после упорного боя, длившегося весь день, добровольческие части овладели селами Архангельским, Преображенским и поселком Петропавловским, и вновь отбросили красных к городу Святой Крест.

Использованные источники и литература:

1. Бандурка Ф. И. Записки казачьего врача. – Краснодар: Вишера, 2013.
2. Бикс П. И. Дневник военных действий в каменноугольном бассейне (с 24 марта (6 апреля) по 29 марта (11 апреля) 1919 г.). // Дроздовский и дроздовцы. /Под ред. В. Ж. Цветкова. – М.: Посев, 2006.
3. Буденный С. М. Пройденный путь. Кн. 1. – М.: Военное издательство министерства обороны СССР, 1958.
4. Варнек Т. А. Воспоминания сестры милосердия.//Доброволицы. Под ред. Т. В. Есина. – М.: Русский путь, 2014.
5. Власов А. А. О бронепоездах Добровольческой армии. //Вооруженные силы на Юге России. – М.: ЗАО «Центрполиграф», 2003.
6. Врангель П. Н. Воспоминания. – М.: «Вече», 2012.
7. Газ. «Доброволец». № 25. 29 марта 1919 г.
8. Газ. «Доброволец». № 59. 13 мая 1919 г.
9. Газ. «Доброволец». № 138. 20 августа 1919 г.
10. Газ. «Доброволец». № 143. 25 августа 1919 г.
11. Газ. «Кавказская газета». № 7. 25 сентября 1919 г.
12. Газ. «Кавказская газета». № 11 (91). 15 января 1920 г.
13. Газ. «Неделимая Россия». № 5. 25 июня 1919 г.
14. Газ. «Терский казак». № 31 (295). 13 февраля 1920 г.
15. Газ. «Терский казак». № 38 (297). 18 февраля 1920 г.
16. Газ. «Терско-Дагестанский вестник». № 41. 18 мая 1919 г.
17. Газ. «Терско-Дагестанский вестник». № 53, 2 июня 1919 г.
18. Газ. «Терско-Дагестанский вестник». № 133. 8 сентября 1919.
19. Газ. «Терско-Дагестанский вестник». № 146. 25 сентября 1919 г.
20. Газ. «Терско-Дагестанский вестник». № 149. 28 сентября 1919 г.
21. Газ. «Терское эхо». № 74. 30 апреля (13 мая) 1919 г.
22. Газ. «Терское эхо». № 93. 24 мая (6 июня) 1919 г.
23. ГАРФ, ф. Р-440, оп. 1, д. 10.
24. ГАРФ, ф. Р-446, оп. 2, д. 32.
25. ГАРФ, ф. Р-5351, оп. 1, д. 2.
26. ГАРФ, ф. Р-5351, оп. 1, д. 3.
27. Гражданская война. 1918-1921. В 3т. Т. III. Оперативно-стратегический очерк боевых действий Красной армии. – М.; Л.: Отдел военной литературы, 1930.
28. Гражданская война в СССР: в 2-х т. /Под ред. Н. Н. Азовцева. Т. 2. – М.: «Воениздат», 1980-1986.
29. Де-Витт Д. Терские казаки. //Военная быль. № 47, март 1961.
30. Деникин А. И. Поход на Москву. – Киев: «Военное издательство», 1990.
31. Деникин А. И. Очерки русской смуты. Кн. 3. ТТ. 4, 5. Вооруженные силы Юга России. – М.: Айрис-Пресс, 2006.
32. Джамбулатов Р. Т. Революция и Гражданская война на Тереке. (Хасав-Юртовский округ и Кизлярский отдел). – Махачкала, 2012.
33. Егоров А. И. Разгром Деникина. – М.: Вече, 2012.
34. Елисеев Ф. И. С хоперцами. //Дневники казачьих офицеров. /Под ред. П. Н. Стрелянова-Калабухова. – М.: ЗАО «Центрполиграф», 2004.
35. История Гражданской войны в СССР. В 5 тт. Т. 4. – М.: Государственное издательство политической литературы, 1959.
36. Какурин Н. Е. Как сражалась революция. Т. 2. 2-е изд., уточн. – М.: Политиздат, 1990.
37. Кравченко В. М. Дроздовцы в боях зимой и весной 1919 года. //Вооруженные силы на Юге России. – М.: ЗАО «Центрполиграф», 2003.
38. Краткий военно-исторический обзор боевых дел Кавказской армии 1-го конного корпуса и 1-й дивизии под командой Генерала Врангеля за период с августа 1918 г. по август 1919 г. Воспоминания участников славных боевых дней армии. – Царицын, 1919.
39. Кравченко В. М. Дроздовцы в боях зимой и весной 1919 года. //Вооруженные силы на Юге России. – М.: ЗАО «Центрполиграф», 2003.
40. Леонтьев А. М. Марковцы-артиллеристы на Донбассе. //Вооруженные силы на Юге России. – М.: ЗАО «Центрполиграф», 2003.
41. Летопись революции. Журнал Истпарта ЦККП(б) Украины. – Харьков: Государственное издательство Украины, 1931. № 4.
42. Мушкатеров Н. В., Сысоев П. С. Оборона Астрахани в 1918-1919 гг. – Астрахань: Издательство газеты «Волга», 1957.
43. Оприц И. Н. Лейб-Гвардии Казачий Ея Величества полк в годы революции и Гражданской войны 1917-1920 гг. //Лейб-казаки. – М.: Вече, 2008.
44. Пронин Д. Ф. Записки дроздовца-артиллериста. //Вооруженные силы на Юге России. – М: ЗАО «Центрполиграф», 2003.
45. Пыльцын Ю. С. 1-я Терская казачья дивизия в Донецком бассейне (1919 г.). //Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2018. Вып. 80.
46. Пыльцын Ю. С. Терские казачьи части в составе Вооруженных сил Юга России и Русской армии П. Н. Врангеля (1919-1920 гг.). Диссертация магистра истории. Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцына. – Екатеринбург, 2015.
47. РГВА, ф. 40167, оп. 1, д. 5.
48. РГВА, ф. 40201, оп. 1, д. 5.
49. РГВА, ф. 40201, оп. 1, д. 8.
50. РГВА, ф. 40201, оп. 1, д. 11.
51. РГВА, ф. 40201, оп. 1, д. 17.
52. РГВА, ф. 40201, оп. 1, д. 21.
53. РГВА, ф. 40201, оп. 1, д. 23.
54. РГВА, ф. 40201, оп. 1, д. 27.
55. Трагедия казачества. Очерк на тему: казачество и Россия. //Коллективное авторство. В 4-х частях. Ч. 2. Прага, 1934.
56. Уильямсон Хадлстон Ноэль Хедворт. Прощание с Доном. Гражданская война в дневниках британского офицера. 1919-1920. – М.: Центрполиграф, 2007.
57. Фостиков М. А. Дневник. // Дневники казачьих офицеров. /Под ред. П. Н. Стрелянова-Калабухова. – М.: ЗАО «Центрполиграф», 2004.
58. Шкуро А. Г. Записки белого партизана. /Трагедия казачества. – М., 1994.

Кандидат исторических наук Э. В. Бурда

Иллюстрации:
1. Командующий Добровольческой армией генерал-лейтенант В. З. Май-Маевский принимает парад Корниловского полка
2. Группа бойцов ударного Корниловского полка
Категория: Мои статьи | Добавил: burdaeduard (13.04.2018)
Просмотров: 2600 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar