Категории раздела
Помочь сайту
Поиск
Поделиться
Друзья сайта
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Терское казачье войско в первой половине 1919 года Деятельность Войскового круга и Войскового правительства. Часть 2
Терское казачье войско в первой половине 1919 года
Деятельность Войскового круга и Войскового правительства

К 100-летию начала Братоубийственной войны
Часть 2
Так как Круг считал неотложнейшим делом выборы Войскового Атамана, то решено было произвести их 14 марта. В результате предварительных переговоров на отдельских совещаниях депутатов Круга были выдвинуты две кандидатуры: генерал-майора Г. А. Вдовенко, казака станицы Государственной и полковника А. Г. Блазнова, казака станицы Ермоловской. «Однако, на заседании Войскового Круга 14 марта полковник А. Г. Блазнов решительно отказался от баллотировки, почему на голосование была поставлена единственная кандидатура генерал-майора Г. А. Вдовенко». Баллотировка шарами дала такой результат: за Вдовенко подано 192 избирательных и 22 неизбирательных, при участии в голосовании 214 депутатов. Результат, голосования показал, что подавляющее большинство депутатов Круга высказалось за избрание Войсковым Атаманом генерал-майора Г. А. Вдовенко.
«Сам же Г. А. Вдовенко на этом заседании не присутствовал, почему Круг командировал к нему особую делегацию для извещения о состоявшемся избрании. Одновременно Войсковой Круг поручил старейшему депутату Томазову приветствовать нового Атамана по прибытии его на Круг. Вскоре в зал заседания прибыл Атаман, встреченный дружными приветствиями. Избранник Войска поднялся на трибуну, где заслушал приветственное слово депутата Томазова, в котором выражались горячие пожелания успеха и удачи в предстоящей трудной работе на Атаманском посту. После этого Войсковой Атаман обратился к Кругу с речью, в которой заверил, что отдаст все свои силы на служение родному Войску. Затем, по предложению депутата П. А. Орлушина Войсковой Круг единогласно постановил произвести своего Атамана в генерал-лейтенанты».
16 марта состоялось торжественное шествие депутатов Круга во главе с Войсковым Атаманом в Пятигорский собор, где отслужен был благодарственный молебен. После принятия присяги атаманом и парада, Войсковой Круг вручает избраннику грамоту о производстве в генералы. Атаман вступает в должность и формирует войсковое правительство.
Одновременно с избранием атамана Войсковой Круг по фракциям шло избрание членов Малого круга.
16 марта на вечернем заседании в Малый Круг были избраны от Пятигорской фракции: полковники: С. А. Соколов В. А. Звягин и Ф. Л. Меняков, есаул Д. С. Писаренко, подъесаул И. С. Базалий, сотник И. И. Позигун, урядник М. И. Гужев, депутат Матюшенко. Кандидатами в члены Малого Круга избраны: Н. В. Лисичкин, С. А. Черкасов, И. Ф. Чеботарев, Г. И. Башта, Труфанов.
От Моздокской фракции в состав Малого Круга вошли: агроном Д. И. Еланский, инженер А. Н. Привалов, землемер Собеев, инженер Раздорский, депутат И. Ф. Бычков, полковники: С. Я. Скобельцын, С. И. Портянко, Цимлянский.
От Сунженской фракции в состав Малого Круга вошли: полковник В. Ф. Белогорцев, подъесаул А. С. Похмельный, депутаты: Емельницкий, М. В. Кнюхач, П. С. Куликов, Р. И. Бездетко, Кайдаш, Болотов. Кандидатами в члены от фракции избраны: полковник Д. Н. Томашевский и Петров.
От Кизлярской фракции в Малый Круг вошли: Г. Ф. Фальчиков, инженер П. А. Орлушин, Г. А. Ткачев, Л. И. Баскаков, Е. И. Суханкин, А. В. Отченашенко, С. Томазов и Солнышкин. Кандидатами в члены: депутаты В. И. Старицкий, И. Н. Зозуля, Д. Томазов, А. Н. Карепин, П. С. Гришин, А. Л. Чернобаев, Шаповалов, Осташкин.
Тут же был поднят вопрос об участии президиума Большого Круга в работах Малого Круга. После непродолжительных обсуждений депутаты Войскового круга единогласно приняли решение выделить из состава президиума Большого Круга для руководства работами Малого Круга председателя П. Д. Губарева, а также товарищей председателя и секретарей.
Первым шагом вновь избранного Войскового атамана Г. А. Вдовенко стало формирование Войскового правительства. «Для обсуждения кандидатур атаман собрал старост отдельских фракций и президиум Круга и с ними наметил список кандидатов в члены правительства. В председатели было намечено два отсутствовавших лица: В. И. Абрамов, бывший член карауловского правительства и долголетний директор учительской семинарии войска, и Ф. Т. Синюхаев – директор войсковой гимназии в Слепцовской. Запрошенные о согласии телеграммой, они упорно отказывались занять предложенный пост, но в конце концов Абрамов согласился и приехал в Пятигорск».
На вечернем заседании Войскового Круга 16 марта генерал Г. А. Вдовенко огласил список членов Войскового правительства. В сформированное правительство Терского казачьего войска вошли следующие лица:
по отделу внутренних дел полковник А. Г. Блазнов;
по отделу военному и начальник Войскового штаба Генерального штаба полковник Г. С. Хутиев;
по отделу сельского хозяйства, агрономии, земледелия и землеустройства и ветеринарии агроном В. А. Вертепов;
по отделу строительно-гидротехническому инженер гидротехник А. И. Говеет;
по отделу горных богатств и нефтеразработок горный инженер Ф. Е. Гаврилов;
по отделу торговли и промышленности инженер П. А. Орлушин;
по отделу финансов и хозяйства есаул Д. С. Писаренко;
по отделу просвещения учитель Д. С. Ткачев;
по отделу медико-санитарии врач доктор Г. И. Гладилин.
Председателем правительства стал В. И. Абрамов, секретарем С. Л. Давыдов. В качестве юрисконсульта Войскового правительства был приглашен адвокат Андриевский.
Войсковой Круг постановил «считать временной резиденцией атамана и правительства город Пятигорск», в котором к этому времени уже располагались государственные учреждения и штаб главноначальствующего и главнокомандующего войсками Терско-Дагестанского края.
По завершению формирования правительства Войсковой атаман назначил атаманов отделов: полковника Ф. Л. Менякова - Пятигорского, полковника С. И. Портянко - Моздокского, полковника Д. А. Мигузова – Кизлярского и полковника Н. Ф. Рощупкина - Сунженского, которые немедленно и приступили к организации управлений отделов.
Положение в Терском казачьем войске на момент проведения Войскового круга было катастрофическим. Два года революционных экспериментов, год господства чуждой казачеству идеологии и братоубийственной войны не прошли даром. Экономика войска была практически уничтожена, часть территории потеряна. О том, что предстояло сделать Войсковому атаману и правительству, и в каком состоянии находилось в целом Войско, рассказал в своих воспоминаниях Д. С. Писаренко: «Территория войска, сохранявшаяся в неприкосновенности веками, частью захвачена ингушами и разными революционными выселенцами, частью изуродована выкройкой градоначальств и губернаторства; выхвачены города, и войско, и прежде страдавшее от чересполосицы, приведено еще в большую географическую лоскутность. Перепутаны сферы и границы властей, напластавшихся друг на друга без нужды и всякого смысла. Образовалась сложная сеть национальных, групповых и административно-политических границ. Неразбериха полицейско-административных отношений и спор из-за подведомственности. Разрушенные железнодорожная, телеграфная и телефонная связи разрезаны национальными и другими образованиями, оказавшимися бессильными восстановить и оберегать их. Школы пустуют, учителя разбрелись, управление сетью ведомства просвещения не существует. Медико-лечебная сеть без общего руководства распалась на составные части, лишенные снабжения и персонала, а тифы всех сортов косят нещадно на все стороны. Только зачавшаяся в крае промышленность разрушена и заброшена — фабрики, заводы и мастерские стоят, всякие разработки прекращены, инвентарь и даже оборудование расхищены. Торговля и финансовая организация, как равно учреждения, заведения, банки, базары расстроены и материально расхищены. Ряд станиц выселен ингушами, и жители разбрелись по другим станицам и городам. Многие станицы сожжены ингушами и большевиками, многие поголовно ограблены, поля опустошены, инвентарь, лошади и скот расхищены, и хаотическое истощение народного хозяйства продолжалось под нескончаемыми реквизициями, обращениями в военную добычу, самочинными поборами бесчисленных партий. Продовольственные запасы истощены, часть населения без крова и пристанища. Всюду слезы, беда и крайняя нужда в экстренной помощи. Везде беспомощные сироты, вдовы, инвалиды; по всем станицам бессилие за свой счет снарядить казаков в бесконечные пополнения действующих частей и нужда в помощи по содержанию самооборонческих организаций против ожидавшегося с часу на час нападения со стороны гор, где группировались силы враждебных горцев и укрывшихся среди них красноармейцев. Нужда везде, куда ни глянь, вопиющая, и нужна экстренная помощь, а средств у войска никаких не осталось. Войсковой капитал, переведенный карауловским правительством в процентные бумаги, еще не имевшие установленной ценности и находившиеся в неизвестности, пока не мог дать ничего в пустую казну войска, вынужденного занять 100 тысяч рублей на расходы по созыву Круга и по его содержанию у главноначальствующего, а войсковое хозяйство и в частности главный источник войсковых доходов нефтеносные богатства не разрабатывались из-за разрушений, расстройства и расхищения инвентаря, земли не эксплуатировались, войсковые леса и прочие угодья нуждались в денежной затрате раньше, чем начать приносить какой-либо доход, и так далее».
Через пару дней Войсковому атаману на утверждение были представлены штаты для всех ведомств и войсковых учреждений. Таким образом, закончилась организация войскового управления, и началось восстановление хозяйственно-экономической, социальной и военной составляющей жизни и деятельности Терского казачьего войска.
Одновременно с выборами Войскового атамана, Правительства и Малого Круга Войсковой Круг принял ряд постановлений, касавшихся наиболее важных вопросов для нормального функционирования Терского казачьего войска.
Так, по докладу депутата П. А. Орлушина о приобретении толуолового и тротилового заводов принимается резолюция, в которой предлагается: «Войсковому Правительству Терского войска назначить на заводы свою администрацию, принять имеющийся остаток строительного и сырьевого материала, поддерживать производство продуктов в пределах потребности рынка и отпуск продуктов производить с ведомства правительства».
Так же была принята резолюция по вопросу о политехникуме, техническом училище и учительской семинарии в городе Владикавказе. В этой резолюции в частности было сказано: «1. Ввиду недостатка в крае специальных учебных заведений Войсковой Круг находит необходимым существование политехникумов во Владикавказе и поручает правительству оказать возможное содействие этому учебному заведению. 2. Занятий в учительской семинарии в настоящих условиях не начитать, поручить правительству принять все меры к тому, чтобы с сентября месяца возможно было начать занятия».
После выступления депутата Е. И. Суханкина по вопросу об укреплении берегов Терека принимается следующая резолюция: «Поручить правительству принять меры к тому, чтобы при наступлении весенних полевых работ были приняты срочные меры по обводнению низовых притеречных станиц, так как без искусственного орошения невозможно ведение сельского хозяйства».
На заседании 14 марта ставится вопрос о «Восстановлении разоренных станиц и возмещении убытков этим станицам». Председатель Круга расчленяет вопрос о восстановлении разрушенных станиц на 3 части: 1. восстановление станиц Сунженской линии; 2. восстановление станицы Грозненской за счет города Грозного; 3. об оказании помощи разоренным станицам, освобождении от мобилизации казаков из наиболее разоренных станиц.
По первой части данного вопроса большинством голосов принимается резолюция полковника Н. Ф. Росщупкина следующего содержания: «Считая вопрос о восстановлении станиц Сунженской, Воронцово-Дашковской, Фельдмаршальской, Тарской и Тарских хуторов – жизненно необходимым как в интересах пострадавших станиц, так и в интересах войска. Войсковой Круг постановил: предложить теперь же принять меры к восстановлению этих станиц в пределах своих юртовских наделов».
Также Круг поручает Войсковому правительству образовать комиссию по определению убытков разоренных ингушами станиц.
Вносится предложение «поручить Войсковому правительству принять в срочном порядке меры к вознаграждению станиц, пострадавших от нашествия большевиков и принять меры к привлечению города Грозного, как виновной стороны, к участию в возмещении убытков станицы Грозненской и ее восстановлению».
На очереди вопрос об оказании помощи населению разоренных станиц. Депутат Г. Ф. Фальчиков выносит резолюцию: «Считаю, что наступающие весенние работы и состояние края требуют срочных работ. Войсковой Круг поручает правительству срочно принять в этом отношении меры как по снабжению населения семенами, купоросом, серой и сельхоз орудиями, так и по организации запашек для Войска и разоренным станицам».
В ходе заслушанных докладов и прений Войсковой Круг принимает постановление дать поручение атаману и правительству вселить станицы Сунженскую, Аки-Юртовскую, Фельдмаршальскую, Тарскую, Кахановскую и Ильинскую, изгнанные ингушами, а до того наделить их землей из наделов тех станиц, где они временно нашли приют. Изыскать средства для помощи по восстановлению этих станиц.
Принимается резолюция полковника В. Ф. Белогорцева: «Ввиду необходимости дать возможность казакам-беженцам станиц Сунженской, Аки-Юртовской, Тарской и Тарского хутора и станиц Фельдмаршальской, Кахановской и Ильинской немедленно приступить к обработке полей в настоящее весеннее время, чтобы избежать предстоящего для них голода и ввиду невозможности произвести в настоящее время, благодаря создавшейся политической обстановке, водворение казаков-беженцев в свои родные станицы. Войсковой Круг постановил:
1) Не трогать казаков-беженцев, которые уже устроились во Владикавказе и станицах и не хотели бы куда-либо переезжать.
2) Относительно прочих казаков-беженцев Войсковым правительством немедленно принять все меры к временному наделению их землею и расселению Сунженских станиц в станицах Архонской, Ардонской, Змейской, Николаевской, Александровской и в города Владикавказа, а Кахановскую и Ильинскую разместить в Кизлярском отделе».
Что же касается освобождения от мобилизации казаков-беженцев то по этому вопросу была принята следующая резолюция: «Казаков тех станиц, которые должны вселяться в свои прежние станицы на время переселения, если таковое состоится, уволить в краткосрочный отпуск; в случае же, если переселение не состоится, то казакам этих станиц дать льготы, одинаковые со всеми, то есть уволить по приговорам станиц только наиболее пострадавших. Войсковому атаману и атаманам отделов предложить провести эти меры в срочном порядке».
После окончания вечернего заседания 16 марта 1919 года Войсковой Круг прекратил свою работу, и депутаты разъехались по станицам. К работе приступило Войсковое правительство и Малый Круг.
Чтобы воплотить в жизнь решения Войскового Круга требовалось создание всевозможных комитетов, комиссий, канцелярий, отделов и отделений. Писание проектов и докладов привлекло к работе целую армию чиновников, писарей и машинисток, что в свою очередь привело к росту канцелярий с департаментами, отделами, отделениями, столами, секретарями, юрисконсультами и тому подобными заведениями. Терское Войсковое правительство взвалившее на себя более широкий круг дел все больше и больше стало скатываться к бюрократизму и погружаться в пучину бумажной волокиты. «И в правительство неотвратимым потоком потекли проекты, планы, сметы и доклады, рассмотрение которых заставило проводить дни и ночи на непрерывных заседаниях, отрываясь от которых оно спешило на заседания бесчисленных конференций и съездов и на каждодневные заседания Малого круга». Всякий более или менее значимый вопрос, независимо от срочности должен был пройти длинный путь бумажного воплощения.
Однако бюрократическая раздутость штатов способствовала и воплощению более широкого спектра деятельности, по сравнению с тем, что планировалось изначально. И как вспоминал полковник Д. С. Писаренко: «Задачи смягчения нужд обернулись в планы реконструкции и расширения, появились вопросы продовольствия, торговли и промышленности, к которым ни областное правление, ни карауловское правительство никакого касательства в нашем крае не имели, да такие вопросы и не возникали; тучей выдвинулись проекты развития народного и войскового хозяйства, просвещения, медико-санитарной, ветеринарной и агрономической помощи; воскресли извечные вопросы укрепления берегов Терека, обводнения, пескоукрепления, облесения и разных мелиоративных сооружений; развитие и расширение горных разработок, нефтеносных земель, лесных и речных богатств, рыбных и соляных промыслов, землеустройства, кредита и местных финансов и так далее и тому подобное».
Деятельность Малого Круга вообще стала дестабилизирующей для управления Терским войском. Малый Круг, по сути, связал Войсковое правительство «по рукам и ногам необходимостью обращаться к нему за утверждением решений и тем превратился в кокой-то надправительственный орган власти».
Тормозило работу Войскового правительства и скудность войсковой казны. Чтобы в скором времени как-то пополнить казну, 20 марта 1919 года был издан приказ о воспрещении вывоза нефти и нефтепродуктов без разрешения Войскового правительства.
Для изыскания дополнительных средств Войсковой круг 16 марта разрешил Войсковому атаману и правительству занять на нужды Терского казачьего войска 20 миллионов рублей. Для испрошения денег на Дон и к командованию ВСЮР был делегирован член Войскового правительства Д. С. Писаренко. Главное командование в категорической форме отказало Войсковому правительству в помощи, при этом, намекнув, что «сперва надо прекратить споры и встать на путь безусловного подчинения органам власти Особого совещания, а затем уже просить помощи». Это было воспринято Войсковым правительствам, как своего рода шантаж и давление на войско с целью не допустить его сближение с Доном и Кубанью.
Помощь Терскому Войсковому правительству была оказана Всевеликим Войском Донским. Был заключен договор займа в 80 миллионов, в счет которого в течение марта месяца Терскому казачьему войску было отпущено 20 миллионов рублей. Остальные суммы поступали хоть и с задержками в течении года суммами по пять-десять миллионов.
Первая же сумма в пять миллионов рублей от командования Вооруженными силами Юга России была получена лишь в июне 1919 года. «Впоследствии, уже с осени, - писал Д. С. Писаренко, - денежная помощь наладилась и от донской экспедиции, и от главного командования, и у нас образовался даже некоторый резерв денежных сумм».
Отсутствие денежных средств было не единственной проблемой вновь образованного Терского Войскового правительства. С первых же дней своего существования стало понятно, что основные функции государственной власти на Тереке оказались в руках представителей командования Добровольческой армии и Особого совещания. Образование градоначальств и губернаторства на землях принадлежащих Терскому войску, нарушило войсковую автономию и сильно урезало полномочия, как Войскового атамана, так и правительства. Добиться упразднения этих органов власти стало главной задачей правительства. К тому же, как писал Д. С. Писаренко: «соприкоснувшись с вопросами финансовым, землепользования, народного просвещения, военных поставок, упорядочения торговли и особенно продовольствия, натолкнулись на невозможность проведения в жизнь даже самых скромных временных мероприятий, не вызвав протеста или противодействия со стороны представителей власти командования и Особого совещания».
Столкновение Войскового правительства с главноначальствующим Терско-Дагестанским краем генерал-лейтенантом В. П. Ляховым и споры из-за властвования побуждали представителей одной и другой стороны чуть ли не каждый день обращаться к главнокомандующему ВСЮР за разрешением их. Как запишет впоследствии генерал А. И. Деникин: «При таких условиях началось соправление двух властей – казачьей и Добровольческой, обосновавшихся в Пятигорске. Недоговоренность взаимоотношений, ряд спорных вопросов, восходивших еще к периоду дореволюционному, происки кубанских самостийников, чрезвычайно чуткое, прямо болезненное отношение новых терских властей к своему престижу, чтобы он не был ничем умален «против старших братьев – Дона и Кубани», - все это не могло не породить трений. К тому же генерал Ляхов был человек властный, крутой, с характерным тяжелым и обращением резким, обламывавший, а не сглаживавший острые углы взаимных отношений». Член Терского Войскового правительства свидетельствует в своих воспоминаниях: «генерал Ляхов и слышать не желал об урегулировании ненормальных отношений с Войсковым атаманом и правительством, бестактно отстраняя их предложения и грубо игнорируя права войска. Он усвоил взгляд на войско как на какую-то затею сегодняшнего дня людей, добивающихся изображать правителей. А к ним явно относился с пренебрежением и злобой, углубляя с каждым днем развернувшуюся пропасть между его властью и войсковой. Даже в таком вопросе, как учреждение при себе управления по гражданским делам края, он не посчитался с наличием в крае и Терского войска, интересы которого переплелись с интересами соседей, и не пригласил представителей его к сотрудничеству».
Как видно из приведенных отрывков, представитель командования Добровольческой армии на территории Терской области генерал-лейтенант В. П. Ляхов не желал сотрудничества с Терским Войсковым правительством игнорируя его как таковое и всецело старался сконцентрировать власть в своих руках. Прямое игнорирование интересов Войскового правительства главноначальствующим Терско-Дагестанским краем вынудило войсковую власть к сближению с Доном и Кубанью.
Следует при этом отметить, что Особое совещание, действовавшее на подконтрольной территории занятой Добровольческой армией, Донское, Кубанское и Терское казачьи войска считали себя государственными образованиями, независимыми друг от друга, и потому не признававшими над собой главенство кого-либо. Однако, на практике железные дороги, почта, телеграф и телефон, финансовые и кредитные учреждения и прочее находились в ведении одновременно и войсковых правительств и Особого совещания. Именно разграничение прав в этих областях и создавало постоянные трения между Главным командованием ВСЮР и в его лице Особым совещанием и казачьими автономиями. При этом все прекрасно понимали необходимость разграничения и выделения в особую группу общих форм государственного управления и создания единого правящего центра. В этих целях неоднократно собирались войсковые атаманы Дона, Кубани и Терека у главнокомандующего для переговоров, в результате которых была создана Южно-Русская конференция, которая также не смогла прийти к единству, и погрязла в бесконечных спорах и нескончаемом торге за привилегии.
В результате двухмесячного управления главноначальствующий Терско-Дагестанским краем генерал Ляхов в своем отчете от 13 апреля 1919 года за № 1276 свидетельствовал: «Приходится отметить постоянные неофициальные сношения (моего) управления с новой образовавшейся в крае властью в лице Войскового правительства Терского казачьего войска. Непрерывно возникающие трения на почве резких выступлений указанного правительства по предметам, явно не подлежащим его компетенции, как, например, распоряжения в пределах Минераловодского района, в области государственных финансов, передвижения грузов, закрытия границ Терской области, попытки захватить учреждения бывшего правительственного продовольственного аппарата, постоянно заставляют Управление относиться с особой бдительностью к распоряжениям Войскового правительства – причем до последнего времени удавалось полуофициальным путем и переговорами с Войсковым атаманом и его правительством улаживать все недоразумения. При этом Войсковым правительством отменены все изданные им распоряжения, несогласные с общей конституцией власти, установленной Добровольческой армией.
Управление, однако, отмечает, что трения увеличиваются и могут быть весьма серьезными, в особенности в области земельного вопроса, который, по-видимому, предполагается казачеством к разрешению в благоприятном только для казаков смысле».

Использованные источники и литература:
1. ГАРФ, ф. Р-115, оп. 1, д. 2.
2. ГАРФ, ф. 3696, оп. 1, д. 1.
3. ГАРФ, ф. Р-5351, оп. 1, д. 2.
4. ГАРФ, ф. Р-5351, оп. 1, д. 3.
5. ГАРФ, ф. Р-5351, оп. 1, д. 4.
6. ГАРФ, ф. Р-5351, оп. 1, д. 5.
7. ГАРФ, ф. Р-5351, оп. 1, д. 7.
8. ГАРФ, ф. Р-5351, оп. 1, д. 18.
9. ГАРФ, ф. Р-5351, оп. 1, д. 19.
10. ГАРФ, ф. Р-5881, оп. 2, д. 248.
11. Деникин А. И. Очерки русской смуты. Книга 3. ТТ. 4, 5.. Вооруженные силы юга России. – М.: Айрис-Пресс, 2006.
12. Кострюков А. А. Ставропольский Собор 1919 года и начало независимой церковной структуры на юге России. /Уральский исторический вестник. № 4 (21). – Екатеринбург, 2008.
13. Писаренко Д. С. Терское казачество: Три года революции и борьбы. 1917-1920. Материалы и воспоминания./вст. ст. и коммент. Ф. С. Киреев. – М.: Кучково поле; Военная книга, 2016.
14. Платонов О. И. Под властью зверя. – М., 2005.
15. Стрелянов (Калабухов) П. Н. Гвардейский Дивизион. //Галушкин Н. В., Стрелянов (Калабухов) П. Н. Собственный Е. И. В. Конвой. Гвардейский Дивизион. /Под ред. П. Н. Стрелянова (Калабухова). – М., 2008.
16. Терский казак. Ежемесячная информация Терской канцелярии. – Белград. № 35, февраль, 1939.

Кандидат исторических наук Эдуард Бурда

Портрет Атамана Терского казачьего войска Герасима Андреевича Вдовенко.
Художник Александр Мальников

ПРИ КОПИРОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ ССЫЛКА НА САЙТ СТРОГО ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Категория: Мои статьи | Добавил: burdaeduard (25.02.2018)
Просмотров: 3178 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar