Категории раздела
Помочь сайту
Поиск
Поделиться
Друзья сайта
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Терское казачье войско в первой половине 1919 года Деятельность Войскового круга и Войскового правительства Часть 3
Терское казачье войско в первой половине 1919 года
Деятельность Войскового круга и Войскового правительства

К 100-летию начала Братоубийственной войны
Часть 3


29 апреля генерал-лейтенант В. П. Ляхов был смещен со своего поста и на его место назначен генерал И. Г. Эрдели, но трения с Терским Войсковым правительством продолжались. Особенно они возросли, когда в мае Терское войско обрело экономическую независимость от Добровольческой армии, благодаря займу в 80 миллионов предоставленному войску Донским правительством.
При генерале Ляхове проекта управления Терско-Дагестанским краем не было и его основы еще только вырабатывались. В окончательном виде он был получен уже генералом И. Г. Эрдели.
На препровожденный в копии этот проект войсковое правительство ответило 13 (26) мая представлением при письме председателя правительства следующего своего постановления:
«Область Войска Терского должна быть исключена из состава Терско-Дагестанского края с непосредственным подчинением Войскового Атамана Терского войска главнокомандующему Вооруженными силами Юга России генералу Деникину на равных основаниях с атаманами Донским и Кубанским. Поэтому проект закона об управлении Терско-Дагестанским краем к управлению территории Терского войска не должен относиться. Это и должно лечь в основу переработки означенного закона во всей совокупности, о чем и представить главноначальствующему Терско-Дагестанского края».
Получив это постановление, генерал Эрдели попросил ознакомить его в частном порядке с пожеланиями войскового правительства в области главнейших изменений конституции края. На это войсковое правительство предложило ему следующую частную записку:
«1. Терское войско есть неотделимая часть единой, великой и свободной России, с широкой местной автономией на исконных казачьих началах. Форма государственного правления не предрешается.
Примечание 1-е: Территорией Войска Терского признаются отделы Пятигорский, Моздокский, Кизлярский и Сунженский в границах, существовавших до издания Положения об управлении войска, утвержденного Всеросийским Временным правительством 28 марта 1917 года, со всеми находящимися в их пределах землями и населенными пунктами, не исключая и городов.
Примечание 2-е: Судебная власть осуществляется независимыми судами, действующими на основаниях в законе определенных. Судебные решения и приговоры выносятся именем закона (протокол Круга 1919 года № 9).
2. Вопрос о Грозненском градоначальстве. Терское войско Грозненского градоначальства не желает и не видит в нем необходимости. Левой стороной по реке Сунже, городом Грозным, нефтяными промыслами, заводским районом и станицей Грозненской должен управлять атаман отдела. Грозненские нефтяные промыслы сохранились в период 1917–1918 годов и должны охраняться впредь самими казаками; никто лучше самих казаков за этим общеказачьим достоянием не присмотрит; в самое трудно время, в разгар анархии 1917 и 1918 годов их охранял и сохранил 2-й Кизляро-Гребенский полк, и пожар, уничтоживший Алдынские промыслы, не коснулся тогда промыслов старых. Факт налицо. То же самое и относительно Алдынских промыслов, их лучше всего могут охранить сами чеченцы. Учреждение Грозненского градоначальства, со включением туда нефтяных промыслов на казачьей земле, создает у казачьих масс впечатление, что казачье добро, промыслы, власть хочет оттянуть у войска. Грозненское градоначальство может быть учреждено на правой не казачьей стороне (по Сунже) города Грозного, если оно вообще нужно.
3. Минераловодская губерния. Такой губернии не должно быть на территории Терского войска. В отношении административном, полицейском необходимо весь Минераловодский район подчинить атаману отдела. Это важно особенно в настоящий тревожный политический момент потому, что с городом Пятигорском и другими крупными пунктами в этом районе политически связаны казачьи станицы, а население Пятигорска в известной его части не устоялось, находится в брожении, почему и требуется зоркая и твердая власть атамана отдела, опирающаяся на реальные силы. Все говорит за то, что в Минераловодском районе необходимо сохранить административное управление в руках атамана отдела для единства управления и вводить теперь в такой политический момент другое — не время.
4. Урегулирование нефтяного дела. Все горное дело и в частности нефтяное, развитое и могущее развиться на территории Терского войска, как со стороны горнотехнического надзора, так и с хозяйственной должно находиться исключительно в ведении горного отдела Терского войскового правительства. Войско признает, что удовлетворение нефтяными продуктами военных нужд должно производиться в первую очередь, но в распределении коммерческой нефти войско должно принимать первенствующее участие потому, что при товарообмене продуктами только в обмен на нефть и можно получить необходимые для жизни продукты.
5. Не претендуя на все государственные на войсковой территории доходы, войско полагает, однако, что необходимая на покрытие государственных расходов доля должна идти в войсковую казну потому, что по содержанию многих войсковых учреждений и заведений, а также гражданских и военных надобностей раньше несла расходы казна, а теперь все это несет войско.
6. Войсковой Атаман находится в непосредственном подчинении по делам общегосударственного характера общегосударственной власти на тех же основаниях, как равноправные с ним Атаманы войск Донского и Кубанского. В период военных операций в пределах Терской области распоряжения командующего войсками края касательно дел оперативных Войсковым Атаманом принимаются как приказания общегосударственной власти.
Во внутреннюю жизнь войска, регулируемую Войсковым кругом, Войсковым Атаманом и Войсковым правительством, ничьего вмешательства быть не должно впредь до нового Учредительного собрания. Войсковой Атаман является прямым начальником всех воинских частей Терского казачьего войска, вне зависимости от места их нахождения, и ему принадлежит право, как лично, так и через посредство командируемых им лиц, инспектировать эти части. Все назначения на командные должности в частях Терского войска делаются Войсковым Атаманом, и освободившиеся вакансии замещаются представленными им кандидатами, с утверждения их главнокомандующим Вооруженными силами Юга России.
7. Общее Положение об общественном управлении войска и войсковая конституция вырабатываются в настоящее время в специальной комиссии Малого круга. Экземпляр временного Положения об общественном самоуправлении войска, утвержденного Временым правительством 28 марта 1917 года, Вашему Высокопревосходительству передан; это-то временное Положение и перерабатывается в комиссии Малого круга, как сказано выше. Дополнительно смотрите еще временную конституцию войска в протоколе № 9 вечернего заседания Войскового круга первого созыва 1919 года от 27 февраля.
8. В настоящий момент войско верит Кругу и Атаману; войско чутко прислушивается и зорко присматривается ко всему, что творится вокруг него; крайние выступления (как левые, так и правые) в войске сейчас не встречают сочувствия и нежелательны очень; возврата к старому дореволюционному управлению войско не примет; необдуманные распоряжения раздражают широкие круги войска и могут повести к весьма нежелательным и гибельным в настоящий момент трениям и выступлениям. Крайние течения в войске невелики, но могут быть усилены, если не учитывать этого настроения войска, если же войско потеряет равновесие и выступит, то это выступление будет единодушным потому, что в нем нет течений, раскалывающих его на борющиеся партии и враждующие лагери. Отсюда понятно, как вредна необдуманная политика в отношении войска: потеря им спокойной устойчивости — гибель для войска и для общего дела в настоящий момент. Это ясно.
9. Никто из тех, кого судьба поставила теперь у кормила правления войском, кто сейчас несет тяжелый крест общественной работы, никто из них не держится за власть и не будет держаться ни одной минуты, если бы была уверенность, что родное войско не потеряет своей исконной физиономии и не пойдет по ложному пути, то общественные работники спокойно ушли бы и предоставили бы свое место другим.
10. Если сейчас войско и претендует на некоторую долю государственной власти в местном значении, то на это надо смотреть как на явление вполне понятное, временное и, быть может, проходящее (до нового Учредительного собрания); это — следствие революционной неустойчивости момента, это лозунг дня, когда отсутствуют конституционные гарантии. C такой позицией войска сейчас надо серьезно считаться. Если же этого не учитывать и не считаться с этими взглядами широких казачьих демократических и общественных слоев войска, то возможно серьезное коренное расхождение во взглядах и пагубный для обеих сторон (войска и нынешней власти) разрыв на почве взаимного непонимания. Дело в том, что процесс революционного строительства еще продолжается. Этого нельзя забывать».
Частная записка, поданная Войсковым правительством главноначальствующему в Терско-Дагестанском крае не возымела никаких действий со стороны последнего. Главнокомандующий ВСЮР и Особое совещание не желали считаться с мнением Войскового правительства. И как написал впоследствии в своих воспоминаниях генерал А. И. Деникин: «Территория Терской области управлялась, поэтому, до конца двумя властями: генерал Эрдели правил на основании положения о Терско-Дагестанском крае, атаман Вдовенко – применительно к Терской конституции – со всеми отрицательными последствиями такой сепаратной деятельности».
Политические разногласия и недоразумения между представителями двух властей, как правило, заканчивались принятием компромиссного решения. Трения между двумя центрами власти на протяжении всего 1919 года создавала главным образом небольшая, но влиятельная часть радикальной терской интеллигенции в Войсковом правительстве и Малом Круге.
За короткий промежуток времени Терское Войсковое правительство провело ряд переговоров по объединению с Национальными советами Осетии, Кабарды, караногайцами и иногородними. Кабардинцы и осетины не удовлетворенные той организацией, которую провело в Терско-Дагестанском крае командование Вооруженными силами Юга России, выказывали стремление к объединению с Терским казачьим войском, с которым они были связаны добрососедскими и экономическими связями. Терское Войсковое правительство в свою очередь предпринимало шаги по объединению, а если бы и удалось, то и слиянию с Осетией и Кабардой. Однако слияние с Терским войском сулило улучшение лишь в материальном положении, в политическом же – требовало отказа от мечты о самостоятельной национально-культурной автономии, то есть в некотором роде «обезличивания». Для переговоров в Пятигорск прибыли делегации от национальных советов осетин во главе с И. В. Баевым и полковником Н. А. Бигаевым, и кабардинцев во главе с доктором И. М. Шаковым. Несколько недель шли переговоры между делегациями и Войсковым правительством. В ходе переговоров была выработана такая схема объединения:
- во главе объединенной области становится войсковой атаман, как высший исполнительный орган и представитель края, избираемый на съезде казаков, осетин, кабардинцев и других групп, имеющих примкнуть к объединению позже;
- национальные группы на своих съездах для представления перед ним национальных интересов избирают по одному помощнику атамана;
- в состав Круга и войскового правительства входят от каждой группы в известном числе представители ее;
- внутренние дела каждой группы составляют ее автономию и общими делами были признаны только дела краевого управления. Подобная схема объединения в конец запутывала и без того сложную машину управления краем. Все это прекрасно понимали, и потому не спешили воплотить его в жизнь.
Успешно шли переговоры с караногайским народом. Караногайцы входившие приставством в Кизлярский отдел Терской области сами изъявили желание войти в Терское казачество. В ставке Терекли-Мектеб 16 июня 1919 года на собрании караногайского народа было решено вступить в Терское казачье войско всем народом с землями и капиталом. Вопрос о принятии в казаки был исследован правительством Терского казачьего войска и вынесен на обсуждение Войскового Круга второго созыва.
Не лучше обстояли дела и по объединению с Доном и Кубанью. Созванная по инициативе Донского Войскового Круга конференция по заключению Юго-Восточного союза открылась 25 июня (8 июля) 1919 года в Ростове-на-Дону. Считалось, что цель Юго-Восточного союза – сохранить до образования сильной государственной власти то, что казаки имеют на данный момент. В Союз входят Дон, Кубань и Терек, но его двери не закрываются для других государственных образований. Со стороны верховной белой власти конференция получила полное одобрение.
Главное командование ВСЮР, Особое совещание, Российская общественность и печать с единодушным и резким осуждением отнеслись к этому факту. Был например и путь протеста через специально созванное заседание «Национального центра» и «Совета государственного объединения России», которые выработали следующий конспект:
«а) Исторические заслуги казачества в деле собирания мощи России весьма велики;
б) В настоящей гражданской войне и борьбе с большевизмом казачество занимает первое место, как в деле защиты своего края, так и для восстановления единства и былой мощи России;
в) Эти великие заслуги казачества, а также особенности его быта и исторически сложившихся сословных преимуществ, дают ему право на самостоятельное устройство своей внутренней жизни и отводят ему почетное место при разрешении вопросов об окончательном устройстве Русского государства;
г) Идея организации Юго-Восточного союза, как государственного объединения, которое должно быть противопоставлено охваченной большевизмом России, имела в свое время известное значение;
д) Ныне, когда восстанавливается единство России, при чем представителем ее является в Сибири Верховный правитель России – Колчак, а на Юге – Добровольческая армия, сплотившая все антибольшевистские силы и ныне победоносно двигающаяся к Москве, возобновление вопроса о создании Южно-русского союза не только не оправдывается современной обстановкой, и политически вредно, так как препятствует воссозданию единой государственности;
е) Стремиться ныне к созданию новых государственных образований значит бессознательно содействовать намерениям Германии и ставить себе целью расчленение России».
Несмотря на энергичные протесты со стороны Главного командования и «общественности», казачья Конференция собралась в городе Ростове-на-Дону в следующем составе:
От Дона: председатель Круга В. А. Харламов, члены Круга И. П. Буданов, В. Шапкин и В. Т. Васильев, войсковой контролер А. П. Епифанов и члены Донского правительства: по делам внутренних дел К. П. Каклюгин и по делам народного просвещения В. Н. Светозаров;
От Кубани: председатель Краевой Рады Н. С. Рябовол, члены Краевой и Законодательной Рады Ю. А. Коробьин и Д. А. Филимонов, заместитель председателя Законодательной Рады Султан-Шахим-Гирей и кубанский войсковой контролер и член Краевой и Законодательной Рады И. Л. Макаренко;
От Терека: представители Малого Круга Ф. Т. Синюхаев и В. И. Баскаков; представитель Терского правительства Н. К. Федюшкин и войсковой контролер Ф. И Овчаренко. От городов Терской области: исполняющий обязанности председателя Союза Городов Северного Кавказа Ю. А. Черкесов и М. И. Долгополов.
Первое торжественное заседание Конференции состоялось 26 июня (9 июля) 1919 года. На этом заседании терский делегат генерал-лейтенант В. И. Баскаков сделал доклад о статусе Терека на тот момент и об общем положении области после освобождения от частей Красной армии: «Терек считает себя автономным гособразованием в составе будущей свободной демократической России. Пока что Терское Правительство распоряжается территорией 4 округов, но стремится к контролю над территорией всего Терского Казачьего Войска. Терское Правительство будет постепенно трансформировано в краевое правительство, а не только казачье. Это внутреннее дело Терека. Также внутреннее дело Терека соглашение с ногайцами, кабардинцами и осетинами. С первыми заключен договор о соединении. Кабардинцы и осетины имеют своих представителей при терском атамане, вопрос в оформлении и соглашении о соединении».
Но с самой запоминающейся большой программной речью выступил, глава Кубанской делегации Н. С. Рябовол. В своем выступлении председатель Краевой Рады обрушился с резкой критикой в адрес командования Добровольческой армии и Особого Совещания. В 2 часа ночи следующего 27 июня (10 июля) 1919 года при возвращении в Палас-отель Н. С. Рябовол был убит двумя выстрелами из револьвера. Как показало следствие, убийство было произведено «одной из вольных контрразведок». Виновные так и не были найдены и наказаны. После убийства главы Кубанской делегации конференция с перерывами продолжалась еще несколько месяцев, но дальше бесконечных разговоров и споров не продвинулась.
Гражданская война, разделившая Россию линиями фронтов, стала причиной нарушения связей между главой Русской Церкви патриархом Тихоном и епархиями, оказавшимися на территориях, занятых белыми армиями. Такая ситуация создавала массу проблем на местах, ибо количество вопросов, связанных с церковной жизнью и требовавших санкции высшей церковной власти, с каждым днем увеличивалось. Это стало причиной созыва на территории подконтрольной Вооруженным Силам Юра России Юго-Восточного Церковного Собора, который прошел с 1 по 6 июня 1919 года в городе Ставрополе. В Соборе приняли участие следующие архиереи:
1. Архиепископ Донской и Новочеркасский Митрофан (Симашкевич);
2. Архиепископ Кавказский и Ставропольский Агафодор (Преображенский);
3. Архиепископ Таврический и Симферопольский Димитрий (Абашидзе);
4. Архиепископ Екатеринославский и Мариупольский Агапит (Вишневский);
5. Епископ Владикавказский и Моздокский Макарий (Павлов);
6. Епископ Приазовский и Таганрогский Арсений (Смоленец);
7. Епископ Кубанский и Екатеринодарский Иоанн (Левицкий);
8. Епископ Аксайский Гермоген (Максимов);
9. Епископ Александровский Михаил (Космодамианский);
10. Епископ Сухумский Сергий (Петров);
11. Епископ Челябинский и Троицкий Гавриил (Чепур).
Председателем Собора был избран архиепископ Митрофан (Симашкевич), почетным председателем – архиепископ Агафодор (Преображенский). Товарищами председателя стали архиепископ Димитрий (Абашидзе), протопресвитер Г. Шавельский и князь Г. Н. Трубецкой. В Соборе также приняло участие 22 священика, 1 монах и 20 мирян. Сам Собор решено было именовать «Юго-Восточным русским Собором».
Одним из главных дел Собора стала организация Временного Высшего Церковного управления на юго-востоке России. В соответствии с Положением о Временном Высшем Церковном управлении на Юго-Востоке России, утвержденном 4 июня 1919 года, ему передавалась церковная власть на занятых Добровольческой армией территориях. Такое положение предусматривалось сохранять до установления нормальной связи с патриархом.
В соответствии с принятым положением, Временное Высшее Церковное управление состояло из трех епископов, включая председателя, двух священников и двух мирян. Председателем Временного Высшего Церковного управления стал архиепископ Митрофан (Симашкевич), товарищем председателя – архиепископ Димитрий (Абашидзе), членами – епископ Арсений (Смоленец), протопресвитер Г. Шавельский, протоиерей А. Рождественский, В. В. Мусин-Пушкин и П. В. Верховский. Кандидатами в члены Временного Высшего Церковного управления были выбраны епископ Гавриил (Чепур), епископ Макарий (Павлов) и епископ Михаил (Космодамианский).
Как Ставропольский Собор, так и созданное им Временное Высшее Церковное управление старались занять сдержанную политическую позицию. «Выступая против большевистской диктатуры, церковное руководство юга России дистанцировалось от монархии и старалось стоять на демократических принципах. Чтобы не нарушить хрупкого мира между представителями разных партий, представленных в белых войсках, Собор и ВВЦУ старались уйти от осуждения даже явно преступных политических организаций».
Временное Высшее Церковное управление юго-востока России, действовало на территории России до ноября 1920 года. Впоследствии ВВЦУ перенесло свою деятельность в эмиграцию и стало основой для Русской Православной Церкви за границей. Таким образом, Ставропольский Собор в некотором смысле положил начало РПЦЗ, в течение 80 лет находившейся вне общения с Московским Патриархатом.
На самой территории Терской области, освобожденной от частей Красной армии, постепенно налаживалась работа транспорта, открывались парализованные предприятия, оживала торговля. Несмотря на катастрофическую нехватку финансов и постоянные трения с главноначальствующим Терско-Дагестанским краем Терское Войсковое правительство сумело к открытию второго Войскового Круга добиться определенных успехов:
- была восстановлена общественное самоуправление и администрация;
- упорядочена высылка и снаряжение команд пополнения строевых частей;
- открылись школы и восстановлен учительский персонал;
- восстановлены школьные и общественные здания во многих пунктах;
- налажены средние учебные заведения и специальные школы;
- организован во Владикавказе Политехникум;
- открылись войсковые больницы и лепрозорий;
- был организован бактериологический кабинет и Пастеровский институт;
- широко проведена борьба с распространением тифа и с эпидемией на скот и достигнут в этом отношении большой результат;
- почти в три раза расширена сеть врачебных пунктов и приемных покоев в станицах;
- пополнены станичные аптеки и медицинский персонал;
- упорядочены лечебницы Михайловских минеральных вод и грязелечебницы;
- были временно наделены землей изгнанные ингушами из своих станиц казаки и иногородние крестьяне;
- оказана помощь посевным зерном и пропитанием всем нуждавшимся, восстановлены агрономические пункты и показательные поля;
- начаты мелиоративные работы;
- проведены берегоукрепительные работы по течению Терека;
- восстановлены мосты через Терек и другие реки;
- проведена успешная борьба с саранчой.
И вся эта работа проделана за неполные четыре месяца с момента образования Войскового правительства.
Не менее острыми для Терского Войскового правительства и Войскового Штаба были вопросы связанные с формированием и пополнением Терский частей разбросанных по разным фронтам. Так командование Добровольческой армии, очистив терское войско от частей Красной армии, сформировало для дальнейшей борьбы из казаков присяг 1918-1893 годов, то есть из 26 присяг, 16 конных полков и 16 пластунских батальонов. Столь колоссальная мобилизация оказалась непосильной ношей для Терского войска. Сказывалась нехватка квалифицированных офицерских кадров. Казаки выступали на фронт не имея даже самого необходимого. Остро чувствовалось нехватка строевых лошадей для конных полков и элементарного вооружения. Да и объявленная мобилизация не везде шла гладко. Так, 31 марта 1919 года атаман Сунженского отдела полковник Н. Ф. Рощупкин указывал, что, несмотря на то, что мобилизация по Войску была объявлена давно, «в полках и батальонах вверенного мне отдела офицеров мало».
Одной из главных причин столь острой нехватки офицерских кадров были колоссальные потери понесенные Терским войском во время восстания в 1918 году. Другой причиной было то, что многие Терские офицеры служили в различных воинских и тыловых частях, не принадлежащих Терскому казачьему войску. Некоторые старшие офицеры из Терского войска служили на командных должностях в воинских частях Кубанского казачьего войска. Как пример тому может служить полковник Матвей Андреевич Медведев, который был назначен начальником Штаба 3-й Кубанской пластунской бригады.
Командовали Терские офицеры и горскими национальными формированиями: полковник А. Г. Борисов командовал 3-м Чеченским конным полком, полковник В. Г. Карин одно время являлся командиром Каранагайского конного дивизиона, а полковник Д. В. Хабаев был командиром 4-го Осетинского конного полка.
Служили терские казаки и в авиации. Так, например, авиатор, войсковой старшина, герой Первой мировой войны Федор Трофимович Зверев в 1919 году был командиром 4-го Донского самолетного отряда, а в 1920 году служил в 6-м авиационном отряде в Крыму.
Кадровый же вопрос, связанный с нехваткой подготовленных боевых младших офицеров, оставался главным для Штаба Терского казачьего войска на протяжении всей Гражданской войны. Для подготовки офицерских кадров Военным отделом Войскового правительства Терского казачьего войска были командированы в Екатеринодар и Новочеркасск казачьи военные училища 38 казаков с законченным средним образованием. В двух вышеназванных училищах для терцев было открыто 50 вакансий, но нужда в людях на фронте была настолько сильна, что освобождение от мобилизации было дано только 38-ми казакам. Так же 1 декабря 1919 года в город Екатеринодар в школу прапорщиков было командировано 22 человека.
Большую заботу Терское войсковое Правительство проявляло и подготовке квалифицированных кадров для пополнения своих воинских частей. Так, в Терском казачьем войске был сформирован учебно-пулеметный батальон в составе двух учебных и двух пулеметных сотен. Срок обучения – два месяца. 14-го сентября 1919 года был произведен 1-й выпуск учебно-пулеметного батальона Терского войска. Произведенная проверка знаний и степени подготовки казаков «обнаружила солидные познания казаков – каждый по своей специальности». За два месяца обучения учебно-пулеметным батальоном было выпущено: 49 инструкторов пулеметного дела, 125 пулеметчиков и 143 казака, окончивших учебную команду пехоты.
Однако и это число было недостаточным для удовлетворения требований строевых частей. «К сожалению, - говорилось в отчете войска – боевая обстановка, в которой находятся наши строевые части, а так же отсутствие людей в распоряжении атаманов отделов, не дали возможности довести батальон этот до штатного состава, но занятия с казаками ведутся и в недалеком будущем состоится второй выпуск урядников пехоты и пулеметчиков в строевые части войска». Нехватка людского состава требовало от Войскового правительства приступить к досрочному обучению казаков присяги 1921 года. и на начало 1920 года в войске был «несколько обученный запас» казаков.
Помимо подготовки пулеметчиков Войсковое Правительство занялось подготовкой и казаков-артиллеристов. Так, в учебно-запасной батарее велось обучение казаков артиллерийскому делу. В конце 1919 года там обучалось 450 казака и 23 офицера. Предполагалось в той же запасной батарее открыть специальные курсы для офицеров. Но задумка эта так и осталась на уровне теории. В начале ноября 1919 года из учебной команды Кавказского инженерного батальона было выпущено 15 телеграфистов, 21 телефонист, 24 подрывника и 26 саперов. Все выпускники поступали в Терскую инженерную сотню.
Сразу же после избрания Войскового атамана Терского казачьего войска были сформированы Атаманская конная сотня и Атаманская пешая сотня, ряд конных и пеших запасных сотен и сотни самообороны в станицах.
14 августа 1919 года уже после Войскового Круга второго созыва в Пятигорске был сформирован двухсотенный Терский Гвардейский Атаманский дивизион. По штату в дивизионе числилось 8 офицеров, 7 подхорунжих, 2 вахмистра, 8 старших урядников, 8 младших урядников, 16 приказных, 256 казаков и 7 трубачей. Командиром этого элитного подразделения 1 августа был назначен полковник Б. Д. Макухо. Позднее 30 сентября 1919 года приказом по дивизиону за № 15 в его состав вошла пулеметная команда с тремя пулеметами.
К нестроевым частям Терского казачьего войска относились Войсковой певческий хор и оркестр, о существовании которого позаботилось Войсковое правительство. Штаты войскового певческого хора составляли: 1 регент, 1 вахмистр, 12 нестроевых и 27 казаков, в оркестре помимо собственно музыкантов было еще 44 казака составлявшие собой Войсковой музыкальный хор. Основной задачей хора и оркестра было давать концерты в пользу сражающихся на фронте. Хор быстро завоевал симпатии казаков. Войсковой певческий хор служил так же и средством подъема боевого духа: «В станицах хор своими песнями напоминает казакам забытую боевую славу Терского войска и воскрешает старые заветы его. Это великое воспитательно-облагораживающее значение хора должно иметь огромное влияние на души подрастающего поколения, которое особенно развинтилось в дни большевизма в войске».
Но не только кадровый вопрос остро стоял перед Войсковым правительством и Штабом во время мобилизации, куда плачевнее было положение материальной части. Так в отчете деятельности Войскового Штаба говорилось: «Казаки выступили на фронт, не имея самого необходимого из обмундирования и, что еще печальнее – без необходимого холодного оружия, так как в войске не сохранились не мастерские, ни другие предприятия, откуда можно было получить все необходимое». И все эти вопросы решались Войсковым правительством и Войсковым Штабом.

Использованные источники и литература:
1. ГАРФ, ф. Р-115, оп. 1, д. 2.
2. ГАРФ, ф. 3696, оп. 1, д. 1.
3. ГАРФ, ф. Р-5351, оп. 1, д. 2.
4. ГАРФ, ф. Р-5351, оп. 1, д. 3.
5. ГАРФ, ф. Р-5351, оп. 1, д. 4.
6. ГАРФ, ф. Р-5351, оп. 1, д. 5.
7. ГАРФ, ф. Р-5351, оп. 1, д. 7.
8. ГАРФ, ф. Р-5351, оп. 1, д. 18.
9. ГАРФ, ф. Р-5351, оп. 1, д. 19.
10. ГАРФ, ф. Р-5881, оп. 2, д. 248.
11. Деникин А. И. Очерки русской смуты. Книга 3. ТТ. 4, 5.. Вооруженные силы юга России. – М.: Айрис-Пресс, 2006.
12. Кострюков А. А. Ставропольский Собор 1919 года и начало независимой церковной структуры на юге России. /Уральский исторический вестник. № 4 (21). – Екатеринбург, 2008.
13. Писаренко Д. С. Терское казачество: Три года революции и борьбы. 1917-1920. Материалы и воспоминания./вст. ст. и коммент. Ф. С. Киреев. – М.: Кучково поле; Военная книга, 2016.
14. Платонов О. И. Под властью зверя. – М., 2005.
15. Стрелянов (Калабухов) П. Н. Гвардейский Дивизион. //Галушкин Н. В., Стрелянов (Калабухов) П. Н. Собственный Е. И. В. Конвой. Гвардейский Дивизион. /Под ред. П. Н. Стрелянова (Калабухова). – М., 2008.
16. Терский казак. Ежемесячная информация Терской канцелярии. – Белград. № 35, февраль, 1939.

Кандидат исторических наук Эдуард Бурда

На фото - Главноначальствующий Терско-Дагестанским краем генерал от кавалерии Иван Георгиевич Эрдели.

ПРИ КОПИРОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ ССЫЛКА НА САЙТ СТРОГО ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Категория: Мои статьи | Добавил: burdaeduard (03.03.2018)
Просмотров: 3171 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar