Категории раздела
Помочь сайту
Поиск
Поделиться
Друзья сайта
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Терское казачье восстание 1918 года Часть 1
Терское казачье восстание 1918 года
Часть 1

К 100-летию начала Братоубийственной войны

В июне 1918 года казаки, доведенные до предела бесчинствами большевиков, начали открытое выступление. Поводом послужило решение III Съезда народов Терека, проходившего с 22 по 29 мая 1918 года в городе Грозном, о выселении из 4 станиц казаков Сунженского отдела и передаче их земель (более 35 тысяч десятин) «верным советской власти» ингушам.
29 мая 1918 года съезд принимает резолюцию по земельному вопросу, где решено: «В первую очередь удовлетворить безземельных горных жителей Ингушетии, Осетии, Чечни, Балкарии и иногородних из запасного земельного фонда. Земельный фонд создавался путем уничтожения чересполосицы и от избытков после распределения земли по установленной уравнительной норме и частновладельческих земель. Кроме того, комиссару земледелия предлагалось приступить к урегулированию чересполосицы путем переселения для урегулирования национальных границ. В первую очередь в целях уничтожения чересполосицы переселить станицы Сунженскую, Аки-Юртовскую, Тарскую, Фельдмаршальскую. Должны быть приняты меры по предварительному созданию условий для переселенцев». Комиссаром по земледелию, ответственным за переселение казаков, избран левый эсер Ю.Г. Пашковский, ставший 20 июня 1918 года председателем Совнаркома Северо-Кавказской республики.
О том, как переселяли эти станицы в 1918 году, подробно говорится в докладе делегации казаков и крестьян Терской области во ВЦИК от 22 декабря 1920 года. Из доклада следует, что в 1918 году выселены 3 станицы: Сунженская, Тарская с хутором и Аки-Юрт (бывшая Воронцово-Дашковская). Станица Фельдмаршальская, предназначенная к выселению решением III Съезда народов Терека, как и другая станица Кохановская, по словам авторов доклада, в конце 1917 года «были сожжены ингушами, скот угнан ими, а казаки скитались по соседним станицам».
Как и следовало ожидать, переселение казаков отнюдь не стало «безболезненным». Во время выселения станицы Тарской, писали авторы доклада, ее жители «отбивались от ингушей и красноармейцев», в чем им помогали осетины.
Факты помощи осетин казакам при выселении их в 1918 году подтвердил 25 сентября 1920 года член осетинского ревкома в Наркомнаце: «Вопрос об уничтожении этой чересполосицы еще в 1918 году остро стоял перед мусульманскими народами Северного Кавказа. В то время лишь Осетия стояла против выселения». Осетинская фракция на II и III съездах народов Терека активно отстаивала свою позицию против выселения казаков из родных станиц. Так, председатель III съезда С.А. Такоев в своем выступлении призывал к единению: «Мы все – и горцы, и казаки – одна трудовая семья, и нам необходимо жить в мире и братстве… Тот, кто требует уничтожения чересполосицы, тот, несомненно, имеет какую-то заднюю мысль».
Несмотря на протесты со стороны казаков и осетин, на Тереке стал «апробироваться опыт» работы большевиков с казачеством Дона и Кубани. В казачьи станицы посылались отряды, «которые грабили и расправлялись с недовольными новой властью». Бывший царский министр В.Н. Коковцев вспоминал в своих мемуарах, как прибывший из Пятигорска революционный отряд в количестве 150-ти человек совершенно спокойно разоружил станицу Кисловодскую, в которой проживало 6 тысяч казаков.
Станичные земли и имущество, отобранные у терских казаков в нарушение декрета «О земле», раздавались чеченцам и ингушам за «поддержку и верное служение советам».
Почувствовав беззащитность казачьего населения, «советские» горцы стали проявлять «инициативу» – казаки вырезались семьями, оставшиеся в живых выбрасывались из домов. Уничтожались православные храмы и кладбища. Все это находило горячую поддержку у инициатора расказачивания на Северном Кавказе – чрезвычайного комиссара Юга России Г.К. Орджоникидзе.
Из 70 казачьих станиц Терской области Советская власть намеревалась переселить 18 с населением в 60 тысяч человек. Успели до прихода в область Добровольческой армии А.И. Деникина выселить 3 станицы. Результатом такой «аграрной политики» большевиков стало вооруженное сопротивление со стороны казаков и, как следствие этого, падение Советской власти в области.
Таким образом, кровавые события зимы-весны 1918 года вызвали резкие перемены в настроениях основной массы терского казачества. Колебавшиеся до этого казаки, ощутив на себе явно неприкрытое антиказачье направление в политике местных органов Советской власти – передел земли не в свою пользу, продовольственные реквизиции, частичную или полную конфискацию имущества, устранение неблагонадежных и постоянную угрозу попасть в их число, начали постепенно переходить в антибольшевистский лагерь, организовывать летучие партизанские отряды.
Выдвинув своего лидера – меньшевика, казака-осетина, инженера по образованию Г.Ф. Бичерахова, бывшего в то время председателем Моздокского отдельского Совета, казачество повело борьбу за места в Моздокском Совете, вытесняя рабочих и солдатских депутатов. Как бы сейчас сказали, налицо применение парламентских методов борьбы с целью захвата власти. И в первый момент Г. Бичерахову это удается.
Георгий Федорович Бичерахов являлся профессиональным революционером, начавший свою политическую борьбу еще в 1902 году в Москве как социал-демократ. В 1905 году, с началом первой русской революции, он принял самое активное участие в событиях, развернувшихся в Терской области. Под его влиянием 2-й Горско-Моздокский полк отказался от подавления революционных выступлений во Владикавказе и в 1906 году крестьянского восстания в Ставропольской губернии. С началом Первой мировой войны, будучи инженером по специальности, он попал на Юго-Западный фронт, дослужился до заведующего авиационно-автомобильными мастерскими Юго-Западного фронта. В конце 1916 года штабом авиации фронта он был командирован через Швецию в Норвегию, Англию и Францию для ознакомления с постановкой авиационного дела на фронтах и проведения специальных заказов за границей. Там его и застал февраль 1917 года.
Вернувшись в Россию и попав в июне на Юго-Западный фронт, Георгий Бичерахов, уже убежденный меньшевик, повел энергичную борьбу с большевистскими агитаторами по вопросам о продолжении войны, государственном устройстве, распределении земли. В ноябре 1917 года он снова вернулся в Терскую область. В момент разгара национальной войны и вражды между казачеством и горскими народами Георгий Бичерахов принял провозглашение Советской власти в Терской области, был избран комиссаром Моздокского отдела Терской области, а затем – председателем Моздокского отдельного Совета.
В ответ на создание отрядов Красной Армии Совет Терского казачьего войска организует свои боевые силы самообороны, командующим которых назначен полковник Семен Георгиевич Бочаров. Его заместителем казачья фракция Съезда народов Терека назначает полковника С.А. Соколова, начальником штаба – полковника Генерального штаба В.Ф. Белогорцева. Полковнику С.Г. Бочарову было поручено организовать боевые силы казаков, разделив для удобства территорию Терской области на пять линий. На должности начальников линий назначаются: Сунженской – полковник Н.А. Долгов, Владикавказской – полковник А.Д. Данильченко, Кизлярской – полковник Ф.М. Урчукин, Моздокской – полковник Т.М. Рымарь, Пятигорской – полковник В.К. Агоев.
На всей территории Терской области к этому времени уже созрели условия для вооруженного выступления, для начала активных действий нужен был лишь толчок. И таким толчком стало событие 5 июня 1918 года, когда ингуши, подстрекаемые большевистской фракцией съезда, напали на станицу Тарскую Сунженского отдела. Это вызвало возмущение казаков соседних станиц и волнение во владикавказском гарнизоне. На следующий день во Владикавказе на плацу перед казармами во время выступления был убит председатель Совета народных комиссаров Терской республики Ной Буачидзе, а на хуторе Тарском устраивается митинг, на котором выносятся постановления о наступлении на Ингушетию и свержении власти большевиков. Чувствуя, что восстание может начаться стихийно, и желая придать ему организованный характер, казачья фракция объявляет о созыве на 20 июня в Моздоке съезда казаков. Тем временем 13 июня со стороны Кубанской области отряд полковника А.Г. Шкуро совершил налет на Кисловодск.
Все эти события сильно обозлили большевиков, и они перешли к ответным действиям. Члены казачьей фракции были объявлены контрреволюционерами. 14 июня командующего силами самообороны Терского казачьего войска полковника С.Г. Бочарова по постановлению Совета народных комисаров Терской республики арестовали как заложника и через несколько месяцев в октябре 1918 года расстреляли. После ареста полковника Бочарова новым командующим терскими войсками стал герой военных операций на полях Манчжурии, Персии и Галиции генерал-майор Э.А. Мистулов.
Дальнейшие события стали развиваться стремительно и носили стихийный характер. Почти в один день восстали такие станицы, как Георгиевская, Незлобная, Подгорная, Марьинская и Бургустанская. 18 июня в Моздокском районе поднялись казаки станицы Луковской, которые после кровопролитного боя овладели городом Моздоком, началось формирование боевых сотен. На слуху были фамилии офицеров, ставших во главе восстания. Это генерал-майор Мистулов, полковники: Барагунов, Вдовенко, Соколов, Рымарь, Белогорцев, Данильченко, Беликов, братья Агоевы, Кибиров, Хабаев, есаул Гажеев.
23 июня 1918 года в городе Моздоке собрался казачье-крестьянский съезд Советов, который принял постановление о полном разрыве с большевиками. Основной лозунг съезда был – «За Советскую власть без большевиков». На съезде организовали Временное народное правительство Терского края, которое возглавил Георгий Бичерахов. Его меньшевистская программа не могла удовлетворить требования казаков, желавших установить прежний порядок, но политические лозунги уже никого не интересовали – Бичерахов был против большевиков, и этого оказалось достаточно. Товарищем руководителя казачье-крестьянского Совета стал Григорий Вертепов, близкий друг покойного войскового атамана М.А. Караулова. Бывший редактор «Терских ведомостей», издатель «Терского календаря», редактор газеты «Терский казак» Г.А. Вертепов являлся активным деятелем «Юго-восточного союза» и пользовался огромным уважением и авторитетом среди населения Терской области. Его помощником избран 26-летний полковник Н.А. Букановский.
В этот же день на съезде назначили командующих линиями: Моздокской – полковника Вдовенко, Кизлярской – полковника Урчукина, Сунженской – полковника Долгова, Владикавказской – полковника Данильченко, Пятигорской – полковника Владимира Агоева. Командующим войсками Терского войска стал генерал-майор Эльмурза Мистулов, начальником штаба – полковник Владимир Белогорцев. Однако вскоре в бою под станицей Прохладненской генерал-майора Э.А. Мистулова ранили, и командование было возложено на полковника Н.К. Федюшкина.
Шаг от политического противостояния к вооруженной борьбе был сделан. Враждующие стороны стали готовиться к активным боевым действиям. Первое вооруженное столкновение, случившиеся в районе станицы Прохладной, завершилось 13 июля победой восставших казаков.
Так, в результате боя под станицей Прохладненской красноармейцы оставили более 700 трупов погибших. В руки казаков попало 2 орудия, более 10 пулеметов, 4 вагона со снарядами, патронами, бомбометами, шанцевым инструментом, 500 снарядов с удушливыми газами, походные кухни, 2 легковых и 3 санитарных автомобиля. Кроме того, восставшие казаки захватили канцелярию командовавшего Красной армией Егорова, санитарный отряд с врачом, сестрами милосердия, аптекой и перевязочными средствами, большие запасы чая, сахара, продовольствия и около 40 лошадей.
Бой под станицей Прохладненской оказался краеугольным камнем для дальнейшей борьбы казачества с большевиками. Он поселил в казаках уверенность в своих силах и окрылил их надеждой на скорую победу. При этом, захватив Прохладненский железнодорожный узел, повстанцы прервали связь Северного Кавказа с Москвой, тем самым лишив большевиков важной артерии, по которой шло финансирование и вооружение. Все эти события по времени совпали с началом 2-го похода Добровольческой армии генерала А.И. Деникина на Кубань.
К началу июля 1918 года восстание распространилось почти по всем казачьим станицам Терека. Красные части, возглавляемые бывшим штабс-капитаном Егоровым, отошли к Минводам и образовали фронт на реке Золке. Восставших активно поддерживали многие осетинские аулы и селения, уже успевшие узнать все «прелести» большевистской политики. Открытое дружелюбие и поддержку проявили также кабардинцы из отрядов ротмистра Заурбека Даутокова-Серебрякова, чей штаб располагался в станице Солдатской. Его отряд надежно прикрывал левый фланг восставших.
Политическая окраска руководящего органа восстания наложила отпечаток на весь его ход. На протяжении июля казачье-крестьянский Совет, руководимый Г.Ф. Бичераховым, вел безуспешные переговоры с краевым Советом народных комисаров, а затем с собравшимися во Владикавказе делегатами IV съезда народов Терека. Признавая Советскую власть, Совет требовал изменений политики СНК в отношении терских казаков, прекращения репрессий, возвращения оружия и отставки наиболее запятнавших себя комиссаров.
К этому времени на Тереке уже сформировалось восемь фронтов: Прохладненский, Курский, Кизлярский, Грозненский, Владикавказский, Сунженский, Котляревский и Бургустанский. В такой обстановке 23 июля 1918 года во Владикавказе открылся IV чрезвычайный съезд народов Терека. Революционное крыло IV съезда «обратилось к рядовому казачеству с призывом не поддаваться провокации, отстаивать политику мира и дружбы». По предложению чрезвычайного комиссара Юга России Г.К. Орджоникидзе в район боевых действий (Прохладная-Котляревская) выезжала специальная делегация для переговоров о мирном решении всех вопросов. В Моздок была также послана делегация с предложением мира. В ответ на предложение съезда об установлении мира штаб Бичерахова предъявил ультиматум: немедленно снять с Прохладненского фронта все красноармейские части, отвести с фронта бронепоезд, сдать все замки от пушек, удалить с занимаемых постов – военного комиссара Терской области Бутырина, комиссара земледелия Пашковского, комиссара внутренних дел Фигатнера и т.д. Получив ультиматум от Бичерахова, съезд большинством голосов решительно отверг требования казачье-крестьянского правительства.
Таким образом, переговоры прервались, и 24 июля 1918 года во Владикавказе вспыхнуло восстание, поднятое полковниками И.Н. Беликовым и С.А. Соколовым. Полковник С.А. Соколов – выпускник Михайловского кавалерийского училища и Николаевской военной академии Генерального штаба, был не новичком в военном деле. В императорской армии он занимал высокие командные должности вплоть до генерал-квартирмейстера армии и начальника штаба Кавказского гренадерского корпуса. Разработанный С. Соколовым план захвата Владикавказа состоял в следующем. Полковник Соколов с отрядом из архонских и ардонских казаков вступает в город и занимает Совдеп. Одновременно выступают отряды самообороны Владикавказа, руководимые полковником Беликовым, и осетины Осетинской слободки, во главе с полковниками Ивановым и Горшковым. Казаки станиц Сунженской и Тарской занимают Владикавказский железнодорожный вокзал. Змейские казаки перерезают железную дорогу в районе Эльхотово, чтобы к Владикавказу не подошло подкрепление. Кроме этого, в поддержку казаков должны были выступить осетинские отряды полковников Кибирова, Голиева и другие. Общая численность задействованных в операции людей насчитывала не более 1000 человек.
План был разработан, но его требовалось согласовать с казачье-крестьянским Советом и получить от него разрешение на занятие Владикавказа. Для этой цели в Моздок отправился полковник Данильченко.
Сейчас трудно сказать, получил ли полковник Данильченко разрешение на занятие Владикавказа. Разные источники противоречат друг другу. Скорее всего, Георгий Бичерахов решил, что в случае успеха он поддержит полковника Соколова, а в случае неудачи обвинит его в самодеятельности. Сам полковник Данильченко к началу владикавказской операции не прибыл.
Во Владикавказе же Советы народных комиссаров опирались на значительные силы. В первую очередь это был 1-й Владикавказский пехотный полк (800 человек). Большая его часть охраняла IV съезд народов Терека, который проходил в здании бывшего кадетского корпуса на окраине города, остальные красноармейцы находились в Совдепе (бывший штаб 21-й пехотной дивизии) и бывших казармах Апшеронского полка. Незадолго до начала боевых действий во Владикавказ прибыл отряд грузинских большевиков во главе с А. Гегечкори (300 человек). В городе также находились: красноармейский отряд из китайцев во главе со своим командиром Пау-Ти Саном (400 человек), отряд керменистов-осетин (200 человек), отряды рабочей самообороны Курской и Молоканской слободок и артиллерийская часть. Грозную силу представлял собой и бронепоезд под командованием А.И. Автономова, на котором во Владикавказ прибыл Орджоникидзе.
В ходе боев за Владикавказ восставшие казаки захватили часть членов Совета народных комисаров, но затем по непонятным причинам отпустили. После вступления казаков в город из членов Терского народного совета и делегатов съезда народов Терека были сформированы временный Исполнительный комитет во главе с эсером И. Семеновым и Народный Совет, который возглавил эсер В. Полюхов. В Народный Совет вошли 17 казаков, эсеров, меньшевиков и 7 горцев-чеченцев во главе с Я. Арсановым. Также созданы городские органы власти: городская управа во главе с И. Цирульниковым и городская милиция с начальником Подаговым.
2 августа во Владикавказ прибыл Г. Бичерахов. Выступив с докладом на заседании временного Исполкома, он в очередной раз заявил, что лично был против нападения на Владикавказ и что казачье-крестьянский Совет воюет лишь с большевиками, а не с народами Терской области.
Бичерахов прибыл вместе с новым командующим всеми боевыми силами во Владикавказе генералом Мадритовым. Эта кандидатура не устроила казаков, так как для них Мадритов являлся чужаком. А между тем положение противоборствующих сил начало кардинально меняться. Боеприпасов казакам по-прежнему не хватало, они и добровольцы заметно устали. Отряды осетин стали больше грабить, чем воевать. Но, кроме этого, на стороне большевиков выступили ингуши.
На помощь красным из Грозного прибыл отряд рабочих (300 человек) под командованием бывшего офицера Генерального штаба М. Левандовского. Стали подходить отряды керменистов из селений Заманкул (400 человек) и Зальги (400 человек). Вновь вернулся бронепоезд Г.K. Орджоникидзе, который с боем занял владикавказский вокзал. Кроме этого, еще один бронепоезд начал обстреливать станицу Архонскую, создавая впечатление, что на нее готовится наступление. Это вынудило и архонцев уходить из города. Ситуация стала критической, удержать город возможности не было.
4 августа 1918 года ночью все участники владикавказского восстания во главе с временным Исполкомом покинули город. Так печально закончились одиннадцатидневные бои во Владикавказе, получившие позднее название Августовских событий. Главная масса ушедших с оружием в руках казаков, офицеров и добровольцев отошла в станицу Архонскую, недалеко от Владикавказа.
Разогнанный во время восстания Совет народных комисаров с приходом красных частей в город был восстановлен. А 7 августа 1918 года возобновил свою работу IV съезд народов Терека. Он избрал новый состав Терского народного Совета и Совета народных комиссаров.
Прибывший же в Моздок после оставления Владикавказа Исполнительный комитет при содействии Г.Ф. Бичерахова объявил себя временным народным правительством Терского края, подчинив своей власти казачье-крестьянский Совет и взяв на себя руководство восстанием. В середине сентября в Моздоке созван чрезвычайный Казачье-Крестьянский съезд, который призвал «поднять оружие против изменников», под которыми разумел узурпировавших власть большевиков.
Съезд закончил свою работу 19 сентября избранием членов Казачье-Крестьянского совета: Н.А. Букановский, К.Н. Сапронов, Н.Ф. Рощупкин, О.П. Фролов, Н.В. Белоусов и др. (всего 17 членов) и членов Временного правительства. Председателем правительства избран Г.Ф. Бичерахов. Также в его состав вошли И. Семенов (товарищ председателя), В.А Вертепов, О. Полюхов, С. Темирханов, И. Яковенко и Л. Орлов.

Список источников и литературы:

1. Агафонов О.В. Казачьи войска России во втором тысячелетии. – М., 2002.
2. Безугольный А.Ю. Генерал Бичерахов и его Кавказская армия. Неизвестные страницы истории Гражданской войны и интервенции на Кавказе. 1917-1919. – М., 2011.
3. Борьба за Советскую власть в Северной Осетии. Сборник документов и материалов. – Орджоникидзе, 1977.
4. Бурда Э.В. Очерки о терском казачестве. – Нальчик, 2003.
5. Бурда Э. В. Терское казачье восстание. 1918 год. – Нальчик, 2016.
6. Бурда Э.В. Бичераховское восстание как основное событие начала Гражданской войны на Северном Кавказе. // Актуальные проблемы социальной истории. Сборник научных статей. Вып. 10. – Новочеркасск; Ростов-на-Дону, 2009.
7. Бурда Э. В. Терское казачество и Российское государство в XVI – XXI вв. История взаимоотношений. – М., 2015.
8. Газ. «Народная власть». – 1918, 21 ноября. № 161.
9. Государственный архив Российской Федерации. Ф. 1318, оп. 1, д. 661.
10. Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. – М., 1983.
11. Гугов Р.Х., Улигов У.А. Очерки революционного движения в Кабардино-Балкарии. – Нальчик, 1967.
12. Деникин А.И. Очерки русской смуты. Вооруженные силы Юга России. – М., 2006.
13. Денисов С.В. Белая Россия. Альбом № 1. – Нью-Йорк, 1937.
14. Документы по истории борьбы за Советскую власть в Кабардино-Балкарии. – Нальчик, 1982.
15. Жупикова Е.Ф. Повстанческое движение на Северном Кавказе в 1920-1925 годах. / Академия исторических наук. Сборник трудов. Том 1. – М., 2007.
16. История Дагестана. Т. 3. – М., 1968.
17. Коковцев В.Н. Из моего прошлого. Воспоминания 1911-1919. – М., 1991.
18. Лехович Д.В. Белые против красных. Судьба Антона Деникина. – М., 1992.
19. Малиев Н.Д. Историография Великой Октябрьской Социалистической революции и гражданской войны на Тереке. – Орджоникидзе, 1977.
20. Орджоникидзе Г.К. Биография. – М., 1986.
21. Орджоникидзе Г.К. Статьи и речи. – М., 1956.
22. Отчет заседания Терского казачьего войска VI созыва. – Владикавказ, 1918.
23. Разгон И. Орджоникидзе и Киров и борьба за власть Советов. – М., 1941.
24. Российский государственный архив социально-политической истории. Ф. 85, оп. 8, д. 118.
25. Российский государственный военный архив. Ф. 39779, оп. 2, д. 73.
26. Российский государственный военный архив. Ф. 39799, оп. 2, д. 34.
27. Съезды народов Терека. Сборник документов в 2-х томах. 1918. Т. 1. – Орджоникидзе, 1977.
28. Тахо-Годи А. Революция и контрреволюция в Дагестане. – Махачкала, 1927.
29. Шкуро А.Г. Записки белого партизана. – М., 1991.
30. Этенко Н.Д. Большевистские организации Дона и Северного Кавказа в борьбе за власть Советов. – Ростов-на-Дону, 1972.

Бурда Э. В. кандидат исторических наук

ПРИ КОПИРОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ ССЫЛКА НА САЙТ СТРОГО ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Категория: Мои статьи | Добавил: burdaeduard (12.12.2017)
Просмотров: 3414 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar