Разделы
Категории раздела
Помощь сайту
Поиск
Поделиться
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Василий Иродионович (Родионович) Серов и его подвиг
Василий Иродионович (Родионович) Серов и его подвиг

Будущий герой Иканского боя, воспетый в песнях уральских казаков родился 23 января 1829 года в городке Гурьев в казачьей старообрядческой семье. Начальное образование получил домашнее, затем был определен в знаменитый Неплюевский кадетский корпус в Оренбурге, из которого был выпущен 23 декабря 1844 года урядником.
Действительную службу 15-летний Василий Серов, начал в Уральской войсковой канцелярии, в которой прослужил четыре года, затем получил назначение начальником степных казачьих Приузенских хуторов. Через год в составе 7-го Уральского казачьего полка отправился в Венгерский поход 1849 года. Но до дунайских равнин полк по дальности перехода не дошел и был оставлен для несения службы в Виленской губернии. В 1850 году полк вернулся обратно в Уральск.
12 мая 1851 года 22-летний Василий Серов был произведен в первый офицерский чин хорунжего и вышел на «льготу», то есть стал войсковым запасником. Через два года его призвали в строй и назначили младшим адъютантом Гурьевской линейной команды, затем комиссаром Гурьевских и Сарайчиковых провиантских магазинов (складов) Уральского казачьего войска.
В 1854 году Василий Иродионович был назначен смотрителем войсковых судов Уральского казачьего войска на Каспийском море. Должность по тому времени была значимой, поскольку, поскольку основной доход, поступавший в Уральскую войсковую казну, приносило рыболовство как на реке Урале, так и на Каспийском море.
5 мая 1855 года Серов был произведен в сотники, а 30 августа 1959 года в есаулы. Через два года в 1862 году за примерную службу Василий Иродионович был награжден орденом Святого Станислава III степени.
В этот период Российская империя через Киргизскую (Казахскую) степь начала свое продвижение в Среднюю Азию, которая тогда называлась Туркестаном. В Туркестанских военных походах казаки, как пешие, так и конные, оказались незаменимой силой.
В 1864 году принимается решение соединить две пограничные линии — Сырдарьинскую и Сибирскую. От казачьих войск — Уральского, Оренбургского и Сибирского — вытребовали дополнительное, сверхштатное количество людей, как это бывало в подобных случаях. Уральцы, кроме обычного наряда, обязывались послать на берега реки Сырдарьи отдельную конную сотню. В ее состав брали только добровольцев из числа льготников, или как их тогда называли охотников. Командиром над отдельной уральской сотней был поставлен есаул Серов, который привел ее в форт Перовский. Всю сотню вооружили тогда новейшим стрелковым оружием — штуцерами со штыками, которых в восточных казачьих войсках еще не было.
В форте Перовском Отдельная Уральская сотня есаула Василия Иродионовича Серова пробыла не долго, уже в июле 1864 года в составе особого отряда под командованием полковника Николая Александровича Веревкина, она участвует в изгнании кокандцев из города Туркестана, важного опорного пункта в системе военных крепостей на территории Казахстана.
В ноябре 1864 года воинственный правитель Коканда хан Алимкул задумал нанести русским неожиданный и сильный удар. Речь шла о смелой военной операции. Со своей армией, которая, по разным источникам, оценивается в 10–15 тысяч человек, большей части конницы, Алимкул выступил из Ташкента в обход главного отряда противника, через его тылы, на город Туркестан. То есть речь шла о достаточно глубоком и хорошо продуманном маневре.
Уже потом стало ясно, что главным экспедиционным силам генерала Михаила Григорьевича Черняева грозила серьезная опасность. Внезапное взятие ханским войском укрепленного Туркестана отрезало русских от их главной коммуникационной линии, по которой к ним поступали подкрепления и провиант. Черняев о неприятельских замыслах не знал.
В начале декабря 1864 года до коменданта города-крепости Туркестана полковника Жемчужникова донеслись слухи о появлении в окрестностях города шайки кокандцев численностью до 400 человек. Поэтому комендант приказал сотне есаула Серова провести рекогносцировку, то есть разведку близлежащего района, на всякий случай, усилив сотню одним орудием горным единорогом.
В сотне насчитывалось 2 офицера, 5 урядников, 98 казаков, кроме того к сотне было придано 4 артиллериста, фельдшер, обозный и три посыльных киргиза. Для перевозки тяжестей при отряде также помимо лошадей было еще и 13 верблюдов.
4 декабря сотня уральских казаков выступила из Туркестана и возле селения Икана неожиданно и для себя, и для неприятеля оказалась перед всей армией Алимкула. Кокандцы уже приблизились к Туркестану, о чем русское командование и не подозревало. Разведчик киргиз Ахмет донес, что кокандцев «так же много, как камыша в озере». Есаул Василий Серов понял, что ждать пощады от степняков не придется и решил принять бой. Успевшие лишь занять канаву, развьючить верблюдов и создать вокруг себя завалы из мешков с провиантом, казаки мгновенно были окружены. В течение трех последующих дней без пищи и воды уральцам предстояло держать круговую оборону в голой степи, прикрываясь телами убитых лошадей.
Первая атака конницы кокандцев внезапно с визгом бросившейся на уральцев, была остановлена ружейным залпом и картечью. Азиаты повторяли эту попытку еще несколько раз, и лишь когда меткий огонь казаков навалил вокруг импровизированного казачьего укрепления ряды трупов, расположились станом рядом с казаками и зажгли свои костры. Неприятель палил всю ночь, с рассветом огонь усиливался, и гранаты с ядрами все чаще стали убивать лошадей и ранить казаков. Уральцы отвечали, снимая меткими выстрелами с лошадей джигитов, ради демонстрации своей удали подъезжавших поближе, били отличавшихся нарядной одеждой и убранством коней кокандских начальников, целились в артиллеристов.
В обед уральцы услышали раздававшиеся со стороны города орудийные выстрелы – комендант Туркестана, у которого было во всем городе у самого всего 2 с половиной роты, по выстрелам близ Икана понял, что казаки ведут бой, и выслал утром им на помощь небольшой отряд. Эта посланная из Туркестана на выручку стрелковая рота под командованием поручика Сукорко, пробиться не смогла и, понеся существенные потери, с трудом вернулась в город.
Чтобы попытаться поскорей закончить бой, Алимкул попытался склонить казаков к измене. Он прислал есаулу Серову записку: «Куда теперь уйдешь от меня? Отряд, высланный из Азрета, разбит и прогнан назад; из тысячи(!) твоих не останется ни одного, - сдавайся и прими нашу веру: никого не обижу!».
Казаки ответили на послание кокандского командующего лишь усиленной пальбой, разногласий по этому поводу и желающих сдаться в отряде не было.
В ночь на третий день беспрерывного боя есаул Серов отправил в Туркестан двух казаков – Борисова и Черняева – и верного киргиза Ахмета. На них возлагалась последняя надежда: они должны были или умереть, или пробиться в город.
Утром 6 декабря в 7 часов снова закипел отчаянный бой, кокандцы наступали теперь сразу с трех сторон. 57 казаков погибли, 42 были ранены, все казачьи лошади в отряде тому времени были перебиты. Отбив подряд 4 атаки и, заклепав единорог, расстрелявший весь свой боезапас, израненные уральцы все вместе с криком «Ура!» поднялись по команде есаула Серова, встали в каре и двинулись напролом. Отчаянный поступок казаков ошеломил кокандцев.
Кучка казаков уверенно шагала в сторону Туркестана, однако кокандцы вскоре сообразили, что их можно перестрелять, не подвергая при этом себя никакой опасности. На падавшего от попадания пули казака сразу налетали конные преследователи, спешившие отрезать своей жертве голову. Но и меткая пуля казака часто убивала такого кокандца прямо в момент его торжества, когда он поднимал свой «трофей». Видя, что происходит с ранеными и отставшими, казаки шли из последних сил. Сотник Абрамичев, раненый 4 пулями, умолял казаков его добить; позднее его труп едва удалось узнать.
К концу дня уральцам все же удалось прорваться под стены крепости, с которой их поддержали пушечным огнем. Уже в сумерках близ самого города к ним навстречу бежали солдаты отряда поручика Сукорко высланного комендантом Туркестана. Встреча эта была праздником, каких немного бывает в жизни: все крестились, обнимались, плакали и целовали друг друга. Помощь подошла во время: казаки так ослабли, что не могли уже идти и их повезли на высланных подводах. В крепость израненных казаков доставили уже в 7 часов вечера и сдали сразу в лазарет, откуда, однако не все вышли, многих вскоре похоронили.
Потери уральской сотни составили: из двух офицеров один убит, сам Василий Серов был ранен в верхнюю часть груди и контужен в голову; из 5 урядников 4 убито, 1 ранен; из 98 казаков 50 убито, 36 ранено, 4 артиллериста ранены; фельдшер, обозный и один казах – убиты. Ценой подвига уральской сотни, прогремевшего на всю Среднюю Азию, была пресечена атака Алимкула и остановлен поход кокандской армии, который мог привести к самым неожиданным последствиям.
Спустя три дня выслали отряд собрать тела убитых: «привезли 57 человек – голых, изрубленных, безголовых». 10 декабря положили героев в одну общую большую могилу, накрыли холстом и, отслужив панихиду, засыпали землей.
Как впоследствии сообщили лазутчики, кокандцам бой под Иканом стоил дорого. Убито и ранено было до 2 тысяч человек. Под Алимкулом была ранена лошадь. Неприятель убрался из под Икана в Ташкент увозя на 40 арбах своих раненых.
Генерал Михаил Григорьевич Черняев был потрясен героизмом казаков и одновременно очень рассержен на коменданта Туркестана полковника Жемчужникова за нерасторопность и несвоевременность отправки помощи. В телеграмме на имя Военного министра генерал Черняев доносил: «Мулла Алимкул, со скопищем до 10000, кинулся на Туркестан и близ лежащия селения. Уральская сотня есаула Серова, посланная 4 числа к Икану, была окружена коканцами и, засевши в канаву, два дня выдерживала натиск неприятеля. 6 числа остатки этой сотни, под начальством того же есаула, пробились сквозь неприятеля и соединились с высланной из Туркестана помощью. Движение из Чимкента первоначально 2 рот, потом всего отряда заставило Алимкула, понесшего в этом деле большую потерю, отступить к Ташкенту. Наша потеря – убито: офицер 1, нижних чинов 56; ранено: офицер 1, нижних чинов 42. Подробности будут донесены».
Вскоре о подвиге сотни есаула Василия Серова узнала вся Россия. В популярном «Русском инвалиде» появилась статья «Геройский подвиг уральских казаков». В «Военном сборнике» была напечатана статья с описанием подробностей операции хана Алимкула. В статье говорилось: «…Глубоко задуманный стратегический маневр кокандского вождя разбился о стойкость героической сотни есаула Серова».
Раздосадованный кокандский хан Алимкул, мечтавший о полководческой славе, отказался от осады Туркестана, которая не сулила ему теперь военных выгод. Внезапного удара в тыл русским войскам генерала Черняева не получилось, и хан счел за благо увести армию Коканда назад. Вымещая свою досаду за бесславное поражение, он перегнал всех жителей Икана в свою столицу Ташкент.
Все герои Иканского сражения стали кавалерами Знаков отличия военного ордена (Георгиевских крестов). Сам Василий Иродионович Серов удостоился ордена Святого Георгия IV степени и 19 января 1865 года был произведен в чин войскового старшины. Сотня стала полностью Георгиевской, что было в истории русской армии случаем исключительным.
7 октября 1884 года в 4-й сотне 2-го Уральского казачьего полка на головных уборах были введены особые знаки отличия за Иканский бой, а сама сотня стала именоваться «Иканской». В том же году в годовщину 20-летия знаменитого боя на месте братской могилы был воздвигнут памятник Иканской сотне, который был разрушен большевистскими вандалами в 20-х годах ХХ века.
Горный единорог, захваченный кокандцами в бою, впоследствии был отбит у кокандцев капитаном Александром Константиновичем Абрамовым при штурме Ташкента.
После взятия генералом Михаилом Григорьевичем Черняевым Ташкента, Войсковой старшина Василий Иродионович Серов был назначен комендантом города, а после официального присоединения Ташкента к Российской империи – начальником туземного населения Ташкента и Сырдарьинской области.
В 1866 году Серов отличился при освобождении русских невольников, за что был награжден орденом Святого Владимира IV степени.
После отзыва генерала Михаила Григорьевича Черняева из Туркестана и назначения на его место генерала Дмитрия Ильича Романовского войсковой старшина Василий Серов фактически возглавил контрразведку Туркестанской области, работал с перебежчиками из Бухары и Коканда. Из афганских дезертиров создал так называемую «Афганскую роту» успешно проявившую себя в войне с Бухарским ханством в 1868 году во время битвы на Зербулакских высотах.
После взятия 2 мая 1868года Самарканда войсками генерала Константина Петровича фон Кауфмана войсковой старшина Уральского казачьего войска Василий Серов был назначен комендантом города и с 30 мая по 8 июня выдержал в нем осаду многотысячных скопищ шахрисябзцев.
Будучи комендантов Самарканда Василий Иродионович показал себя талантливым администратором. Под его руководством была распланирована «туземная» часть Самарканда, проведены шоссейные дороги, посажен лес, построены мосты через арыки.
31 марта 1869 года за Туркестанские походы Василий Иродионович Серов был награжден чином подполковника и Золотым Георгиевским оружием с надписью «За храбрость». Через два года 26 февраля 1872 года герой Иканского боя был произведен в полковники, а в конце года вернулся на Урал в город Гурьев.
15 мая 1874 года Василий Иродионович Серов был назначен атаманом 2-го (Гурьевского) отдела Уральского казачьего войска. На этой высокой войсковой должности он был награжден двумя орденами: в 1875 году Святого Станислава II степени, а в 1878 году — Святой Анны II степени.
В 1878 году последовало новое назначение — старшим членом Войскового хозяйственного управления. За заслуги на этом посту в 1881 году был удостоен ордена Святого Владимира III степени.
В декабре 1882 года полковника Серова назначают атаманом 1-го (Уральского) отдела Уральского казачьего войска. В качестве депутата от Уральского казачьего войска Василий Иродионович присутствует на коронации императора Александра III.
15 мая 1883 года Высочайшим указом героя Иканского боя производят в чин генерал-майора.
Осенью 1889 года Серова отчисляют от атаманства в связи с выходом на «льготу». Но в Санкт-Петербурге о герое Икана хорошо помнят, и в следующем году отставной генерал-майор награждается орденом Святого Станислава I степени.
За время с 1878 по 1889 год Серову не раз приходилось по разным случаям исполнять обязанности войскового атамана. Это поручалось ему как человеку, пользовавшемуся исключительной популярностью среди казаков-уральцев.
Высочайшим указом от 25 мая 1894 года Василий Иродионович Серов был произведен в генерал-лейтенанты, с увольнением со службы по возрасту с мундиром и пенсией.
Скончался герой Икана генерал-лейтенант Уральского казачьего войска 14 июля 1901 года в городе Уральске, а похоронен был в родном для него городе Гурьеве.
Прошли годы, вандалами давно уже разрушен памятник на братской могиле погибших героев, но до сих пор народные фольклорные коллективы исполняют песни уральских казаков о славном подвиге сотни казаков есаула Серова под Иканом.

Кандидат исторических наук
Эдуард Бурда

Иллюстрации:
1. Василий Иродионович Серов
2. Кишлак Икан в XIX веке
3. Верещагин Василий. После Удачи
4. Шипов Р. Уральская сотня 1891 г.
Категория: Мои статьи | Добавил: mamay69 (08.07.2021)
Просмотров: 2808 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar