Категории раздела
Помочь сайту
Поиск
Поделиться
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Войска Терско-Дагестанского края ВСЮР в борьбе с повстанческим движением в Чечне, Ингушетии и Дагестане в 1919-1920 гг. Часть 3.
Войска Терско-Дагестанского края ВСЮР в борьбе с повстанческим движением в Чечне, Ингушетии и Дагестане в 1919-1920 гг.

Часть 3.

Еще одним очагом напряженности на Северном Кавказе являлась территория Дагестана, где силы сопротивления возглавили большевики и исламисты во главе с Али-Хаджи Акушинским. После занятия территории Дагестана войсками Добровольческой армии ушедший в подполье обком РКП(б) направил все свои силы на организацию всенародного восстания и вступил в тесный контакт с пользовавшимся широкой популярностью шейх-уль-исламом Дагестана Али-Хаджи Акушинским. Под воздействием большевиков, особенно Д. Коркмасова, Акушинский не только поддержал решение о восстании, но и возглавил его.
Назначенному генералом Ляховым в марте 1919 года правителем Дагестана генерал-майору М. М. Халилову приходилось лавировать между военным командованием Добровольческой армией и радикально настроенными исламистами возглавляемыми Али-Хаджи Акушинским.
Захватив Порт-Петровск, представители командования Добровольческой армии дали слово, что не пойдут на Темир-Хан-Шуру и далее в горы. В то же время в Дербент должны были быть введены дагестанские части. Однако белогвардейцы нарушили свое честное слово, оккупировали Темир-Хан-Шуру и его окрестности, захватили склады боеприпасов и разоружили дислоцированные в этом районе горские войска.
В ответ на взятие добровольцами Темир-Хан-Шуры Али-Хаджи Акушинский предъявил командованию Добровольческой армии ультиматум: очистить Дагестан. После того как ультиматум был отвергнут, повстанческие силы перешли в наступление.
13 июля 1919 г. на рассвете повстанцы заняли селение Верхний Дженгутай, а затем двинулись на Верхнее Казанище и Буглен. Весть об этом дошла до Темир-Хан-Шуры, и против них выступили казаки, а также подразделения, сформированные из дагестанцев. 16 июля произошло сражение в районе Казанище – Губден, повстанцам пришлось отступить. Казаки снова захватили Нижний Дженгутай. 19 июля они взяли селение Дургели а 23 июля захватили селение Кадар.
После взятия Кадара добровольцы стали наступать на Леваши. По пути захватили селения Дешлагар, Утамыш, Акуша, Кумух, Гуниб и другие населенные пункты. Когда они овладели аулом Леваши, то застали там одного Али-Хаджи Акушинского.
Под нажимом добровольцев шейх-уль-ислам послал к правителю Дагестана М. М. Халилову делегацию из акушинцев, которой поручил передать генералу, что был, обманут социалистами-революционерами и просит простить его. За организацию антиденикинского восстания правитель Дагестана Халилов лишил Али-Хаджи Акушинского звания шейх-уль-ислама и назначил на его место жителя селения Нижнее Казанище А.Г. Мустафаева.
Однако уже 4 августа приверженцы Али-Хаджи Акушинского собрались на сход и решили идти на Левашинский гарнизон и освободить шейха. В тот же день Левашинский гарнизон был перебит, а шейх Али-Хаджи освобожден. Восставшим досталась пушка два пулемета и 300 винтовок. Али-Хаджи обратился с воззванием к народам Дагестана с призывом войны против «белых гяуров».
С разгромом восставшими Левашинского гарнизона командование Добровольческой армии потеряло важный центр управления и связь с Кумухом, Гунибом и Хунзахом.
17 августа генерал М. Халилов обратился к населению Дагестана с призывом «внести свою лепту в дело освобождения от большевиков» и издал приказ о мобилизации горцев в Добровольческую армию. Мобилизации подлежало около 9 тыс. человек в возрасте от 18 до 45 лет. Согласно приказа каждому округу была предоставлена своя квота для мобилизации. Так, Темир-Хан-Шуринскому округу надлежало собрать 1111 человек, от Самурского округа требовалось собрать – 910 человек, от Кюринского – 1077, от Кайтаго-Табасаранского – 1004, от Казикумухского – 658, от Даргинского – 1187, от Гунибского – 914, от Андийского – 739 от Аварского -433. Обмундирование, снаряжение, вооружение пеших и конных призывников должно было производиться за счет населения. Все мобилизованные считались военнообязанными до прекращения боевых действий. В приказе о мобилизации говорилось: «Если кто-нибудь уклонится от выполнения приказа, незамедлительно будет наказан по закону военного времени вплоть до смертной казни».
В Темир-Хан-Шуринском округе было сформировано несколько подразделений. Однако остальные округа Дагестана отказались выполнить приказ. Тогда Халилов направил в горы подчиненных ему офицеров, которые должны были обеспечить выполнение приказа о мобилизации, а также обложение населения контрибуцией. Мобилизация и контрибуция переполнили чашу терпения населения. Началось новое восстание которое вспыхнуло в аулах Хаджал-ахи Даргинского округа и Гергебиль Гунибского округа.
Командование Добровольческой армией на Северном Кавказе решило внезапным ударом овладеть центром повстанческого движения – Левашами. Выполняя приказ командующего войсками Северного Кавказа генерала Эрдели, командир Первой Терской пластунской бригады генерал Попов отдает распоряжение командиру 2-го Волгского пластунского батальона полковнику Ф. Е. Лаврову – перейти Мекегинский перевал и занять Леваши. В его распоряжение были переданы крупные военные соединения, оснащенные артиллерией и военным снаряжением. В ночь с 21 на 22 августа 1919 года казаки 2-го Волгского пластунского батальона, солдаты стрелкового батальона при 6 орудиях и 25 пулеметах, общей численностью около 1000 человек, под командованием полковника Ф. Е. Лаврова двинулись по ущелью вверх к Левашам. Пройдя с боями через аулы Мекеге и Урахи, отряд полковника Лаврова вошел вглубь Ая-Какинского ущелья.
По приказу Али-Хаджи Акушинского к Мекегинским горам стали собираться красные партизаны. Пропустив войска полковника Лаврова вглубь ущелья, повстанцы наглухо заперли все входы и выходы из него. Отряд Ф. Е.Лаврова оказался в окружении. Всю ночь с 23 на 24 августа продолжалась перестрелка. Началось знаменитое Ая-Какинское сражение. Бой разгорелся рано утром 24 августа. Почти весь белогвардейский отряд во главе с полковником Федором Ефимовичем Лавровым были уничтожены. Повстанцы захватили 25 пулеметов, 6 орудий и сотни винтовок.
24 августа восстали крестьяне Кюринского округа. Его организаторами и руководителями были большевики и бакинские рабочие Т. Юзбеков, К. Акимов, А. Мурсалов, Г. Гатагский, братья Казанбековы, Г. Сафаралиев и др. В тот же день повстанцы напали на гарнизон Касум-Кента. Больше месяца продолжалась оборона немногочисленного (около 150 человек при 6 пулеметах и 1 орудии) гарнизона в ауле-крепости Касум-Кент. В помощь ему из Дербента была послана сотня кавалеристов. В селении Терсепул партизаны внезапно атаковали этот отряд и почти весь его уничтожили. Лишь немногие из кавалеристов спаслись бегством, побросав оружие.
Захватив Касумкент и освободив весь Кюринский округ, повстанцы созвали под селением Ортосталь окружной съезд представителей аулов. Присутствовало свыше 500 человек. Съезд выбрал окружной ревком, в состав которого вошли Т. Юзбеков, А. Акимов, Г. Сафаралиев и другие, обсудил и наметил мероприятия по дальнейшей борьбе с Добровольческой армией.
Было решено объединиться с партизанами других округов и освободить от добровольцев Дербент. Когда к повстанцам примкнули партизанские отряды Самурского округа, они двинулись на Дербент.
Эхо Ая-Какинского сражения разнеслось по всему Дагестану. Вскоре восставшие атаковали цитадель белых – Гуниб. Две недели отбивал атаки доблестный гарнизон Гуниба, и только после того как последний защитник крепости пал, восставшие ворвались в цитадель.
К концу августа были полностью уничтожены гарнизоны терских казаков в аулах Леваши, Дешлагар, Гуниб. Горные дороги блокировались повстанцами. Терские гарнизоны оказались полностью отрезанными. Но даже в таких условиях казаки продолжали оказывать упорное сопротивление осаждавшим их повстанцам, при этом, абсолютно не надеясь на благоприятный исход их борьбы. Только в августе в Дагестане было уничтожено около 10 терских гарнизонов, погибло более 2000 казаков и солдат.
Восстание перекинулось на другие районы Дагестана. Вспыхнули беспорядки в Кайтаго-Табасаранском и Самурском округах. Партизаны-лезгины перебили добровольцев, был убит также начальник Гунибского округа Т. Магомедов. Таким образом, к началу сентября Гунибский, Даргинский и Самурский округа Дагестанской области оказались во власти повстанцев. Вскоре к ним присоединились Аварский и Андийский округа, и только около 100 аварских ополченцев во главе с полковником Алихановым оставались, верны командованию Добровольческой армии и держали осаду в ауле Хунзах.
Немаловажную роль в повстанческом движении, возглавляемом Али-Хаджи Акушинский, играли приглашенные турецкие офицеры, которых не только с восторгом принимали исламистские руководители, но и предоставляли им неограниченные права. Так, согласно решению Совета обороны Северного Кавказа, командующим всеми повстанческими силами был назначен турецкий полковник Кязым-бей. Он действовал совершенно самостоятельно. С распоряжениями Совета обороны Кязым-бей не считался, командиров-повстанцев третировал, не говоря уже о рядовых горцах, чем восстановил против себя многих дагестанцев. Вслед за Кязым-беем в Дагестан прибыл известный турецкий генерал, бывший командующий Кавказской исламской армии Нури-паша. Вскоре Нури-паша сменил Кязым-бея на посту главнокомандующего, а Кязым-бей был назначен командующим Темир-Хан-Шуринским фронтом.
Однако повстанцам не хватало военно-политического руководства, в восстании не принимали участия Темир-Хан-Шуринский и Хасавюртовский округа, жители которых занимали выжидательную позицию, а также значительная часть аулов Аварского округа, где имел влияние Н. Гоцинский, ставший фактически на сторону добровольцев.
Большие надежды командующий ВСЮР возлагал на переговоры и дипломатические уловки. Поэтому генералам И. Г. Эрдели и М. М. Халилову было предложено созвать Всеобщий съезд народов Дагестана. Дважды назначался съезд представителей 13 июля и 9 сентября и оба раза из-за разгоравшегося восстания отменялся. Переговоры также не привели к желанным результатам, более того руководство повстанческими отрядами решило провести штурм Темир-Хан-Шуры.
19 сентября в Темир-Хан-Шуру прибыли два представителя горцев присланные передать ультиматум гарнизону города. Горцы потребовали, чтобы добровольцы покинули Дагестан, оставив оружие, боеприпасы, мануфактуру, сахар и медикаменты, которые не являлись собственностью Добровольческой армии, а также, чтобы они отпустили на родину дагестанцев, мобилизованных командованием в Темир-Хан-Шуринском округе и отправленных в войска Кавказской армии.
Поскольку белогвардейское командование отказалось выполнить предъявленные ему требования, в пятницу 20 сентября 1919 г. горцы осадили Темир-Хан-Шуру. Они разрушили железнодорожную линию, соединявшую город с Порт-Петровском, так что казаки не смогли получать никакого подкрепления.
Тем не менее, овладеть Темир-Хан-Шурой повстанцы так и не сумели. Гарнизон города насчитывал не более 400 солдат, но мобилизация горожан позволила поставить под ружье более 2 тысяч человек. Некоторых горцев-мусульман добровольцы арестовали, многих заставили рыть траншеи и устанавливать проволочные заграждения.
Повстанцы осаждали город 12 дней. Для борьбы с восставшими использовалась корабельная артиллерия вспомогательного крейсера «Африка» и канонерской лодки «Меркурий». После того как к казакам прибыло подкрепление численностью более 3 тысячи человек, Али-Хаджи Акушинский направил к белогвардейскому командованию парламентеров с предложением заключить перемирие. Предложение о перемирии было отклонено.
Утром 1 октября из Терской области в помощь осажденным прибыл бронепоезд с новым подкреплением; железнодорожное полотно, разрушенное горцами, удалось восстановить.
2 октября после сильного артиллерийского обстрела казаки перешли в наступление, и повстанцы, сняв осаду, отступили в горы. Темир-Хан-Шура и ее окрестности остались под властью деникинцев. Верхний и Нижний Дженгутай, Параул, Гелли, Кака-Шура, Дургели, Кадар и Аркас были заняты добровольцами.
Для удержания стратегически важных пунктов таких как Порт-Петровск, Грозный и Дербент, по приказу генерала А. И. Деникина в Дагестан был переброшен из Кавказской армии дополнительный контингент войск. Командующим Дагестанским отрядом войск Северного Кавказа был назначен генерал В. Я. Пиковский.
Прекратившее было существование Горское правительство, предприняло попытку взять руководство над набиравшим широкий размах народным восстанием в свои руки. Для этого 2 сентября 1919 года в Тифлисе под протекторатом Грузинского правительства была созвана Конференция представителей горцев Кавказа для создания демократической республики горских народов. Члены Горского правительства А. Цаликов, Г. Бамматов, А. Кантемиров, Р. Капланов и представители интеллигенции образовали руководящий орган – Горский меджлис.
В самом же Дагестане в этот период решался вопрос о создании органа, способного руководить как восстанием, так и экономикой края. 19 октября 1919 года в селении Леваши на собрании делегатов от округов и повстанческих частей был создан Совет обороны Северного Кавказа: «Чрезвычайное совещание представителей действующих на фронтах Дагестана военных групп, состоявшееся под председательством Шейх Уль Ислама Али-Хаджи Акушинокого, приняло решение в целях усиленной борьбы против врага о создании общего для всего Северного Кавказа Совета обороны на следующих основаниях:
1) Совет обороны немедленно отправляет делегации к Узун-Хаджи для установления связи и приглашения его или его представителей в свой состав.
2) Совет обороны особым актом объявляет о целях и причинах войны.
3) Совет обороны вступает в переговоры с Азербайджаном и Грузией и другими государствами.
4) При Совете обороны организуется Военный Отдел из специалистов военного дела, ведающий техникой командования, ведением войны и обучением мобилизуемых людей.
5) Все приказы и распоряжения о действиях и передвижениях войск исходят от Совета обороны и обязательны к исполнению на территории Горцев, т. е. в Дагестане и Терской области.
6) Совет обороны ведает временно делами внутреннего направления и заботится об организации власти на местах.
7) Совет обороны имеет право для нужд войны на мобилизацию людей, реквизицию военного снаряжения, скота, хлеба и прочего имущества, а также обложения населения деньгами.
8) Совет обороны является единственным полномочным хозяином военного имущества, находящегося на территории Северного Кавказа или могущего быть отбитым у неприятеля.
9) Совет обороны созывает при первой возможности Съезд Горских народов Кавказа для создания настоящей нормальной власти.
10) До вступления в состав Совета обороны Узун-Хаджи или его представителя Совет будет называться Советом обороны Дагестана.
11) Совет обороны избирает временным центром селение Леваши и немедленно приступает к работе».
Вначале руководство Советом обороны Северного Кавказа всецело захватили исламисты во главе с Али-Гаджи Акушинский. Но вскоре в Леваши прибыл из Баку Дагестанский подпольный обком РКП(б) во главе с Д. Коркмасовым. С этого времени начался новый этап в повстанческом движении: оно стало перерастать в движение за установление в Дагестане Советской власти. Главой Совета обороны Северного Кавказа стал большевик С.-С. Казбеков. Формировалась Красная армия, при Совете обороны создавались органы Советской власти, руководство административным аппаратом и командование воинскими частями стало переходить в руки большевиков.
Однако председатель Совета обороны и духовный вождь горцев Али-Хаджи Акушинский стал вносить раскол в повстанческое движение, он решительно выступал против большевизации Совета обороны и тем более против Красной армии, которую создавали большевики. Али-Хаджи Акушинский втайне от Совета обороны начал переговоры с генералом В. Я. Пиковским о заключении перемирия. Добровольческая армия к этому времени уже стала терпеть поражение за поражением. Поэтому предложение Али-Хаджи было восторженно встречено генералом Пиковским. И хотя перемирие так и не было заключено, вооруженные столкновения все же прекратились.
В начале 1920 года положение в Нагорной Чечне и Дагестане можно было охарактеризовать как неустойчивое равновесие. Войска Узун-Хаджи и Хаджи Акушинского, контролировали Введенский и Шатойский округа Чечни и большую часть нагорного Дагестана. В то же время войска Терско-Дагестанского края генерала Эрдели удерживали плоскостную Чечню, блокируя силы эмирата в горных районах, и контролировали важнейшие города-крепости в Дагестане. В некоторых отрядах повстанцев началось разложение. Так, часть бойцов повстанческого, так называемого, Левашинского фронта в Дагестане перешла на сторону ВСЮР. Руководство Терско-Дагестанского края всерьез заявляло о скором подавлении восстания и ликвидации самозваных правителей эмирата.
В этой обстановке главной опорой Дагестанского областного комитета РКП(б) был Дербентский боевой участок, который оборонял 1-й Дербентский Советский полк численностью до 1000 человек, в котором была сильная большевистская организация – до 284 человек, а также боевой участок под Темир-Хан-Шурой, удерживавшийся советским полком под командованием Б. П. Шеболдаева.
Власть на местах принадлежала организованному в Дагестане Совету обороны Северного Кавказа. Перед Дагестанским обкомом РКП(б) стояла задача отстранить турецкого генерала Нури-пашу и его офицеров от командования повстанцами. Зная о неизбежности своего устранения с поста главкома, Нури-паша 5 марта арестовал социалистическую группу Совета обороны Северного Кавказа в Левашах. Прибывший в Леваши по вызову Б. П. Шеболдаева отряд Гамида Долгата восстановил положение и освободил арестованных членов Совета обороны (среди них не оказалось председателя Совета С. Казбекова; труп его был найден на следующий день).
После убийства С.-С. Казбекова Совет обороны был преобразован в Революционный совет обороны Северного Кавказа и Дагестана. В его состав вошли Д. Коркмасов (председатель), М. Рамазанов (военный комиссар), Б. Алхасов (комиссар продовольствия), Ш. Доветов (комиссар охраны революционного порядка), О. Османов (комиссар внутренних дел), В. Гавриленко (командующий войсками), Мерзелевский (комиссар почты и телеграфа), Ю.-М. Магомедов (комиссар промышленности), А.-Г. Гусейнов (комиссар путей сообщения), М. Далгат (комиссар финансов), У. Алиев (комиссар просвещения).
Совет обороны Северного Кавказа отстранил Нури-пашу от должности главкома и потребовал его удаления из Дагестана. Авантюра Нури-паши провалилась. Дагестанский обком РКП(б), справившись с задачей удержания за собой руководящей роли в крае, приступил к выполнению основной задачи – борьбе с отрядами Деникина в Дагестане и освобождению Дербента, Порт-Петровска и Темир-Хан-Шуры.
В начале 1920 г. войска левого фланга советского Кавказского фронта под командованием военспеца М. Тухачевского в ходе Северокавказской операции (17 января – 7 апреля 1920 г.) начали наступление на Терек и Дагестан. Против группы белых войск, отступавших вдоль Владикавказской железной дороги, из состава 11-й армии был выделен специальный экспедиционный корпус под командованием Бутягина. 12 января после ожесточенных боев корпус овладел Святым Крестом и получил возможность наступать на Моздок. Это способствовало новому всплеску партизанской войны в горах. Реввоенсовет 11-й армии во главе с С. Кировым решил поднять всеобщее восстание горцев, чтобы помочь наступательным операциям Красной армии. Для этого было организовано снабжение партизан деньгами, оружием, боеприпасами и обмундированием. 17 марта 1920 г. партизанские отряды, объединенные под командованием Н. Гикало, спустились с гор и после короткого боя захватили Грозный. После этого они двинулись на Владикавказ, где к этому времени скопились разрозненные белые части и беженцы, которые в середине марта по Военно-Грузинской дороге перешли в Грузию. Здесь войска и беженцы были интернированы и помещены в лагеря близ Поти, в болотистой малярийной местности. 24 марта во Владикавказ вошли красные партизанские части. В этот же день в Нальчик вошли красные партизаны под командованием Н. Катханова.
Совет обороны решил немедленно двинуть повстанческие войска на эти города. 24 марта к Дербенту были подтянуты лезгинские повстанческие отряды. Но прежде чем перейти в наступление на Дербент, большевики в ночь на 25 марта арестовали 11 турецких офицеров во главе с Рафетбеем и выслали их из Дагестана.
В ту же ночь по общему сигналу 1-й Дербентский Советский полк атаковал Дербент с юга и ворвался в город, а лезгинские части – с севера. Противник был застигнут врасплох. Большая часть белых сдалась повстанцам. Лишь небольшая офицерская группа оказывала сопротивление, но и она вскоре была разбита и принуждена к сдаче.
27 марта Революционный совет обороны отдал приказ повстанческой армии овладеть Порт-Петровском. На следующий день между повстанцами и деникинцами произошло последнее сражение. 30 марта части Добровольческой армии поспешно погрузились на суда, которые взяли курс сначала на Баку, а потом на Персию, в Энзели. Вместе с белогвардейцами родину покинули и многие дагестанские офицеры, служившие в Белой армии. В общей сложности Дагестан покинуло более 14 тыс. белоэмигрантов.
Таким образом, весь Дагестан оказался в руках Красной армии и повстанческих отрядов. XI армия, усиленная дивизиями X армии, сосредоточилась в Дагестане от Порт-Петровска до границы Азербайджана.$IMAGE3$
2 апреля 1920 г. в Москве была получена телеграмма от Серго Орджоникидзе: «Освобождение от белых всего Северного Кавказа, Кубани, Ставрополья, Черноморья, Терской и Дагестанской областей стало свершившимся фактом. Осетины, ингуши, кабардинцы, дагестанцы, балкарцы проникнуты полным сознанием могущественности Советской власти и безграничным доверием к ней… Владикавказ, Грозный, Дербент изгнали белогвардейцев, создав свои повстанческие ревкомы ранее прихода Красной армии. Старые работники выходят из подполья и руководят повстанческим движением. Население жаждет прибытия представителей центральной Советской власти, требуя распоряжений и инструкций от центра и только центра. Командующему повстанческими войсками Гикало вручен орден Красного Знамени. Повстанческий отряд, великолепно дисциплинированная войсковая часть, влился в регулярную армию, представлен к ордену Красного Знамени…».

1. ГАРФ, ф. Р-5881, оп. 1, д. 534.
2. ГАРФ, ф. Р-446, оп. 2, д. 31.
3. ГАРФ, ф. Р-446, оп. 2, д. 92.
4. ГАРФ, ф. Р-446, оп. 2, д. 121.
5. ГАРФ, ф. Р-5956, оп. 1, д. 395.
6. ГАРФ, ф. Р-440, оп. 1, д. 57.
7. ГАРФ, ф. Р-115, оп. 1, д. 26.
8. ГАРФ, ф. Р-5351, оп. 1, д. 25.
9. ГАРФ, ф. Р-5881, оп. 2, д. 569.
10. ГАРФ, ф. Р-5351, оп. 1, д. 18.
11. ГАРФ, ф. Р-6396, оп. 1, д. 23
12. РГВА, ф. 40201, оп. 1, д. 11.
13. РГВА, . 40201, оп. 1, д. 17.
14. РГВА, ф. 40201, оп. 1, д. 1.
15. РГВА, ф. 40201, оп. 1, д. 23.
16. РГА ВМФ, ф. Р-332, оп. 1, д. 13.
17. ЦГА РСО-А, ф. Р-8, оп. 2, д. 34.
18. Апухтин В. Материалы о гражданской войне в Чечне в 1919 г. //Новый Восток. 1925. № 8.
19. Балмасов С. Покорение Чечни Вооруженными Силами Юга России в марте - апреле 1919 г. //"Посев" N 3, 2003.
20. Борьба за Советскую власть в Северной Осетии. Сборник документов и материалов. – Орджоникидзе: «Ир», 1972.
21. Буркин Н. Г. Октябрьская революция и Гражданская война в горских областях Северного Кавказа. – Ростов-на-Дону: Партиздат, 1933.
22. Вайнахи и имперская власть: проблема Чечни и Ингушетии во внутренней политике России и СССР. (начало XIX – середина XX в.). – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН); Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина», 2011.
23. В борьбе за власть Советов в Чечено-Ингушетии. Сборник воспоминаний. – Грозный, 1970.
24. Ведомости грозненского градоначальства. № 15. 15 февраля 1920 г.
25. Воспоминания полковника Добровольческой армии А. Л. Писарева о взятии чеченских аулов Алхан-Юрт, Цацанг-Юрт в марте 1919 г. //Вайнахи и имперская власть: проблемы Чечни и Ингушетии во внутренней политике России и СССР (начало XIX – середина XX в.). – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН); Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцины», 2011.
26. Гатуев Д. Империя Узун-Хаджи. //Революционный Восток. 1928. № 4-5.
27. Газ. «Терское эхо». № 74. 30 апреля (13 мая) 1919 г.
28. Джамбулатов Р. Т. Революция и Гражданская война на Тереке. (Хасав-Юртовский округ и Кизлярский отдел). – Махачкала, 2012.
29. Деникин А. И. Очерки русской смуты. Книга 3. ТТ. 4, 5. Вооруженные силы юга России. – М.: Айрис-Пресс, 2006.
30. Дзисоев В. Д. Белый и красный террор на Северном Кавказе. 1917-1918 гг. – Владикавказ: «Алания», 2000.
31. Донесение генерал-лейтенанта В. П. Ляхова А. М. Драгомирову об изменении положения в Терско-Дагестанском крае и Чечне в период с 15 марта по 15 апреля 1919 г. // Вайнахи и имперская власть: проблемы Чечни и Ингушетии во внутренней политике России и СССР (начало XIX – середина XX в.). – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН); Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина», 2011.
32. Из доклада генерал-майора штаба Кавказской армии Б. П. Лазарева помощнику главнокомандующего Добровольческой армией А. М. Драгомирову о положении на Северном Кавказе в 1918 году. //Вайнахи и имперская власть: проблемы Чечни и Ингушетии во внутренней политике России и СССР (начало XIX – середина XX в.). – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН); Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина», 2011.
33. История Ингушетии. – Магас-Нальчик, 2011.
34. Лобанов В. Б. История антибольшевистского движения на Северном Кавказе 1917-1920 гг.: на материалах Терека и Дагестана. – СПб., 2013.
35. Опрышко О. Л. Терские казаки: имена в истории. – Нальчик: «Эльбрус», 2012.
36. Орешин С. А. Ингушетия под «Белой» властью: особенности государственного строительства в 1919 – начале 1920 г. //Вестник РУДН, серия История России. 2015, № 2.
37. Очерки истории Чечено-Ингушской АССР. Т. II. – Грозный, 1967.
38. Полян П. М. Вайнахи в эпоху российского межвластия. 1917-1922 гг. // Вайнахи и имперская власть: проблемы Чечни и Ингушетии во внутренней политике России и СССР (начало XIX – середина XX в.). – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН); Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина», 2011.
39. Из донесения начальника штаба командующего войсками Терско-Дагестанского края Е. В. Масловского А. М. Драгомирову об изменении положения в Терско-Дагестанском крае и Чечне в период с 15 по 30 апреля 1919 г. // Вайнахи и имперская власть: проблемы Чечни и Ингушетии во внутренней политике России и СССР (начало XIX – середина XX в.). – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН); Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина», 2011.
40. Политическая сводка штаба деникинских Терско-Дагестанских войск о подготовке восстания против деникинцев в Ингушетии. //Борьба за Советскую Власть в Чечено-Ингушетии. Сборник документов. – Грозный, 1958.
41. Пученков А. С. Национальный вопрос в идеологии и политике южного Белого движения в годы Гражданской войны 1917-1919 гг. Автореферат диссертации кандидата исторических наук. – СПб.: Б\и, 2005.
42. Теми-Лан Э. М. Узун-Хайр-Хаджи-Хан – эмир Чечни и Дагестана – феномен смутных лет на Северном Кавказе. //Родимый край. 1968. № 75.
43. Цветков В. Ж. Белое дело в России. 1919 (формирование и эволюция политических структур Белого движения в России). – М., 2009.
44. Шатилов П. Н. В Добровольческой армии. //Второй Кубанский поход и освобождение Северного Кавказа. Составитель С. В. Волков. – М.: ЗАО Центрполиграф, 2002.
45. Шамбаров В. Е. Белогвардейщина. – М.: Алгоритм, Эксмо, 2004.

Кандидат исторических наук Эдуард Бурда

иллюстрации
1. Али-Хаджи
2. В горном ауле

ПРИ КОПИРОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ ССЫЛКА НА САЙТ СТРОГО ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Категория: Мои статьи | Добавил: burdaeduard (29.06.2017)
Просмотров: 4756 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
avatar