Категории раздела
Помочь сайту
Поиск
Поделиться
Друзья сайта
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Вооруженное противостояние в Терской области зимой – весной 1918 года как предвестник Гражданской войны Часть 2
Вооруженное противостояние в Терской области зимой – весной 1918 года как предвестник Гражданской войны
Часть 2

К тому времени Дагестан, Чечня, Ингушетия были уже наводне¬ны агентами Турции, кровно заинтересованной, прежде всего в том, чтобы развалить тыл Кавказской армии. Турецкие эмиссары, несомненно, рассчитывали поднять восстание горских мусульманских народов, уничтожить города и промышленные центры на Северном Кавказе, подготовить захват Кавказа и отторжение его от России.
Вся обстановка на Тереке способствовала успеху этой подрывной работы. Обычными стали грабежи и убийства, организованные напа¬дения на беззащитные хутора и даже крупные селения и города, раз¬рушалась железная дорога.
К решительным действиям приступил и шейх Узун-Хаджи, возом¬нивший себя диктатором мусульман Северного Кавказа. После того как Нажмуддин Гоцинский под давлением Дагестанского областного исполкома согласился не присваивать себе титул имама и ограничился званием главного муфтия Союза объединенных горцев Кавказа, шейх Узун-Хаджи сам решил провозгласить себя имамом Чечни и Дагестана. Вокруг шейха Узуна-Хаджи сплотилась большая группа мюридов — людей, связанных с ним духовным обетом. Для них он был единственным авторитетом в во¬просах веры, в духовных и прочих делах.
В сентябре 1917 года началось разграбление и опустошение примыкающего многострадального Хасав-Юртовского округа. К концу 1917 года чеченцы перешли от разбойничьих набегов к систематическому уничтожению русских деревень, немецких колоний и молдаванских хуторов, располагавшихся на Кумыкской плоскости, и к весне 1918 года почти закончили эту работу, стерев с лица земли более 170 населенных пунктов. Тысячи беженцев рассеялись по всему Северному Кавказу, разнося «фантастические вести о восстании Чечни».
Любопытные заметки о поездке по Хасав-Юртовскому округу, превращенному бандитами в пустыню, оставил войсковой старшина А.Г. Шкуро, возвращавшийся с Кавказского фронта: «Мы проезжали местами, где еще недавно кипела отчаянная война между отстаивавшим свои очаги местным русским населением и горцами, решившими изгнать его из пределов своих стародавних земель. В этой войне горцы, хорошо вооруженные и фанатичные, победили мирных русских крестьян, огнем и мечем пройдя всю страну. Лишь немногие уцелевшие крестьяне, бросив все, с женами и детьми бежали в пределы Терской области. Там, где еще недавно стояли цветущие русские села, утопавшие в зелени богатых садов, теперь лежали лишь груды развалин и кучи обгоревшего щебня. Одичавшие собаки бродили и жалобно выли на пепелищах и, голодные, терзали раскиданные всюду и разлагавшиеся на солнце обезглавленные трупы русских поселян, жертв недавних боев. Зрелище этого беспощадного истребления трудов многих поколений, этого разрушения культуры, напоминавшее времена Батыя и Чингиз-Хана, было невыносимо тягостно и разрывало душу. Железнодорожное полотно было местами разрушено, телеграфные столбы порублены, мостики сожжены. Засевшие в лесистых трущобах чеченцы осыпали проходившие эшелоны градом метких пуль, нанося нам потери. Приходилось двигаться с величайшими предосторожностями, постоянно исправляя путь, и часто с рассыпанной впереди цепью казаков, выбивавших из засад преграждавших дорогу горцев».
Нападению подвергся и сам Хасав-Юрт, полное уничтожение которого не произошло лишь благодаря помощи, оказанной бронепоездом Бакинского Совета, курсировавшего между Хасав-Юртом и Гудермесом и охранявшего железную дорогу для воинских эшелонов, возвращавшихся с Кавказского фронта, а также для отправки голодающему Баку закупаемого на Северном Кавказе продовольствия. Один из отрядов Узуна-Хаджи ворвался в старую Хасав-Юртов¬скую крепость на крутом обрывистом берегу Ярыксу и захватил там довольно много оружия и боевых припасов.
Терский областной совет направил в Хасав-Юртовский округ своих делегатов для выяснения происходящего, но жители, терроризируемые бандами Узун-Хаджи, на своем съезде приняли решение о вхождении в состав Дагестана, который Узун-Хаджи и Нажмудин Гоцинский пытались превратить в центр возрожденного имамата.
К марту 1918 года Хасав-Юрт оставался последним русским населенным пунктом в округе, еще не уничтоженным чеченцами, и держался благодаря тому, что по железной дороге курсировал бронепоезд Бакинского Совета, однако, после захвата Порт-Петровска войсками дагестанского облисполкома и Нажмудина Гоцинского 24 марта, железнодорожное сообщение было прервано.
Слобода была со всех сторон обложена чеченцами, и держалась благодаря охране Кумыкского Запасного полка под командованием князя Капланова. Полк этот постепенно расходился по своим аулам, и с момента начала осады оставшиеся жители слободы организовали свою охрану, примерно из 150 человек с добровольческой батареей (2 горных орудия). С помощью персов они вырыли окопы, устроили проволочные заграждения и баррикады, оставив всего два выхода, и тщательно следили, что бы чеченцы ни под каким видом не могли проникнуть внутрь.
В первой половине апреля 1918 года жители Хасаю-Юртовской слободы отправили в Темир-Хан-Шуру к Дагестанскому правительству делегацию из русских и кумыков с просьбой о помощи. 15 апреля по железной дороге в Хасав-Юрт прибыли Нажмудин Гоцинский и Узун-Хаджи. По их прибытию русская охрана слободы была снята, а вместо нее в Хасав-Юрт прибыла сотня дагестанцев из Чир-Юрта. Кумыкская же охрана слободы выбыла в Дагестан, на смену прибывшей сотне дагестанце. Благодаря этому чеченцы смогли проникнуть в Хасав-Юрт.
На организованном в Хасав-Юрте съезде кумыков, чеченцев и русских Гоцинский потребовал прекратить грабежи, и даже пообещал вернуть вещи, украденные из местной церкви. Через три дня Гоцинский уехал, и в слободе остался Узун-Хаджи со своей охраной, состоявшей из так называемых, тавлинцев.
20 апреля войска Бакинской коммуны высадились у Порт-Петровска, разгромили части князя Тарковского и имама Гоцинского, овладели городом, и намеревались двигаться через Хасав-Юрт, чтобы восстановить прерванное железнодорожное сообщение.
Узун-Хаджи отреагировал немедленно. 22 апреля в 9 часов утра его люди начали массовые обыски, отбирая оружие и выливая по его приказу спиртные напитки. Около 12 часов дня появились чеченцы, и начался повальный грабеж, сопровождавшийся сильной стрельбой. Те из слобожан, кто не успели спрятаться или прибегнуть к покровительству дружественных русским кумыков, были обобраны, раздеты донага или захвачены в плен.
Хасав-Юрт был полностью разграблен, а затем сожжен дотла. Говорили, что Узун-Хаджи вручил для этого каждому погромщику по бутылке керосина. Кроме самой слободы были уничтожены железнодорожная станция и почтовая контора, персонал которой был захвачен и вывезен в Чечню, но затем отпущен в Грозный. Русские, которые сумели спастись бегством или были выведены кумыками, нашли убежище в соседних кумыкских селениях Эндирей, Яхсай, Карлан-Юрт, Кокрек, Бота-Юрт и других, жители которых под охраной доставили их в Кизляр.
По словам историка А. Гаджиева: «Чеченцы своего добились. Большая часть города превращена в руины. Переполненные хасавюртовскими вещами подводы направлялись в сторону Чечни – все это походило на дикий свадебный пир, можно было постороннему зрителю подумать, что это люди, которые отправляют приданное очень богатой невесты».
Уничтожение Хасав-Юрта вызвало сильный резонанс. Чеченцы опасавшиеся возмездия русских, во время одного из раундов мирных переговоров с Грозненским советом даже предложили организовать совместную русско-чеченскую экспедицию для освобождения Хасав-Юрта, «находящегося во власти бандита шейха Узун-Хаджи и его разбойничьей шайки». Поскольку освобождать в Хасавюрте было уже нечего, грозненцы ответили, что вопрос об экспедиции находится в компетенции Терского областного совета.
Собравшийся в мае 1918 года Третий съезд народов Терека мог только с горечью констатировать неудачу попыток правительства Терской советской республики защитить Хасав-Юрт от варваров.
Трагические события развернувшиеся в Хасав-Юртовском округе непосредственно повлияли и на обострение обстановки в соседнем Грозненском округе. Так, 24 ноября 1917 года к Грозному со стороны Гудермеса подошел поезд, ограбленный на последнем перегоне. Среди пассажиров были раненые и убитые. Весть об этом мгновенно распространилась по городу и око¬ло поезда собралась возбужденная толпа. На вокзале в это время стоял прибыв¬ший из Владикавказа вагон с оружием для смешанного охранного отряда в районе Гудермеса. Кем-то был пущен слух, что оружие это предназначено для чеченцев. Толпа бросилась к вагону, убила часть сопровождавших его всадников чеченского полка и двух офицеров — чеченца и русского, и расхватала все оружие. После этого погром перекинулся в город. Чеченский полк, расквартированный в городе, сумел вырваться, а вместе с ним выехал и Чеченский национальный совет.
Слухи об этом сразу же облетели ближайшие чеченские аулы. Убитый офицер был сыном лидера Союза объединенных горцев А.М. Чермоева, очень влиятельного в тот период человека в Чечне. Убийство представителя столь влиятельного рода вызвало огромное негодование среди чеченского народа. В тот же день поздно вечером несколько сот чеченских всадников, сопровождаемых обозами из арб, ворвались на Новые промыслы — один из самых богатых нефтяных районов Грозного, подвергли его разграблению и подожгли нефтяные вышки. Вскоре начали подтягиваться, и разъехавшиеся было по аулам всадники Чеченского полка, которые в организованном порядке начали осаду и обстрел города.
Неописуемая паника началась в Грозном. Немедленно собрав¬шийся Совет рабочих и солдатских депутатов поручил комиссии выяс¬нить, какие имеются возможности для защиты города — никто не сом¬невался тогда, что в Чечне готовятся к захвату Грозного.
Глава казачьего комитета П.Д. Губарев, заместитель войскового атамана Л.Е. Медяник и другие представители Войскового правительства выехали в чеченские аулы, чтобы встретиться со старейшинами и духовными лидерами и договориться о перемирии.
Совет рабочих и солдатских депутатов в свою очередь также попытался вступить в переговоры с ближайшими аулами, но Исполнительный комитет Чеченского национального совета воспрепятствовал этому.
23 ноября 1917 года председа¬тель казачьего исполкома Кизлярского отдела П.Д. Губарев вручил Грозненскому Совету ультиматум Чеченского комитета — в трехдневный срок вывести из города 111 полк и не препятствовать возвращению в город чеченского полка. Это требование поддержали ЦК Союза объединенных горцев и атаман М. А. Караулов.
111 полк был единственной вооруженной опорой Грозненского Совета рабочих и солдатских депутатов. Незадолго до этих событий главнокомандующий войсками Кавказского фронта генерал М.А. Пржевальский приказал 111 полк рас¬формировать. Но времена были теперь иные, и по решению Грознен¬ского Совета 111 полк отказался подчиниться этому приказу, а у войскового правительства не было сил, что бы провести разоружение.
После долгих и бурных споров было принято реше¬ние: 111 полку выехать из города; вместе с ним выехать также Совету рабочих и солдатских депутатов; потребовать, чтобы всем рабочим, желающим покинуть город, была предоставлена эта возможность. В тот же день 111 полк выехал в город Ставрополь. Потерпев поражение, лидеры грозненских большевиков ушли в подполье.
В город были введены воинские части Чеченского национального Совета, основу которых составили эскадроны Чеченского полка Дикой дивизии.
По просьбе городской думы из Моздока, для охраны города, при¬была казачья воинская часть. Между казаками и чеченцами по каж¬дому поводу вспыхивали вооруженные столкновения. По решению II Краевого съезда Кавказской армии, состоявшегося в декабре 1917 года в Тифлисе, в Грозный были направлены революционно настроенные части солдат Кавказской армии и матросов Каспийской флотилии. Во избежание дальнейших провокаций вновь образованный Грозненский Совет поставил вопрос о выводе чеченского полка из города. Требование это было поддержано город¬ской думой и другими организациями. Чеченскому полку пришлось выехать в аулы.
В это время у грозненских большевиков обнаружился союзник в лице казачьих ревкомов в Сунженском и Кизлярском отделах. Совместно они стали готовиться к широкомасштабным военным действиям против «контрреволюционных народов» – чеченцев и ингушей. В здании Грозненского совдепа отвели специальную комнату для офицеров Горско-Моздокского полка, а рядом находился штаб городского комитета РСДРП(б).
После того как Чеченский национальный комитет по требованию Грозненского совета вынужден был покинуть город, въезд в него чеченцам фактически был запрещен. Но 27 декабря 1917 года среди белого дня в город вдруг въехал отряд из 32 чеченцев во главе с шейхом Дени Арсановым. Как потом выяснилось, Дени Арсанов, сопровождаемый своими мюридами, на¬правлялся в станицу Червленную на съезд казаков и иногородних, где должен был обсуждаться вопрос об организации окружной власти. Однако в станице вспыхнула ссора из-за требования казаков к чеченцам сдать оружие, и в ходе возникшей перестрелки Дени Арсанов и сопровождавшие его представители комитета были убиты.
Страшное преступление ошеломило население Грозного. Все пони¬мали, что убийство такого большого числа чеченцев, особенно шейха Дени Арсанова, одного из самых почетных и влиятельных тогда лиц в Чечне, не может не вызвать яростного возмущения в чеченских аулах. Мгновенно распространились слухи о готовящемся нападении на Грозный. До станицы же Червленной, где заседал окружной съезд казаков и иногородних, слухи дошли о том, что Грозный якобы уже захвачен чеченцами.
Весь съезд и примчавшиеся из некоторых станиц сотни казаков под командой полковника С.Г. Бочарова двинулись освобождать Грозный. Казаки, соединившись со стихийно вышедшей из города огромной вооружен¬ной толпой состоявшей из рабочих, солдат и железнодорожников. 1 января 1918 г. отряды казаков и красногвардейцев атаковали аул Старый Юрт. После перестрелки и рукопашной схватки селение было занято, разграблено и сожжено. Следом нападению подверглись село Новый Юрт и Старосунженское. Одновременно в Грозном арестовали и заключили в тюрьму в качестве заложников большое число чеченцев, ингушей, кумыков и представителей других народностей.
В это время Петр Губарев, глава Кизлярского казачьего комитета, попытался отговорить казаков от нападения на чеченские аулы, но был арестован в станице Петропавловской и посажен под стражу «за симпатии к чеченцам».
Через день после разгрома Старой Сунжи большой отряд под командованием уроженца аула Шали Эрбулата напал на станицу Кахановскую и сжег ее дотла. Вслед за тем была сожжена станица Ильинская и подверглась нападению станица Закан-Юртовская. Чтобы обезопасить свои села от обстрелов со стороны проходивших мимо солдатских эшелонов, а также бронепоездов, чеченцы в течение трех дней разобрали участок дороги от Гудермеса до Аргуна.
В Ингушетии также готовились к отражению нападения. На собравшемся 25 декабря 1917 г. национальном собрании сформировали новый Ингушский национальный совет, которые возглавили ингушские офицеры – генерал Тонт Укуров, генерал Эльберт Нальгиев и полковник Керим Гойгов. Они должны были подготовить военные силы ингушей. Наступление сунженских казаков началось в ночь на 10 января 1918 г. в направлении села Плиево. Атака был отбита с большими потерями для казаков. В один момент Ингушетия превратилась в военный лагерь. Чтобы обезопасить себя от действия бронепоездов, ингуши по примеру чеченцев разрушили железную дорогу на протяжении 20 верст.
Казалось, теперь уж неминуема межнациональная бойня. Только объединение всех сил Грозного и ближайших казачьих станиц Сунженского и Кизлярского отделов — могло предотвратить дальнейшее развязывание войны между казака¬ми и чеченцами.
В срочном порядке было созвано совещание представителей рабочих неф¬тяных промыслов, заводов, профсоюзов, политических партий, город¬ской думы и казаков Грозненской станицы. На совещание так же прибыли и представители станиц Сунженской линии. В ночь на 31 декабря 1917 года, после очень бурного обсуждения этого вопроса, решено было органи¬зовать Военно-революционный совет, власть которого должна была распространяться на город Грозный и на ближайшие казачьи станицы Кизлярского и Сунженского отделов. На пост председателя совета был выдвинут большевик Г.З. Иоаннисиани. Несколькими днями раньше военно-революционный комитет возник в Моздоке. Его возглавил казачий полковник Т.М. Рымарь, прямо заявивший казакам: «Наше дело организовать вооруженные отряды из казаков, оружие у нас имеется. Мы не должны допустить на свою территорию ни одного горца и большевика». Впрочем, это не мешало Моздокскому казачьему ревкому тесно сотрудничать с грозненскими большевиками. При ревкоме тут же был создан специальный штаб, в задачу которого входило разработать детальный план нападения на Ингушетию.
В короткий срок военно-революционный совет проделал большую работу по укреплению обороны Грозного. При этом, большевики использовали выпавший случай для укрепления своих сил. В короткий срок ими были сформированы четыре батальона из демобилизованных солдат, рабочих нефтяных промыслов и железнодорожников. Была объявлена всеобщая мобилизация, город разбит на 14 участков, во главе каждого поставлен комиссар. За горо¬дом стали рыть окопы, ставить проволочные заграждения, строить различные оборонительные сооружения. Вдоль окопов был пущен по проволокам электрический ток. Рабочие построи¬ли бронепоезд, который все время курсировал по специально проло¬женной железнодорожной ветке. Было изготовлено и два автоброне¬вика.
Были приняты меры к привлечению в Грозный воинских сил и к получению боевых припасов. Из Ставрополя прибыла артиллерийская батарея, из Георгиевского арсенала были получены снаряды и патро¬ны. Вскоре Грозный был превращен в крепость, надежно защищен¬ную от возможных нападений. Внутри же его продолжалась острая политическая борьба. На содержание воинских частей и на другие расходы по обороне Грозного нужны были средства, и военно-революционный совет в ультимативной форме потребовал от нефтяных компаний миллион рублей. На что последовал отказ со ссылкой на то, что денег у компаний нет. Тогда Военно-революционный совет арестовал группу наиболее вид¬ных управляющих нефтепромышленными фирмами, в том числе ино¬странными. Совету нефтепромышленников ничего не осталось, как выплатить обозначенную сумму.
Трудно в Грозном стало с продовольствием, так как чеченские аулы, всегда снабжавшие город, были теперь отрезаны линией фронта. Совет организовал под надежной охраной подвоз продуктов из сунженских станиц.
Вскоре пришло известие, что чеченцы взяли осадой крепость Ведено и получили 19 орудий и большой арсенал оружия и боеприпасов. Теперь они могли отвечать на артиллерийский обстрел своих аулов. Одновременно с осадой Ведено была разгромлена и сожжена боль¬шая слобода Воздвиженка. Здесь было захвачено до 900 винтовок и несколько пулеметов.
Началась серия затяжных и очень длительных мирных перегово¬ров между Грозненским военно-революционным советом и представи¬телями Чечни. Они происходили обычно на кургане между Грозным и аулом Новые Алды. И все время фронт оставался фронтом, и сторожевые охранения днем и ночью находились в окопах.
После Пятигорского народного съезда началось охлаждение казаков к союзу с грозненскими рабочими, быстро перераставшее в недоверие и открытую вражду. Грозненская станица стала бельмом в глазу для все более набиравшего силу Центрального совета рабочих, крестьянских, казачьих и солдатских депутатов, который постепенно оттеснил военно-революционный совет. Станица отказалась послать своих представителей в общегрозненский Центральный совет, окончательно порвав с городом, от которого она была отделена лишь улицей Граничной. Пройдет немного времени и станица Грозненская станет очагом кровопролитных сражений.
Примерно в это время Грозненский Центральный совет начал устанавливать связи с Гойтинским народным советом Чечни и ее руководителями – Асланбеком Шериповым и Таштемиром Эльдархановым. В казачьих станицах Сунженской линии стали распространяться слухи о том, что Грозненский Совдеп «якшается с Чечней», собирается разоружить станицы и отобрать казачьи земли.
Начатые еще в январе 1918 года на Алдынском куртане переговоры представителей грозненской революционной власти и различных чеченских делегаций об обмене пленными и выдаче тру¬пов убитых ни к чему не привели. В конце апреля Якуб Арсанов, сын убитого шейха Дени Арсанова, будучи в то время уже членом Терского областного Народного Со¬вета, в письме Грозненскому Совету ультимативно потребовал вы¬дать, наконец, трупы и обменяться пленными, угрожая, что в против¬ном случае будут прерваны всякие переговоры с Грозным.
Но взаимное недоверие было столь велико, что десятки невинных людей еще томились в плену в ужасных условиях. В конце концов, Терскому Народному Совету пришлось самому взяться за розыск пленных и трупов, и часть их была найдена и возвращена. Областной же народный съезд в Грозном еще раз категорически потребовал не¬медленно освободить всех пленных, где бы они ни находились на Тер¬ской земле. А Терский Народный Совет на специальном заседании в Грозном постановил: для освобождения всех пленных, для ликвида¬ций всех столкновений в районе Грозного создать особую организа¬цию из представителей народного совета Кизлярского отдела, Гроз¬ненского Совета и Чеченского народного совета.
А тут еще произошли новые события около Гудермеса. Из Баку во второй половине мая были отправлены два эшелона с рабочими и красноармейцами в сопровождении бронепоезда, чтобы восстановить, наконец, железную дорогу на участке от Порт-Петровска до Червленной и обеспечить доставку хлеба с Северного Кавказа голодающему Баку. Пока помощник комиссара эшелонов Исмайлов вел переговоры с че¬ченской фракцией Терского Народного Совета, эшелоны разгромили и сожгли шесть аулов — два кумыкских и четыре чеченских Веден¬ского округа.
Случилось это накануне открытия III областного народного съез¬да в Грозном. Терский Народный Совет немедленно направил в район Гудермеса нескольких своих представителей. Население Веденского округа было настолько возбуждено и озлоблено, что их встретили враждебно. Вернувшись в Грозный, А. Шерипов даже предложил разоружить бакинские красноармейские эшелоны, что было, конечно, отклонено. По требованию Терского Народного Совета эшелоны вернулись в Баку.
22 июня Гойтинский Совет созвал общечеченский народный съезд, на котором были представлены оба округа — и Гроз¬ненский и Веденский. Съезд одобрил решения Грозненского област¬ного народного съезда, высказался за необходимость организации че¬ченской Красной Армии, а также переизбрал Гойтинский народный совет и чеченскую фракцию Терского областного Народного Совета. Председателем Гойтинского совета и фракции областного Народ¬ного Совета был избран опять Т. Эльдарханов.
Съезд в селении Гойты показал растущее влияние пробольшевистских сил в Чечне. Это подтвердили события, очень скоро развернувшиеся в районе Грозного.
Еще осенью 1917 года крестьяне многочисленных хуторов и поселков в Грозненском округе засеяли значительную часть своих полей. Зима и весна были ис¬ключительно благоприятными для посевов, и вот теперь здесь зако¬лосились богатые хлеба. При тогдашней хозяйственной и продо¬вольственной разрухе это было огромное богатство. И Терский Сов¬нарком дал твердое указание — урожай принадлежит тем, кто засевал поля.
Однако при первых же попытках собрать в районе Грозного начались вооруженные столкновения, неудержимо перераставшие в настоящую войну.
Правда, еще до этого произошел большой бой из-за того, что самооборона окраинной слободки Грозного — Шеблиновки угнала сотню голов скота аула Бердыкель. И хотя по требованию Грозненского Совета почти весь скот был возвращен, бердыкельцы тем не менее напали на охрану грозненцев. С обеих сторон начала действовать ар¬тиллерия, и аул Бердыкель запылал. Сожжение аула Бердыкель в Чечне было воспринято, как ничем неоправданная провокация, и сра¬зу придало катастрофический характер событиям в этом районе.
Исполком Грозненского Совета объявил город на осадном поло¬жении. Командующим всеми вооруженными силами был назначен - Н.Ф. Гикало. 30 июня в три часа ночи несколько рот самообороны и отряд красноармейцев под прикрытием артиллерии перешли в наступление и к утру заняли территорию с посевами иногородних крестьян, потеряв 4 убитых и около 20 раненых.
На сообщение Грозненского исполкома об этом «военном успехе» последовал ответ от народного комиссара внутренних дел Ю. П. Фигатнера: «Примите все меры к немедленной лик¬видации недоразумений с чеченцами. Выпустите воззвание к чечен¬цам, иногородним и рабочим о том, что происходит в Терской облас¬ти, укажите, что та самая часть казачества, которая все время при¬зывала к борьбе с чеченцами, теперь призывает к объединению с оп¬ределенными контрреволюционными группами чеченцев для борьбы с рабоче-крестьянской властью. Призовите все честное и преданное революции среди рабочих и крестьян, среди казаков и чеченцев к со¬зданию единого революционного фронта против врагов революции. Пошлите подробное сообщение в Чечню о том, что контрреволюцион¬ные банды в казачестве поднимают восстание против Советской власти».
16 июля у Чермоевского хутора в Ханкальском ущелье впервые состоялось совещание представителей чеченских Гойтинского и Атагинского народных советов и красноармейцев Грозного с участием представителя центральной Советской власти – народного комиссара труда РСФСР А.Г. Шляпникова.
Для укрепления мира в районе Грозного совещание решило уста¬новить постоянную связь с городом, организовать смешанную охрану, наладить торговые отношения аулов с городом. Для выполнения этих задач была создана смешанная комиссия. После этого связь Грозно¬го с аулами действительно не прекращалась. Тем временем, выполняя директиву Терского Совнаркома, Гроз¬ненский исполком отвел свои войска к границам городской земли.
Без особых затруднений был урегулирован и такой вопрос, как возврат аулам Бердыкель и Старо-Сунженский зерна, убранного гроз¬ненцами «в пылу наступления» на землях этих аулов. Для налажива¬ния обмена продуктами между Грозным, аулами, селениями и казачь¬ими станицами было решено устроить базар за городом.
Однако с такой обстановкой дел был в корне не согласен Атагинский народный совет. Гойтинскому совету пришлось даже пригрозить аулам Новые Алды, Бердыкель и хутор Чермоевский, что если они будут мешать укреплению мир¬ных отношений с Грозным, то вся Чечня объявит им бойкот, все ау¬лы прекратят с ними всякие сношения.
23 июля Атагинский совет созвал съезд Грозненского и Веденского округов. Ибрагим Чуликов от имени съезда предъявил Грозненскому Совету ультиматум: немедленно очистить территорию Чечни от войсковых частей Грозного, немедленно прекра¬тить уборку и вывоз чеченского хлеба, а убранный уже хлеб вернуть соответствующим аулам. «Если к 12 часам 26 июля требования эти не будут выполнены, то,— сообщалось в ультиматуме,— народ присту¬пит к занятию своей границы и к охране хлебов».
Грозненский исполком в ответе на ультиматум заявил, что представителями чеченского народа он считает только Чеченский народный совет в селении Гойты и чеченскую фракцию Терского Народного Совета и с Атагинским советом не желает иметь никакого дела.
Пройдет всего лишь несколько недель и в Грозном вспыхнут кровопролитные стодневные бои.

Использованные источники и литература:

1. Важнейшие резолюции второго Общегорского съезда. – Владикавказ, 1917.
2. Великая Октябрьская социалистическая революция и победа Советской власти в Армении. Сборник документов. – Ереван, 1957.
3. Волхонский М. А., Муханов Р. М. Россия на Кавказе. Пять веков истории: Научно-публицистические очерки. – М., 2009.
4. Воспоминания участников Октябрьской революции и гражданской войны в Кабардино-Балкарии. – Нальчик, 1981, с. 152.
5. Газ. «Горская жизнь». № 51, 23 декабря 1917 г.
6. Газ. «Горская жизнь». № 3, 4 января 1918 г.
7. Газ. «Народная власть». № 73, 5 июля 1918 г.
8. Газ. «Пятигорское эхо». № 11, 3 декабря 1917 г.
9. Газ. «Пятигорское эхо». № 18, 24 января 1918 г.
10. Газ. «Терский казак». № 70, 30 июля 1918 г.
11. Гагкуев Р.Г. Антибольшевистское движение в Терском казачьем войске: краткий исторический очерк. //Альманах «Белая гвардия», №. 8. Казачество России в Белом движении. – М.: «Посев», 2005.
12. ГАКК, ф. 396, оп. 5, д. 399.
13. Гугов Р. Х. Совместная борьба народов Терека за Советскую власть. – Нальчик, 1975.
14. Джамбулатов Р. Т. Погромы 1918 года в Хасавюрте.//Вопросы истории, № 6, июнь, 2007.
15. Джамбулатов Р. Т. Революция и гражданская война на Тереке (Хасав-Юртовский округ и Кизлярский отдел). – Махачкала, 2012.
16. Коковцев В.Н. Из моего прошлого. Воспоминания 1911-1919. – М., 1991.
17. Коренев Д. З. Революция на Тереке. – Орджоникидзе, 1967.
18. Кузнецов Б. М. 1918 год в Дагестане. //Сопротивление большевизму. 1917-1918 годы. – М.: ЗАО Центрполиграф, 2001.
19. Лобанов В. Б. История антибольшевистского движения на Северном Кавказе 1917-1920 гг.: на материалах Терека и Дагестана. – СПб., 2013.
20. Магомедов Ш. М. Октябрь на Тереке и в Дагестане. – Махачкала, 1965.
21. Меликян Г. С. Октябрьская революция и Кавказская армия. – Ереван, 1989.
22. Незабываемые годы. Воспоминания участников революционных событий и гражданской войны на Ставрополье. – Ставрополь, 1960.
23. Никитин И. К. Страницы истории. Борьба за Советскую власть в Пятигорском округе (1917-1920 гг.). – Ставрополь, 1957.
24. Ошаев Х. Очерк начала революционного движения в Чечне. – Грозный, 1928.
25. Писаренко Д. С. Терское казачество: Три года революции и борьбы. 1917-1920. Материалы и воспоминания./вст. ст. и коммент. Ф. С. Киреев. – М.: Кучково поле; Военная книга, 2016.
26. Половцев П. А. Дни затмения: Записки Главнокомандующего войсками Петроградского военного округа в 1917 г. – М., 1999.
27. РГВИА, ф. 1300, оп. 1, д. 442.
28. РГВИА, ф. 1300, оп. 1, д. 1679.
29. Съезды народов Терека. Сборник документов и материалов в 2-х томах. 1918. Т. 1. – Орджоникидзе: Ир, 1977.
30. Тахо-Годи А. Революция и контрреволюция в Дагестане. – Махачкала, 1927.
31. Трушнович А. Р. Воспоминания корниловца: 1914-1934. /Сост. Я. А. Трушнович. – Москва-Франкфурт. Посев, 2004.
32. Хан Хаджиев. О Верховном. //Вестник первопоходника. Корниловский сборник. № 79-80-81, апрель, май, июнь 1968.
33. ЦГА РСО-А, ф. 7, оп. 1, д. 6.
34. ЦГА КБР, ф. 24, оп. 1, д. 2.
35. Чхеидзе К. А. Генерал Заур-бек Даутоков-Серебряков. Гражданская война в Кабарде. – Нальчик, 2008.
36. Шкуро А. Г. Записки белого партизана. //Трагедия казачества: сборник. – М., 1994.

Кандидат исторических наук Эдуард Бурда
Категория: Мои статьи | Добавил: burdaeduard (11.10.2017)
Просмотров: 1297 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar