Категории раздела
Помочь сайту
Поиск
Поделиться
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Восстание в городе Терки в 1705 году
Восстание в городе Терки в 1705 году

Правление Петра Первого наряду с проведением прогрессивных реформ, направленных на европеизацию страны, знаменовались резким усилением крепостнического гнета и налоговой системы, насаждением колониальной политикой в отношении кочевых и полукочевых народов. В 1704 году началось крупное восстание в Башкирии, а летом 1705 года вспыхнуло городское восстание в Астрахани.
Повстанцы Астрахани обратились с призывом поддержать их к жителям городов Черного Яра, Красного Яра, Гурьева и Терки. На круге были составлены письма-обращения к жителям указанных городов, а также к донским, яицким и гребенским казакам с призывом «учинить такой же бунт за веру» и действовать с «ними заодно». Известно, что «зачинщики» главную надежду возлагали на казаков, «с их помощью они думали усилить смуту и пронести ее в сердце государства, до самой Москвы».
Что бы склонить жителей города Терки на свою сторону, возглавляемая стрельцом И. Емельяновым и посадским старшиной Ф. Ивановым группа астраханцев в количестве 10 человек, на судне по морю отправилась 2 августа 1705 года на Терек. Прибыв в Терки 5 августа, она привезла с собой три отдельных письма-обращения: к жителям Терского города, гребенским казакам и служившим при Терках кабардинским князьям – Дивею и Адильгирею Черкасским.
Терскому воеводе Д. Молостеву о событиях в Астрахани стало известно на два дня раньше. Воевода задумал воспрепятствовать посланцам восставшей Астрахани вступить в Терки. С этой целью он послал навстречу двигавшимся от устья Терека астраханцам целый отряд, которому было дано задание «тех астраханских воров переловить», арестовать, чтобы не допустить их общения с терскими жителями. Но этот замысел воеводы не удался. Жители Терков не дали арестовать астраханских посланцев и, взяв их под свою защиту, привели в стрелецкие слободы, где «вскоре учинили… великий шум и крик».
На стихийно возникшем круге посланцы рассказали о победе восстания в Астрахани, прочли письмо-обращение астраханцев, призыв к терчанам последовать их примеру и прислать к ним свое войско для участия в совместном походе «под Царицын». Основная масса собравшихся жителей Терок восприняла призыв астраханцев с большим сочувствием, и готова была подняться на восстание. Особенно большое недовольство существующими порядками проявили стрельцы пешего Московского полка. Они «великим множеством» прибежали в Большой город и хотели убить командира полка Илью Некрасова, но он успел укрыться в воеводских хоромах. Но возбуждение масс росло. К вечеру того же дня посадские жители и стрельцы, войдя в Малый город, открыли на его площади – перед воеводскими хоромами – собрание круга, где читали обращение астраханцев. Затем выступил И. Емельянов, который еще раз призвал жителей Терок стоять заодно с астраханцами и послать им на помощь своих людей. Собравшиеся «всем кругом» высказались за поддержку восстания, что они «с астраханцами за веру стоять заодно готовы».
Однако все попытки воеводы Д. Молостева уговорить стрельцов и других жителей не принимать во внимание «те письма воровские» успеха не имели. На следующий день на площади около Приказной избы состоялось новое собрание круга, на котором присутствовали все жители Терского города. Среди них были кабардинские князья Дивей и Адильгирей и их «уздени, окоченя и кочевые татары», то есть подвластные этим князьям кабардинцы, чеченцы и другие нерусские жители города.
По примеру вольных казаков и астраханских повстанцев жители Терок решили ввести у себя систему народоправства во главе с всенародно выбранным советом старшин. В совет старшин было избрано 25 человек: 8 стрельцов Московского пешего полка, 4 стрельца из других терских стрелецких полков, 5 конных стрельцов, 3 пушкаря, 1 новокрещенный окочен, 1 купец и 2 дворянина. Атаманом совета старшин был избран зажиточный московский посадский человек Василий Авдеев, занимавшийся торговлей и имевший в Терках свой двор и лавку. Тут же на па площади все население Терского города, в том числе и его нерусских слобод, было приведено к присяге, при этом русские и новокрещены целовали «святое евангелие», а мусульмане – коран. Тогда же было составлено и послано ответное письмо астраханцам, в котором говорилось, что жители Терок с ними заодно. Затем старшины отправились к воеводе и, согласно решению круга, забрали у него «государеву» печать, а также ключи от городской казны и пороховых складов.
После круга жителей города Терки астраханские посланцы отправились к гребенским казакам, жившим в верстах 100-120 выше по Тереку. Здесь они явились к войсковому атаману Кириллу Федорову и отдали ему письмо-обращение астраханского круга и рассказали о событиях в Астрахани. Гребенцы, среди которых к этому времени выделилась уже довольно значительная прослойка домовитых казаков, являющихся сторонниками правительства, отнеслись к обращению астраханцев сдержанно. Известие о восстании в Астрахани и Терском городе вполне сочувственно встретила только часть гребенцов, главным образом неимущих казаков, особенно недовольных своим положением. Но поехать в Астрахань «на помощь» изъявило желание всего лишь 18 человек.
Ответ гребенской старшины на письмо астраханцев был весьма осторожным и уклончивым. Их отписка, составленная от имени «гребенского войска», врученная астраханским посланцам, начиналась с пожелания астраханцам «множества лет здравствовать и в вере христианской прибывать неотступно» и что они вместе с ними «за веру стоять рады». Но тут же сообщалось, что помощь в Астрахань они послать не могут, объяснив свой отказ тем, что число гребенцов на Тереке не велико, «а с ордою со всею не в миру», что они боятся, как бы им «от орды жен и детей не потерять». Было добавлено также, что желающих – «охотников» - поехать в Астрахань задерживать не будут.
Тем временем обстановка в Терках осложнялась. Избранный на круге атаманом старшин Василий Авдеев не был сторонником восстания и на деле с самого начала старался помешать его развитию и ввести его более спокойное русло. Однако действия В. Авдеева многих не удовлетворяли. Особенно острое недовольство проявляли стрельцы Московского полка, много страдавшие в прошлом от произвола и издевательств подполковника И. Некрасова. Они требовали суда над Некрасовым, чтобы «его Илью в том во всем велели расспросить». Но Авдеев и поддержавшая его часть старшин всячески противились этому. Однако требование это усилилось, и Авдеев вынужден был уступить. На созванном для суда круге подполковник был подвергнут допросу с применением пыток. Его обвинили в злоупотреблением властью, в частом присвоении положенных стрельцам денег и в том, что он «побил многих стрельцов до смерти». Круг приговорил И. Некрасова к смертной казни. Он был выведен на площадь и при огромном стечении народа обезглавлен, а его «пожитки» поделены.
Расправа восставших над И. Некрасовым чрезвычайно испугала воеводу Д. Молостева и атамана В. Авдеева. Опасаясь, что его может постигнуть участь подполковника, воевода запасся оружием, порохом и свинцом и вместе с верными ему людьми заперся в своем доме, превратив его в крепость. После казни Ильи Некрасова временно откочевали в горы и служившие при Терках кабардинские князья Дивей и Дильгирей.
Что же касается В. Авдеева, то он решил выждать более удобного момента, чтобы нанести восставшим удар. Стремясь отвлечь от себя подозрения и ослабить недовольство жителей Терок, он принялся налаживать тесные связи с астраханской старшиной, чтобы добиться присылки из Астрахани хлебного и денежного жалования терским служивым людям. Одновременно с этим он дал свое согласие на отправку в Астрахань военной помощи, на чем настаивали сторонники восстания. Но этим он хотел отправить с Терека как можно больше стрельцов Московского полка, которых он считал главными зачинщиками восстания в Терском городе, и тем ослабить силы восставших в Терках. Численность этого отряда была определена в 90 человек. В него вошли 50 стрельцов Московского полка, 20 из терского пешего полка 20 конных стрельцов. Походным атаманом был выбран терский конный стрелец Андрей Хохлач, один из наиболее активных сторонников и участников восстания. К отряду присоединились также 26 человек охотников, состоявших из неимущих гребенских казаков и вольных гулящих людей. Во второй половине августа этот отряд вместе с астраханскими посланниками отправился в Астрахань. Уход отряда Хохлача значительно ослабил силы восставших на Тереке. В Астрахани Андрей Хохлач был избран походным атаманом всего отряда, предназначенного к походу на Царицын, единственный город Нижнего Поволжья, не примкнувший к восстанию.
Уход отряда Андрея Хохлача и отсутствие единства среди восставших сказалось на дальнейшем ходе событий на Тереке. Этим воспользовались воевода и его сторонники. Им удалось привлечь на свою сторону до 60 конных стрельцов. Через верных им людей и особенно через Василия Авдеева воевода был в курсе всех дел и планов восставших. Сторонником воеводы был кабардинский князь Дивей Камбулатович, открыто перешедший на его сторону. Дивей через своих узденей стал собирать подвластных ему людей, чтобы при необходимости оказать воеводе поддержку. На стороне воеводы был также войсковой атаман гребенских казаков К. Федоров. Воевода вступил в тайные сношения с некоторыми северокавказскими владетелями.
Действия воеводы вызвали гнев среди восставших жителей Терок. Стрельцы Московского полка обратились к кругу с призывом немедленно арестовать и предать суду Терского воеводу Д. Молостева. Но В. Авдеев и его сторонники запротестовали, сумели повести за собой большинство круга, отказавшегося принять это требование. Не получив поддержки атамана и круга, стрельцы обратились за содействием к гребенским казакам и в Астрахань, но это оказалось безрезультатным.
Однако стрельцы Московского полка продолжили уличать воеводу во враждебных действиях и требовать его ареста. Особую активность в этом проявил писарь Московского полка Михаил Страхов, ставший по существу одним из руководителей восстания. Ему и его сторонникам удалось к концу октября 1705 года поднять часть посадского населения на штурм воеводских хором. Проведя несколько атак на забаррикадировавшихся в хоромах сторонников воеводы и потерпев неудачу, восставшие выставили усиленные караулы, которые должны были следить, «чтобы никто оттуда не выходил и туда не входил».
Уличив подходящий момент, воевода со своими людьми бежал из города к князю Дивею. Вскоре он начал собирать силы для похода на Терки. Ему удалось переманить на свою сторону часть людей Терского города, в том числе стрельцов. Поддержку воеводе обещал оказать своими людьми и князь Дивей.
С бегством воеводы Д. Молостева Терский городок оказался полностью в руках восставших, и, как то было в период движения Степана Разина, Северный Кавказ вновь оказался отрезанным от царской России. Прекращение, хотя бы и кратковременное, официальных отношений с Русским государством, не могло, разумеется, не сказаться на политической ситуации в регионе, складывавшейся во многом из взаимодействия кавказской политики трех государств – Османской империи, Ирана и России. В своей отписке Петру Первому о событиях в Терках воевода Д. Молостов утверждал, что предводители терских повстанцев вынашивали широкие планы: «терские изменники собираются и пересылаясь с ханом крымским и с кубанцы и с астраханцы и башкирцы и каракалпаки, соединяясь калмык побить и на твое государство иттить».
К середине ноября 1905 года Терский воевода смог собрать под свою руку значительную силу, но пойти на открытый штурм Терского города не осмеливался. Рассчитывая заманить наиболее активных руководителей повстанцев, он заявил, что согласен пойти на переговоры с восставшими. В этом ему большую помощь оказывал атаман В. Авдеев. Вопрос этот был поставлен на круге жителей Терок, который для встречи и переговоров с воеводой избрал делегацию в составе писаря М. Страхова, стрельца Т. Сопегу и еще нескольких представителей от посадских жителей и стрельцов города. Встречу назначили за городом в Черкасской слободе, во дворе князя Дивея. Но когда представители восставших туда явились, то были схвачены сторонниками воеводы. А с наступлением ночи воевода приступил к штурму города. Повстанцы ночного боя не ожидали, и отряду воеводы вскоре удалось проникнуть в город. Оставшиеся повстанцы засели в Малом городе, стараясь удержать его за собой. Но лазутчики воеводы, находившиеся среди восставших, открыл ворота, и к утру весь город оказался в руках воеводы. Сразу же начались аресты участников восстания. В последующие дни происходили допросы и пытки участников восстания, 10 человек были здесь же казнены, многие отправлены в Москву, а остальные приговорены к различным телесным наказания.
В Астрахани о подавлении восстания в Терках узнали лишь в декабре. Весть эта произвела на них удручающее впечатление. Астраханцы готовы были пойти в Терки и отомстить за гибель «своей братии», но осуществить это они уже не могли. В самой Астрахани, как известно, восстание было подавлено с помощью царских войск фельдмаршала Бориса Петровича Шереметьева и отрядов калмыцкого хана Аюки в марте 1706 года. Остатки стрелецких полков, принявших участие в восстании, были расформированы, уведены с Терека, а взамен присланы части регулярных войск.

Использованные источники и литература:

1. Акмонов И. Г. Башкирское восстание 1704-1711 гг. /Из истории Башкирии. – Уфа, 1968.
2. Акты исторические. СПб., 1842. Т. 5, с. 370.
3. Архив СПбИИ РАН, ф. 178, оп. 1, д. 12217, л. 1-2.
4. Архив СПбИИ РАН, ф. 178, оп. 1, д. 12226, л. 1.
5. Архив СПбИИ РАН, ф. 178, оп. 1, д. 12276, л. 3.
6. Архив СПбИИ РАН, ф. 178, оп. 1, д. 14181, л. 1.
7. Ахмадов Я. З. Российское повстанческое движение конца XVII – начала XVIII века и народы Северного Кавказа.; Ахмадов Я. З. Очерки политической истории народов Северного Кавказа в XVI XVII вв. - Грозный, 1988.
8. Бентковский И. Гребенцы. //Чтение общества истории и древностей российских (ОИДР). М., 1887. Кн. 3, с. 25.
9. Васильев Д. С. Очерки истории низовьев Терека (Досоветский период). - Махачкала: Дагестанское книжное издательство, 1986.
10. Выписка о Астраханском бунте из архива Капнистской.//Ставропольские губернские ведомости. 1861. №. 3. 21 января.
11. Гриценко Н. П. Народные движения XVII-XVIII вв. и терское казачество. //Изв. СКНЦ ВШ. Общественные науки. 1975. № 3, с. 15.
12. Косвен М. О. Этнография и история Кавказа. М., 1961, с. 245.
13. Пронштейн А. П. Крестьянские войны в России XVII-XVIII веков и донское казачество в исторической литературе. // Изв. СКНЦ ВШ. Общественные науки. 1973. № 3, с. 3.
14. Пронштейн А. П., Мининков Н. А. Крестьянские войны в России XVII-XVIII веков и донское казачество. Ростов-на-Дону, 1983.
15. РГАДА, ф. 9, оп. 6, д. 58, лл. 1 об., 2, 2 об.
16. Ригельман А. История или повествование о донских казаках. М., 1846, с. 74-81.
17. Соловьев С. М. Публичные чтения о Петре Великом. М., 1984.
18. ЦГАДА, ф. 371, д. 458, лл. 117-118, 130-131.

К. и. н. Эдуард Бурда

Иллюстрации:
1. Астраханский кремль (современный вид).
2. Стрельцы.
3. город Терки.
Категория: Мои статьи | Добавил: eduardburda (26.09.2019)
Просмотров: 2398 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar