Разделы
Категории раздела
Помощь сайту
Поиск
Поделиться
Вход на сайт

Главная » Статьи » Мои статьи

Зигзаги судьбы Главкома Сорокина Часть 1
Зигзаги судьбы Главкома Сорокина
Часть 1

Пожалуй трудно найти в истории Гражданской войны в России более оболганного героя нежели Иван Лукич Сорокин, которого уже после бессудного убийства обвинили во всевозможных преступлениях, надолго заклеймив «крупнейшим авантюристом Гражданской войны на Северном Кавказе». В утвердившейся после прихода к власти большевиков историографии о Сорокине говорили не иначе как о «беспринципном честолюбце» и воплощении «необузданной мелкобуржуазной стихии с казацко-самостийном душком». А между тем противники Ивана Лукича в Гражданской войне, такие как командующий Добровольческой армией генерал-лейтенант Антон Иванович Деникин, генерал-майор Евгений Васильевич Масловский, генерал от кавалерии Иван Георгиевич Эрдели отзывались о нем исключительно положительно и оказались намного правдивее тех кто очернял главковерха, сваливая уже на мертвого Сорокина свои ошибки и просчеты. И хотя до настоящего времени и не дана полная и достоверная оценка в действиях его на посту главковерха, он все равно остается одним из тех героев самородков, которых «выплеснула» наверх исторических событий буйного водоворота Гражданской войны сила характера, непревзойденная храбрость и честолюбие.
Будущий главковерх Северокавказской XI Красной армии родился 4 декабря 1884 года в станице Петропавловской Кубанской области в казачьей семье Луки Илларионовича и Дарьи Федоровны Сорокиных. По меркам того времени семья считалась среднего достатка. Кроме старшего Ивана в семье еще подрастали, младший сын – Григорий и дочь Евгения.
С детства Иван Лукич отличался решительным характером, который, однако, не помешал ему успешно окончить станичное начальное училище и в 1897 году поступить в Екатеринодарскую военно-фельдшерскую школу, которая готовила кадры полковых фельдшеров для Кубанских и Терских казачьих войск.
К присяге Иван Лукич Сорокин был приведен 1 января 1901 года, после чего был приписан к 1-му Таманскому полку, в подготовительный разряд. А 31 мая того же года успешно закончил Екатеринодарскую военно-фельдшерскую школу и 14 июня военно-медицинским инспектором Кавказского округа был утвержден в звании младшего медицинского фельдшера.
Приказом № 1436 от 12 февраля 1902 года Иван Сорокин был зачислен младшим медицинским фельдшером в 1-й Таманский полк Кубанского казачьего войска. К тому времени на основании полученного военного образования ему уже был зачитан год службы в этом полку. Службу проходил в Закаспийской области, где в тот период располагался полк.
29 ноября 1904 года Иван Лукич был приписан к 10-му пластунскому батальону с повышением в должности старшего фельдшера. В составе этого батальона он принял участие в Русско-японской войне. По завершении войны продолжил службу. Приказом по Главному военно-полевому медицинскому управлению № 3 от 3января 1906 года по выслуге лет был переведен в кандидаты на классную должность. В августе 1906 года он был уволен в запас, но через год 20 августа 1907 года снова пришел на службу уже в качестве сверхсрочнослужащего в 5-ю Кубанскую артиллерийскую батарею. Только потом, «по прослужении одного года сверхсрочнослужащим, - говориться в документе, - уволен в войско на льготу, в распоряжение атамана Майкопского отдела Кубанской области. 2 апреля 1908 года исключен из списков батареи».
По возвращению в станицу Петропавловскую трудился медицинским фельдшером. В 1910 году женился на Марии Дмитриевне Колесниковой. От этого брака родился сын – Леонид и дочь Елена.
Мирное развитие событий в жизни Ивана Лукича Сорокина было прервано начавшейся Первой Мировой войной. С началом объявленной мобилизации в июле 1914 года, кандидат на классную должность Сорокин был определен медицинским фельдшером в 3-ю сотню 3-го Линейного казачьего полка Кубанского казачьего войска. В сентябре полк, который месяц простоял во Владикавказе, неся караульную службу, был погружен в эшелоны и отправлен в Закавказье. 13 сентября 1914 года 3-й Линейный полк прибыл и сосредоточился в городе Карс.
За бои под Саракамышем в декабре 1914 году кандидат на классную должность старший медицинский фельдшер был награжден Георгиевским крестом 4-й степени, а в январе 1915 года 3-ю степень.
18 января 1915 года Ивана Лукича Сорокина, как имеющего высокий образовательный ценз и боевые награды, показывающие его исключительную смелость, находчивость и особую казачью лихость, направили для поступления в 1-ю Тифлисскую школу подготовки прапорщиков. Через три месяца успешно окончив школу, он 15 мая был произведен в прапорщики и назначен младшим офицером в свою 3-ю сотню 3-го Линейного полка.
25 марта 1916 года прапорщик Сорокин был назначен начальником службы связи 3-го Линейного полка, в которую он вступил уже на следующий день, о чем сохранилась его докладная записка на имя командира полка: «Согласно предписания Вашего от 25-го марта сего года за « 1049 сего числа для принятия команды связи вверенного Вам полка в Мема-Хатун выбыл».
18 мая 1916 года «за отличия» был произведен в чин хорунжего, а уже в декабре получил и чин сотника. Примерно в это же время был награжден орденом Святой Анны IV степени с надписью «За храбрость».
В конце зимы 1916-1917 года сотника Сорокина, успешно справившегося с обязанностями начальника службы связи, назначили на освободившуюся должность командира 4-й сотни. В апреле 1917 года Иван Лукич был произведен в подъесаулы.
В октябре 1917 года Сорокин был командирован на казачий общефронтовой съезд в Киев. И хотя съезд, открывший свою работу 21 октября, и назывался «общефронтовым» в его составе в основном участвовали представители войсковых правительств и тыловых частей. 26 октября, заслушав сообщение о выступлении большевиков в Петрограде, съезд большинством голосов постановил: «Однажды заявив о признании коалиционного Временного правительства, казачество держит свое слово твердо и не позволит темным силам играть судьбою России. Только Временное правительство, опирающееся на Временный Совет Российской республики, может довести страну до Учредительного собрания. В грозные минуты для Отечества съезд призывает все казачьи части к оружию и защите Родины и свободы. Казачество готово все как один сложить свои головы, уверенное, что его кровь не прольется безрезультатно и решительными мерами раз навсегда будет положен конец посягательству… К тому же решению казачий съезд призывает и все здоровые элементы страны». Однако такая позиция съезда не устраивала оппозиционную группу из 150 представителей, среди которых выделялись Иван Лукич Сорокин и Алексей Иванович Автоно¬мов которые в резкой форме выступали против продолжения войны и критиковали генералов, выступавших в поддержку Временного пра¬вительства и союза казачьих областей. В ноябре 1917 года по приглашению атамана Алексея Максимовича Каледина казачий общевойсковой съезд из Киева переехал в Новочеркасск. Но и в столице Войска Донского Иван Сорокин выступил против принимавшихся съездом решений. Опасаясь ареста, Сорокин бежал на Кубань в свою родную станицу Петропавловскую.
В начале 1918 года Иван Лукич сформировал из казаков-фронтовиков вернувшихся в родные станицы и хутора с фронтов Первой мировой войны, казачий революционный отряд силой в 150 шашек. Этот отряд он повел на Тихорецк. По пути в каждой станице выступал на сходках и призывал идти с ним. Благодаря умелому руководству и грамотно сказанному слову его отряд стал разрастаться. Пока он дошел до станции Тихорецкой, у него уже была целая дивизия, насчитывавшая до четырех тысяч человек. На станции он со своим сильно возросшим отрядом влился в состав Юго-Восточной революционной армии, которой командовал недавний его знакомец по «казачьему съезду», бывший казачий хорунжий Алексей Иванович Автоно¬мов. Тем самым в феврале 1918 года Сорокин стал помощником командующего армией, и ему было поручено командовать Екатеринодарским фронтом.
Во время Первого Кубанского похода Добровольческой армии Сорокин фактически руководил всеми противостоящими ей советскими силами на Кубани. Когда 1 марта 1918 года Кубанская армия генерала Покровского без боя оставила Екатеринодар, войска Сорокина заняли город. А во время неудачного штурма Кубанской столицы Добровольческой армией с 27 по 31 марта 1918 года его войска ценой огромных усилий смогли отстоять город и вынудить добровольцев отступить. В этих первых крупных боях Гражданской войны на территории Северного Кавказа Иван Лукич проявил свои лучшие полководческие качества, такие как решительность, личную храбрость и военный талант.
За победу над Добровольческой армией ЦИК Кубано-Черноморской республики наградил Сорокина алой муаровой лентой. В дальнейшем ему было поручено командовать войсками на Ростово-Батайском фронте против немецких войск и Донской армии атамана Петра Николаевича Краснова.
Однако вскоре главнокомандующий главнокомандующего войсками Кубано-Черноморской республики Автономов стал проявлять известную «самостийность» и в открытую выступил против председателя ЦИК Кубано-Черноморской республики Абрама Израилевича Рубина, секретаря крайкома Моисея Израилевича Крайнего-Шнейдермана, председателя фронтовой ЧК Бориса Григорьевича Рожанского и других «пришлых сионистов» и бундовцев (еврейская социалистическая партия, действовавшая в Восточной Европе - Э.Б.) захвативших власть в только, что народившейся Кубано-Черноморской республики. В результате за отказ подчиниться контролю ЦИК и Чрезвычайного штаба Кубано-Черноморской республики по решению 3-го съезда Советов той же республики Алексей Иванович Автономов был снят с должности.
К этому времени основные силы Красной армии на территории Северного Кавказа располагались на следующих направлениях:
Армия Ивана Лукича Сорокина численностью до 40 тысяч человек при 80-ти орудиях и двух бронепоездах располагалась в районе Азов – Кущевка – Сосыка против занятого немцами Ростова на севере и Добровольческой армии на северо-востоке;
В районе линии железной дороги Тихорецкая – Торговая и к северу от нее располагались многочисленные разрозненные отряды общей численностью до 30 тысяч под общим командованием Карпа Ивановича Калнина. В их числе «Железная» пехотная бригада Дмитрия Петровича Жлобы и конная бригада Бориса Мокеевича Думенко;
В районе между реками Манычем и Салом, с центром в станице Великокняжеской располагалось 5 отрядов силою до 12 тысяч при 17 орудиях. Кроме этих боевых соединений во многих городах и железнодорожных станциях имелись сильные гарнизоны из трех родов войск.
К середине лета 1918 года обстановка на Северном Кавказе до крайности обострилась. Разработанный генералом Антоном Ивановичем Деникиным в конце мая 2-й Кубанский поход 9-тысячной Добровольческой армии начал притворяться в жизнь. Целью похода было очищение от большевиков и созданной ими Красной армии Кубанской области, Черноморья и Северного Кавказа.
После снятия Алексея Ивановича Автономова с поста главковерха и назначения на эту должность Карпа Ивановича Калнина в мае 1918 года Сорокин довольно успешно командовал сложным Ростовским боевым участком против Добровольческой армии генерала Деникина. Однако в конечном итоге удержать наступление добровольцев не смогла и потихоньку начала отступать. Критическая обстановка для частей Красной армии Северо-Кавказской республики наступили к середине лета 1918 года когда Добровольческая армия не снижая темпов упорно продвигалась вперед гоня перед собой огромные массы деморализованных красноармейцев.
Так, 14 июля войска Антона Ивановича Деникина окружили и ударом с четырех направлений разгромили крупную группировку красных с центром на узловой станции Тихорецкой, где находился штаб главкома. Главком Красной армии Северного Кавказа Карп Иванович Калнин, лично руководивший защитой Тихорецкой, в одиночестве пешком пробрался между составами и скрылся в направлении на Екатеринодар. Его начальник штаба, Зверев, бывший полковник генштаба, застрелил в купе штабного вагона свою жену, после чего покончил с собой. Областной военный комиссар Силичев и военрук Сосницкий были захвачены добровольцами и расстреляны.
Кроме трех красных бронепоездов на станции Тихорецкой были захвачены составы с военным имуществом, 50 орудий, большое количество снарядов и патронов, и один аэроплан. К Екатеринодару красным удалось увезти только 7 эшелонов.
Уже на следующий день, объявившийся в Екатеринодаре Калнин, попросил ЦИК Северо-Кавказской республики об отставке и предложил назначить на свое место Сорокина.
Остатки группы Калнина отступали в сторону Екатеринодара. Часть пленных красноармейцев влилась в Добровольческую армию, которая пополнилась и за счет местного населения, доведя свою численность до 20 тысяч. Взятие Тихорецкой позволило Добровольческой армии вести операции сразу в трех направлениях и укрепило ее связь с тылом; перерезав железные дороги, она разделила группировки красных: Армавирскую, Таманскую, Западную и Екатеринодарскую. Часть армии Ивана Лукича Сорокина оказалась зажатой между добровольцами, немцами и донскими казаками. Эта 30-тысячная группа занимала район Сосыка – Кущевка, имея в воем составе три бронепоезда с дальнобойными орудиями.
Ближайшей целью Деникина было взятие Екатеринодара. Но для этого надо было сначала обеспечить фланги разгромом группы Сорокина на севере и захватом железнодорожного узла станции Кавказской на юге.
16 июля Добровольческая армия начала наступление по трем направлениям. Три колонны, двигавшиеся на север, насчитывали 8-9 тысяч человек, им противостояла 30-ти тысячная группа Ивана Лукича Сорокина. В тот же день части Сорокина, стоявшие против Кагальницкого донского фронта, оставили позиции, поспешно уходя на Кущевку.
19-21 июля части Сорокина вели упорные оборонительные бои, сдерживая наступление Деникина и давая возможность отвести войска с Батайского и Кагальницкого фронтов. Преследование главных сил Сорокина было поручено дивизии генерала Виктора Леонидовича Покровского. 1-я конная дивизия генерала Ивана Георгиевича Эрдели должна была двигаться наперерез Сорокину между Староминской и Тимашевской для удара ему во фланг. Сорокин, бросая обозы и поезда, все же сумел вырваться из стратегического окружения.
Главнокомандующий Добровольческой армией генерал Антон Иванович Деникин полагал, что Иван Лукич Сорокин будет отступать из Тимашевской на Екатеринодар. Сорокин же, пополнив свою армию и вновь доведя ее численность до 30-35 тысяч человек, выставил против генерала Виктора Леонидовича Покровского заслон, а сам 27 июля из района Тимашевской и Брюховецкой перешел в наступление на широком фронте, направляя главный удар на Кореновскую. Отбросив конницу генерала Ивана Георгиевича Эрдели, и, пройдя формированным маршем 40 верст, утром 28 июля он взял Кореновскую. В результате этого прорыва Сорокин вышел в тыл центральной группы Добровольческой армии (1-й и 3-й дивизий), которая оказалась в окружении, будучи отрезанной от конной дивизии Эрдели и штаба армии, располагавшегося в Тихорецкой, в которой почти не осталось войск. Командующие дивизиями Михаил Гордеевич Дроздовский и Борис Ильич Казанович, выставив на Динской заслон со стороны Екатеринодара, повернули свои части назад к Кореновской.
Наступление Сорокина привело к жестокому одиннадцатидневному сражению в районе Кореновской – Выселки (28 июля – 7 августа), во время которого 1-я и 3-я дивизия потеряли около трети своего состава. Особенно ожесточенный бой произошел 30 июля, после которого красные оставили Кореновскую. Но уже 1 августа армия Сорокина вновь штурмует Кореновскую, в которой остались только части Дроздовского. Не достигнув результата, Сорокин приступил к полному окружению Кореновской. В ночь на 2 августа Дроздовский был вынужден, оставив Кореновскую, прорываться на Бейсугскую.
3 августа 1918 года ЦИК Северокавказской республики, уже отмечая победу, назначил Сорокина главнокомандующим Красной армии Северного Кавказа. Генералу Деникину с трудом удалось избежать поражения от превосходящих сил красных, тем более, что советские части на Екатеринодарском фронте также перешли в наступление. Только перебросив в район сражения части генерала Боровского, Деникину удалось восстановить связь с отрезанными дивизиями, а затем и опрокинуть войска Сорокина. 7 августа добровольцы заняли станицы Журавскую, Березанскую, Кореновскую и красные начали отступление по всему фронту, частью на Тимашевскую, частью на Екатеринодар.
Бой под Кореновской решил судьбу Екатеринодара. Отступившие в панике войска Главкома Ивана Лукича Сорокина, стали терпеть одно поражение, за другим. За отступающей армией двигались тысячи беженцев и обозы.
Пока Добровольческая армия с боями продвигалась к столице Кубанской области, на юге полковник Андрей Григорьевич Шкуро 21 июля 1918 года взял город Ставрополь. Власть перешла в руки Городского самоуправления. Взятие Ставрополя было неожиданностью не только для красного командования, но и для Добровольческой армии. Нужно в срочном порядке было растягивать линию фронта. 22 июля в город въехал назначенный губернатором генерал-майор Михаил Андреевич Уваров, который немедленно объявил мобилизацию офицеров и классных чиновников – составивших на первых порах городскую оборону.
Разгром Сорокина позволил начать решительное наступление Добровольческой армии на Екатеринодар. Красные высылали из города подкрепления, чтобы сдержать продвижение противника, и временами даже происходили крупные бои, но остановить добровольцев они уже не могли. Основные свои силы главнокомандующий Красной армией увел за Кубань и Лабу, полагая оборону Екатеринодара делом безнадежным. При этом Таманская группа красных, оставленная Сорокиным как заслон против дивизии Покровского, продолжала обороняться, и только 14 августа была вынуждена оставить Тимашевскую и начать отход на Новороссийск.
9 августа части Добровольческой армии достигли рубежа Медведовская, Пластуновская, а 11 августа части 3-й пехотной дивизии атаковали красные войска, оборонявшиеся в Усть-Лабинской.
Для овладения Екатеринодаром генерал Антон Иванович Деникин выделил 1-ю пехотную и 1-ю конную дивизии. К 14 августа части Добровольческой армии подошли на расстояние перехода к Екатеринодару, обложив его с севера и востока.
Бои за город развернулись в районе станицы Пашковской, которая несколько раз переходила из рук в руки. После двух дней боев на подступах к городу красные в ночь с 15 на 16 августа покинули его. Уходя, они взорвали железнодорожный мост через Кубань к югу от города.
Картину отступления красных частей из Екатеринодара рисует в своих воспоминаниях начальник штаба Сорокина Сергей Петренко: «После оставления Екатеринодара, мы хотели привести войска в порядок в Энеме, но Сорокин сразу заявил, что эта затея несбыточная, - и был прав. Некоторые части сразу очутились в Новороссийске, другие в Белореченской и даже в Армавире. Около того времени было получено первое письмо из Царицына, где советывалось нам бросить все и двигаться на север, для соединения с северными войсками. Вскоре был получен и соответствующий приказ. Мы решили было занять позицию по реке Белой, но, получив этот приказ, видели, что никакое движение на север, при наличии такого фронта, как у нас невозможно. Войска отошли до реки Лабы и заняли позицию по правому берегу, затем по левому берегу Кубани, переходя от ст. Овечка на правый берег, и далее по высотам к северу от Невинномысской, загибая правый фланг на север. Главный штаб двигался колесным порядком через аулы Понежукай, Джиджихаб на Некрасовскую, Воздвиженскую, Петропавловскую. Сорокин ехал верхом, в сопровождении адъютантов, конвойной сотни и конных сотен крестьянского полка. Я находился здесь же, а мой помощник с канцелярией ехал на подводах по другому маршруту. Связь с войсками мы потеряли, и возобновили ее только начиная с Некрасовской, где стояли несколько дней.
Сорокин вообще любил парад. Во всех станицах он выезжал во главе сотен, оркестр неизменно находился при нем. Кроме того, комендант штаба где-то добыл ящик шампанского и пока оно не иссякло, редкий день бывали трезвы в штабе. В Петропавловской, - родной станице Сорокина, мы стояли несколько дней. Благодаря телеграфу, мы смогли связаться уже со всеми частями и ЦИК, который часть своих членов уже командировал в Армавир, где они и работали».
Преследование главной колонны Ивана Лукича Сорокина, отступавшей через Усть-Лабу на восток, было поручено генералу Ивану Георгиевичу Эрдели. 2 августа он попытался переправиться через Кубань у Усть-Лабы, но из-за плохой технической подготовки переправа сорвалась: передовые части дивизии, успевшие перейти на левый берег, были сброшены большевиками в воду и понесли большие потери. Эрдели отказался от форсирования реки и, потеряв целую неделю, кружным путем через Екатеринодар к 28 августу вышел левым берегом Кубани к реке Белой, где столкнулся с авангардом бывшего отряда Сорокина и Майкопской группы.

Кандидат исторических наук
Эдуард Бурда

Иллюстрации:
1. Иван Лукич Сорокин.
2. Красноармейский отряд периода начала Гражданской войны на Юге России
3. Художник Ю.В. Волков. Бой.
Категория: Мои статьи | Добавил: mamay69 (14.06.2022)
Просмотров: 637 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar